Героизм офицеров 7-ой пехотной дивизии русской императорской армии в кампании 1914 г. Подвиги и награды

Аннотация

Статья посвящена исследованию подвигов офицеров русской императорской армии в кампании 1914 г. и поощрению их различными боевыми наградами на примере частей 7-й пехотной дивизии. В постсоветское время вопросы изучения истории Первой мировой войны стали весьма актуальными. За последние годы вышло немало статей и монографий, посвященных тяжелым и неоднозначным событиям той далекой войны. В статье уделено внимание личностному подходу в изучении боевого пути офицеров отдельных частей русской императорской армии. Автор констатирует, что начало Первой мировой войны вызвало подъем патриотических чувств в российском обществе. Воодушевление царило и в рядах вооруженных сил империи и, прежде всего, в среде офицерского корпуса. Довольно успешное начало войны, особенно на юго-западном фронте, вселяло оптимизм и подталкивало к проявлению мужества и отваги, совершению героических поступков офицерами рассматриваемых нами воинских частей 7-й пехотной дивизии. Изучив полковые журналы боевых действий за 1914 г., приказы и высочайшие повеления о представлениях к различным наградам (особенно к ордену св. Георгия и Георгиевскому оружию), автор выявил достаточное количество фактов, подтверждающих не просто выполнение своего воинского долга, но именно проявление героического поведения офицерами частей 7-й пехотной дивизии. Выборка фактов из боевой истории 4-х пехотных полков и одной артиллерийской бригады позволила утверждать, что геройские настроения были сильно распространены в офицерской среде того времени, а возрождение в сознании людей имен конкретных героев той войны позволяет нам сохранять о них благодарную память.

Ключевые слова и фразы: офицерство, героизм, награды, армия, Первая мировая война.

Annotation

Heroism of officers of the 7th infantry division Russian Imperial army in the campaign of 1914 feats and awards.

The article is devoted to the study of the exploits of officers of the Russian Imperial army in the campaign of 1914 on the example of units of the 7th infantry division and their encouragement with various battle awards.The study of the history of the First world war became very relevant in the post-Soviet period. Many articles and monographs have been published on the difficult and ambiguous events of that distant war in recent years. The article focuses on the personal approach to the study of the combat path of officers of individual units of the Russian Imperial army.The author states that the beginning of the First world war caused the rise of Patriotic feelings in Russian society. Enthusiasm reigned in the ranks of the armed forces of the Empire and, above all, among the officer corps. The fairly successful start of the war, especially on the South-Western front, encouraged optimism and encouraged the officers of the military units of the 7th infantry division to show courage and bravery and perform heroic deeds.Studying the regimental logs of military operations for 1914, orders and the highest commands on representations to various awards (especially to the order of St. George and the George weapon), the author has revealed a sufficient number of facts confirming not just the performance of their military duty, but precisely the manifestation of heroic behavior by officers of the 7th infantry division.A sample of factors from the combat history of 4 infantry regiments and one artillery brigade allowed us to assert that the heroic mood was very common in the officer environment of that time, and the revival in the minds of people of the names of specific heroes of that war, allows us to preserve their grateful memory.

Key words and phrases: officers, heroism, awards, the army, the First world war.

О публикации

Авторы:
УДК 94(47).083
DOI 10.24888/2410-4205-2020-25-4-81-89
11 декабря года в
14

В принципе, природа героизма русских солдат и офицеров в годы Первой мировой войны получила широкое освещение в художественной литературе, военной журналистике, мемуарах участников и современников войны. В газетах и журналах возникли новые рубрики – «Война» (в большинстве изданий), «Военные известия» и другие. В них публиковались крупные статьи и корреспонденции, посвящавшиеся событиям и фактам военной истории. Журналы «Разведчик» и «Нива» широко освещали события с театра военных действий.

Намного меньше эта тема раскрывалась в работах историков. В распоряжении эмигрантских исследований оказались весьма ограниченные исторические источники, которые по большей части остались в Советской России. Один из основоположников изучения военно-психологической тематики Генерального штаба полковник Н.Н. Головин лишь в самом общем виде сформулировал мысль о том, что главным в изучении боя должно стать изучение деятельности и свойств человека как бойца [2]. В советской литературе преобладали высокопарные идеологизированные рассуждения о героизме в защите социалистического Отечества. Наиболее типичны в этом смысле ранние труды военного педагога и психолога генерала Д.В. Волкогонова [1].

В советской историографии было «не принято» писать о подвигах участников «империалистической» войны (именно в годы этой войны появился тезис В.И. Ленина о том, что у пролетариата нет своего отечества; из этого следовало, что до 1917 г. ему нечего было защищать). Книги типа «1 августа 1914 года» Н.Н. Яковлева были крайне редки и считались не совсем марксистскими [24].

В современной научной литературе вопросы героизма стали рассматриваться в первую очередь как социально-психологическое явление. Наиболее крупным исследованием такого типа считается монография В. В. Серебрянникова «Социология войны» [23]. Для нашей темы особенно важно учесть рассуждения автора о роли личности командира в достижении победы, о необходимости изучения эволюции боевой активности людей. Полагаем, что второй тезис особенно важен для исследования активности участников Первой мировой войны, которая менялась в связи с переменами в социально-политическом состоянии России.

Среди работ историков постсоветского времени наиболее ценны специальные исследования Е.С. Сенявской о психологии комбатанта [20-22]. Из работ этого автора мы, прежде всего, извлекли оценки поведения офицеров в годы Первой мировой войны: фактов самоубийственных лобовых атак кавалеристов против пулеметов и скорострельной артиллерии, лихого командования пехотных офицеров с обнаженными шашками, в полный рост шагавшими на врага; проявлений противоположных качеств участников боевых действий — героизма и трусости, самопожертвования и шкурничества, организованности и паники и т.д.

В принципе известно, что в российской военно-бюрократической традиции фиксация подвига и представление героя к награде были не всегда совпадавшими вещами. Нередки факты отсутствия награждения за отдельные подвиги, зафиксированные в полковых журналах, и, напротив, известны награждения за «невеликий» героизм, особенно военных начальников. Вот эта сторона военной истории очень мало изучена.

Мы учитывали, что журналы боевых действий заполнялись непосредственными участниками и свидетелями конкретных военных событий, практически ежедневно, как говорится, по горячим следам боев. Наградные листы и приказы о награждениях создавались намного дольше. Особенно долго готовились документы на награждение орденом Св. Георгия. Как показывают некоторые выявленные нами факты, порой такие документы в окончательном виде появлялись через 1-2 года после совершения подвига.

В источниковедческом контексте взглянем на часто цитируемые слова знаменитой певицы H.В. Плевицкой, которая в годы Первой мировой войны поступила санитаркой во фронтовой лазарет: «Лежит передо мной изувеченный неизвестный человек, и никаких чинов-орденов у него нет. Он, видишь ты, не герой, а свою жизнь отдает отечеству одинаково со всеми главнокомандующими и героями» [24, с.39]. Эта цитата в очередной раз должна напомнить историку о субъективности определения героизма. Формально героями оказались те, чьи подвиги отразились в полковых журналах, армейских донесениях и сводках, наградных листах и приказах. Поэтому мы оговариваемся, что можем изучать только те факты героизма, которые отразились в исторических источниках.

Мы постарались провести исследование вопроса путем сравнительного анализа журналов боевых действий конкретного полка, наградных листов и приказов о награждении офицеров 7-ой пехотной дивизии. В частности, интересны журналы 28-го пехотного Полоцкого полка, которые содержат описания боев на Юго-Западной фронте в Галиции.

Героизм офицеров частей 7-й пехотной дивизии в 1914 г., в частности, отразился в описаниях боев 28-го пехотного Полоцкого полка с 15 августа по 13 октября 1914 г.[7, лл.1-32].

В описании боя при деревне Гопке 15 августа 1914 г. отмечалось, что небольшая горсть австрийцев зашла, пользуясь лесом, во фланг и начала почти в упор стрелять по нашей артиллерии. Эта атака была отбита командиром батареи капитаном 7-й артбригады Радецким и подпоручиком 28-го полка Е.В. Кологривовым, которые личным примером увлекли за собой прикрытие, бросились в штыки и «совершенно всех уничтожили». При чем были убиты два австрийских офицера, один из них лично подпоручиком Кологривовым [7, л. 1об.].

Н.Н. Радецкий был представлен к ордену св. Георгия 4 ст. и был награжден им почти через 1,5 года [3, л. 1]. Подпоручик Евгений Кологривов, скорее всего, был награжден орденом св. Анны IV ст. с надписью за храбрость (т.к. это была его первая награда) только в январе 1915 г.[11, л. 59об].

В описании боя при деревне Пеняны 16 августа 1914 г. в полковом журнале говорится о решительных и мужественных действиях командира 1-го батальона капитана М.В. Юновича: ввиду характера местности и значительных сил противнику отчасти удалось войти в деревню, но действием огня наших пулеметов, 3-ей роты, и частью 2-ой роты, наступление от деревни было остановлено. Деревня запылала, и стало заметно, что противник вновь потянулся в восточном направлении на деревню Ратычев. Тогда капитан Юнович приказал 3-й роте отойти на высоту северо-западнее оврага между деревнями Пеняны и Ратычев, а 4-й роте войти в деревню Пеняны, занять ее и укрепиться на западной окраине деревни. Движение обеих рот было произведено одновременно с выдвижением на названную высоту рот 2-го батальона, посланного на усиление 1-го батальона [7, лл. 3-3 об.]. Капитан Юнович не успел стать кавалером наград, полученных в сражениях Первой мировой войны, поскольку уже через десять дней погиб в бою у деревни Тарноватка [9, л. 179].

В тот же день проявил героизм и штабс-капитан Л.А. Анисимов. После ранений капитана А.М. Корженицкого (скончался в тот же день) [8, л. 116] и штабс-капитана С.Е. Васильева, Анисимов принял командование на себя, перешел в наступление и под действием огня с постоянным прицелом наших цепей противник был выбит из занятых им окопов и стал отходить в направлении деревни Жерники. В этом бою помимо Анисимова особенно отличились подпоручики Петров Н.Д, Усенко Б.В. и Адамович К.А. [7, л. 3 об.].

В описании действий арьергарда 7-й пехотной дивизии 20-21 августа под деревней Теребин зафиксировано: «ввиду захвата противником переправы у Веркбовице и возникновения угрозы тылам правого фланга 28-го полка немедленно была выдвинута рота под начальством подпоручика Кологривова, которая выбила противника с переправ и сожгла мосты, обезопасив, таким образом, правы фланг полка» [7, л. 6]. В период описываемых событий особенно отличился «решительными организаторскими способностями» капитан штаба 5-го армейского корпуса, прикомандированный к 28-му полку, Н.П. Лесевицкий, за что приказом командира полка М.Е. Пржилуцкого был представлен к награждению орденом св. Владимира IV ст. с мечами и бантом [7, л. 7]. Награжден в марте 1915 г.

Этот факт особенно интересен тем, что он относится к штаб-офицеру, которых армейское общественное мнение обычно относило к сидевшим вдали от передовой.

В описании отбития обоза при деревне Линденау 31 августа 1914 г. вновь упоминается командир 1-го батальона штабс-капитан Л.А. Анисимов, который сначала провел грамотную разведку, лично выяснил у местных жителей количество и состав войск противника, а затем быстро выдвинулся по дороге из деревни Липовец в Линденау. Сам Анисимов пошел с передними дозорами, выйдя за гребень, он произвел рекогносцировку совместно с прапорщиком Савеловым – командиром 1-й роты. Анисимовым было приказано всем ротам рассыпаться в цепь, куда и выехали с двумя пулеметами. 1-й батальон быстро двинулся вперед, занял гребень и открыл частый огонь из ружей и пулеметов по кавалерии и артиллерии врага, которые служили прикрытием огромного обоза. Неожиданность такого огня так ошеломила противника, что сделав несколько выстрелов, враг в панике бежал за деревню. В это время по нему был открыт огонь из 2-х наших орудий, а потом всей батареей. Когда снаряды стали рваться вдали от деревни, 1-й батальон быстро двинулся вперед, но в деревне был обстрелян занявшими пехотинцами противника, которых огнем заставили сдаться. По занятию деревни в наши руки попало 6 скорострельных и одна мортира, совершенно годных орудий [7, л. 8].

В наградном листе с представлением Л. Анисимова к Ордену Св. Георгия IV-й ст. итоги боя были представлены более конкретно и весомо: взято 7 орудий, 56 пленных и 405 повозок [5, л. 88об.-89].

Такую же награду за это сражение получил и А. Савелов, который в наградном листе фигурировал уже как поручик. Награда нашла своего героя только в феврале 1917 г. [16, л. 449].

В описании командиром 28-го полка боевой рекогносцировки 15-го ноября и сражения у поселка Щерцова отмечалось, что противнику был нанесен большой урон, несмотря на численное превосходство. Были особенно отмечены геройские действия ротных командиров подпоручиков Льва Лосиевского и Степана Монастырева. Оба офицера фигурируют в списке награжденных орденом св. Анны III ст. от 27 апреля 1915 г.[13, л. 367].

В целом, в выявленных журналах 28-го полка представлены описания 5 сражений августа – ноября 1914 г. При этом остались неизвестными журналы за сентябрь-октябрь 1914 г.

Из 11 офицеров, чьи подвиги были зафиксированы в полковых журналах боевых действий, мы выявили факты награждений 8 человек.

С другой стороны, мы выявили наградные листы и приказы по армии с описаниями подвигов офицеров, которые не нашли отражения в журналах боевых действий соответствующих полков того периода. Так, журнал военных действий 25-го пехотного Смоленского полка сохранил описания военных событий с 9 по 13 августа 1914 г. Однако указаний на подвиги офицеров полка в источнике не оказалось[6].

Вместе с тем, сохранился приказ о награждении Орденом Св. Георгия IV-й ст. капитана 25-го пехотного Смоленского полка Н. Осиковского за то, что в бою 26 августа 1914 году у д. Тарноватки он взял с боя с вверенной ему ротой неприятельский пулемет, перебив прислугу и взяв в плен офицера-пулеметчика [4, л. 3].

Наградные листы и приказы по армии позволили выявить факты награждений офицеров Витебского и Могилевского полков, а также 10-й артиллерийской бригады, у которых не сохранились журналы боевых действий за 1914 г., либо в них отсутствовали описания офицерских подвигов. Кроме того, данные материалы позволили установить факты героического поведения офицеров штаба 7-й пехотной дивизии.

Орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия IV-й ст. был награжден прапорщик27-го пехотного Витебского полка А.А Кузнецов: «за то, что в бою 27 августа 1914 года под г. Томакмашевым по собственной инициативе кинулся со вверенной ему ротой в штыки под сильным ружейным огнем на неприятельские окопы и батарею, своим примером увлек за собой другие роты полка и взял с боя 4 неприятельских орудия» [4, л. 89].

Его однополчанин, подполковник Станислав Калишек, был удостоен Георгиевского оружия (Золотое оружие «За храбрость»): «за то, что 12 октября 1914 года в лесном бою под п. Варкой, командуя 6-ю ротами и 4-мя пулеметами, своими энергичными действиями способствовал общему успеху боя тем, что отбивал все попытки противника в продолжение двух дней отрезал весь отряд от переправы у п. Варки, что оказало большое влияние на общий ход боя и привело к отступлению немцев» [5, л. 3].

Георгиевским оружием (Золотое оружие «За храбрость») был награжден временно командующий 27-м Витебским полком, полковник Виктор Яхонтов: «за то, что в боях под Видавою с 15-го по 18 ноября 1914 года с 2 батальонами и батареей оборонял позицию на фронте д. Подуле-Грабно и, несмотря на обход с обоих флангов, упорной обороной позиции дал возможность остальной части полка, сбитого с позиции, благополучно отойти» [4, л. 2об].

Такой же наградой был удостоен Александр Мордвинов из 26-го Могилевского полка:«за то, что командуя в чине подпоручика 5-й ротой при наступлении полка 18 августа 1914 года на д. Рахане (в районе Лащова), когда был ранен командир 8-й роты, вследствие чего эта рота, потеряв начальника, смешалась и начала отступать, подпоручик Мордвинов, по собственной инициативе, остановил людей этой роты, восстановил порядок и, приняв роту под свою команду, продолжал, во главе 5-й и 8-й рот под убийственным огнем, наступление. Атаковал упомянутую деревню и, выбив из нее противника, удержал ее до конца боя, несмотря на пожар и ожесточеннейший огонь, будучи при этом контужен» [18, л.454об.-455].

Временно командующий 26-м пехотным Могилевским полком, подполковник Семен Рыбаков, также заслужил Золотое Георгиевское оружие «За храбрость»: «за то, что в бою под Видавою с 15 по 18 ноября 1914 г., находясь с батальоном и батареей в отдельном отряде, выдержал ряд упорнейших боев. Будучи обойденным с правого фланга, упорно держался на своих позициях, чем дал возможность своему полку благополучно отойти. Перед отходом произвел атаку, чем обеспечил себе легкий отход» [16, л. 449].

Еще один храбрец из 26-го пехотного полка, Иван Григорьев, заслужил Георгиевское оружие:«за то, что, будучи в чине поручика, в бою у д. Рогузьно 17-го ноября 1914 года, когда к вечеру обнаружилось наступление густых колонн противника на участке 1-го и 4-го батальонов полка, он, получив приказание передвинуться со взводом пулеметов на участок 1-й роты, которой грозила наибольшая опасность от огня неприятельских пулеметов и наступающих колонн, своими самоотверженными и блестящими действиями заставил замолчать пулеметы противника, а затем перенес свой огонь на наступающих немцев и задержал их, ведя огонь почти в упор, чем дал возможность под его прикрытием благополучно отойти ротам 1-го батальона и вывезти пулеметы, сам же был при этом тяжело ранен» [17, л.452об.-453].

А вот их однополчанин, штабс-капитан Федор Колесников, совершил свой подвиг чуть позже остальных товарищей, но был представлен к награде значительно раньше: «за то, 7-го декабря 1914 года во время наступления полка на д. Езержец, под убийственным огнем противника, за выбытием из строя батальонного командира, приняв командование батальоном и приведя его в порядок, лихой атакой занял две линии неприятельских окопов и, отразив контратаки немцев, удержал взятые с боя позиции, а на другой день (8 декабря) вновь повел батальон в атаку и, выбив противника из окопов (за д. Езержец), был тяжело ранен в голову и вынесен на перевязочный пункт» [15, л. 153-153 об.].

Артиллеристы 7-й дивизии не отставали от пехотинцев. Командир 1-го дивизиона 10-й артиллерийской бригады Михаил Васютович заслужил орден св. Георгия IV ст.:«за то, что состоя в рядах 7 артиллерийской бригады в чине капитана, в бою 20 ноября 1914 г. у дер. Мала Мержончка и кол. Дужа Мержончка, командуя 6 батареей и получив приказание стать на позицию для отражения натиска противника, двигавшегося густыми колоннами в образовавшейся на фланге дивизии прорыв, быстро выехал на открытую позицию на расстоянии 800 шагов от неприятеля и, руководя действиями батареи, в упор расстреливал противника, пытавшегося не только с фланга охватить дивизию, но и захватить саму батарею. Несмотря на явную опасность для жизни, данную задачу выполнил успешно и тем дал возможность спокойно отойти частям дивизии на новую позицию» [19, л. 110об.].

Офицеры штаба 7-й пехотной дивизии не отсиживались в тылу передовых частей. Они также шли вперед и находились в гуще сражения, за что и снискали боевую славу. Начальнику штаба 7-й пехотной дивизии Генерального Штаба полковнику Иосифу Довбор-Мусницкому был вручен орден Святого Георгия IV-й степени: «за то, что во время рекогносцировки частями дивизии 12 августа 1914 года в направлении Корчмин-Корчов и Махнувек-Стае предложенными им мерами и его личной рекогносцировкой расположения неприятеля под сильным шрапнельным и ружейным огнем, явно подвергая свою жизнь опасности, и сделанным им распоряжением, по собственному почину, не только выручил дивизию и в частности 26 полк из тяжелого положения, но и способствовал поражению противника» [4, л. 88об.].

Офицер 7-й пехотной дивизии, Всеволод Ступин получил Золотое Георгиевское оружие: «за то, что в боях 14-го, 15-го, 16-го августа 1914 года, под пос. Лащевым, будучи назначен исправляющим должность начальника штаба авангарда 7-й пехотной дивизии, под ружейным и артиллерийским огнем, правильно оценив обстановку, в большей мере содействовал начальнику авангарда в достижении успеха» [12, л. 132об.].

Начальник 7-й дивизии, генерал-лейтенант Сергей Михно, стал обладателем Георгиевского оружия:«за то, что, будучи назначен на 19-е августа 1914 года начальником арьергарда для прикрытия отхода 5-го армейского корпуса на новую линию сосредоточения к г. Грубешову, блестяще выполнил эту задачу, отбив все атаки австрийцев и отбросив их на пушечный выстрел от своей позиции, после чего 5-й корпус получил полную возможность спокойно и в порядке отойти, не оставив неприятелю трофеев» [12, л.118об.].

Он же стал и георгиевским кавалером, заслужив орден св. Георгия IVст.: «за участие его с тремя полками своей дивизии в боях 13-го и 14-го октября 1914 года у Боже и Боска Вола с целью оказать помощь гренадерскому корпусу, находившемуся в трудном положении, и за выручку сего последнего от грозившей ему опасности быть обойденным» [10, л. 530].

Уже упомянутый нами Всеволод Ступин, будучи назначенным исправлять должность штаб-офицера для поручений при Главнокомандующем армиями Северного фронта, генерального штаба, стал кавалером ордена св. Георгия IV ст.: «за то, что, состоя старшим адъютантом штаба 7-й пехотной дивизии, 9-го ноября 1914 года у д. Подуле руководя действиями самостоятельного отряда в составе 2-х батальонов и 6-ти орудий, имевшей задачу обеспечить дивизию от противника, вышедшего ей в тыл, умелыми и искусными действиями, пренебрегая явной опасностью, под действенным огнем и несмотря на сильный натиск значительных сил германцев, не только отразил все их атаки, но перейдя в наступление нанес им сильное поражение, чем выручил дивизию от угрожавшей ей опасности быть окруженной» [14, л. 374].

В целом, мы дополнительно выявили 15наградных листов и приказов с представлением к ордену Св. Георгия и Георгиевскому оружию офицеров 3-х полков, 1-ой артбригады, а также командования 7-й пехотной дивизии и 5-го армейского корпуса. При этом 13из них явно отразили личный героизм не только младших и средних командиров, но и больших начальников, которые совершали свои командные действия непосредственно «под огнем» противника. Только в 3-х случаях награда давалась не столько за личную храбрость, сколько за умелое руководство вверенными воинскими подразделениями. Конечно, такие действия на войне заслуживают наград, но вряд ли их можно оценивать как героизм.

Конечно, на материалах нескольких полков невозможно делать выводы относительно армии в целом. Но, полагаем, они достаточны для понимания механизма оценки героизма, умелых командных действий и наградной практики в поздней русской императорской армии. В ходе исследования, в частности, выяснилось, что подробные описания подвигов содержались только в наградных листах и приказах о награждении орденом Св. Георгия и Георгиевским оружием. В приказах о награждении другими орденами отсутствовали подробные данные о героических действиях награжденного.

Список литературы:

  1. Волкогонов Д. А. Феномен героизма. О героях и героическом. М.: Политиздат, 1985. 263 с.
  2. Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. Т. 1. М.: Вече, 2006. 528 с.
  3. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф.400. Оп.126 отделение наградное. Д. 159.
  4. РГВИА. Ф.400. Оп.12.Д. 181.
  5. РГВИА. Ф.408. Оп.12.Д. 290.
  6. РГВИА. Ф.2639.Оп.1. Д.271.
  7. РГВИА. Ф.2642. Оп. 1. Д.147.
  8. РГВИА. Ф.16196. Оп. 1. Д.Именной список потерь. Док-т. Именной список потерь.
  9. РГВИА. Ф. Картотека бюро учета потерь в Первой мировой войне (офицеров и солдат). Шкаф. без номера. Ящик. 7547-Ю.
  10. РГВИА.Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Высочайшие приказы Его Императорского Величества. Документ. Его Императорское Величество, в присутствии своем в Ставке, октября 25-го дня 1914 года, соизволил отдать следующий приказ, Автор: Его Императорское Величество, 1914-10-25.
  11. РГВИА. Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Высочайшие приказы /офицерские чины/ за январь месяц 1915 года. Документ. Его Императорское Величество, в присутствии своем в Царском Селе, января 5-го дня 1915 года, соизволил отдать следующий приказ, Автор: Его Императорское Величество, 1915-01-05.
  12. РГВИА. Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Высочайшие приказы /офицерские чины/ за март месяц 1915 года. Документ. Его Императорское Величество, в присутствии своем в Ставке, марта 9-го дня 1915 года, соизволил отдать следующий приказ, Автор: Его Императорское Величество, 1915-03-09.
  13. РГВИА.Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Высочайшие приказы /офицерские чины/ за апрель месяц 1915 года. Документ. Его Императорское Величество, в присутствии своем в Царском селе, апреля 27-го дня 1915 года, соизволил отдать следующий приказ, Автор: Его Императорское Величество, 1915-04-27.
  14. РГВИА. Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Высочайшие приказы Его Императорского Величества. Документ. Его Императорское Величество, в присутствии своем в Царской Ставке, сентября 18-го дня 1916 года, соизволил отдать следующий приказ, Автор: Его Императорское Величество, 1916-09-18.
  15. РГВИА. Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Высочайшие приказы Его Императорского Величества. Документ. Его Императорское Величество, в присутствии своем в Царской Ставке, ноября 7-го дня 1916 года, соизволил отдать следующий приказ, Автор: Его Императорское Величество, 1916-11-07.
  16. РГВИА. Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Приказы армии и флоту за февраль месяц 1917 г. Док-т. Его Императорское Величество, в присутствии своем в Царском Селе, февраля 14-го дня 1917 года, соизволил отдать следующий приказ, Автор: Его Императорское Величество, 1917-02-14.
  17. РГВИА. Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Приказы армии и флоту за февраль месяц 1917 г. Документ. Его Императорское Величество, в присутствии своем в Царском Селе, февраля 14-го дня 1917 года, соизволил отдать следующий приказ, Автор: Его Императорское Величество, 1917-02-14.
  18. РГВИА. Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Приказы армии и флоту за февраль месяц 1917 г. Документ. Его Императорское Величество, в присутствии своем в Царском Селе, февраля 14-го дня 1917 года, соизволил отдать следующий приказ, Автор: Его Императорское Величество, 1917-02-14.
  19. РГВИА. Ф. Печатные издания. Оп. Печатные издания. Д. Ноябрь. Документ. Приказ армии и флоту о чинах военных 12-го ноября 1917 года, Автор: Временное Правительство, 1917-11-12.
  20. Сенявская Е. С. Психология войны в ХХ веке: исторический опыт России: «Российская политическая энциклопедия». М.: РОСПЭН, 1999. 383 с.
  21. Сенявская Е.С., Сенявский А.С., Жукова Л.В. Человек и фронтовая повседневность в войнах России ХХ века: очерки по военной антропологии. СПб.: Институт российской истории РАН; Центр гуманитарных инициатив, 2017. 422 с.
  22. Сенявская Е.С. Человек на войне. Историко-психологические очерки. М.: Институт российской истории РАН, 1997. 232 с.
  23. Серебрянников В. В. Социология войны. М.: Научный мир, 1997. 398 с.
  24. Яковлев Н.Н. 1 августа 1914.М.: Молодая гвардия, 1974. 239 с.

References:

  1. Volkogonov, D. A. Fenomen geroizma. O geroyakh i geroicheskom.[The phenomenon of heroism. About heroes and the heroic]. Moscow, PolitizdatPubl., 1985. 263 p. (in Russian).
  2. Golovin, N. N. Voennye usiliya Rossii v mirovoi voine. [Military efforts of Russia in the world war]. Vol. 1. Moscow, VechePubl., 2006. 528 p. (in Russian).
  3. Rossiyskiy gosudarstvennyy voenno-istoricheskiy arkhiv (RGVIA) [Russian state military historical archive].F.400. Op.126 otdelenie nagradnoe. D. 159. (in Russian).
  4. RGVIA.F.400. Op.12.D. 181.(in Russian).
  5. RGVIA.F.408. Op. 12. D. 290. (in Russian).
  6. RGVIA.F.2639.Op.1. D.271. (in Russian).
  7. RGVIA. F.2642. Op.1. D. 147. (in Russian).
  8. RGVIA.F.16196.Op. 1.D.Imennoi spisok poter’. Dok-t. Imennoi spisok poter’. (in Russian).
  9. RGVIA. F. Kartoteka byuro ucheta poter’ v Pervoi mirovoi voine (ofitserov i soldat). Shkaf. bez nomera. Yashchik. 7547-YU. (in Russian).
  10. RGVIA. F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Vysochaishie prikazy Ego Imperatorskogo Velichestva. Dokument. Ego Imperatorskoe Velichestvo, v prisutstvii svoem v Stavke, oktyabrya 25-go dnya 1914 goda, soizvolil otdat’ sleduyushchii prikaz, Avtor: Ego Imperatorskoe Velichestvo, 1914-10-25. (in Russian).
  11. RGVIA. F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Vysochaishie prikazy /ofitserskie chiny/ za yanvar’ mesyats 1915 goda. Dokument. Ego Imperatorskoe Velichestvo, v prisutstvii svoem v Tsarskom Sele, yanvarya 5-go dnya 1915 goda, soizvolil otdat’ sleduyushchii prikaz, Avtor: Ego Imperatorskoe Velichestvo, 1915-01-05.(in Russian).
  12. RGVIA. F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Vysochaishie prikazy /ofitserskie chiny/ za mart mesyats 1915 goda. Dokument. Ego Imperatorskoe Velichestvo, v prisutstvii svoem v Stavke, marta 9-go dnya 1915 goda, soizvolil otdat’ sleduyushchii prikaz, Avtor: Ego Imperatorskoe Velichestvo, 1915-03-09. (in Russian).
  13. RGVIA.F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Vysochaishie prikazy /ofitserskie chiny/ za aprel’ mesyats 1915 goda. Dokument. Ego Imperatorskoe Velichestvo, v prisutstvii svoem v Tsarskom sele, aprelya 27-go dnya 1915 goda, soizvolil otdat’ sleduyushchii prikaz, Avtor: Ego Imperatorskoe Velichestvo, 1915-04-27. (in Russian).
  14. RGVIA. F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Vysochaishie prikazy Ego Imperatorskogo Velichestva. Dokument. Ego Imperatorskoe Velichestvo, v prisutstvii svoem v Tsarskoi Stavke, sentyabrya 18-go dnya 1916 goda, soizvolil otdat’ sleduyushchii prikaz, Avtor: Ego Imperatorskoe Velichestvo, 1916-09-18. (in Russian).
  15. RGVIA. F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Vysochaishie prikazy Ego Imperatorskogo Velichestva. Dokument. Ego Imperatorskoe Velichestvo, v prisutstvii svoem v Tsarskoi Stavke, noyabrya 7-go dnya 1916 goda, soizvolil otdat’ sleduyushchii prikaz, Avtor: Ego Imperatorskoe Velichestvo, 1916-11-07. (in Russian).
  16. RGVIA. F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Prikazy armii i flotu za fevral’ mesyats 1917 g. Dok-t. Ego Imperatorskoe Velichestvo, v prisutstvii svoem v Tsarskom Sele, fevralya 14-go dnya 1917 goda, soizvolil otdat’ sleduyushchii prikaz, Avtor: Ego Imperatorskoe Velichestvo, 1917-02-14. (in Russian).
  17. RGVIA. F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Prikazy armii i flotu za fevral’ mesyats 1917 g. Dokument. Ego Imperatorskoe Velichestvo, v prisutstvii svoem v Tsarskom Sele, fevralya 14-go dnya 1917 goda, soizvolil otdat’ sleduyushchii prikaz, Avtor: Ego Imperatorskoe Velichestvo, 1917-02-14. (in Russian).
  18. RGVIA. F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Prikazy armii i flotu za fevral’ mesyats 1917 g. Dokument. Ego Imperatorskoe Velichestvo, v prisutstvii svoem v Tsarskom Sele, fevralya 14-go dnya 1917 goda, soizvolil otdat’ sleduyushchii prikaz, Avtor: Ego Imperatorskoe Velichestvo, 1917-02-14.(in Russian).
  19. RGVIA. F. Pechatnye izdaniya. Op. Pechatnye izdaniya. D. Noyabr’. Dokument. Prikaz armii i flotu o chinakh voennykh 12-go noyabrya 1917 goda, Avtor: Vremennoe Pravitel’stvo, 1917-11-12. (in Russian).
  20. Senyavskaya, E. S. Psikhologiya voiny v KHKH veke: istoricheskii opyt Rossii: «Rossiiskaya politicheskaya ehntsiklopediya». [Psychology of war in the twentieth century: historical experience of Russia: «Russian political encyclopedia»]. Moscow, ROSPENPubl., 1999. 383 p. (in Russian).
  21. Senyavskaya, E. S., Senyavskii, A. S., Zhukova, L. V. Chelovek i frontovaya povsednevnost’ v voinakh Rossii XX veka: ocherki po voennoi antropologii. [Man and front-line everyday life in the wars of Russia of the twentieth century: essays on military anthropology]. St. Petersburg, Institute of Russian history of the Russian Academy of Sciences; center for humanitarian initiativesPubl., 2017. 422 p.(in Russian).
  22. Senyavskaya, E. S. Chelovek na voine. Istoriko-psikhologicheskie ocherki. [Man at war. Historical and psychological essays]. Moscow, Institute of Russian history of the Russian Academy of SciencesPubl., 1997. 232 p.(in Russian).
  23. Serebryannikov, V. V. Sotsiologiya voiny.[Sociology of war]. Moscow, Scientific worldPubl., 1997. 398 p. (in Russian).
  24. Yakovlev, N. N. 1 avgusta 1914. [1 August 1914]. Moscow, Molodaya gvardiyaPubl., 1974. 239 p. (in Russian).