Создание и эксплуатация «Тропы Хо Ши Мина» на начальном этапе военной интервенции США в Индокитае 1965-1967 гг. по мемуарам вьетнамских участников войны

Аннотация

Статья посвящена истории создания транспортной инфраструктуры материального обеспечения Народных Вооруженных сил Освобождения (НВСО) и Вьетнамской Народной Армии (ВНА) «Тропы Хо Ши Мина» в начальный период интервенции США в Индокитае 1964-1967 гг. Работа построена с привлечением мемуаров – переводов воспоминаний вьетнамских участников боевых действий в Южном Вьетнаме, бойцов и командиров ВНА. Указанные материалы размещены в монографиях американских и вьетнамских исследователей индокитайского конфликта 1960-1970-х гг. На протяжении вьетнамской войны главным критерием не только успешных действий, но и существования НВСО-ВНА было снабжение их оружием, боеприпасами, горючим. С этой целью в 1950-1960-х гг. в Южном Вьетнаме Лаосе, Камбодже была создана секретная разветвленная структура коммуникаций, складов, получившая наименование «Тропа Хо Ши Мина». По этой магистрали шел основной поток оружия, боеприпасов, продовольствия для НВСО-ВНА. На всех участках «Тропы Хо Ши Мина» располагались склады, автомастерские, заправочные станции, укрытия. Несмотря на масштабное противодействие частей специального назначения, ВВС США, в течение всего периода вьетнамской войны транспортное сообщение успешно функционировало. В данной статье рассмотрена история строительства и модернизации «Тропы Хо Ши Мина» на рубеже 1950-1960-х гг и в начальный период военной интервенции США в Индокитае 1965-1967 гг. Автор уделил внимание некоторым особенностям использования объектов этой магистрали в ходе вьетнамской войны. В статье рассмотрены проблемы переправки грузов различными способами: от пеших носильщиков до автотранспорта. Особое внимание уделено автором анализу условий жизни и работы строителей «Тропы Хо Ши Мина». Вьетнамские военные и рабочие страдали от недоедания, болезней, но выполняли работы. Автор пришел к выводу, что во время американской агрессии во Вьетнаме НВСО-ВНА построили и эффективно эксплуатировали секретную разветвленную транспортную инфраструктуру.

Ключевые слова и фразы: вьетнамская война, «Тропа Хо Ши Мина», транспортная коммуникация, ДРВ, Южный Вьетнам, Народные Вооруженные силы Освобождения (НВСО), Вьетнамская Народная Армия (ВНА).

Annotation

Establishment and operation of the «Ho Shi Mina Trail» at the initial stage of the us military intervention in Indochina 1965-1967. on the memoirs of Vietnam War participants.

The article devoted to the history of the creation and modernization of the transport infrastructure of material support People’s Liberation Armed Forces (PLAF) and People’s Army of Vietnam (PAVN) at the turn of the 1950–1960s and during initial period of the United States intervention in Indochina 1964–1967. The work is built with the assistance of a memoir – translations memories combatants in Indochina, soldiers and commanders of Army of United States America and the People’s Liberation Armed Forces (PLAF). The materials housed in the monographs of American and Vietnam researchers of the Indochina conflict, 1960–1970-s. During Vietnam war the main criterion not only for successful actions, but also for existence PLAF-PAVN was the supply of weapons, ammunition, fuel. For this purpose in 1959-1967 in Vietnam, Laos and Cambodia was ramified secret structure of communications, warehouses was created, which received the name “Ho Chi Minh Trail”. The main flow of weapons, ammunition, food for PLAF went along this highway. In all areas “Ho Chi Minh Trail” were situated stocks, auto repair shops, gas stations, shelters. Despite large-scale opposition from special forces, U.S. Air Force, during Vietnam war transport links of “Trail” were functioning successfully.The author paid attention to some features of use of facilities of this highway during Vietnam war. The article deals with the problems of transporting goods in various ways — from foot porters to vehicles. Special attention is paid by the author to the analysis of the living and working conditions of builders of “Ho Chi Minh Trail”. The Vietnamese combatants and workers suffered from malnutrition and disease, but successfully completed the works. The author concluded, that during American aggression in Vietnam PLAF-PAVN built and effectively operated secret extensive transport infrastructure.

Key words and phrases: Vietnam war, “Ho Chi Minh Trail”, transport communication, DRV, South Vietnam, People’s Liberation Armed Forces (PLAF), People’s Army of Vietnam (PAVN).

О публикации

Авторы:
УДК 94(597)+325.8
DOI 10.24888/2410-4205-2020-25-4-145-155
11 декабря года в
14

Одним из основных условий победы в вооруженном конфликте является полноценное материально-техническое обеспечение армии. Это особенно актуально во время ведения войны партизанскими методами, т.к. партизанские отряды не в состоянии опираться на традиционную систему снабжения. Различные приемы обеспечения формирований, действующих в тылу противника, всем необходимым известны с времен античности.

История войн второй половины XX – начала XXI вв. отчетливо продемонстрировала важность надежной инфраструктуры материального обеспечения, как основного фактора эффективности партизанского движения. В ходе Второй мировой войны единственным надежным средством доставки всего необходимого антифашистским отрядам в СССР, Польше, Югославии, Греции, Франции была транспортная авиация. Подобная ситуация объяснялась не только значительной удаленностью районов оперирования партизанских формирований от основных театров военных действий, но и отсутствием других каналов снабжения.

В период колониальной войны в Алжире 1954-1962 гг. отрядам повстанцев все необходимое доставляли караваны, использовавшие тайные коммуникации в глубинной Сахаре. Часть грузов транспортировалась контрабандными путями по Средиземному морю. Как правило, оружие перевозилось из Марокко и Туниса, получивших независимость в 1953–1956 гг., накапливалось в тайных хранилищах, откуда небольшими партиями переправлялось непосредственно в партизанские отряды.

Разветвленная инфраструктура снабжения оппозиционных сил была создана в период войны в Афганистане в 1979-1989 гг. Первоначально оружие отрядам моджахедов доставлялось из Пакистана, Ирана и Китая по традиционным торговым путям. Транспортировка осуществлялась беспрепятственно, т.к. южные границы Афганистана, практически, не охранялись. Используя сложный рельеф местности (пустыни Регистан и Дашти-Марго) караваны перевозили грузы, не подвергаясь досмотру. Особенность этого процесса заключалась в том, что в пустыне не было конкретных маршрутов, а существовали только направления, по которым следовали конвои. В этих условиях определить вероятный путь продвижения транспорта было очень сложно. Одним из основных критериев заинтересованности поставщиков были высокие гонорары за доставку груза.

В качестве основных средств доставки, наряду с гужевым, нередко использовался автотранспорт. Например, в районе Шарджоя, Фарахруда и др. торговые пути позволяли перевозить оружие не на вьючных животных, а на автомобилях высокой проходимости («Лендровер», «Тойота», «Семург»). Отсутствие опасности позволяло оппозиции использовать даже большегрузные трейлеры «Мерседес». Даже с началом активной фазы боевых действий моджахеды не сразу изменили свою тактику, т.к. технические характеристики машин позволяли на высокой скорости пройти наиболее опасные участки от границы до пункта разгрузки всего за несколько часов. Нередко в качестве коммуникаций использовались высохшие русла рек, подземные туннели.

Основные промежуточные места снабжения находились на караванных путях вблизи границ с Пакистаном, Ираном (некоторые и в глубине территории ДРА): Кокари-Шушари, Васатичигнай, Льямархауза, Ангуркот, Ходжамульк, Мианпушта, Анандара, Шагали, Тангисейдан. На этих объектах проводилась перегрузка оружия на транспорт оппозиции; можно было длительное время хранить все необходимое. Крупные перевалочные базы (Джавара, Шинарай, Рабати-Джали, Марульград) одновременно были и базовыми районами. Здесь располагались командные пункты; авторемонтные и ружейные мастерские; патронный завод; госпиталь; учебный и пропагандистский центр; тюрьмы.

В период Первой и Второй чеченских войн бандформирования сепаратистов получали оружие, снаряжение, боеприпасы из самых различных источников: от криминальных сделок до конвоев гуманитарной помощи. Существовали и постоянные транспортные системы, проложенные из сопредельных стран – Грузии и Азербайджана. В частности, в верхней части Аргунского ущелья была построена высокогорная дорога Итум-Кали – Шатили. По этой коммуникации длительное время осуществлялось снабжение чеченских боевиков всем необходимым.

Одним из крупных вооруженных конфликтов второй половины XX в., в ходе которого была создана одна из самых разветвленных и эффективных инфраструктур снабжения партизанского движения стала война во Вьетнаме 1960-1975 гг.

Деколонизация Индокитая в 1954 г. привела к образованию враждебных государств – социалистической Демократической Республики Вьетнам (ДРВ, Северный Вьетнам) и Республики Вьетнам (Южный Вьетнам), власть в которой была захвачена проамериканским режимом Нго Динь Дьема. После завершения колониальной войны 1946-1954 гг. партизанская инфраструктура на Юге была ликвидирована. В результате репрессий сайгонских властей левая оппозиция понесла серьезный урон. В 1958 г. в подпольных организациях и повстанческих отрядах насчитывалось 3 тыс. чел. [12, p.63]

В сентябре 1960 г. на III съезде Партии трудящихся Вьетнама (ПТВ), была принята новая стратегия в отношении Юга, а именно: свержение режима Нго Динь Дьема, объединение страны. В соответствии с решениями форума, 20 декабря 1960 г. в Таньлапе (пров. Тайнинь) состоялся Учредительный съезд Национального Фронта Освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ). Следовательно, на рубеже 1950–1960-х гг. в Южном Вьетнаме начался процесс возрождения леворадикальной оппозиции. В феврале 1961 г. отряды Фронта были объединены в Народные Вооруженные силы Освобождения (НВСО) [7, p.435]. Их создание поставили перед Ханоем важную стратегическую задачу — материальное обеспечение этого объединения.

В этой связи, наиболее актуальной была проблема создания боеспособных НВСО. Оснащение оружием партизан Юга в конце 1950-х гг., осуществлялось из следующих источников:

– захват или покупка оружия у полицейских и военных;
– приобретение оружия на «черном рынке»;
– доставка оружия в Южный Вьетнам через контрабандные каналы.

Однако эти каналы были крайне ненадежны и не могли обеспечить НВСО всем необходимым. Во-первых, данные сделки зависели от финансовых средств, а НФОЮВ не располагал необходимым объемом денег. Во-вторых, каналы снабжения не носили систематический характер. В-третьих, даже в случае аккумуляции крупных объемов вооружения повстанцы неизбежно сталкивались с проблемой обеспечения боеприпасами. В 1940-1950-е гг. в Южном Вьетнаме скопилось немало образцов стрелкового оружия иностранного производства [13, p.20-23]. Однако запасы патронов к ним были были ничтожно малы. В-четвертых, отсутствие надежной системы снабжения резко снижало боеспособность НВСО. В-пятых, все данные источники добычи оружия могли оказаться под контролем спецслужб Сайгона. В этих условиях организация широкой вооруженной борьбы на Юге была невозможна.

Следовательно, материальное обеспечение НВСО должно было включать следующие элементы:

– бесперебойное снабжение всем необходимым;
– унификация вооружения, снаряжения, средств связи;
– создание постоянной и эффективной транспортной системы;
– эксплуатация, эвакуация, ремонт вооружения.

В марте 1959 г., т.е. еще до создания НФОЮВ, на закрытом совещании руководства ДРВ с участием президента Хо Ши Мина обсуждалась проблема объединения страны. В итоге, ЦК ПТВ принял декрет № 15 – решение о создании секретной транспортной коммуникации, которая должна была обеспечить доставку коммунистам Южного Вьетнама всего необходимого. Свое решение Ханой оправдывал тем основанием, что США, нарушая Женевские соглашения 1954 г., оказывали широкую военную помощь Сайгону. В качестве основного района дислокации будущей транспортной инфраструктуры был избран хребет Чыонгшон – горная цепь, протянувшаяся через территорию ДРВ, Южного Вьетнама, Лаоса и северо-восток Камбоджи.

В мае 1959 г. в составе Вьетнамской Народной Армии ДРВ (ВНА) была сформирована 559-я транспортная группа, которую возглавил полковник Во Бам. Ее ядром стал 301-й батальон, насчитывавший 500-600 чел. [15, p.227]. Все бойцы и командиры были добровольцами. Первоочередной целью подразделения стало изучение районов предполагаемого строительства дорог. Ближайшей задачей батальона являлась топографическая разведка. Для этого было организовано несколько специальных групп, отправленных в западные районы Южного Вьетнама. Разведчики имели инструкцию «избегать контактов с людьми, быть вне поля зрения противника и сохранять абсолютную секретность миссии» [4, p.46]. Участник одной из таких экспедиций вспоминал:

«Весной (1959 г.) группа разведчиков, состоявшая из двух офицеров и трех бойцов выдвинулась из лесного массива Кхе Хо к подножью горного хребта Чыонг Шон, расположенного севернее 17-й параллели. Их проводником был представитель горного племени Ван Виеу, вооруженный мачете и луком с бамбуковыми стрелами. Шесть человек разбились на две маленькие группы и прорубали путь на юг сквозь заросли…Проводник вывел их на северный берег реки Бенхай (река, которая была демаркационной линией, разделявшей Север и Юг Вьетнама) а потом повел их дальше на юг» [15, p.228-229].

Разведчики заложили секретную базу в западной части южновьетнамской провинции Тхыатхиен. Они также определили будущие маршруты движения, ориентиры, предполагаемые места стоянок, переправ. По их возвращении в ДРВ на Юг отправилась первая группа носильщиков с грузами для партизан.

В августе 1959 г. южновьетнамские коммунисты получили первую партию оружия. Ее вес не превышал 280 кг., но эта цифра стремительно росла [15, p.230]. Отряды носильщиков выходили каждый день. Обычно их численность колебалась от 50 до 100 чел. На Юг также стали прибывать добровольцы в НВСО. Таким образом, в период с июля 1959 г. до декабря 1960 г. 301-й батальон доставил из ДРВ в провинцию Куангнгай 21 тыс. единиц оружия, сотни тонн продовольствия, медикаментов; переправил 2000 бойцов [4, p.48-49]. В обратном направлении на Север прибывали беженцы, раненые.

Учитывая важность поставок оружия, 559-я группа часто проходила реорганизацию. В конце 1959 г. в ее состав были включены 70-й и 71-й транспортные полки ВНА. Учитывая, что предстояли строительные работы в горах Чыонгшон, группу развернули в корпус. Его численность постоянно росла. В 1962 г. она достигла 6 тыс. чел., в 1963 г. – 24400 чел. [7, p.387].

Главной задачей 559-го корпуса оставалась прокладка коммуникаций из ДРВ в Южный Вьетнам. Первоначально, она представляла систему троп в горах и джунглях, речных переправ. Эта инфраструктура получила наименование «Тропа Чыонгшон», но более широко она известна, как «Тропа Хо Ши Мина». Ее создание облегчалось тем, что восточные лаосские провинции Самнеа и Фонгсали, контролировались коммунистическим Патриотическим Фронтом Лаоса [5, p.113-114].

Доставка оружия, снаряжения, продовольствия была чрезвычайно сложным процессом. На территории ДРВ грузы перевозились автомобилями в г. Винь, расположенный на границе с восточным Лаосом [7, p.433]. Далее транспортировка осуществлялась отрядами носильщиков, велосипедистов; на ряде маршрутов – дрессированными слонами. Весь путь из ДРВ на Юг был разделен на участки. Носильщики и велосипедисты доставляли груз до определенного промежуточного пункта и возвращались в точку начала своего маршрута, ожидая новую партию оружия, боеприпасов и т.д.

Расстояние между исходным и конечным пунктом маршрута составляло 120 км. Этот путь носильщик или велосипедист должен был преодолеть за две ночи. Передвижение в дневное время исключалось. Для организации питания и отдыха на дорогах были оборудованы кухни. Как правило, носильщики получали сухой паек (усиленная норма риса, бисквиты, сахар, сухое молоко). Носильщику, выполнявшему задачу в течение ночи, выдавался специальный диплом и пачка сигарет [4, p.80].

Обычная нагрузка для пешего носильщика колебалась от 25 кг.[7, p.433] Средняя норма для велосипедиста составляла 250–350 кг. Однако бойцы по собственной инициативе часто ее увеличивали. Например, Нгуен Вьет Синь, каждый раз выходя на маршрут, наращивал нагрузку на 45-50 кг. За четыре года войны он перевыполнил норму перевозок на 55 т. [15, p.246]. В 1964 г. боец Нгуен Дьеу установил рекорд, доставив по назначению груз общим весом 420 кг.[15, p.246].

В 1961-1967 гг. НВСО-ВНА имели стрелковое и тяжелое вооружение, вес которого допускал переносить его в разобранном виде, а также транспортировку на велосипедах. Тем не менее, труд нескольких тысяч носильщиков и велосипедистов не позволял полностью удовлетворять потребности южновьетнамских партизан. В этой связи, в июле 1959 г. была сформирована 759-я транспортная группа. В ее задачи входила доставка морским и речным путями грузов, необходимых для НВСО. Перевозки шли двумя путями: по рукавам и каналам Меконга из Камбоджи и вдоль побережья Тонкинского залива из ДРВ [12, p.69]. В период 1959-1964 гг. 70 % грузов в Южный Вьетнам доставлены 759-й группой [9, p.17].

В 1964 г. ВМС ДРВ переправили на Юг 3600 т. оружия, что в три раза превышало объем, поставленный в 1962-1963 гг.[10, p.362]. По свидетельству командующего НВСО 8-й военной зоны в 1961-1975 гг. Ле Куок Cона, инфильтрация из ДРВ «была важнейшим нашим источником оружия и боеприпасов и имела решающее значение для ведения войны» [11, p.300].

Это положение объяснялось низкой пропускной способностью «Тропы Хо Ши Мина», которая находилась в стадии строительства [9, p.29]. По определению генерал-лейтенанта ВНА Донг Сай Нгуена, в 1961-1965 гг. магистраль переживала период «активной профилактики» [3, p.7]. Однако поставки грузов на Юг продолжались. Параллельно с этим, части 559-го корпуса расширяли тропы в джунглях, оборудовали склоны гор для прохода людей и транспорта. Все работы осуществлялись, в основном, вручную.

В этот же период по «Тропе Хо Ши Мина» осуществлялась переброска резервов для НВСО. В первую очередь, при комплектовании этих отрядов предпочтение отдавалось уроженцам Юга. Подавляющее большинство из них переехало на Север после разделения Вьетнама в 1954 г. Во второй очереди в эти части призывали членов ПТВ. В 1963 г. в Южный Вьетнам было отправлено от 3 до 12 тыс. бойцов ВНА [9, p.29].

К 1964 г. общая протяженность «Тропы» составляла 2000 км. Ханой настаивал, что она должна пройти перестройку и стать современной инфраструктурой. Полковник ВНА Бай (Буй) Тин подчеркивал: «Мы не станем долго таскать припасы на Юг на своих спинах и плечах подобно муравьям в муравейнике» [6, p.348]. С этой целью, усиливалось техническое оснащение 559-го корпуса. В 1959 г. он имел 1000 велосипедов. В 1963 г. в состав соединения вошли 6 автобатальонов, зенитные и саперные части [7, p.387].

По мере модернизации и расширения ряда участков «Тропы» часть грузов стала перевозиться на автомобилях. Как правило, из нескольких десятков машин формировались конвои. Первоначально это были устаревшие советские ГАЗ-51, ЗИС-150 и их китайские аналоги. В начале 1960-х гг. в ДРВ стали поступать более грузоподъемные ГАЗ-53, ЗИЛ-130, ЗИЛ-157 [13, p.21]. Проводилась модернизация промежуточных баз, коммуникаций; активизировалось строительство пунктов управления, связи, заправки, а также госпиталей, укрытий. Каждый участок инфраструктуры имел собственную нумерацию: № 1, 4, 8, 9, 12, 13,14, 15, 16, 18, 19, 20, 23, 45, 46, 101, 102, 103, 105, 107, 110, 121, 131, 165, 194, 547, 911, 912, 922 [7, p.235].

Состояние коммуникаций и задачи по их эксплуатации серьезно разнились. Многое зависело от природных условий, пропускной способности. Важное значение имели и возможности противника. Например, дорога № 20, получившая наименование «Quyet Thang», фактически, состояла из четырех коммуникаций. Каждая имела свой индекс – А, В, С и К. Это был один из самых эффективных объектов «Тропы», т.к. все четыре участка круглосуточно были проходимы для автомашин. Это было важно в период проведения НВСО-ВНА крупных боевых операций. Исключение составляла только дорога К. Она располагалась в густом лесном массиве, и передвижение по ней могло осуществляться только в дневное время [4, p.50-51].

Тем не менее, решение главной задачи представлялось весьма сложным. Природные условия Индокитая исключали возможность создания эффективной транспортной сети даже в районах, где не велось боевых действий. Вследствие того, что техника передвигалась по одним и тем же дорогам, они быстро разрушались. В сезон дождей многие участки «Тропы» становились непроходимыми для любого вида транспорта. В этой связи, создание дорог, имеющих высокую пропускную способность, имело стратегическое значение.

В 1965 г. в ДРВ с целью ускорения введения в эксплуатацию объектов «Тропы Хо Ши Мина» был сформирован Добровольческий Молодежный корпус. Средний возраст бойцов — 16-18 лет. Личный состав корпуса обычно комплектовался из допризывников и девушек. В течение нескольких лет добровольцы в тяжелых природных условиях выполняли огромный объем работ. Им пришлось, в буквальном смысле, прорубать дороги в джунглях, наводить переправы. Строители жили в хижинах, землянках; в горах – в пещерах и гротах. Их противником стал влажный и жаркий климат, полчища насекомых, ядовитые змеи, хищные животные.

Боец корпуса Во Тхи Винь свидетельствовала: «Прорубание дорог было сверхчеловеческой задачей. Нашими орудиями были только кирки, лопаты и пилы. Когда деревья были слишком толстыми, мы подрывали их динамитом. Для того чтобы откатить сваленное дерево требовалось 20 человек. Мы также засыпали камнями горные реки, чтобы сохранить тропы от затопления. Время от времени нам постоянно приходилось работать в воде. Во время сезона дождей высохнуть было невозможно. Много времени нам приходилось работать только по ночам, потому что, когда проходили солдаты и техника мы были готовы оказать им помощь» [1, p.103-104].

Боец Добровольческого корпуса Нгуен Тхи Ким Чай вспоминала: «Я была отправлена на Чыонг Шон, чтобы строить три новых дороги – № 15, № 21 и № 22. Это был мой вклад в войне против американцев. Мы работали в провинции Куангбинь — ворота Чыонгшон…» [1, p.105-106].

Осенью 1964 г. на Юг начали нелегально переправляться части ВНА. Первым крупным подразделением, прибывшим на Юг был полк 325-й дивизии [6, p.325]. Перед отправкой личный состав проходил двухмесячный курс интенсивной подготовки. Он включал марши в горах и джунглях, занятия по ориентированию, маскировке. Непременными условиями занятий были тяжелые лишения и скудный паек. Цель тренировок заключалась в том, чтобы подготовить бойцов к движению по «Тропе Хо Ши Мина».

Врач Ле Као Дай в 1965-1973 гг. служил хирургом в госпиталях № 108 и 201 на «Тропе Хо Ши Мина». По его свидетельству, распространенный лозунг в учебном лагере был: «Ходить без скрипа, готовить пищу без дыма, разговаривать без шума, кашлять без звука» [8, p.19]. Новичков обучали, как себя вести не только во время движения на «Тропе», но и на стоянках. Ле Као Дай вспоминал: «Наиболее ценным казался совет — нести с собой две дюжины велосипедных спиц. Их втыкали в землю и фиксировали одеяло. Это помогало быстро создавать надежное укрытие над гамаком в лесу» [8, p.29].

Однако рекомендации не всегда оказывались полезными: «Несколько месяцев спустя, когда мы находились на Центральном плато, мы достали велосипедные спицы и рассмеялись. Во время марша никто из нас ни разу ими не воспользовался, чтобы закрепить одеяло. В лесах Чыонгшон была густая растительность. Здесь не было недостатка в ветвях и корнях, чтобы зафиксировать одеяло» [8, p.30].

Несмотря на то, что в течение нескольких лет тысячи людей прошли по «Тропе» из ДРВ в Южный Вьетнам, существование коммуникации сохранялось в тайне. Сайгон подозревал о наличии системы снабжения по следующим причинам. Во-первых, появление у НВСО современного вооружения. Во-вторых, очевидным было то обстоятельство, что оружие не могло быть в таком объеме доставлено морским путем из ДРВ на Юг. Однако к 1964 г. южновьетнамские власти не располагали информацией о районах расположения «Тропы». Правительственные войска предприняли ряд поисковых операций в горных районах, но потерпели неудачу. Командование ВНА элементарно временно прекратило доставку оружия.

В меморандуме «Обстановка во Вьетнаме» от 21 декабря 1963 г. министр обороны Р. Макнамара сообщал вице-президенту Л.Б. Джонсону о «продолжении инфильтрации в Южный Вьетнам боевиков и снаряжения из Северного Вьетнама с использованием: коридоров по суше через Лаос и Камбоджу, водных путей по Меконгу из Камбоджи, пути через море и через горло дельты Меконга» [2, p.19]. Следовательно, американские военные также не располагали точной информацией о «Тропе Хо Ши Мина».

В середине 1965 г. на пополнение и оснащение НВСО каждый месяц из ДРВ поступало 5 тыс. чел. и 400 тонн грузов [12, p.154]. Ханою не удалось скрытно осуществлять переброску войск на Юг. В своем докладе для подкомитета по обороне Сената США от 4 августа 1965 г. министр обороны Р. Макнамара сообщал: «В настоящее время оружие, переправленное в Южный Вьетнам, произведено в СССР и коммунистическом Китае. Его объем столь внушительный, что все главные силы коммунистов могли быть переоснащены…Основная часть бойцов (10 тыс. чел.), прибывших за последние 18 месяцев на Юг, были северовьетнамцами» [4, p.66-67].

Тем не менее, серьезные проблемы снабжения НВСО-ВНА сохранялись. Это объяснялось рядом причин. Во-первых, значительная часть имевшегося у партизан вооружения пришла в негодность. Увеличение численности НВСО за счет притока добровольцев; прибытие частей ВНА требовали постоянного расширения материальной базы. Личный состав южновьетнамских отрядов остро нуждался в вооружении, боеприпасах, медикаментах. Северовьетнамцы имели личное оружие, но не имели возможности создавать его запасы.

Во-вторых, эскалация вторжения США в Южном Вьетнаме в 1965–1966 гг. еще более обострила проблему материального обеспечения НВСО-ВНА. В ходе поисковых операций американо-сайгонские войска наносили урон системе снабжения врага; уничтожали или захватывали партизанские базы. Отряды НВСО-ВНА, избегая крупных боев, стремились рассредоточиться и мелкими группами уйти от преследования. В этих условиях сохранить склады со всеми видами довольствия было невозможно.

В-третьих, партизанская тактика требовала массированного применения огневой мощи. Как правило, бои НВСО-ВНА с противником были непродолжительными. При отходе партизаны широко использовали автоматическое оружие, позже — минометы, безоткатные орудия, переносные ракетные комплексы. Это приводило к значительному расходу боеприпасов. Кроме того, широкое применение войсками США бронетехники и авиации требовало оснащение НВСО-ВНА зенитными и противотанковыми средствами.

Одним из тактических приемов партизан традиционно, считались диверсии. Основными объектами саперов были вражеские коммуникации, транспорт, склады боеприпасов и горючего. Бойцы НВСО-ВНА применяли мины для защиты своих баз. Эти действия требовали крупных поставок взрывчатки и мин.

Весной 1965 г. с началом военной интервенции США в Индокитае борьба по уничтожению объектов «Тропы» активизировалась. Американская авиация, используя современные технологии аэрофотосъемки, определила дислокацию системы снабжения НВСО-ВНА. По «Тропе Хо Ши Мина» и ДРВ наносили удары ВВС Соединенных Штатов. На дорогах действовали наемные отряды диверсантов из представителей горных племен. Обученные американскими советниками, они представляли серьезную угрозу для объектов «Тропы». Благодаря горцам, ВВС США получали точные сведения о характере и объеме вражеских перевозок [5, p.172].

Командир 471-й «транспортной» дивизии ВНА полковник Хо Минь Чай вспоминал: «В 1965 г. по «Тропе» наносили сильные удары ВВС США. Нас довольно часто навещали американские бомбардировщики… в этот период мы несли очень большие потери» [15, p.232]. Активность американской авиации возрастала по мере роста интенсивности работы коммуникации. По свидетельству Хо Минь Чая, в 1965-1966 гг. только 40 % грузов было доставлено по назначению. К 1967 г. этот объем сократился до 20 % [15, p.232].

Одной из задач Добровольческого молодежного корпуса стало обезвреживание неразорвавшихся боеприпасов. Во Тхи Винь вспоминала: «После налета мы обнаружили большую неразорвавшуюся бомбу в маленькой речки, недалеко от моста. Так как была опасность, что при проезде транспорта через мост она могла сдетонировать, командир предложил отобрать отряд «желающих умереть», чтобы разрядить бомбу … Единственный безопасный путь обезвредить бомбу — взорвать ее, хотя это могло привести к уничтожению фрагмента моста. Но мы выбрали – взорвать бомбу, а потом восстановить мост до ночного прохода техники» [1, p.104].

В 1965 г. командование ВНА сформировало подразделение «Группа 565», которое обеспечивало безопасность «Тропы». Для этого была создана система опорных постов, позиций ПВО [4, p.63]. Магистраль разделили на участки — военные станции («binh trams»). Как правило, протяженность каждого участка составляла 150–200 км. Небольшая разница в расстоянии могла объясняться только природными факторами. Каждую станцию возглавлял офицер в звании майора или подполковника, подчиненный непосредственно командованию 559-го корпуса. В круг обязанностей начальника «binh trams» входило:

– поддержание высокого уровня инженерного состояния участка;
– исправное состояние техники, инструмента вооружения;
– боевая подготовка, питание, медицинское обслуживание;
– обеспечение защиты от бомбардировок, действий диверсантов.

Для обеспечения функционирования транспортных путей на всем протяжении «Тропы» строились промежуточные пункты, госпитали, склады, переправы, автостоянки, колодцы. Особое значение имело оборудование укрытий и убежищ. Наиболее крупным объектом была пещера Ча Ло. Она располагалась на западе Куангбинь, в непосредственной близости от границы с Лаосом. Ча Ло представляла собой не обычное укрытие для грузов и людей.

Вьетнамский журналист Нгуен Синь, проживший месяц в Ча Ло, вспоминал: «В непосредственной близости находились остатки старой автомобильной дороги, построенной немцами после Первой мировой войны в качестве компенсации французам, но которая полностью разрушилась после Второй мировой войны. Дорога (Дорога № 12) была отремонтирована в 1953 г., но ее нерегулярно эксплуатировали до 1965 г., когда она была превращена в участок «Тропы». Сама пещера была столь высокой, что мне пришлось потратить два часа, чтобы взобраться на вершину горы, где она располагалась. Пещера была способна вместить тысячи людей. Ее площадь превышала несколько сотен квадратных метров. Она была столь объемной, что мы называли ее «опера хаус». Это было безопасное место, абсолютно недосягаемое для бомб, сбрасываемых американскими самолетами. Некоторые инновации внутри пещеры были сделаны нашими армейскими инженерами, применившими динамит. Керосиновые лампы обеспечивали освещение. Хотя мы имели генераторы, но они использовались только в особых случаях. Например, если устраивали театральное представление» [15, p.243-244].

На всем протяжении вьетнамской войны острой проблемой являлось обеспечение ВНА-НВСО продовольствием. Особенно тяжелая ситуация сложилась в 559-м корпусе, считавшимся тыловым. Личный состав страдал от истощения, авитаминоза; голодные обмороки были нормой. По свидетельству Ле Као Дая, суточный паек бойца составлял только 450 гр. риса [8, p.342]. В реальности, он был еще меньше. Пополнить рацион за счет охоты, огородов было сложно, т.к. бригады добровольцев нередко меняли место дислокации.

Организовать меновую торговлю в поселках горных племен было почти невозможно. Во-первых, горцы сами испытывали острую нужду в продовольствии. Во-вторых, ряд общин активно сотрудничал с американскими спецслужбами. Увеличение численности 559-го корпуса усугубляло ситуацию с питанием и, в конечном счете, ставило под угрозу модернизацию «Тропы».

Боец Во Тхи Винь утверждала: «Обычно мы спали с половины восьмого до одиннадцати утра. Потом мы завтракали и проходили обучение. После этого с половины четвертого мы спали. Обед был в пять часов. Конечно, если возникала непредвиденная ситуация, мы трудились днем и ночью. Если бы «Тропа» была заблокирована хотя бы на час, возникала страшная пробка, а это было приглашением для американских бомбардировщиков» [1, p.104].

Генерал-майор ВНА Фан Лыонг Чук, находившийся на «Тропе» пять месяцев в 1964 г., описывал этот период, как «как самое трудное время в моей жизни» [13, p.232]. В первую очередь, это относилось к вопросу питания. По его свидетельству, на все время движения из ДРВ на Юг бойцы получали только 10 кг риса [13, p.232]. Фан Лыонг Чук вспоминал: «Когда я шел по «Тропе», то нес продовольствие с собой. Тем не менее, это всегда было особенной проблемой. Мы ели дикие овощи; мясо диких животных, с которыми случайно встречались…включая слонов, питонов, тигров, оленей, лис…Иногда мы добывали в горных деревнях немного кукурузы и тапиоки» [15, p.233].

Другой серьезной проблемой для 559-го корпуса стала сложная эпидемиологическая обстановка на объектах «Тропы». Многие бойцы перенесли заболевание малярией, дизентерией, тропической лихорадкой, бери-бери, энцефалитом. По данным спецслужб США, 15 % личного состава частей ВНА становились жертвами опасных болезней [7, p.433]. Тяжелая ситуация усугублялась плохим питанием, отсутствием медикаментов, врачей.

Нгуен Тхи Ким Чай вспоминала: «Почти каждый из нас переболел малярией, а некоторые умерли. Когда я заболела, мне сказали, что надо есть червей – прекрасное народное средство. Мне дали грязного черного червя. Но я себя чувствовала настолько обессиленной, что готова была сделать все и я съела его без брезгливости. Я не думаю, что это мне помогло. Многие из нас из-за малярии временно потеряли волосы… Я весила всего 37 кг. Некоторые девушки утратили способность иметь детей» [1, p.106].

В 1966 г. командование ВНА продолжало требовать улучшить работу «Тропы Хо Ши Мина». Постоянная Центральная Военная комиссия выпустила резолюцию № 063 от 8 сентября 1966 г., в которой подчеркивалось: «Линия 559 является самой решающей, самой стратегически значимой линией снабжения для Южного Вьетнама и наших друзей в настоящее время и в ближайшем будущем». [4, p.66]. Однако требовалось принятие кардинальных мер.

В конце декабря 1966 г. командующим 559-м корпусом стал генерал-лейтенант Донг Сай Нгуен. Инспекция, проведенная им, пришла к выводу, что строительство «Тропы» серьезно замедлилось, а на ряде объектов остановилось. Многие «binh trams» работали неудовлетворительно. Особо отмечалось, что «условия жизни бойцов и молодых добровольцев ужасны» [3, p.6-7]. В первую очередь, это означало, что транспортной системе необходим процесс постоянной и всесторонней технической модернизации.

С целью ускорения проведения работ, 559-й корпус получил небольшое количество строительной техники: бульдозеры, грейдеры. Принимались меры по улучшению питания и медицинского обслуживания личного состава [14, p.67]. В период март 1966 – март 1967 г. были построены новые объекты «Тропы» – шоссе № 49 и № 129, расположенные вдоль границ Южного Вьетнама с Лаосом и Камбоджей [4, p.54-56]. На дорогах создавались ремонтные мастерские, заправочные станции. Это позволило более широко использовать автомашины. Их применение требует более детального анализа.

Автотранспорт напряженно работал еще на территории ДРВ. Вследствие незначительного количества железных дорог техника доставлялась в войска своим ходом. Расстояние подвоза грузов для переправки на Юг также составляло несколько сотен километров. Следовательно, эксплуатация техники в условиях бездорожья, влажном и жарком климате приводила к ее скорому износу и выходу из строя.

Условия работы автотранспорта на «Тропе Хо Ши Мина» были намного сложнее. С учетом сложного рельефа и активности ВВС США разрабатывалось несколько вариантов маршрутов движения, чтобы избежать возникновения «пробки». Перед выходом автоколонн проводилась саперная разведка местности. Кроме того, осуществлялись противодиверсионные мероприятия. На многих участках конвоям приходилось преодолевать горные перевалы и серпантины, форсировать реки и заболоченные участки.

Индивидуальные места стоянки автомашин представляли собой капониры. Весьма эффективным стало строительство подземных гаражей бункерного типа. Обычно глубина таких убежищ составляла 4 м., перекрытий – 2 м. [15, p.245]. Однако эти укрытия не спасали от прямых попаданий. В горных районах для стоянок транспорта использовались пещеры, гроты. Некоторые из таких укрытий могли принять от 50 до 100 автомобилей [15, p.245].

Немалую сложность в условиях активности ВВС США и диверсионных групп врага представляло обслуживание и ремонт автотехники. Постоянный перечень работ включал: промывку фильтров, дозаправку смазкой, регулировку, чистку радиаторов, обслуживание аккумуляторных батарей. На капитальный ремонт автомобили отправлялись крайне редко. Вместо него в полевых мастерских проводились дополнительные средние ремонты. Они осуществлялись не по техническим нормам, а в меньшем объеме. В первую очередь, с целью восстановления запаса ресурса по основным агрегатам и узлам. Использовалась упрощенная технология, обеспечивающая быстрый ремонт машин. Это было обусловлено тяжелыми условиями эксплуатации техники, а также недостаточной подготовкой водителей. Во Вьетнаме советские автомобили продемонстрировали высокую надежность.

В 1966 г. командование 559-го корпуса принимало меры по ликвидации простоев автотранспорта. Были введены нормы по обслуживанию автомобилей на промежуточных пунктах. Например, погрузка машины грузоподъемностью 5 т. должна была занимать 35-40 мин., разгрузка – 25-30 мин. Аналогичные нормативы устанавливались для заправки и легкого ремонта [3, p.12].

Таким образом, к концу 1967 г. многие недостатки работы «Тропы Хо Ши Мина» были устранены. Это серьезно улучшило снабжение НВСО-ВНА, повысило боеспособность. В 1964 г. передислокация полка ВНА из ДРВ в Южный Вьетнам протекала в течение 6 месяцев. В 1966-1967 гг. этот срок сократился до 2 месяцев [4, p.65]. По оценке известного вьетнамского политика и военного Ха Ван Лау, общая протяженность «Тропы» составляла более 13 тыс. км. [10, p.238]. Это было особенно важно накануне масштабных наступательных действий, развернутых НВСО-ВНА зимой 1968 г.

Список литературы:

  1. Appy C.G. Vietnam. The Definitive Oral History, Told from All Sides. N.Y.: Viking, 2008. 574 p.
  2. Barrett D.M. Lyndon B. Johnson’s Vietnam Papers: a documentary collection. Texas A and M University Press, 1998. 869 p.
  3. Dong Si Nguyen. The Trans –Truong Son Route. Ha Noi: The Gioi Publishers, 2005. 338 p.
  4. Hoang Khoi. The Ho Chi Minh Trail. Ha Noi: The Gioi Publishers, 2001. 109 p.
  5. Hamilton-Merritt, J. Tragic Mountains: The Hmong, the Americans, and the Secret Wars for Laos, 1942-1992. Bloomington. Ind., 1993. 580 p.
  6. Karnow, S. Vietnam. A History. N.Y.: Pimlico, 1991. 768 p.
  7. Kutler, S. Encyclopedia of the Vietnam War. N.Y.: Simon and Schuster Macmillan, 1996. 711 p.
  8. Le Cao Dai. The Central Highlands. A North Vietnamese Journal of Life on the Ho Chi Minh Trail 1965-1973. Ha Noi.: The Gioi Publishers, 2004. 527 p.
  9. Lewy, G. America in Vietnam. N.Y.: Oxford University Press, 1978. 479 p.
  10. Maclear, M. Vietnam: The Ten Thousand Day War. A Thames Mandarin Paperback, 1991. 492 p.
  11. Moyar, M. Triumph Forsaken. The Vietnam War, 1954-1965. N.Y.: Cambridge University Press, 2006. 512 p.
  12. Olson, J.S. Roberts R. Where the Domino Fell. America and Vietnam 1945 to 1990. N.: St. Martin’s Press, 1991. 321 p.
  13. Rottman, G. L. Viet Cong Fighter. Oxford: Osprey Publishing Ltd., 2007. 64 p.
  14. Robbins, C. The Ravens. Pilots of the Secret War of Laos. Asia Books, 2001. 476 p.
  15. Zumwalt, J.G. Bare Feet, Iron Will. Stories from other’s Side of Vietnam’s Battlefields. Fortis Publication, 2010. 336 p.

References:

  1. Volzhsko-Donskoi Listok, 1885.
  2. Volzhsko-Donskoi Listok, 1890.