Сельский социум и образование во второй половине XIX – начале ХХ вв. (по материалам Елецкого уезда Орловской губернии)¹

Аннотация

Развитие образования в Российской империи во второй половине XIX в. во многом было связано с началом либеральных преобразований 1860-1870-х гг. Земская реформа способствовала формированию сельской образовательной среды. Стало возможным повсеместное открытие начальных учебных заведений не только в государственной деревне, но и в бывших владельческих поселениях. Этот процесс был продолжен в 1880-90-х гг. массовым открытием начальных школ под эгидой просветительской деятельности духовного ведомства. Церковно-приходские и школы грамоты давали необходимый минимум знаний учащимся, хотя довольно часто уступали по качеству преподавания предметов земским и государственным учебным заведениям. Таким образом, формирование сельской образовательной среды шло поступательно и комплексно. Роль сельской школы в повседневной жизни русского крестьянства, в том числе и губерний аграрного Центра России, сложно недооценивать. Несмотря на то, что по итогам Всероссийской переписи 1897 г. только ? жителей села считала себя грамотными, для государства, где начальное образование не было всеобщим, это было высоким показателем. К началу ХХ в. большинство крестьянских детей ходило в школу, умело с переменным успехом читать и писать. Это давало возможность для сельских парней получить младшие офицерские чины в армии, должности канцелярских служащих, способствовало вовлечению широких масс населения в политическую жизнь страны, указывало на модернизацию социальных отношений в Российской империи.

Ключевые слова и фразы: начальное образование, крестьянство, повседневность, сельская школа, Орловская губерния.

Annotation

Village society and education in the second half of the XIX — beginning of the XX centuries (by the materials of Yelets uyezd, Orel province).

The development of education in the Russian Empire in the second half of the XIX century was largely associated with the beginning of the liberal reforms of the 1860s and 1870s. Zemstvo reform contributed to the formation of rural educational environment. It became possible to open primary schools everywhere, not only in the state village, but also in the former owner’s settlements. This process was continued in 1880-90s with the massive opening of primary schools under the auspices of the educational activities of the spiritual Department. Parochial and school literacy gave the necessary minimum of knowledge to students, although quite often inferior to the quality of teaching subjects Zemstvo and state educational institutions. Thus, the formation of rural educational environment was progressive and comprehensive. The role of the rural school in the daily life of the Russian peasantry, including the provinces of the agrarian Center of Russia, is difficult to underestimate. Despite the fact that according to the results of the all-Russian census of 1897, only a third of the villagers considered themselves literate, for the state, where primary education was not universal, this was a high indicator. By the early twentieth century most peasant children went to school, could may be bad, but to read and write. This made it possible for rural guys to get Junior officer ranks in the army, clerical positions, contributed to the involvement of the masses of the population in the political life of the country, pointed to the modernization of social relations in the Russian Empire.

Key words and phrases: primary education, peasantry, everyday life, rural school, Oryol province.

О публикации

¹ Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и администрации Липецкой области в рамках научного проекта №19-49-480002

Авторы: ,
УДК 947.
DOI 10.24888/2410-4205-2019-21-4-18-119-126.
Опубликовано 13 декабря года в .
Количество просмотров: 16.

Во второй половине XIX в. сельские образовательные учреждения Российской империи, в том числе и Орловской губернии, были представлены двумя основными типами школ – земскими начальными училищами и школами духовного ведомства – церковно-приходскими и школами грамоты.

Современная российская историография представлена трудами Ивако, Филоненко, Хабалевой и др. [1; 2; 4; 13; 14; 15] Авторы рассматривали вопросы функционирования школ в стране, анализировали их общее состояние, исследовали региональные особенности развития образовательной среды, в том числе и в сельской местности.

Земская школа в крупных сельских населенных пунктах, в которых основная часть жителей была представлена государственным крестьянством, вела свою историю от образовательных учреждений эпохи Николая I, когда была предпринята попытка «реформирования государственной деревни».

В середине XIX в. начался процесс постепенного складывания образовательной среды в сельских населенных пунктах Центральной России, в том числе и уездах Орловской губернии. В Елецком уезде Орловской губернии за это время было основано 7 сельских начальных приходских училищ. Естественно, этого было недостаточно, так как даже не все волости были охвачены сетью учебных заведений. Кроме того, открытие школ предполагалось в основном в селах с преимущественно государственным крестьянством [10].

Либеральное реформирование 1860-х гг. должно было провести масштабные изменения в российском образовании. В обществе и правительстве активно обсуждался вопрос о введении всеобщего обучения. Начальная школа была признана важной составляющей народного образования, так как значительная часть жителей страны, обучаясь в ней, должна была стать грамотной.

В Елецком уезде к середине 60-х гг.XIX в. было открыто более десятка различных учебных заведений, и потребность в образовании среди крестьянства усиливалась. Естественно, сельская школа этого времени была далека от идеала, зачастую здания учебного учреждения располагались в подсобных помещениях, простых крестьянских избах, с плохим освещением, отсутствием парт и т.д. Но, несмотря на все недостатки, школа была необходима подрастающему сельскому населению, это понимало не только государство, но и сами сельские труженики.

Самой острой проблемой сельской школы была плохая посещаемость детьми учебных занятий. Учебный год, как правило, начинался с 1 октября, реже в более ранние сроки. Но большинство детей начинало ходить в школу только после окончания полевых работ, которые могли затянуться до середины октября. Окончание учебного года также совпадало со сроками начала цикла сельскохозяйственных работ. Дети, несмотря на свой юный возраст, были активно задействованы в помощи родителям. Таким образом, реальное посещение занятий школьниками, в основном, ограничивалось 5-6 месяцами. Необходимо также учитывать, что на это время приходились и зимние морозы, и метели, осенняя и весенняя распутица… Школа в середине XIX в., в основном, располагалась в крупных населенных пунктах, преимущественно в волостных и приходских центрах [9]. Дети из близлежащих поселений ходили пешком, от дома до учебного заведения расстояние могло достигать 5-7 верст. Естественно, посещение уроков для жителей отдаленных селений либо было очень затруднительно, либо просто невозможно.

Возникает вопрос – понимали ли сами крестьяне, что нерегулярное посещение занятий даже по уважительным причинам не приводит к хорошим результатам в учебном процессе? Скорее всего, да, но мог ли сельский житель поступать иначе, променять хлеб насущный на процесс познания нового материала? Это уже вопрос больше риторический, чем практический. Специфика земледельческого труда требовала полной отдачи времени и сил на работу в поле, особенно во время посевных мероприятий. Как отмечалось выше, учебный год как раз совпадал с окончанием и возобновлением цикла сельскохозяйственных работ, но сроки всегда зависели от погодных условий, поэтому довольно часто начало и конец учебного года корректировались именно по этой причине.

Нетипичным примером сельского учебного заведения может служить информация о приходском училище в с. Измалково, которое располагалась «в собственном доме, довольно удобном и просторном, для учителя имеется в нём особая комната, учебных книг и пособий достаточно по числу наличных учеников, содержится довольно опрятно, требует незначительного ремонта, попечитель школы местный землевладелец Сергей Алексеевич Писарев заявил, что он позаботится о нуждах школы. Законоучитель местный священник Николай Владимирский, учитель студент Духовной семинарии Василий Никитский, жалованья получает 200 руб.». У школы до 1880 г. был попечитель Сергей Алексеевич Писарев, а после – Андрей Григорьевич Целыковский [5, c. 158].

В 1880 г. школу посещало 77 учеников, но большая часть не окончила курс обучения. Успехи учеников были очень слабы, свидетельства об окончании получили лишь 4 мальчика. На следующий год в Измалковском училище в процессе обучения было задействовано 42 ученика, а свидетельство об окончании училища выдано только одному ученику. В последующие годы число обучающихся увеличилось почти вдвое: в младшем отделении 65 человек, в среднем – 37, в старшем – 4. Всего училище посещало 106 человек. В 1884-1885 уч. г. курс наук окончило 6 человек. В 1886 г. всего школу посещали 84 мальчика, 16 девочек, в старшем отделении числилось 8 человек. На экзамен также явилось 6 мальчиков, окончивших училище в прошлом году и получивших свидетельство. Они весь год ходили в училище, чтобы получить похвальный лист, который играл важную роль в Елецком уезде, так как крестьяне придавали ему большее значение, чем свидетельству об окончании курса.

С.А. Писарев обещал расширить училищное помещение и даже провести капитальный ремонт. Однако из-за денежных разногласий с местным населением инспектор обратился за помощью к Училищному совету, чтобы те посодействовали в проведении ремонта.

С 1886 г. Измалковская школа стала располагаться в собственном здании. В этом же году инспектор оценил помещение, как «очень хорошее».

Законоучителем в Измалковской школе являлся священник Владимирский. Ему помогала учительница Вторникова, которая получила образование в гимназии. С 1883 г. появился учитель Ф. Каллиников, получивший образование в уездном училище. В этом же году в школе начинает активную работу учитель Иван Тихонович Кива, который окончил курс в Тамбовском Екатериновском учительском институте. Его помощником с 1884 г. был учитель 2 класса учительского института Григорий Петрович Степанов. В ходе совместной работы на новом месте они добросовестно исполняли свои обязанности и смогли привлечь местное общество к процессу обучения. Сельские жители теперь стали охотнее посылать своих детей в школу. Учитель Кива устроил хор из своих учеников при участии некоторых любителей из крестьян. Они исполняли песнопения в церкви и охотно участвовали в любое время в спевке.

В отчёте инспектора народных училищ содержится подробный отчет о состоянии Измалковского училища за 1885 г. В ходе проведения экзамена 7 мая среди учащихся всех отделений было выяснено, что уровень познаний учеников находился в отличном состоянии, исключение составляло изучение Закона Божьего. В отчёте давалось объяснение такой ситуации: законоучитель Николай Владимирский уже стар и не способен к преподаванию, занятия почти не посещает. Будучи приглашенным на экзамен, он не задавал вопросы экзаменуемым, а к концу вообще заснул. Ученики обязаны своими познаниями в Законе Божьем лишь старанию учителя Кивы и его помощнику. Проверяющий высказал инициативу: ходатайствовать перед Училищным Советом о выдаче денежных наград учителю Киве и его помощнику Степанову за активную преподавательскую деятельность, за привлечение значительного числа учащихся, за работу по организации церковного хора. Из 8 экзаменовавшихся испытания успешно прошли 6 мальчиков и 1 девочка.

В ходе проведения проверки качества знаний учеников в 1886 г. проверяющий сообщил Училищному Совету о самоотверженной работе учителя Кивы и подчёркивал, что он единственный в течение года вёл занятия по всем предметам. При этом в школе не было уже помощника, а законоучитель вообще не являлся ни на одно занятие. В этом же году учитель Кива был внесён в «Список законоучителей, учителей и учительниц, заслуживающих награды». А в 1888-1889 уч. г. учитель Кива был удостоен награды 1-й степени. Уже в 1895 г. за активную преподавательскую работу Училищный Совет присудил почётную награду учителю Измалковской школы Ивану Тихоновичу Киве.

В 1890 г. льготные свидетельства получили 7 человек, в 1891 г. – 11 учеников, в 1892 г. – 10, а в 1893 г. – 18 человек. Увеличилось не только количество выпускников, но и ученический состав. К 1893 г. в училище числилось 102 мальчика и 40 девочек.

В 1891 г. в губернии насчитывалось 847 городских и сельских народных училищ. Из них начальных сельских народных училищ – 491, церковно-приходских – 145, школ грамотности – 156. Всего в народных школах обучалось 51673 учащихся, в том числе 6617 девочек.

Орловское земство стремилось помогать школам. В 1891 г. статья расходов на образование в губернии составила 127034 руб. Непосредственно Елецкое земство смогло выделить на развитие местного начального образования 16900 руб. По сравнению с другими уездами, входившими в состав Орловской губернии, Елец занял второе место. К примеру, орловское и брянское земство смогли выделить чуть более 10000 руб. [6, c. 47].

Дирекция народных училищ Орловской губернии признавала, что денежных средств, выделяемых на содержание церковно-приходских школ и школ грамотности, было недостаточно для развития начального образования. Особенно это касалось сельской местности, где основная часть ассигнований поступала от сельских обществ и местного епархиального училищного совета [7].

Для большей пользы в сфере развития народного образования орловская дирекция народных училищ в 1892 г. решила вопрос об учреждении сельских библиотек при начальных училищах Елецкого и Мценского уездов. Данное решение было профинансировано на пожертвования местных земств, а также частных лиц, на средства которых были закуплены книги.

Финансирование церковно-приходских школ и школ грамотности испытывало серьезные затруднения, священнослужители не получали денежного довольствия за свою преподавательскую деятельность. Поэтому, по сообщениям орловского епархиального училищного совета, духовенство губернии обучало крестьянских детей либо бесплатно, либо за минимальную сумму. В целом, несмотря на все сложности финансирования народного образования, в 1892 г. на его развитие в Елецком уезде было потрачено 18896 р. [7, c. 60].

К 1895 г. в Орловской губернии насчитывалось уже 1188 народных школ, из которых начальных сельских – 549, сельских церковно-приходских – 144, школ грамотности – 372.

За период с 1895 по 1896 гг. произошло увеличение числа всех народных училищ в губернии, в том числе и начальных сельских школ до 568. Народных школ, находящихся в ведении духовного ведомства в губернии было 602: 188 церковно-приходских и 414 школ грамотности. Количество обучающихся в них равнялось 23264 детей, в том числе 3259 девочек. В сельской местности располагалось 158 церковно-приходских и 397 школ грамотности. В них получали образование 18370 мальчиков и 5458 девочек [11, с. 270].

В Ельце быстро росло число воскресных школ. В 1899 г. в Елецком уезде было 4 воскресных школы с общим количеством 700 человек.

Народное образование в Орловской губернии постепенно развивалось и одной из наиболее затратных статей в бюджете являлись расходы на постройку училищ. Например, в 1896 г. на эти цели было потрачено около 20000 рублей и более половины суммы было выделено сельскими обществами [12, с. 261].

На рубеже XIX-ХХ вв. дирекция народных училищ Орловской губернии, проведя обследование учебных заведений, признала удовлетворительное состояние начального образования в регионе. Количество учебных заведений и учащихся в них ежегодно увеличивалось. Средства на развитие школьного образования выделялись сословными учреждениями, земством, городскими управлениями, сельскими обществами, а также частными лицами. Например, представители земств выделили в 1899 г. на образовательные цели 166684 руб. Расходы городских и сельских обществ составили 94999 руб.

Стоит отметить, что крестьянские общества внесли в том же отчетном году на развитие церковного школьного дела 39721 руб. С их стороны производились пожертвования в виде строительных материалов, оказания пассивной помощи при строительных работах и т.д. [8, c. 18]. Все это подтверждает заинтересованность крестьянского населения в политике правительства по организации повсеместной работы народных школ.

За период с 1890 по 1900 гг. число сельских начальных народных училищ увеличилось на 28,5%, а количество обучающихся в них на 60%. Рост школ и учеников в них требовал увеличение штата преподавателей. Поэтому, несмотря на то, что дирекция народных училищ Орловской губернии в своих ежегодных отчетах утверждала о достаточном уровне подготовки преподавательских кадров, потребность в учителях продолжала оставаться высокой.

Особый интерес вызывают учебные заведения духовного ведомства, так как в исследуемый период времени – рубеж XIX-ХХ вв. – произошел бурный рост числа этих школ, связанный с политикой государственного лоббирования духовного образования для детей непривилегированных сословий.

В отчете орловского епархиального наблюдателя за 1897-1898 учебный год была дана объективная оценка деятельности подобных учебных заведений в Елецком уезде. Согласно документу, на территории уезда функционировало 27 церковно-приходских и 68 школ грамоты. Большая часть школьных помещений была приемлема для проведения учебных занятий, но ощущалась нехватка учебных и письменных принадлежностей.

Елецкое земство всегда обращало внимание на проблемы начального народного образования. В 1903 г. на содержание народных училищ выделено 39732 р., а на все образование – 51164 р., что составляло 25% от всего земского бюджета (199000 руб.). Вследствие этого число школ и учащихся в них постоянно увеличивалось, а большинство учителей получало жалованья 250-300 р. К началу ХХ в. снабжение учебными пособиями стало удовлетворительным. В выписке журнала одного из земских собраний Елецкого уезда говорилось, что школы содержались совместно с сельскими обществами, причем главная часть расходов падала на земство. Оно платило жалование учителям, снабжало школы учебными и классными пособиями.

Главная проблема сельского образования крылась в бедности местного крестьянства, о чем красноречиво говорится в документе. «Сельские общества предоставляют школьные здания и содержат их. Почти полное отсутствие необходимых средств вследствие бедности населения являлись прежде и теперь тормозящим для успешного и правильного развития образования на селе. До введения казенной винной монополии в распоряжении многих сельских обществ находились значительные денежные средства (за право открытия винных лавок), которые в большинстве случаев шли на покрытие расходов на школу. Сейчас этих денег крестьяне лишены, что отрицательно сказалось на школьном деле. Несмотря на большое количество училищ их число недостаточно для всеобщего начального образования из-за естественного роста населения. Увеличение числа детей школьного возраста требует больших зданий, а денег у крестьян на их приобретение нет» [3, л. 129]. На рубеже XIX-ХХ вв. дирекцией народных училищ Орловской губернии было проведено обследование сельских учебных заведений. В результате проверки состояние начального образования региона было признано удовлетворительным – количество учебных заведений и учащихся в них ежегодно увеличивалось. Но при этом значительная часть начальных школ продолжала функционировать в тесных неприспособленных помещениях, которые плохо отапливались зимой и имели скудные библиотечные фонды. Особенно это относилось к школам духовного ведомства.

Таким образом, можно сделать вывод об активной гражданской позиции практически каждого жителя уезда вне зависимости от происхождения и материального положения. Государство переложило ответственность по материальному содержанию народных школ на плечи населения страны. Общественность, церковь, земство, меценаты, да и беднейшие слои населения восприняли эту инициативу и активно участвовали в данном процессе.

Список литературы:

  1. Барынкина И. В., Барынкин В. П. Распространение начального образования и просвещения на селе в Центральной России в конце XIX – начале XX вв. (по материалам Калужской, Орловской и Смоленской губернии) // Вестник Брянского государственного университета. 2015. № 1. С. 22-24.
  2. Белослудцева В. В. Церковно-приходская школа в системе начального образования в России во второй половине XIX в. // Вестник Пермского университета. 2009. № 4 (11). С. 95-96.
  3. Государственный архив Орловской области (ГАОО). Ф. 525. Оп. 1. Д.180.
  4. Ивако Н. В. Уездное земство и развитие начального образования в российской провинции во второй половине XIX — начале XX в. (на примере Орловской губернии) // Вопросы гуманитарных наук. 2002. № 2. С.10-12.
  5. Обзор Орловской губернии за 1881 год. Издание Орловского Губернского Статистического Комитета. Орел: Типография Губернского Правления, 1881. 228 c.
  6. Обзор Орловской губернии за 1891 год. Издание Орловского Губернского Статистического Комитета. Орел: Типография Губернского Правления, 1892. С. 47.
  7. Обзор Орловской губернии за 1892 год. Издание Орловского Губернского Статистического Комитета. Орел: Типография Губернского Правления, 1893. С. 60.
  8. Обзор Орловской губернии за 1899 год. Издание Орловского Губернского Статистического Комитета. Орел: Типография Губернского Правления, 1900. С. 18.
  9. Отчеты Орловской губернской земской управы. Орел: Типография Губернского Правления, 1869. 77 с.
  10. Памятная книжка и адрес-календарь Орловской губернии за 1864 год. Орел: Типография Губернского Правления, 1865. 165 с.
  11. Памятная книжка Орловской губернии на 1897 год. Орел: Типография Губернского Правления, 1897. С. 270.
  12. Памятная книжка Орловской губернии на 1898 год. Орел: Типография Губернского Правления, 1898. С.261.
  13. Тонких В. Е. Система школьного образования Липецкой области: История, современность, будущее. Рязань: ГЭЛИОН, 1995. 185 с.
  14. Филоненко Т. В. Развитие школьного образования в России в начале ХХ века. // Вопросы истории. 2004. № 9. С. 137-142.
  15. Хабалева Е. Н. Особенности организации начального образования в Российской империи во второй половине XIX — начале XX века (на примере Орловской губернии) // Научный диалог. 2015. № 8 (44). С. 97-114.

References:

  1. Barynkina I. V., Barynkin V. P. Rasprostranenie nachal’nogo obrazovaniya i prosveshcheniya na sele v Central’noj Rossii v konce XIX – nachale XX vv. (po materialam Kaluzhskoj,Orlovskoj i Smolenskoj gubernii) [Distribution of primary education and education in the village in the Central Russia at the end of XIX – the beginning of the 20th centuries (on materials of the Kaluga, Oryol and Smolensk province)] in Vestnik Bryanskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of the Bryansk state university], 2015, Nr. 1, pp. 22-24. (in Russian).
  2. Belosludceva V. V. Cerkovno-prihodskaya shkola v sisteme nachal’nogo obrazovaniya v Rossii vo vtoroj polovine XIX v. [Parish school in system of primary education in Russia in the second half of the 19th century] in Vestnik Permskogo universiteta [Bulletin of the Perm university], 2009, № 4 (11), pp. 95-96. (in Russian).
  3. Gosudarstvennyy arkhiv Orlovskoj oblasti (GAOO) [State archive of the Oryol region]. F. 525, d. 180. (in Russian).
  4. Ivako N. V. Uezdnoe zemstvo i razvitie nachal’nogo obrazovaniya v rossijskoj provincii vo vtоroj polovine XIX — nachale XX v. (na primere Orlovskoj gubernii) [The county district council and the development of primary education in the Russian province in threesome half XIX-early XX century. (On an example of the Oryol province)] in Questions humanities, 2002, Nr. 2, рр.10-12. (in Russian).
  5. Obzor Orlovskoj gubernii za 1881 god. Izdanie Orlovskogo Gubernskogo Statisticheskogo Komiteta [The review of the Oryol province for 1881. Edition of the Oryol Provincial Statistical Committee], Oryol: Printing house of Provincial Board, 1881, 228 р. (in Russian).
  6. Obzor Orlovskoj gubernii za 1891 god. Izdanie Orlovskogo Gubernskogo Statisticheskogo Komiteta. [The review of the Oryol province for 1892. Edition of the Oryol Provincial Statistical Committee], Oryol: Printing house of Provincial Board, 1892, 47 р. (in Russian).
  7. Obzor Orlovskoj gubernii za 1893 god. Izdanie Orlovskogo Gubernskogo Statisticheskogo Komiteta. [The review of the Oryol province for 1893. Edition of the Oryol Provincial Statistical Committee], Oryol: Printing house of Provincial Board, 1892, 77 р. (in Russian).
  8. Obzor Orlovskoj gubernii za 1899 god. Izdanie Orlovskogo Gubernskogo Statisticheskogo Komiteta. [The review of the Oryol province for 1900. Edition of the Oryol Provincial Statistical Committee], Oryol: Printing house of Provincial Board, 1892, 18 р. (in Russian).
  9. Otchety Orlovskoj gubernskoj zemskoj upravy. [Reports of the Oryol provincial territorial justice], Oryol, 1869, 77 р. (in Russian).
  10. Pamyatnaya knizhka i adres-kalendar’ Orlovskoj gubernii za 1864 god [The memorable book and the address calendar of the Oryol province for 1864], Oryol, 1865, 77 р. (in Russian).
  11. Pamyatnaya knizhka i adres-kalendar’ Orlovskoj gubernii za 1897 god [The memorable book and the address calendar of the Oryol province for 1864], Oryol, 1897, 270 р. (in Russian).
  12. Pamyatnaya knizhka i adres-kalendar’ Orlovskoj gubernii za 1898 god [The memorable book and the address calendar of the Oryol province for 1864], Oryol, 1898, 261 р. (in Russian).
  13. Tonkih V.E. Sistema shkol’nogo obrazovaniya Lipeckoj oblasti: Istoriya, sovremennost’, budushchee [The school system of the Lipetsk region: history, present, future], Ryazan: HELIOS, 1995, р. 185. (in Russian).
  14. Filonenko T. V. Razvitie shkol’nogo obrazovaniya v Rossii v nachale ХХ veka [The development of school education in Russia in the early twentieth century] in Voprosy istorii [Questions of history], 2004, Nr. 9, рр. 137-142. (in Russian).
  15. Habaleva E. N. Osobennosti organizacii nachal’nogo obrazovaniya v Rossijskoj imperii vo vtoroj polovine XIX — nachale XX veka (na primere Orlovskoj gubernii) [Features of the organization of primary education in the Russian Empire in the second half of XIX — the beginning of the 20th century (on the example of the Oryol province)] in Nauchnyy dialog [Scientific dialogue], 2015, publication Nr. 8 (44), pp.97-114. (in Russian).