Внутренние войска НКВД в Елецкой наступательной операции (по архивным материалам)

Аннотация

С началом Великой Отечественной войны началась реализация стратегического плана германского верховного командования по уничтожению СССР, известного под названием «План Барбаросса» или директива № 21 от 18 декабря 1940 г. Одна из важнейших задач, поставленных перед вермахтом, заключалась в нанесении сокрушительного поражения Красной Армии и овладении Москвой. Противник надеялся на лёгкую победу, полагая, что после приграничных сражений советские войска будут деморализованы и потеряют способность сопротивляться. Однако, несмотря на численный перевес в живой силе и технике, немецкой армии не удалось с первого раза приблизиться к столице Советского Союза. В настоящем исследовании на основе большого количества неопубликованных документов проанализировано и показано участие подразделений 57-й бригады внутренних войск НКВД в Елецкой наступательной операции, ставшей составной частью битвы за Москву. Авторы пришли к выводу, что несмотря на то, что бригада по своим штатам и боевым возможностям значительно уступала другим частям РККА, ее военнослужащие не только внесли весомый вклад в разгром группировки противника под Ельцом, но и захватили в качестве трофеев ценные немецкие документы, проливающие свет на подвиг защитников Брестской крепости. Участие в операции 57-й бригады в сложных зимних условиях способствовало срыву наступления противника и почти полному уничтожению крупной группировки вермахта

Ключевые слова и фразы: внутренние войска, Елецкая наступательная операция, НКВД, Елец, битва под Москвой, Красная Армия.

Annotation

NKVD internal forces in Yelets’s offensive operation (on archival materials).

With the beginning of the great Patriotic war, the implementation of the strategic plan of the German high command for the destruction of the USSR, known as the «Barbarossa Plan» or Directive No. 21 of December 18, 1940, began. One of the most important tasks set for the Wehrmacht was to inflict a crushing defeat of the Red Army and capture Moscow. The enemy hoped for an easy victory, believing that after the border battles, the Soviet troops would be demoralized and lose the ability to resist. However, despite the numerical superiority in manpower and equipment, the German army failed to approach the capital of the Soviet Union at the first attempt. In this study, based on a large number of unpublished documents, the participation of units of the 57th brigade of internal troops of the NKVD in the Yelets offensive, which became an integral part of the battle of Moscow, is analyzed and shown. The authors concluded that despite the fact that the brigade was significantly inferior to other parts of the Red Army in terms of its staff and combat capabilities, its soldiers not only made a significant contribution to the defeat of the enemy group at Yelets, but also captured valuable German documents as trophies that shed light on the feat of the defenders of the Brest fortress. Participation in the operation of the 57th brigade, in difficult winter conditions, contributed to the disruption of the enemy’s offensive and almost complete destruction of a large group of the Wehrmacht.

Key words and phrases: internal troops, Yelets offensive operation, NKVD, Yelets, battle of Moscow, Red Army.

О публикации

Авторы: , ,
УДК 94
DOI 10.24888/2410-4205-2020-23-2-143-152
16 июня года в
28

В ноябре 1941 г. немецкое командование, проведя перегруппировку своих сил, бросило их в новое наступление на Москву. Основной задачей был захват столицы СССР с дальнейшим развитием удара на Горький и города южнее Москвы: на Елец, Мичуринск, Пензу и Куйбышев. По мнению германских стратегов, это позволило бы поразить мозг страны, овладеть её главнейшим промышленным центром, выйти к Волге и отделить центральный район страны от её юга [24, л. 7].

С целью охватов флангов Западного фронта противник создал две мощные фланговые группировки: северную и южную. На столицу с юга двигалась 2-я танковая армия Г. Гудериана. Восточный фланг в полосе Елец — Богородицк прикрывала 2-я немецкая армия с приданными ей 34-м и 35-м армейскими корпусами.

25 ноября 1941 г. немцы, перейдя в наступление, постепенно начали теснить правое крыло Юго-Западного фронта, что позволило им 26 ноября занять Ливны, а 4 декабря после упорных боёв захватить Елец [12, с. 3-4]. Части 134-й пехотной дивизии вначале овладели северным и западным районами [26, s. 792], а затем и всем городом. Командование 2-й армии, еще 5 декабря 1941 г. рассчитывавшее относительно спокойно укрепиться на зимней позиции (перед этой позицией создавалась на глубину 15¬-20 км «зона пустыни», в пределах которой предполагалось сжечь и разрушить все дома; в том числе сравнять с землей Елец с его 50 тыс. жителей), уже 7 декабря сообщило руководству группы армий о грозящей войскам серьезной опасности со стороны Красной Армии и просило срочно перебросить подкрепления [21, с. 213].

Германские части, расквартированные в Ельце, имели численный перевес, были очень хорошо снабжены, оснащены и вооружены, каждый рядовой военнослужащий имел при себе солдатский географический атлас 1941 года выпуска, в котором подробно были показаны крупные советские города, железные и автомобильные дороги, сообщалось о численном и национальном составе населения СССР, полезных ископаемых и многом другом [27, s.7, 16, 17, 19, 27]. Тем самым немецкое командование давало понять своим военнослужащим, что им предстоит участвовать в дележе огромной территории и богатств.

Остановить германское наступление и сорвать грандиозные планы по дальнейшему продвижению к Москве предстояло частям Красной Армии, переброшенным в Центральное Черноземье с других участков обороны. Среди них были части 57-й бригады войск НКВД, состоявшей из 169-го и 170-го стрелковых полков, а также 120-го отдельного батальона. Они были передислоцированы в район Ельца из окрестностей Харькова, где, по мнению командования, в основном со своими задачами справились [13, с. 185]. Численность подразделений бригады была значительно меньше штатной ввиду потерь, ранее понесенных на Украине. Командовали бригадой полковник М. Г. Соколов и полковой комиссар П. А. Бабкин [25, л. 1]. Командиром и комиссаром 169-го полка значились майор Д. Е. Сериков и старший политрук А. Л. Россин [17, л. 1-2]. В 170-м полку командиром и комиссаром значились подполковник С. Т. Политыкин и батальонный комиссар И. Н. Казаков [18, л. 6, 16]. 120-м батальоном командовали майор И. П. Шуфинский и батальонный комиссар Андреев [25, л. 1].

Так, 5 декабря 1941 г. 169-й стрелковый полк, выполняя приказ командира бригады полковника М. Г. Соколова, одним батальоном в составе 2-й, 4-й и 8-й рот повел наступление на сёла Писаревка и Хотомля, занимаемые немцами не установленной численности. На восточной окраине села Хотомля завязался ожесточенный бой. Противник ввёл в бой дополнительно ещё два батальона пехоты, при поддержке артиллерии и миномётов перешёл в контратаку, замкнув свои фланги. Таким образом, 2-я и 8-я роты оказались в окружении. Для оказания помощи окружённым был брошен резерв в составе двух рот. Однако все попытки прорваться к окружённым ротам успеха не имели. Противник, укрепившись на выгодном рубеже, сильным заградительным огнём артиллерии и миномётов не давал возможность резерву продвинуться вперёд. Отсутствие артиллерии и миномётов, а также малочисленность резерва не позволили оказать помощь окружённым ротам. 2-я и 8-я роты вели бой до полного истощения, который к исходу дня был закончен. Подразделения в количестве 110 человек погибли полностью, за исключением одного человека – военфельдшера 8-й роты Веры Скляр. Раненой женщине удалось укрыться, она была подобрана партизанами, которые доставили её в штаб полка [19, л. 5]. Позднее В. Скляр рассказала, что в разгар боя, продолжавшегося более 14-ти часов, в живых оставались семеро раненых бойцов и, дважды раненый, командир 8-й роты лейтенант Ф. С. Филатов. Когда товарищи погибли в неравном бою, а в руках Ф. С. Филатова осталась последняя граната, он, собрав остаток сил, бросил её вблизи себя. Умирая смертью храбрых, лейтенант поразил немало врагов. В плен не сдался ни один из воинов НКВД [25, л. 20].

6 декабря 1941 г. по приказу командующего Юго-Западным фронтом маршала Советского Союза С. К. Тимошенко части бригады сдали свои оборонительные рубежи подразделениям 300-й стрелковой дивизии и отправились со ст. Великий Бурлук на двух эшелонах в состав 13-й армии, действовавшей в районе Ельца Орловской области, к месту выполнения новой боевой задачи – стремительно теснить врага на запад, преследуя и уничтожая его живую силу и технику [25, л. 20-21].

9 декабря 1941 г. 57-я бригада получила приказ от командующего 13-й армией генерал-майора А. М. Городнянского, согласно которому её подразделения к утру 10 декабря, совершив 34-километровый марш, сосредоточились возле населенных пунктов Соловьево, Маслово, Трегубово и поступали в распоряжение командира подвижной группы армии генерал-майора К. С. Москаленко.

полковник Соколов М.Г.

Рис. 1. Командир 57-й бригады войск НКВД, полковник М. Г. Соколов

Уже 11 декабря 1941 г. части 57-й бригады войск НКВД, имея с левого фланга подразделения 55-й кавалерийской дивизии, а с правого фланга части 132-й стрелковой дивизии, держа линию фронта наряду с армейскими подразделениями, наступали на арьергардные отряды противника. В течение дня противник был уничтожен в с. Становое, а затем части бригады овладели населенными пунктами Злобино и Овсяный брод [15, л. 183].

Развивая успех, 12 декабря 1941 г. бригада продолжала преследовать противника в направлении населенных пунктов Круглое, Осипово, Троицкая и к исходу дня вышла на рубеж населенных пунктов Квитковка, Лебяжка. В боевом приказе за № 27 того же дня, командира 57-й бригады войск НКВД полковника М. Г. Соколова значилось следующее: «Обращаю внимание командиров и военных комиссаров частей на энергичное, решительное продвижение и преследование противника, используя все подвижные средства транспорта. Обстановка требует от нас максимального напряжения сил и энергии для успешного разгрома отступающего врага, о чем довести до всего личного состава частей» [15, л. 185].

Примером выполнения поставленной задачи могут служить действия 1-го и 2-го батальонов 169-го стрелкового полка под командованием старших лейтенантов Тюрина и Щербакова, которые в ночном бою 12 декабря 1941 г. стремительным ударом разгромили батальон 262-й пехотной дивизии вермахта. Потери противника составили до 180 чел. убитыми и до 80 чел. ранеными. Были захвачены трофеи: 6 подвод с боеприпасами: патронами и минами, отдельно 20000 патрон, 12 лошадей, зенитно-пулеметная установка на тачанке, 10 ручных пулеметов, 1 миномёт и 6 ящиков мин, 6 автоматов, 70 винтовок, а также много разного имущества, награбленного у колхозников сёл. Потери с советской стороны составили 11 человек убитыми и 15 человек ранеными [19, л. 6].

14 декабря 1941 г. 169-й полк во взаимодействии со 120-м батальоном, преследуя противника, сходу овладели селом Россошное Орловской области, которое обороняли два батальона немцев. Противник был разгромлен и в панике бежал, оставив на поле боя до 250 трупов убитых солдат и офицеров. Воины НКВД взяли в плен 5 солдат вермахта, а также захватили трофеи: 11 повозок с боеприпасами и разным имуществом, 3 противотанковых орудия, 50000 патрон, 30 ящиков с минами, грузовую автомашину с личными вещами охраны штаба и важными оперативными документами штаба дивизии [20, л. 6].

Стремление советского командования освободить как можно больше территории во время наступления было обусловлено ещё и тем, что противник, продолжая отходить в западном направлении, сжигал все селения на своем пути, расправлялся с мирными гражданами и пленными красноармейцами [17, л. 148].

Вскоре стали известны факты зверского поведения солдат и офицеров вермахта. В селе Малиновские выселки немцы загнали в подвал одного дома четыре семьи женщин и детей, замкнули двери и подожгли дом. В селе Россошное они загнали в бывшую церковь около 500 пленных красноармейцев, которым в течение пяти суток не давали пищу и воду, а в ночь с 12 на 13 декабря 1941 г. бросили им вместо еды мертвую лошадь. Когда измученные, изголодавшиеся пленные стали пытаться есть конину, то немцы начали их расстреливать из автоматов и бросать гранаты через окна и двери церкви. В результате этой расправы было убито и тяжело ранено более 40 красноармейцев. Оставляя с. Россошное под натиском наших частей, противник расстрелял ещё 12 пленных. Жителям села удалось подобрать 13 тяжелораненых красноармейцев и оказать им медицинскую помощь [25, л. 25]. Только в селе Грунин-Воргол из 270 домов после поджога их немцами уцелело от огня всего 15 зданий [14, с. 3].

С самого начала оккупации Орловской области осенью 1941 г. немецкие захватчики, попирая международные нормы и обычаи войны, установили режим насилия, кровавого террора, грабежа, повели планомерное разрушение городов и сёл, уничтожение культурно-исторических памятников. Преступления оккупантов были подтверждены многочисленными актами о разрушениях и зверствах, показаниями потерпевших и свидетелей, заключениями судебно-медицинских экспертов, документами вермахта, захваченными советскими войсками, и расследованием, произведенным членом Чрезвычайной государственной комиссии академиком Н. Н. Бурденко [11, с. 2].

О планах гитлеровцев красноречиво говорили так называемые «Анкеты военнослужащих, желающих переселиться», которые находили у убитых солдат вермахта или захваченных в плен. Германское командование выпускало подобный документ для поднятия духа мародеров, считая победу над Красной Армией уже свершившимся делом и предлагая выбирать места для проживания на захваченных территориях [9, с. 4].

Сразу же после занятия Орла немецкое командование приступило к насильственной отправке советских граждан в Германию. Созданная оккупантами «Биржа труда» осуществляла угон в рабство. Уже в первом номере газеты «Речь» 5 декабря 1941 г. было опубликовано объявление, согласно которому население г. Орла было обязано пройти регистрацию на «Бирже труда», где советских граждан заставляли подписывать «трудовые обязательства» [11, с. 12-13].

К утру 15 декабря 1941 г. подразделения 169-го полка и 120-го батальона закрепились на западной окраине с. Россошное, при этом захватив в плен двух унтер-офицеров и 18 солдат вермахта. Из показаний пленных удалось установить, что в районе МТС «Красная заря», «Волна» и совхоза Россошанский сосредоточено до 800 немецких солдат с автогужевым транспортом и штабом 134-й пехотной дивизии. Также стало известно, что 14 декабря 1941 г. огнем наших частей было уничтожено большое количество немецких солдат, при этом был убит командир 134-й пехотной дивизии вермахта генерал-майор К. фон Кохенгаузен [25, л. 26].

Заслуги 57-й бригады внутренних войск НКВД в ходе Елецкой наступательной операции получили высокую оценку командующего подвижной группой Юго-Западного фронта генерал-лейтенанта Ф. Я. Костенко и начальника штаба генерал-майора И. Х. Баграмяна. В подписанном ими 21 декабря 1941 г. приказе о поощрении отличившихся говорилось: «57-я бригада внутренних войск НКВД беспрерывно находилась в боях с 15 июля 1941 г. и участвовала в обороне городов: Николаев, Шостка, Днепродзержинск, Днепропетровск, Запорожье, Харьков и на последующих рубежах. Командно-начальствующий состав бригады…проявил максимум стойкости, смелости и исключительной преданности нашей Родине». Руководствуясь постановлением Государственного комитета обороны Союза ССР начальствующему составу 57-й бригады внутренних войск НКВД за проявленную инициативу, стойкость и решимость в последующих боях на юго-западном направлении присваивались новые воинские звания [4, с. 335].

В декабре 1941 г. отечественная и иностранная печать подробно рассказывала о провале планов германского командования на Восточном фронте. «Красная звезда» в статье «Жулики и шулера из игорного дома «Гитлер и Ко» писала: «Когда фашисты захватили Елец, то они оповестили мир, что это крупнейшая их победа. Когда же наши части вырвали Елец у гитлеровцев, то они опять лепечут об «операции местного значения» [7, с. 1]. По данным Советского Информбюро, в боях на Юго-Западном фронте советскими войсками были разгромлены 95-я и 45-я немецкие пехотные дивизии и освобожден от оккупантов город Елец. 95-я и 45-я немецкие пехотные дивизии являлись кадровыми соединениями, одними из лучших в германской армии. Во время боевых действий они неоднократно получали пополнения, в результате чего их личный состав был доведен до полного штата. Наши войска с успехом применили тактику охвата и окружения немецких частей. Эта тактика помогла быстро и с незначительными потерями выполнить поставленную перед ними задачу [6, с. 2].

О событиях на советско-германском фронте с воодушевлением писала пресса союзников. О колоссальных потерях немцев в битве за Москву сообщала «Таймс». «Дейли мейл» вышла с сообщением «о самой крупной победе Красной Армии в нынешней войне, которая говорит о крахе германского наступления на Москву». «Взятие Тихвина и Ельца имело огромное значение для улучшения коммуникаций Красной Армии», — отмечали ее корреспонденты. Американские газеты «Нью-Йорк таймс» и «Нью-Йорк геральд трибюн» высмеивали жалобы немцев на погоду и сравнивали положение Гитлера в декабре 1941 г. с положением Наполеона в декабре 1812 г., когда последний потерял армию и не сумел спасти империю [10, с. 2]. Характерна реакция на битву под Москвой прессы нейтральных стран. Турецкая газета «Сон телеграф» так комментировала ситуацию на советско-германском фронте: «Советские армии на трёх фронтах ринулись в наступление. На севере обратно взяли город Тихвин, находящийся вдоль Ленинградской железной дороги, в центре – город Елец, на востоке от Орла. Можно ожидать, что немецкая армия отступит ещё, бросая некоторые территории. То, что немецкое главное командование приостановило зимний поход в России, значит, что оно пока отказалось от захвата Москвы и вторжения на Кавказ» [1, л. 28].

В свою очередь начальник войск НКВД по охране и обороне тыла Юго-Западного фронта полковник В. Т. Рогатин в докладе от 24 декабря 1941 г. на имя начальника штаба Юго-Западного фронта генерал-лейтенанта П. И. Бодина, давая характеристику подразделениям полковника М. Г. Соколова, отмечал основные этапы их действий на передовой: «57 бригада войск НКВД с 20 октября 1941 г. беспрерывно участвует в боях вместе с частями Красной Армии и за этот период времени находилась в подчинении:
1) командующего обороной г. Харькова;
2) командующего 38-й армии, а затем в той же армии вошла в подчинение командира 300-й СД;
3) командующего 13-й армии;
4) командующего подвижной группы генерал-майора тов. Москаленко;
5) командующего подвижной группы генерал-лейтенанта тов. Костенко;
6) командира 1-й Гвардейской дивизии;
7) командира 5-го кавалерийского корпуса;
8) командующего 3-й армии.

Частое перемещение и переподчинение бригады, наличие до 60% потерь в личном составе, а также в силу того, что организационная структура бригады не приспособлена для ведения современного боя (отсутствуют минометы, пушки и т.д.), значительно снизили боеспособность и боевую готовность бригады, поэтому дальнейшее её использование в бою является нецелесообразным. Исходя из вышеизложенного, прошу распоряжения о выводе из боя 57-й бригады войск НКВД и направления её в г. Воронеж на переформирование» [23, л. 348].

Вышеприведенный документ показывает нам реальную ситуацию в 57-й бригаде внутренних войск НКВД, остро нуждавшейся в усилении. Однако она продолжала участвовать в боевых действиях и находиться в составе действующей армии вплоть до февраля 1942 г. без какого-либо подкрепления.

Сведения, полученные из документов за подписями Ф. Я. Костенко, И. Х. Баграмяна, В. Т. Рогатина, красноречиво дают определение стойкости, мужеству, преданности родине частей 57-й бригады НКВД, выполнивших свой долг в самые трудные дни первого года войны и оставшихся верными присяге.

Командир 57-й бригады войск НКВД полковник М. Г. Соколов, докладывая о боях на Юго-Западном фронте с 9 декабря 1941 г. по 1 января 1942 г., отмечал: «В боях в районе с. Россошное нашими частями убит один генерал – командир 134-й немецкой дивизии Конрад фон Кохенгаузен, захвачен большой архив боевых приказов, циркуляров и обращений к солдатам и офицерам 134-й фашистской дивизии. Взято в плен до 20 немецких солдат и офицеров. Пленные и архив сданы частично в штаб группы Костенко, частично в штаб 13-й армии» [4, с. 331]. Пленные немцы уже не выглядели такими бодрыми вояками, какими летом 1941 г. входили на территорию СССР. Они сполна прочувствовали всю силу удара наших войск и быстро растратили свой воинственный пыл. Внешний вид некоторых немецких солдат больше напоминал бродяг, нежели представителей регулярной армии. Ещё 12 декабря 1941 г. начальник германского генерального штаба Ф. Гальдер, относившийся к числу высококвалифицированных профессионалов, был вынужден признать, что на восточном фронте в обстановке наступила особо критическая ситуация. Он констатировал факт утраты боеспособности 134-й и 45-й пехотных дивизий, отсутствия снабжения, а также отметил то, что командование войск на участке фронта между Курском и Тулой потерпело полное банкротство [5, с. 506].

Благодаря сохранившимся фронтовым рисункам участника Великой Отечественной войны Х. А. Якупова, который в декабре 1941 г. воевал в составе 148-й стрелковой дивизии в районе Ельца, до нас дошли изображения некогда непобедимых солдат и офицеров вермахта, мародерствующих и плененных в ходе Елецкой наступательной операции.

После освобождения Ельца и близлежащих населенных пунктов частями Юго-Западного фронта были установлены факты повального ограбления местного населения немецкими солдатами, которым советские военные журналисты дали название – «фашистская грабьармия». Отступая под воздействием частей Красной Армии, противник насильственно уводил население, угонял скот, поджигал населенные пункты, минировал дороги, участки местности и постройки. После себя немцы оставляли свою агентуру и диверсионные группы. Военным советом Юго-Западного направления под командованием маршала С. К. Тимошенко было принято решение о проведении ряда мероприятий на территории, освобождаемой от противника. Предлагалось:
1) все трофеи, захваченные у противника, немедленно собирать, брать под охрану и сдавать соответствующим органам;
2) все материальные ценности (оставленное материальное и колхозное имущество, склады и т.д.) брать под охрану и передавать их местным властям и колхозам;
3) принимать меры к разминированию всех заминированных участков и построек;
4) всеми мерами пресекать мародерство, как со стороны военнослужащих, так и местного населения;
5) вылавливать шпионов, диверсантов, дезертиров и прочий вражеский элемент [8, с. 24, 36].

Роты пропаганды вермахта, в том числе и 45-й пехотной дивизии, почти полностью уничтоженной под Ельцом, подробно документировали все факты и события, в которых подразделениям приходилось участвовать [3]. Именно эти ценные документы были захвачены в качестве трофеев военнослужащими 57-й бригады. Благодаря захваченному архиву дивизии, удалось получить ценные сведения об обороне Брестской крепости и подвигах её защитников – материалы, ставшие важным источником для понимания событий начального периода войны.

Карикатура из газеты «Красная Звезда» 1941 года

Рис. 2. Карикатура из газеты «Красная Звезда» от 14 декабря 1941 г.

Стоит отметить, что 45-я дивизия, штурмовавшая крепость, понесла одни из самых тяжелых потерь за первые дни войны среди подразделений вермахта. Данное обстоятельство произошло благодаря тому, что защитники Бреста, среди которых были воины 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД, сумели в кратчайшие сроки организовать защиту, дать отпор противнику и держать оборону, пока не были исчерпаны все возможности для сопротивления.

В места, где нужно было любой ценой задержать врага или перейти в контрнаступление, Ставкой верховного главнокомандования (ВГК) и военными советами фронтов наряду с частями Красной Армии направлялись и части НКВД. Применение 57-й бригады внутренних войск в Елецкой наступательной операции явилось ярким тому подтверждением. Личный состав 57-й бригады внутренних войск НКВД в декабре 1941 г., так же, как и воины 132-го батальона, сделали всё возможное, что должны были выполнить люди, находившиеся на передовой и стоявшие до последнего патрона на направлениях главных ударов. Имена 24 солдат батальона увековечены на плитах Мемориального комплекса Брестская крепость-герой [2, с. 31].

По данным на 16 декабря 1941 г., противник, потерпев поражение на Елецком направлении, продолжал отходить на запад, пытаясь задержаться на промежуточных рубежах с целью прикрытия отступления армии Г. Гудериана и обеспечения прикрытия фланга группировки, действующей на Московском направлении [22, л. 42].

Елецкая наступательная операция незаслуженно осталась в тени всей битвы под Москвой. Однако, несмотря на минимальное количество задействованных сил и средств, она явилась выдающейся победой Красной Арии в 1941 г., оказавшей громадное воздействие на ход войны. В районе Ельца потерпела крах гитлеровская стратегия молниеносной войны, и впервые был развеян миф о непобедимости вермахта. Независимо от того, в какие условия были поставлены внутренние войска вместе с частями Красной Армии, они стали символом стойкости, мужества и отваги, с честью выдержав испытания, выпавшие на их долю и весь советский народ в сражениях под Ельцом.

Список литературы:

  1. Архив внешней политики Российской Федерации (АВПРФ). Ф. 056. Оп. 26. П. 60. Д. 5.
  2. Алиев Р. В. Брестская крепость. Воспоминания и документы. М.: Вече, 2010. 464 с.
  3. Брест. Лето 1941 г. Документы. Материалы. Фотографии / Автор-составитель К. Ганцер (руководитель группы) и др. Смоленск: Инбелкульт, 2016. 723 с.
  4. Внутренние войска в Великой Отечественной войне. 1941-1945 гг. Документы и материалы. М.: Юридическая литература, 1975. 728 с.
  5. Гальдер Ф. Военный дневник (июнь 1941 — сентябрь 1942). М.: АСТ: Астрель-Владимир: ВКТ, 2010. 704 с.
  6. Известия, 12 декабря 1941 г.
  7. Красная звезда, 12 декабря 1941 г.
  8. Мы все стремились к победе… Из фронтовых альбомов Хариса Якупова. Альбом-каталог. Казань: Заман, 2015. 176 с.
  9. На страже Родины, 8 сентября 1941 г.
  10. На страже Родины, 16 декабря 1941 г.
  11. О злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в городе Орле и Орловской области. М.: Госполитиздат, 1943. 15 с.
  12. Паротькин И., Кравцов В. Елецкая операция. М.: Военное издательство народного комиссара обороны, 1943. 495 с.
  13. Поздняков А. П., Алексенцев А. И., Амерханов В. Ш., Кульбакин Ю. В. Войска называются внутренними. М.: Издательство ДОСААФ СССР, 1982. 495 с.
  14. Правда, 18 декабря 1941 г.
  15. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 38638. Оп. 1. Д. 1.
  16. РГВА. Ф. 38774. Оп. 1. Д. 8.
  17. РГВА. Ф. 38774. Оп. 1. Д. 56.
  18. РГВА. Ф. 38775. Оп. 1. Д. 32.
  19. РГВА. Ф. 39026. Оп. 1. Д. 657.
  20. РГВА. Ф. 39026. Оп. 1. Д. 660.
  21. Рейнгардт К. Поворот под Москвой. М.: Вече, 2012. 396 с.
  22. Центральный архив министерства обороны (ЦАМО). Ф. 229. Оп. 161. Д. 8.
  23. ЦАМО. Ф. 229. Оп. 161. Д. 1462.
  24. ЦАМО. Ф. 450. Оп. 11158. Д. 89.
  25. Центральный музей войск Национальной гвардии (ЦМВНГ). Оп. 4. Д. 14. П. 8-инв. № 1663-564.
  26. Greiner H., Schramm P. E. Kriegstagebuchdes Oberkommandos der Wehrmacht (Wehrmachtführungsstab). Band I: August 1940 — 31. Dezember 1941. Frankfurt am Main: Bernard & Graefe Verlag für Wehrwesen, 1965. 1285 s.
  27. Soldaten Atlas. Tornisterschrift des Oberkommandos der Wehrmacht Abt. Inland. Leipzig: Bibliographischen Institut AG, 1941. 32 s.

References:

  1. Arkhiv vneshney politiki Rossiyskoy Federatsii (AVP RF) [Archive of foreign policy of the Russian Federation]. F. 056, op. 26, p. 60, d. 5. (in Russian).
  2. Aliev, R. V. Brestskaya krepost. Vospominaniya i dokumenty [Brest fortress. Memories and documents]. Moscow, Veche Publ., 2010. 464 p. (in Russian).
  3. Brest. Leto 1941 g. Dokumenty. Materialy. Fotografii [Brest. Summer 1941 Documents. Materials. Photo]. Avtor-sostavitel K. Gantser (rukovoditel gruppy) i dr. Smolensk, Inbelkult Publ., 2016. 723 p. (in Russian).
  4. Vnutrennie voyska v Velikoy Otechestvennoy voyne. 1941-1945 gg. Dokumenty i materialy [Internal troops in the great Patriotic war. 1941-1945 Documents and materials]. Moscow, Yuridicheskaya literatura Publ., 1975. 728 p. (in Russian).
  5. Galder, F. Voennyy dnevnik (iyun 1941 — sentyabr 1942) [War diary (June 1941 — September 1942)]. Moscow, AST: Astrel Publ., Vladimir, VKT Publ., 2010. 704 p. (in Russian).
  6. Izvestiya [News], 12 dekabrya 1941 g. (in Russian).
  7. Krasnaya Zvezda [Red star], 12 dekabrya 1941 g. (in Russian).
  8. My vse stremilis k pobede… Iz frontovykh albomov Kharisa Yakupova. Albom-katalog [We all wanted to win… From Haris Yakupov’s front-line albums]. Kazan, Zaman Publ., 2015. 176 p. (in Russian).
  9. Na strazhe Rodiny [On guard of the Motherland], 8 sentyabrya 1941 g. (in Russian).
  10. Na strazhe Rodiny [On guard of the Motherland], 16 dekabrya 1941 g. (in Russian).
  11. O zlodeyaniyakh nemetsko-fashistskikh zakhvatchikov v gorode Orle i Orlovskoy oblasti [About the atrocities of the German-fascist invaders in the city of Orel and the Oryol region]. Moscow, Gospolitizdat Publ., 1943. 15 p. (in Russian).
  12. Parotkin, I., Kravtsov, V. Eletskaya operatsiya [Yelets operation]. Moscow, Voennoe izdatelstvo narodnogo komissara oborony, 1943. 495 p. (in Russian).
  13. Pozdnyakov, A. P., Aleksentsev, A. I., Amerkhanov V. Sh., Kulbakin, Yu. V. Voyska nazyvayutsya vnutrennimi [Troops are called internal]. Moscow, Publ. DOSAAF SSSR, 1982. 495 p. (in Russian).
  14. Pravda [Truth], 18 dekabrya 1941 g. (in Russian).
  15. Rossiyskiy gosudarstvennyy voennyy arkhiv (RGVA) [Russian state military archive]. F. 38638, op.1, d. 1. (in Russian).
  16. RGVA. F. 38774, op.1, d. 8. (in Russian).
  17. RGVA. F. 38774, op. 1, d. 56. (in Russian).
  18. RGVA. F. 38775, op. 1, d. 32. (in Russian).
  19. RGVA. F. 39026, op. 1, d. 657. (in Russian).
  20. RGVA. F. 39026, op. 1, d. 660. (in Russian).
  21. Reinhardt, K. Povorot pod Moskvoy [Turn near Moscow]. Moscow, Veche Publ., 2012. 396 p. (in Russian).
  22. Tsentralnyy arkhiv ministerstva oborony (TsAMO) [Central archive of the Ministry of defense]. F. 229, op. 161, d. 8. (in Russian).
  23. TsAMO. F. 229, op. 161, d. 1462 (in Russian).
  24. TsAMO. F. 450, op. 11158, d. 89 (in Russian).
  25. Tsentralnyy muzey voysk natsionalnoy gvardii (TsMVNG) [Central Museum of The national guard troops], op. 4, d. 14, p. 8-inv. № 1663-564 (in Russian).
  26. Greiner, H., Schramm, P. E. Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht (Wehrmachtführungsstab). Band I: August 1940 — 31. Dezember 1941. [Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht (Wehrmachtführungsstab). Volume I: August 1940-31 December 1941]. Frankfurt am Main, Bernard & Graefe Verlag für Wehrwesen, 1965. 1285 p. (in German).
  27. Soldaten Atlas. Tornisterschrift des Oberkommandos der Wehrmacht Abt. Inland [Pack font of the high command of the Wehrmacht Abt. Domestic]. Leipzig, Bibliographischen Institut AG, 1941. 32 p. (in German).