«Зимняя война» глазами швейцарцев. На материале швейцарских ежедневных газет

Аннотация

В статье исследуется отражение в швейцарской прессе первого этапа Советско-финляндской войны 1939–1940 гг., получившей название «зимняя война», как одного из ключевых событий, повлиявших на образ СССР за границей, в частности в Швейцарии. Одновременно в этой статье поднимается проблема изучения образа врага в прессе нейтральной, не воюющей страны. Источниками исследования послужили немецкоязычные швейцарские газеты Tages-Anzeiger и Neue Zurcher Zeitung. В задачи исследования входит изучение изменения образа СССР в связи с «зимней войной», анализ оценок в швейцарской прессе финской и советской армии. Отдельно рассмотрена реакция швейцарских газет на исключение СССР из Лиги Наций, которое произошло в Женеве, а также «травля» швейцарских коммунистов в газетах в связи с ухудшением образа СССР и, как следствие, изменение отношения к идеологии коммунизма.

В ходе исследования выявлено, что симпатии швейцарцев в годы Советско-финляндской войны находился на стороне финнов. Образ СССР периода «зимней войны» в швейцарской периодике являлся образом врага: врага демократического мира, мира капиталистического, малых народов и государств. При этом для швейцарцев характерно проведение параллелей между СССР и Германией, Швейцарией и Финляндией. Также одним из выводов становится характерное для швейцарских газет разделение правительства СССР и народа России, где правительство СССР представляет собой угрозу, а народ — жертву, что является одним из стереотипов восприятия СССР.

Ключевые слова и фразы: швейцарская пресса, «зимняя война», образ СССР, образ врага, Финляндия, Швейцария, международные отношения.

Annotation

«Winter war» through the eyes of the swiss. On material of swiss daily newspapers

The article explores the first stage of the Russian-Finnish war during 1939-1940 that was lately called the “Winter War” and named as one of the key events in creation of the USSR image abroad, particularly in Switzerland. The article also studies the image of the “Enemy” and its description in the press of a neutral country that does not take any part in the war. The source of study are the two Swiss magazines written in German — Tages-Anzeiger and Neue Zurcher Zeitung. The study is meant to provide insights of the USSR image change to the connection of the “Winter War”, give military assessment to both armies and find meaningful reflection of “Winter War” in Swiss press. The USSR was eliminated from the League of Nations that took place in Geneva which found a lot of exposure in the Swiss press. The “bullying” of the Swiss communists followed in the Swiss media because of the poor USSR image perception and eventually the whole communist ideology.

Key words and phrases: swiss press, winter war, image of USSR, Finland, Switzerland, international relationship.

О публикации

Авторы: .
УДК 94.
DOI 10.24888/2410-4205-2019-18-1-54-61.
Опубликовано 15 марта года в .
Количество просмотров: 49.

Первый этап Советско-финляндской, или «зимней», войны стал демаркационной линией, за которой популярность СССР в Швейцарии за весь период Второй мировой войны достигла самого низкого уровня. Идеи коммунизма терпели фиаско, в Швейцарии запрещалась коммунистическая партия и печать, СССР воспринимался как неудачный идеологический проект, ущербно слабое государство. «Зимняя война» также стала причиной исключения СССР из Лиги Наций, которое произошло в Женеве в декабре 1939 г. и стало предметом обсуждения в прессе Швейцарии.

Наши представления о другой стране условно можно разделить на несколько составляющих: это политика страны, ее экономика, жизнь ее населения – культурная, научная, социальная. Наибольший блок в любой общественно-политической газете всегда будет посвящен политическим новостям, а внешняя политика, т. е. взаимоотношения страны с другими странами и ее «поведение» на внешнеполитической арене будет являться ключевой составляющей образа страны.

В статье впервые в отечественной историографии проводится анализ событий «зимней войны» в оценках швейцарских газет, анализируется образ СССР и его изменение в связи с этой войной и доказывается, что в этот период СССР представлял собой в швейцарской периодике образ врага.

Воспользуемся определением «врага» швейцарского исследователя Курта Шпильманна [18, c. 3], согласно которому враг определяется семью характерными качествами:

1)  Недоверие (все, что исходит от врага, или заведомо дурно или сопряжено с корыстными мотивами).

2)  Приписывание вины (враг виноват в присущей напряженности).

3)  Негативные ожидания (все, что предпримет враг, негативно скажется на нас).

4)  Отождествление с дурным.

5)  Отказ (все, что нужно врагу, не нужно нам).

6)  Де-индивидуализация (все принаддежащие к группе N, теряют индивидуальность, становясь врагами).

7)  Отрицание сопереживания.

Данное исследование основано на фронтальном изучении швейцарских немецкоязычных газет Tages-Anzeiger и Neue Zurcher Zeitung с применением контент-анализа. Автор находит эти газеты репрезентативными, поскольку они имели целевой аудиторией два совершенно разных социальных класса в Швейцарии (газета Neue Zurcher Zeitung писалась для бюргерской элиты, в то время как Tages-Anzeiger была рассчитана на широкий, но менее образованный круг читателей, в том числе женщин), а следовательно, отражали общественное мнение довольно широкого круга швейцарцев. Для редакции газеты Tages-Anzeiger была характерна симпатия идеям социализма, Neue Zurcher Zeitung выражала мнение более консервативных слоев населения.

Исторически в Швейцарии отсутствует цензура, однако перед лицом скорого начала Второй мировой войны правительство, а в частности швейцарское военное ведомство, осознавало важность создания подобного аппарата. 4 января 1939 г. был создан Отдел прессы и радиовещания (далее ОПР). ОПР разделялся на специальные части: секция прессы (которая, в свою очередь, делилась на швейцарскую, иностранную прессу, контроль официальных сообщений и военную прессу), секция контроля книжной торговли, секция контроля кинематографа, секция контроля радио, секция контроля телефона и телеграфа, секция контроля почты. Относительно позиции к СССР, согласно швейцарскому исследователю Георгу Крайсу, «как минимум три первых года войны не было прояснено, какую позицию швейцарская пресса должна занять по отношению к СССР» [19, с. 222], что, в свою очередь, предоставляло шеф-редакторам некоторую свободу в предоставлении образа Советского Союза в печати.

На основе пространичного просмотра изданий за период «зимней войны» можно условно выделить интересующие швейцарцев темы в отражении новостей об СССР: это военные новости, советская внешняя политика, культурная и социальная жизнь, экономические новости. В исследуемый хронологический период военным новостям и новостям внешней политики оказывалось наибольшее внимание, к новостям культуры и экономики внимание было понижено.

Историография на тему «зимней войны» весьма обширна и включает в себя, прежде всего, исследования причин и итогов военной кампании, а также рефлексии на тему, что было бы, не объяви СССР войну Финляндии [3]. В рамках изучения истории прессы стран в ходе «зимней» войны и проблемы изучения «образов» также написано несколько исследований как в отечественной, так и зарубежной историографии.

В пример можно привести книгу Синикки Вунш, где изучались реакции финской и шведской прессы на Советско-финляндскую войну 1939–1940 гг. и делались выводы о том, что журналисты в ходе войны быстро активизировали и развили образ врага и при этом они не стремились публиковать аналитические материалы [1]. Проблема изучения образа финнов в советской прессе в годы войны была поднята М. И. Тягуром. Автор утверждает, что посредством печатных СМИ советская пропаганда представляла «зимнюю» войну как революцию, ссылаясь на классовую природу врага [5]. Также существуют исследования американской печати в это время. В пример можно привести статью А. Е. Фельдта [6], где автором отмечается, что общая оценка американцами действий Советского Союза оказалась негативной.

Косвенно касался проблемы «зимней» войны применительно к Швейцарии историк-дипломат Игорь Петров, который отмечает, что, когда началась Советско-финляндская война, швейцарское общественное мнение, усматривая здесь недвусмысленные параллели, было целиком и полностью на стороне финнов, а упорное сопротивление небольшой финской армии ставилось прессой в пример швейцарской армии [4, c. 128]. К схожим выводам мы придем в нашем исследовании.

Напряженность между СССР и Финляндией накануне войны получило в швейцарских газетах название Nervenkrieg [24], буквально – «война нервов». При этом в швейцарских газетах отмечалось, что расчет СССР на то, что противостояние может завершиться успешно, то есть что Советский Союз сможет «запугать» Финляндию, был «основан на полной недооценке моральных и финансовых сил Финляндии». Давление, котрое оказывал СССР на Финляндию, довольно быстро начало восприниматься в швейцарской ежедневной прессе как проявление «советского империализма».

30 ноября 1939 г. началась Советско-финляндская война. Пресса Швейцарии незамедлительно отреагировала на это событие. Уже 1 декабря в газете Tages-Anzeiger появляется сообщение об объявлении СССР войны Финляндии, куда более скором, чем прогнозировалось после разрыва дипломатических отношений между странами [13]. Вместе с тем война не стала неожиданностью для швейцарцев. После раздела Польши, окупации СССР Латвии, Литвы и Эстонии (именно так в швейцарских газетах было представлено заключение договоров о взаимопомощи с этими странами) нападение СССР на Финляндию не могло заставить себя ждать.

С момента начала «зимней войны» швейцарская общественность полностью поддерживают Финляндию. Сочувствие маленькой демократической стране со стороны швейцарцев было столь велико, что в газетах начинается кампания по сбору средств для поддержки финского народа в «священной» борьбе «против безжалостной военной державы» [9], в рамках которой был собран миллион франков. Швейцарский Красный Крест спешит оказать помощь Финляндии. К сожалению, деятельность Красного Креста не находит своего отражения в исследуемых газетах.

Для швейцарцев русско-финляндская война приобрела хараетер своеобразной экспансии Востока на Запад, что не добавляло СССР популярности в глазах швейцарцев. Карельский полуостров приобретал особенное значение «не только для Финляндии, но для всех северных стран и Европы в целом» [7] как место развернушеся битвы между маленькой демократической страной и агрессивной военной державой.

Сама «зимняя война» незамедлительно получает название в прессе – «освободительная война Финляндии». В этот период публикуется серия обличающих социалистический режим статей [21]. В Швейцарии начинается преследование коммунизма [22] и коммунистов [17]. В газетах, особенно в Neue Zurcher Zeitung, указывается на империалистические стремления советских правителей. Подвергается критике социальная жизнь в СССР.

Добиться признания правительства марионеточного государства ФДР (Финляндская Демократическая Республика) со стороны союзных и нейтральных стран, несмотря на все попытки, советской дипломатии не удалось [2, c. 83]. 14 декабря 1939 г. Совет Лиги Наций принял резолюцию об исключении СССР из Лиги Наций, осудив его действия, направленные против Финляндского государства, как агрессию, что нашло свое отражение в швейцарских газетах. Поскольку резолюция была принята в Женеве, это событие вызывало особенный интерес в Швейцарии и очень подробно освещалось в течение нескольких недель. В тот же день в газете Tages-Anzeiger на первой странице появляется статья об исключении СССР из Лиги Наций, где также дается информация о том, что правительство Швейцарии полностью поддерживает решение Совета («Всем известно сочувствие, которое швейцарский народ испытывает к Финляндии» [10]), и заявляется, что Швейцария не вводит санкции против СССР только из-за обязательств, которыми связана Конфедерация в связи с политикой нейтралитета.

Несмотря на то, что пропаганда СССР пыталась представить войну с Финляндией как войну против «капиталистов-поработителей», в швейцарской прессе подобная информация называется ложью, «за которую СССР пришлось дорого заплатить» [8]. В Neue Zurcher Zeitung вместе с высокой оценкой военного сопротивления финнов пишется о том, что подобное сопротивление маленького государства обусловлено пониманием того, что большевизм грозит «уничтожением всего того, что финнам свято, истреблением большой части населения» [8]. В этот период происходит возвращение к описанию «кровавой истории» становления большевизма в России [17], швейцарские журналисты подчеркивают проблему насильственной большевизации оккупированных СССР стран.

В Tages-Anzeiger описан опыт финнов в борьбе с Красной Армией, с первых строк автор статьи отмечает, что «Русско-финляндская война впервые дает зарубежному военному наблюдателю возможность оценить силу и способности наступления русской армии» [25], о которой до этого наблюдатель мог судить лишь по военным парадам в Москве. В статье указывается на слабость советской артиллерии, на неумение использовать танки, которым не место в лесу, но главные выводы автора касаются незавидного положения советского офицера и солдата. Офицеры не принимают решений, опасаясь военного суда, командование находится под давлением, а простых солдат «осаждают» пропагандисты.

В интервью с финским генералом Валенсиусом им также дается нелестная оценка советских солдат: «Мы учим своих солдат вести индивидуальную борьбу, в то время как русский солдат не в силах бороться со стадным инстинктом» [12]. Именно поэтому, по мнению Валенсиуса, финский батальон стоит русской дивизии.

К схожим выводам приходят в газете Neue Zurcher Zeitung, где указывается, что русский солдат ведет бой только принудительно, мораль войск далека от идеала, что танки и самолеты, «которыми всегда так гордилась Москва» [23], тоже оказались не столь хороши, как демонстрировалась на военных парадах, а также ощутима проблема снабжения войск. Автор указывает на то, что нападение на Финляндию показало слабость Красной армии, провал плановой экономики, о которой изначально швейцарские журналисты отзывались весьма положительно, а также неумение советского вождя выбирать себе правильных политических партнеров. В статье, опубликованной в этой газете в конце февраля, также приобретает отрицательные черты образ советского человека, актуализируется стереотип «советский раб», указывается на то, что Советско-финляндская война показала, «что один свободный человек стоит пятидесяти рабов» [14].

Швейцарцы же брали пример с финской армии, определяя для себя возможную тактику при нападении Германии на Конфедерацию, подготавливали «лыжные войска» на примере финской армии. Среди «уроков» Советско-финляндской войны выделяли следующие: подготовка мирных граждан к возможной войне, работа с женщинами, предупреждение опасности, умение «вставать на лыжи», изучение зимнего поля военной кампании, улучшение транспортного сообщения, защита мирных граждан [20]. Швейцарцы считали, что, как финнам помогли леса и снега, швейцарцам помогут в войне горы.

Зимняя война окончилась 13 марта 1941 г. заключением мира с СССР и передачей части финских территорий и Выборга.

Швейцарский писатель Георг Тюрер в своей статье «Финский пример» указывает на то, что «Финляндия, которая могла выстоять против такого «мамонтова государства», как СССР, должна стать примером для Конфедератов» [15]. Автор также говорит о важности символа Финляндии для всей Европы как крохотного государства, которое не сдалось. Для швейцарцев, которые были окружены враждебными государствами, пример того, что Давид может победить Голиафа, был весьма важен. Такое поднятие морального духа граждан всвязи с успешностью финских войск можно назвать личным итогом «зимней войны» для Швейцарии.

Другим итогом войны стало падение престижа Красной Армии. В швейцарских газетах указывается, что правительство Германии осталось недовольно своим союзником (СССР на момент Советско-финлянской войны выступал союзником Германии согласно пакту о ненападении), а именно «российской способностью организовать вооружение, военное управление и экономику» [11]. Уже после окончания войны пресса Швейцарии продолжает следить за внутренней жизнью СССР, а конкретно за военными реформами; в газетах делается вывод, что война с Финляндией стала причиной изменений в советской системе военной подготовки [16].

Советско-финляндская «зимняя» война в швейцарских газетах представлена преимущественно с финской стороны: отображение военных действий, интервью с финскими генералами. CCCР периода «зимней войны» — «агрессор» с враждебной идеологией, агрессивной внешней политикой и тоталитарным режимом правления. Безусловно, в массовом сознании швейцарцев СССР периода «зимней войны» являлся «врагом».

В исследуемый хронологический период СССР имеет все черты образа врага согласно Курту Шпильману:

1) К СССР в Швейцарии испытывалось недоверие (в особенности к советской идеологии).

2) СССР приписывалась вина в начале Советско-финляндской войны, вина в ведении агрессивной внешней политики.

3) От СССР ожидалось только худшее по отношению к Финляндии.

4) Социальная и культурная жизнь СССР отождествлялась с дурным. Советская культура и вовсе не вопринималась в Швейцарии как таковая, социальный строй выглядел следующим образом: красный царь Сталин в Кремле, окруженный советской аристократией, все остальные граждане – рабы большевистской системы.

5) Швейцария отказывалась от коммунистической идеологии, что вылилось в запрет коммунистической партии

6) Произошла деиндивидуализация советских граждан, они воспринимаются в обеих исследуемых газетах как «рабы большевизма»

7) В Швейцарии не проялялось сопереживание СССР, однако в Tages-Anzeiger можно проследить определенный уровень сопереживания советским гражданам.

Вместе с тем образ СССР как образ врага в годы «зимней войны» имеет три ключевые составляющие. Во-первых, СССР с его коммунистической идеологией был врагом всего капиталистического мира, к которому Швейцария себя относила, а опасный симбиоз идеи мировой революции и империализма «старой» России сделал СССР универсальным врагом. Во-вторых, вторжение СССР в Финляндию в глазах швейцарцев являлось классическим вторжением Востока на Запад, то есть СССР в глазах швейцарцев быд не европейским, а азиатским миром. В-третьих, швейцарцы проводили ясную параллель между СССР и Германией, собой и Финляндией. Так же, как и Финляндия, Швейцария являлась демократической страной, находившейся в опасной близости с агрессивным соседом. Пожалуй, последнее стало основной причиной повышенного внимания в исследуемых швейцарских газетах к событиям «зимней войны», а также причиной сбора средств в поддержку Финляндии.

В номерах газет периода «зимней войны» снижается интерес к советской культуре, истории, литературе. Образ СССР на момент начала войны уже был близок к образу врага малых государств и всего демократического мира, к концу войны этот образ закрепился в прессе. Однако куда большим ударом по имиджу СССР стало успешное противостояние финнов Красной армии, а следовательно, падение престижа военной мощи СССР.

При этом образ русских не ухудшается в связи с войной, более того, русский солдат и русский офицер предстают в газетах жертвами режима, которые вынуждены выступать против финнов, которые не способны успешно вести войну, несмотря на наличие современной техники, которых тяготит идеология коммунизма и которые не верят в «светлое социалистическое будущее».

Таким образом, различное восприятие советского правительства и населения как групп, где вторая связана узами подчинения с первой, является одной из наиболее ярких черт образа СССР, созданного швейцарскими газетами.


Список литературы / References

На русском

  1. Дунаева Ю. В. [Рецензия] // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 5: История. Реферативный журнал ИНИОН РАН. 2013. № 1. С. 99–102; Рец на кн.: Вунш С. «Красная угроза»: образ СССР в финской прессе, 1939–1940. СПб.: Европейский дом, 2011. 462 с.
  2. Нестеров А. Г. «Народное правительство Финляндской демократической республики» в международных отношениях декабря 1939 – марта 1940 гг.// Научный диалог. 2012. № 4. С. 79–85.
  3. Никифоров Ю. А., Субханкулов Р. Ф. Тенденции освещения истории советск-финляндской войны 1939–1940 гг. в отечественной историографии // Вестник МГИМО–Университета. 2010. № 1. С. 76–89.
  4. Петров И. А. Швейцария и гитлеровская Германия. 1933–1941 гг. // Вопросы истории. 2004. № 8. С. 126–135.
  5. Тягур М. И. Внешний враг в советской периодике в период «Зимней войны» // Псковский военно-исторический вестник. 2016. № 2. С. 210–215.
  6. Фельдт А. Е. Советско-финская война 1939–1940 гг. глазами американцев // Метаморфозы истории. № 3. С. 148–160.
  7. Schicksalsland Karelien // Tages-Anzeiger. 1939. № 239. 19 Dezember. P. 2.
  8. L. Nicole, der Knecht Stalins // Neue Zürcher Zeitung. 1940. № 140. 29 Januar. P. 6
  9. Anruf an alle Freunde Finnlands! // Tages-Anzeiger. 1939. № 239. 19 Dezember. P. 2
  10. Ausschluss Russlands aus dem Völkerbund // Tages-Anzeiger. 1939. № 295.15 Dezember. P. 1
  11. Der Wettlauf um die initiative // Neue Zürcher Zeitung. 1940. №398. 17 Marz. P. 1
  12. Ein Interview mit General Vallenius // Tages-Anzeiger. 1940. № 2. 2 Januar. P. 1
  13. Russland eroffnet die Feindseligkeiten gegen Finland // Tages-Anzeiger 1 Dezember
  14. Franz Baschlin. Reminiszenzen aus einem Sowjetroman // Neue Zürcher Zeitung. 1940. № 251. 20 Februar. P. 1
  15. Georg Thürer. Das finnische Beispiel // Neue Zürcher Zeitung. 1940. 15 Marz.
  16. Die militarische Ausbildung in Russland // Neue Zürcher Zeitung. 1940. № 349. 5 Marz. P. 3.
  17. Die Trabanten Moskaus in der Schweiz // Neue Zürcher Zeitung. 1940. № 289. 26 Februar. P. 8.
  18. Kurt R. Spillman. Feindbilder: Entstehung, Funktion und Moglichkeiten ihres Abbaus. Zurich. 1989. 38 P.
  19. Kreis Georg. Zensur und Selbstzensur. Die schweizerische Pressepolitik im Zweiten Weltkrieg. Frauenfeld 1973. 471 P.
  20. Die Schweiz und Finnlan // Tages-Anzeiger. 1940. № 47. 24 Februar. P. 2.
  21. J. Der neue Mensch in Russland // Neue Zürcher Zeitung. 1940. 19 November № 1628. P. 2.
  22. J. Leninschuler // Neue Zürcher Zeitung. 1940. № 753. 22 Mai. P. 5.
  23. J. Stalins Bilanz // Neue Zürcher Zeitung. 1939. № 2177. 22 Dezember. P. 2.
  24. B. Finnland im “Nervenkrieg” //Tages-Anzeiger. 1939. № 277. 24 November. P. 1.
  25. Webb Miller. Der Kampfwert der Roten Armee // Tages-Anzeiger. 1939. № 299. 20 Dezember. P. 1.

English

  1. Dunaeva Yu. V. [Retsenziya]. Social’nye i gumanitarnye nauki. Otechestvennaya i zarubezhnaya literatura. Seriya 5: Istoriya. Referativnyj zhurnal INION RAN [Social Sciences and Humanities. Domestic and foreign literature. Series 5: History. Abstracts journal of the Institute of Scientific Information for Social Sciences of the Russian Academy of Sciences], 2013, no. 1, pp. 99–102. Retsensia na knigu: Vunsh S. “Krasnaya ugroza”: obraz SSSR v finskoj presse, 1939–1940 [“Red threat”: the image of the USSR in the Finnish press, 1939-1940]. St. Petersburg, Evropejskij dom Publ., 2011, 462 с. (in Russian)
  2. Nesterov A. G. Narodnoe pravitelstvo finlyandskoy demokraticheskoy respubliki v mezhdunarodnyh otnosheniyah dekabrya 1939 marta 1940 gg. [Social government in finish democracy republik in international relationship in december 1939 march 1940]. Nauchnii dialog [Science dialog], 2012, no. 4, pp. 79–85. (in Russian)
  3. Nikiforow U. А., Subhankuluw R. F. Tendentsii osvescheniya istorii Sovetsko-finlyandskoy voyny 1939-1940 gg v otechestvennoy istoriografii [Trends in the coverage of the history of the Soviet-Finnish war of 1939-1940 in Russian historiography]. Vestnik MGIMO–Universiteta [MGIMO Review of International relatuons], 2010, no. 1, pp. 76-89. (in Russian)
  4. Petrow I. A. Shweizaria i gitlerowskaia Germania. 1933–1941 gg [Switzerland and Hitler Germany 1933–1941]. Voprosy istorii. [Question of History], 2004, no. 8, pp. 126–135. (in Russian)
  5. Tiagur М. I. Vneshnii vrag v sovietskoi periodike v period «Zimnei Voini» [External enemy in the Soviet periodicals during the “Winter War]. Pskowskii voenno-istoricheskii vestnik [The Pskov military-historical journal], 2016, no. 2, pp. 210–215. (in Russian)
  6. Feldt А. Е. Sovetsko-finskaya voyna 1939 1940 gg. glazami amerikantsev [ Sowjet-finnisch war 1939 thrue American eyes]. Metamoffozi Istorii [Metamorphoses in History], 2003, no. 3, pp. 148–160. (in Russian)
  7. Schicksalsland Karelien. Tages-Anzeiger, 1939, no. 239, 19 Dezember, p. 2 (in German)
  8. L. Nicole, der Knecht Stalins. Neue Zürcher Zeitung, 1940, no, 140, 29 Januar, p. 6. (in German)
  9. Anruf an alle Freunde Finnlands! Tages-Anzeiger, 1939, no 239, 19 Dezember, p. 2. (in German)
  10. Ausschluss Russlands aus dem Völkerbund Tages-Anzeiger, 1939, no. 295, 15 Dezember, p. 1. (in German)
  11. Der Wettlauf um die initiative. Neue Zürcher Zeitung, 1940, no. 398, 17 Marz, p. 1. (in German)
  12. Ein Interview mit General Vallenius. Tages-Anzeiger, 1940, no. 2, 2 Januar, p. 1. (in German)
  13. Russland eroffnet die Feindseligkeiten gegen Finland. Tages-Anzeiger, 1 Dezember. (in German)
  14. Franz Baschlin. Reminiszenzen aus einem Sowjetroman. Neue Zürcher Zeitung, 1940, no. 251, 20 Februar, p. 1. (in German)
  15. Georg Thürer. Das finnische Beispiel. Neue Zürcher Zeitung, 1940, 15 Marz. (in German)
  16. Die militarische Ausbildung in Russland. Neue Zürcher Zeitung, 1940, no. 349, 5 Marz, p. 3. (in German)
  17. Die Trabanten Moskaus in der Schweiz. Neue Zürcher Zeitung, 1940, no. 289, 26 Februar, p. 8. (in German)
  18. Kurt R. Feindbilder: Entstehung, Funktion und Moglichkeiten ihres Abbaus. Zurich,1989, 38 p. (in German)
  19. Kreis Georg. Zensur und Selbstzensur. Die schweizerische Pressepolitik im Zweiten Weltkrieg. Frauenfeld, 1973, 471 p. (in German)
  20. Die Schweiz und Finnland. Tages-Anzeiger, 1940, no, 47, 24 Februar, p. 2. (in German)
  21. J. Der neue Mensch in Russland. Neue Zürcher Zeitung, 1940, 19 November, no. 1628, p. 2. (in German)
  22. J. Leninschuler. Neue Zürcher Zeitung, 1940, no 753, 22 Mai, p. 5. (in German)
  23. J. Stalins Bilanz. Neue Zürcher Zeitung, 1939, no. 2177, 22 Dezember, p. 2. (in German)
  24. B. Finnland im “Nervenkrieg”. Tages-Anzeiger, 1939, no. 277, 24 November, p. 1. (in German)
  25. Webb Miller. Der Kampfwert der Roten Armee. Tages-Anzeiger, 1939, no. 299, 20 Dezember, p. 1. (in German)

Оставьте комментарий