Провинциальная хроника Смутного времени. Рецензия на книгу: Соликамский архив: реконструкция и источниковедческий анализ (1605-1608 годы)

Полное название

Провинциальная хроника Смутного времени. Рецензия на книгу: Рыбалко Н.В., Дмитриева Е.Г. Соликамский архив: реконструкция и источниковедческий анализ (1605-1608 годы). Волгоград: изд-во Волгу, 2017. 319 с.

Full title

Provincial chronicle of Quantum time. Review on the book: Рыбалко Н.В., Дмитриева Е.Г. Соликамский архив: реконструкция и источниковедческий анализ (1605-1608 годы). Волгоград: изд-во Волгу, 2017. – 319 с.

О публикации

Авторы: .
УДК 930.2.
Опубликовано 20 июня года в .
Количество просмотров: 61.

Смутное время начала XVII в. в России сыграло большую роль в истории провинции, поскольку именно здесь нашли поддержку различные борющиеся политические силы, влиявшие на ход событий затянувшейся гражданской войны. Еще А. П. Щапов отмечал, что этот период русской истории способствовал развитию политической активности населения провинции и в этой связи называл его «замечательным» [6, с. 584]. Действительно, за время отсутствия сильной власти государственные дела стали восприниматься в народном сознании как общее, «земское» дело. Известно, что после Смуты «мир» еще долго считал себя вправе вмешиваться в дела государства и активно пользовался эти правом [1; 3]. Люди полагали возможным высказывать свое мнение по поводу происходящих событий и открыто выражать недовольство существующими проблемами. Разговоры в народе о царе и его семье, сплетни и слухи и, даже, критические замечания в адрес государя получили довольно широкое распространение в 1620-40-е годы [2, с. 89; 9, p. 44; 7; 8]. Взаимоотношения столицы и регионов в Смутное время – важная и перспективная тема для исследования.

В этой связи представляют большой интерес документы и материалы, связанные с событиями Смутного времени в провинции. Большая политическая активность в первой гражданской войне в России проявилась на Юге и Юго-Западе страны: здесь нашел поддержку Лжедмитрий I в 1604 г., а затем этот регион стал центром выступлений против Василий Шуйского в 1606 г., и даже после избрания Михаила Романова в 1613 г., на южной окраине происходили военные действия, связанные с движением И. М. Заруцкого. Земли к северо-востоку от Москвы, как считается, занимали пассивную позицию в Смуту. Однако это вовсе не означало, что их роль в событиях начала XVII века не особенно значительна. Напротив, именно здесь Москва находила ресурсы для борьбы со своими соперниками и во многом благодаря этому обширному региону Василий Шуйский удерживал престол в сложные моменты политической борьбы. Поэтому история этих пассивных, как кажется на первый взгляд, земель заслуживает нашего пристального внимания.

Важное место для понимания роли, которую сыграла в событиях Смуты Пермь Великая – обширный регион к северо-востоку от Москвы, – занимают документы Соликамского архива, изученные Н. В. Рыбалко и Е. Г. Дмитриевой [5], первая часть которого за 1605-1608 гг. опубликована отдельной книгой в 2017 г. Н. В. Рыбалко – известный специалист по истории делопроизводственных учреждений Смутного времени [4]. В рецензируемой книге она осуществила систематизацию и источниковедческий анализ сохранившихся документов, сделала их тематический обзор. Е. Г. Дмитриева, в свою очередь, провела лингвистическое исследование Соликамских актов.

Важно отметить, что монография стала итогом проекта, осуществленного при поддержке гранта РФФИ «Институты государственного управления в России в Смутное время начала XVII века». Финансовая поддержка позволила осуществить планомерное исследование соликамских актов, хранящихся в архиве Санкт-Петербургского института истории РАН (фонд № 122 «Соликамские акты»). Стоит подчеркнуть, что документы Соликамского архива – одного из немногих сохранившихся комплексов местного делопроизводства периода Смуты – хоть и были частично опубликованы в широко известных изданиях XIX века, но до настоящего момента не подвергались комплексному анализу. В основу систематизации документов положен метод «взаимного соответствия документов», как назвала его Н. В. Рыбалко. Этот метод оказался весьма результативен при работе с актовым материалом и позволил не только осуществить взаимосвязь между выстроенными в архивной описи по хронологии документами фонда № 122 Архива СПбИИ РАН, но и реконструировать информацию о несохранившихся документах, включив их в таблицы и заполнив существующие лакуны. Дополнительно исследовательнице удалось провести и обосновать датировку исследуемых документов с точностью до максимально возможных конкретных временных промежутков (в отличие от существовавшей ранее датировки до месяца), соединить разрозненные по разным архивным делам столбцы, уточнив нумерацию столбцов внутри документов, скорректировать названия документов относительно архивной описи начала XX в.

Книга состоит из двух больших разделов, где выделены главы и параграфы. Первый раздел представляет собой исследование Соликамского архива за период 1605-1608 гг., а второй содержит публикуемые впервые тексты документов, переданные в соответствии с правилами современной науки. Первый раздел состоит из двух глав, связанных с историческим и лингвистическим анализом исследуемых материалов. Несмотря на значение лингвистического анализа текста, для историка представляет большую ценность первая глава (написанная непосредственно Н. В. Рыбалко), связанная с реконструкцией, анализом и историческим описанием Соликамского архива, тогда как вторая глава (написанная филологом Е. Г Дмитриевой) носит скорее дополнительный характер.

Первая глава состоит из четырех тематических параграфов, связанных хронологическим принципом изложения. Этот принцип вполне оправдан, так как позволяет восстановить процесс формирования Соликамского архива – в некоторой степени историческую хронику, в которой нашли отражения важные события Смутного времени.

В первом параграфе, рассказывая о времени правления Бориса Годунова и Лжедмитрия I (1605-1606), автор описывает порядок сбора налогов и пошлин с местного населения, а также судебное делопроизводство, связанное с этими вопросами. Важно отметить, что, реконструируя соликамский архив как этого, так и последующего времени, Н. В. Рыбалко постоянно приводит конкретные документы, систематизированные в виде таблицы. И уже первые документы архива показывают нам важное значение Пермского региона, который интересовал Москву своими природными ресурсами и богатствами.

Второй параграф посвящен политическим вопросам (также нашедшим отражение в документах) во время правления Лжедмитрия I и Василия Шуйского (1605-1606). Здесь рассматриваются акты, связанные с государственной изменой и ратной службой. Интересно, что среди прочей документации в Соликамске сохранились грамоты дьяков по поводу свержения Лжедмитрия I и воцарения Василия Шуйского. К грамотам прилагались документы, связанные с этими событиями: крестоцеловальная запись царя Василия Шуйского, свадебный договор Лжедмитрия I с Юрием Мнишеком, письма дипломатов папы Римского и прочее. Несмотря на то, что данные документы уже публиковались, они отражают процесс политической пропаганды Василия Шуйского на примере конкретного региона, а также позволяют наглядно представить хронологию событий в столице в мае-июне 1606 г. Благодаря этим документам мы можем представить, как воспринимались события в Москве жителями провинции, в чем была специфика агитации Василия Шуйского и, наконец, насколько она была эффективной.

Третий параграф полностью посвящен актам по административно-хозяйственным вопросам Перми Великой в 1606-1607 гг. Здесь рассказывается о документах, отражающих организацию приказного управления и земского самоуправления на обширной Пермской земле, включавшей территорию Чердынского, Соликамского и Кайгородского уездов с административным центром в городе Чердынь. В актах воссоздаются судебное делопроизводство, сбор налогов и пошлин, ясака с коренного населения – племени мещерских вогуличей (сейчас известны как народ манси), специфика ямской службы, роль и место тюрьмы, назначение священнослужителей и некоторые другие вопросы. Этот параграф позволяет читателю понять особенности делопроизводственной системы, существовавшей в Смутное время. Здесь мы должны вспомнить, что Н. В. Рыбалко – автор обширного исследования о приказной бюрократии начала XVII века [4], и в этой связи рецензируемая книга во многом логически продолжает предыдущую работу.

Четвертый параграф книги также посвящен актам по административно-хозяйственным вопросам Перми Великой, но уже только за 1608 г., что объясняется их обширностью и разнообразием. Здесь автор останавливается на важных организационно-бюрократических вопросах эпохи Смутного времени, которые как мы знаем, особенно близки научным интересам Н. В. Рыбалко. Затрагиваемые здесь эпизоды, нашедшие отражение в актовом материале, связаны так или иначе с функционированием приказной администрации Перми Великой.

Несмотря на то, что в основе книги лежат реконструкция и источниковедческий анализ сохранившихся документов Соликамского архива, читатель может найти в ней много интересных сюжетов на самые разные темы политического, экономического и бытового характера.

В качестве примера мы можем обратить внимание на отражение истории Юга России в годы царствования Василия Шуйского. Известны те колебания настроений населения южной окраины России по отношению к Шуйскому, которые, видимо, сопровождались внутренними социальными конфликтами в 1606-1608 гг. Однако никаких четких сведений об этом у нас до сих пор не было. Показательно в этой связи, что в 1608 г. в Пермь Великую пришла грамота с распоряжением срочно собрать все недоимки и отвезти в Москву, потому что с «украиных городов» пришли дети боярские со своими семьями бросив поместья и вотчины из-за разорения «ворами» и «изменниками» [5, с. 97].

Не менее интересны наблюдения автора по поводу статуса местной администрации, которую возглавляли приказные люди (без обозначения конкретной должности), а не воеводы, как до сих пор считалось в историографии. Это было связано, как мы полагаем, с главнейшей деятельностью местной администрации, которая сводилась более к налоговым и хозяйственным вопросам, чем к военным заботам. Именно поэтому центральная власть была представлена здесь приказным человеком, по рангу выше, чем дьяк (так как был князем), чья деятельность имела главной целью сбор налогов и податей, своевременных поставок ясака и организацию судопроизводства.

Таким образом, на основе делопроизводственных актов Соликамского архива перед читателем книги открывается весьма широкая картина жизни русской провинции обширного региона к северо-востоку от Москвы. Совершенно понятно, что этот край сыграл свою роль в событиях Смуты, хотя бы потому, что выступал базой снабжения для московского правительства.

Безусловно, проделанное исследование не просто вводит в научный оборот документы комплекса, известного в науке как Соликамский архив. Эта книга делает шаг в нашем понимании событий гражданской войны, в которую оказались втянуты даже самые отдаленные уголки русской провинции.

Список литературы:

  1. Бахрушин С. В. Политические толки в царствование Михаила Федоровича // Бахрушин С. В. Труды по источниковедению, историографии и истории России эпохи феодализма (научное наследие). М.: Наука, 1987. С. 87-118.
  2. Беляев И. Д. Земский строй на Руси. СПб. : Наука, 2004. 363 с.
  3. Лукин П. В. Народные представления о государственной власти в России в XVII веке. М.: Наука, 2000. 296 с.
  4. Рыбалко Н. В. Российская приказная бюрократия в Смутное время начала XVII в. М.: Квадрига, 2011. 656 с.
  5. Рыбалко Н. В., Дмитриева Е. Г. Соликамский архив: реконструкция и источниковедческий анализ (1605-1608 годы). Волгоград: Изд-во ВолГу, 2017. 319 с.
  6. Щапов А. П. Великорусские области в Смутное время (1606-1619) // Отечественные записки. 1861. № 10. С. 579-616.
  7. Cherniavsky M. The Old Believers and the New Religion // The Structure of Russian History: Interpretive Essays. New York, 1970. P. 140-
  8. Cherniavsky M. Tsar and People : Studies in Russian Myths. New York: Random House, 1969. 450 р.
  9. Crummey R. O. «Constitutional» Reform during the Time of Troubles // Reform in Russia and USSR. Editor by R. O. Crummey. Chicago, 1989. P. 31-52.

References:

  1. Bahrushin, S. V. Politicheskie tolki v carstvovanie Mihaila Fedorovicha [Political interpretations in the reign of Mikhail Fedorovich] // Bahrushin S. V. Trudy po istochnikovedeniju, istoriografii i istorii Rossii jepohi feodalizma (nauchnoe nasledie) [Works on source studies, historiography and history of Russia in the era of feudalism (scientific heritage).]. Moscow, Nauka 1987, pp. 87-118. (in Russian)
  2. Beljaev, I. D., Zemskij stroj na Rusi [Zemsky system in Russia]. St. Petersburg, Nauka, 2004, 363 p. (in Russian)
  3. Lukin, P. V., Narodnye predstavlenija o gosudarstvennoj vlasti v Rossii v XVII veke [Popular ideas about state power in Russia in the 17th century.]. Moscow, Nauka, 2000, 296 p. (in Russian)
  4. Rybalko, N. V., Rossijskaja prikaznaja bjurokratija v Smutnoe vremja nachala XVII v. [The Russian clerical bureaucracy in the Time of Troubles at the beginning of the seventeenth century] Moscow, Kvadriga, 2011, 656 p. (in Russian)
  5. Rybalko, N. V., Solikamskij arhiv : rekonstrukcija i istochnikovedcheskij analiz (1605-1608 gody) [The Solikamsky Archive: Reconstruction and Source Study Analysis (1605-1608)]. Volgograd: Publishing House VolGU, 2017, 319 p. (in Russian)
  6. Shhapov, A. P., Velikorusskie oblasti v Smutnoe vremja (1606-1619) [Great-Russian regions in the Time of Troubles (1606-1619)], Otechestvennye zapiski [Domestic Notes], 1861, № 10, pp. 579-616. (in Russian)
  7. Cherniavsky, M., The Old Believers and the New Religion, in The Structure of Russian History: Interpretive Essays. New York, 1970. pp. 140-188.  (in English)
  8. Cherniavsky, M., Tsar and People: Studies in Russian Myths. New York, Random House, 1969. 450 p. (in English)
  9. Crummey, R. O., «Constitutional» Reform during the Time of Troubles in Reform in Russia and USSR, editor by R. O. Crummey. Chicago, 1989, pp. 31-52. (in English)

Оставьте комментарий