Рецензия на книгу: Simpson A.R.C., Wilson A.L.M. Scottish legal history: volume 1: 1000-1707

Полное название

Рецензия на книгу: Simpson A.R.C., Wilson A.L.M. Scottish legal history: volume 1: 1000-1707. Edinburgh: Edinburgh university press, 2017. 408 p.

Full title

Book review: Simpson A.R.C., Wilson A.L.M. Scottish legal history: volume 1: 1000-1707. Edinburgh: Edinburgh university press, 2017. 408 p.

О публикации

Авторы:
УДК 94 (411) + 340.15
11 декабря года в
13

В 2017 г. в издательстве Эдинбургского университета вышла книга шотландских ученых Эндрю Р.С. Симпсона и Аделин Л.М. Уилсон «Scottish Legal History: Volume 1: 1000-1707» («История шотландского права: Том 1: 1000-1700»).

Несколько слов об авторах книги. Эндрю Р.С.Симпсон в настоящее время возглавляет кафедру истории права Шотландии в Эдинбургском университете, а ранее являлся научным сотрудником юридического факультета Абердинского университета. Его научные интересы сосредоточены, в первую очередь, на истории права Шотландии, включая, в частности, проблемы становления средневекового шотландского общего права, а также вопросы развития частного права. Аделин А.М. Уилсон является старшим преподавателем Абердинского университета. В центре внимания Аделин Уилсон находится, прежде всего, история шотландского права и юридической литературы XVII столетия.

Необходимо отметить, что история права Шотландии в отечественной науке до настоящего времени остается малоисследованной темой, особенно это касается генезиса и развития средневекового права в Шотландии. Отечественные специалисты по шотландской истории вопросы права освещали лишь вскользь [1; 3; 5; 6], а имеющиеся научные работы российских исследователей в области юриспруденции в отношении указанного периода истории государства и права Шотландии носят в большей степени обзорный характер и посвящены преимущественно вопросам становления современной шотландской правовой системы [2; 4].

Между тем, изучение эволюции шотландского права не только необходимо для понимания процессов и структурных изменений, которые происходили в шотландском обществе и государстве в Средние века и раннее Новое время, но и помогает по-новому переосмыслить преобладающие тенденции развития государства и права в целом в контексте европейской правовой традиции. Поэтому обращение к рецензируемому изданию может быть полезным для отечественных ученых, как историков, так и юристов.

В рассматриваемой книге учтены последние результаты исследований по истории шотландского права, а ее текст является достаточно ясным и лаконичным. Первый из двух запланированных томов книги, вышедший в свет, охватывает период с 1000 по 1707 гг. и состоит из четырех частей, которые включают в общей сложности девятнадцать глав. Каждая часть содержит краткое введение, в котором обозначены основные вопросы, а каждая глава также включает заключение, в котором излагаются основные идеи конкретной главы. I-III разделы (1-10 главы) написаны Эндрю Симпсоном. Аделин Уилсон является автором IV раздела (11-19 главы).

В предисловии авторами обозначена цель книги: представить введение в изучение истории шотландского права до 1707 года. Несмотря на объединение Шотландии и Англии в 1707 г., шотландская правовая система продолжила существовать обособленно. И спустя 300 лет сохраняются значительные различия между шотландским и английским правом. Данная книга, как отмечают авторы, позволяет понять исторические причины таких особенностей.

Авторы отмечают, что при работе над книгой всегда отдавали себе отчет, что написание общей истории шотландского права будет в определенной степени сложной задачей, поскольку соответствующая дисциплина, преподаваемая в вузах, находится в настоящее время на очень ранней стадии формирования [9, p. vii]. В этой связи, одной из целей работы они считают необходимость подготовки курса лекций по истории шотландского права для студентов [9, p. viii].

Не вдаваясь в подробное описание содержания глав, остановимся на некоторых наиболее важных моментах.

Так, авторы отмечают, что до XII в. территория, ныне известная как Шотландия, характеризовалась значительным юридическим разнообразием. Споры разрешались с использованием ряда обычаев и правил, которые варьировались от региона к региону и даже от клана к клану. Это изменилось в 1100-х и начале 1200-х гг. Общие механизмы и общие правила, регулирующие разрешение конфликтов, стали признаваться на большей части территории Шотландии. Истоки шотландского общего права, под которым авторы понимают право, применимое ко всем подданным шотландского короля, можно проследить до XII века. Выработка новых процедур была обусловлена необходимостью разрешения все возрастающего количества земельных споров, связанных с проходившей в XII веке активной феодализацией страны [9, p. 1].

Шотландские монархи XII в., по мнению авторов, стремившиеся к определенной правовой унификации на территории королевства, заложили основы средневекового шотландского общего права. Первая глава начинается с изучения политического контекста, в котором возникло это общее право. Затем рассматриваются различные правовые инструменты, суды и процедуры, которые использовались шотландскими королями XII и начала XIII столетий для отправления правосудия.

В процессе заимствования английских правовых форм, шотландские короли не подавляли старые правовые системы, сложившиеся в гэльской Шотландии. Тем не менее, королевская власть стремилась поставить отправление правосудия по нормам обычного гэльского права под свой контроль, в том числе путем назначения судей (judices). Местные судьи должны были привлекаться к работе судов королевских должностных лиц — юстициария и шерифа. Также как шерифы, юстициарии и новое дворянство, гэльские традиционные судьи в XII веке, встраиваясь в сложившуюся социальную структуру, должны были способствовать дальнейшей унификации шотландской правовой системы. Некоторые из старых норм обычного права принимали форму королевских законов [9, p. 24-25].

Политика шотландских королей, в частности, Вильгельма Льва (1165-1214) заключалась также в делегировании судебной юрисдикции своим вассалам. Суды лордов должны были быть подотчетными и шерифам, и в случае, если лорды ненадлежащее использовали предоставленные им судебные полномочия, то они могли быть у них отобраны короной.

Далее авторами исследуются процессы консолидации общего права, проявляющиеся, в частности, в том, как более поздние монархи адаптировали институты, установленные их предшественниками, для развития общего права в XIII-XVвв.. К 1230 году оформились некоторые процедурные механизмы, призванные способствовать надлежащему разрешению споров, возникающих между подданными шотландского короля. Особое внимание в данном случае уделяется королевским бреве (brieves, от лат. brevis) – приказам о праве, которые, по сути, были аналогом современных им приказов (writ) в системе английского общего права. Большая часть сохранившихся свидетельств о применении шотландского общего права дошла до нас именно в материалах королевских бреве [9, p. 29].

В определенной степени можно утверждать, что бреве в системе шотландского общего права были своеобразной формой исковых требований, зафиксированных в специальном процессуальном документе (приказе), на основании которого дело разрешалось судом. Они содержали определенную королевскую инструкцию о том, как надлежало рассматривать то или иное дело и предлагало средства защиты права. Истец, чье право было нарушено или оспаривалось, мог обратиться напрямую к королю за изданием специального приказа, обращенного к должностным лицам на соответствующей территории – шерифам или юстициариям. Эти должностные лица обязаны были исполнить требования королевского приказа и обеспечить решение дела в соответствии с королевским правосудием на основании бреве. Приказы, тем не менее, не могли быть применены ко всем случаям. Как правило, на основании изданных ранее приказов могли быть рассмотрены дела, аналогичные тем, которые уже становились предметом судебного разбирательства. Для рассмотрения новых видов дел и споров издавались новые приказы, что обеспечивало определенную гибкость всей правовой системы [9, p. 29-31].

В то же время, истец зачастую вынужден был приспосабливать свой спор к одному из случаев, ранее уже описанных в королевских бреве. Кроме того, не все бреве содержали инструкции о том, как следовало разрешать то или иное дело. Иногда они принимали форму запроса о дознании и выяснения истины, обращенного к должностным лицам, например, в целях определения законного владельца земельной собственности. Однако и такие запросы могли быть использованы сторонами в рамках исковых производств [9, p. 32].

Значимость бреве более усилилась после издания статута 1318 г., согласно которому у владельца не могла быть изъята земельная собственность в той или иной форме, иначе, чем на основании королевского приказа.

В то же время, далеко не во всех областях шотландского государства такая практика превалировала. В гэльском праве, а также в праве самоуправляющихся шотландских городов (бургов) не использовались процедурные механизмы общего права. Кроме того, многие споры разрешались местными лордами на основании делегированных им королевских полномочий, для этого не требовалось обращение к королю и издание соответствующего приказа [9, p. 44]. Короли, в свою очередь, не стремились активно вмешиваться в юрисдикцию аристократии [9, p. 50].

К концу XIV века шотландское общее право, как отмечают авторы книги, находило поддержку не только в королевских бреве, но и в авторитетных юридических текстах и правовых компиляциях, таких как Regiam Majestatem, Quoniam Attachiamenta и Leges Burgorum[9, p. 64].

Отдельное внимание в книге уделяется и уголовной юстиции. В частности, анализируется политика шотландских королей по борьбе с наиболее тяжкими преступлениями – убийствами, разбоями и грабежами, особенно в славящихся беззаконием Хайленде и на Гебридских островах. С этой целью отменялись распространенные ранее ордалии и вводились новые процессуальные механизмы, такие, например, как процесс pernotoriam, в дополнение к уже существовавшим ранее обвинительному и инквизиционному процессам. Данные механизмы позволяли преследовать наиболее одиозных преступников, о которых в обществе шла дурная молва, максимально в короткие сроки, при этом фактически не предоставляя им прав и времени на свою защиту, что, в конце концов приводило к эрозии судебных прав, которыми обладали обвиняемые в предшествующие периоды. Подобное развитие шотландского уголовного права в сторону упрощения судебных процедур не в последнюю очередь было связано с влиянием канонического права [9, p. 78-85].

В XV-XVI вв. шотландское право, как отмечают авторы, испытало значительное воздействие римского права. Рецепция римского права во многом предопределила своеобразие шотландской правовой системы, занимающей промежуточное место между англосаксонской правовой системой общего права и континентальной (романо-германской) правовой традицией [9, p. 172-193].

Вместе с тем, ряд вопросов, как признаются сами авторы, рассмотрены весьма бегло; это касается, в первую очередь, развития шотландского городского права, а также гэльского обычного права [9, p. x-xi]. В этом плане задача книги сводится в большей степени к тому, чтобы показать развитие системы общего права в Шотландии, поскольку именно оно, а не традиционное кельтское право, дало начало современной шотландской правовой системе.

В этой связи, представляются не вполне обоснованными хронологические рамки рассматриваемой книги. Начальный рубеж истории шотландского права обозначен 1000 г. В то же время, фактически авторы рассматривают историю права Шотландии лишь с XII в. Если считать, что общее право зародилось в Шотландии параллельно с проходившей в XII в. феодализацией общества и ростом англо-норманнского влияния, то тогда, несомненно, и хронологические рамки следовало бы сместить на столетие позже.

Однако в силу того, что работа посвящена в целом истории шотландского права, а не только истории системы общего права в узком юридическом смысле (о чем говорит и ее название), представляется, что целесообразным было бы рассмотрение шотландского права с момента зарождения шотландского государства (королевства Альбы) в IX веке (традиционной датой считается 843 г., когда Кеннет I МакАлпин стал королем пиктов и скоттов). Изучение традиций древнеирландского и гэльского обычного права в этом плане было бы совершенно необходимым.

Несмотря на указанные замечания, рецензируемая книга открывает новую главу в изучении истории шотландского права, а большинство доводов ее авторов являются достаточно убедительными. В целом систематическое исследование истории шотландского права находится на начальной стадии, а потому рассматриваемая работа, несомненно, продвигает его вперед, наряду с ранее изданными монографиями Гектора МакКуина и Синтии Невилл [7; 8].

В этой связи книга шотландских ученых Эндрю Симпсона и Аделин Уилсон может быть рекомендована для отечественных исследователей в области истории права, поскольку в значительной мере заполняет имеющиеся пробелы в изучении эволюции государственности и права стран Западной Европы.

Список литературы:

  1. Апрыщенко В.Ю. Шотландия в Новое время: в поисках идентичностей. СПб.: Алетейя, 2016. 720 с.
  2. Графшонкина А.А. Эволюция институтов государства и права Шотландии: дис. … канд. юр. наук: 12.00.01. М.: [б. и.], 2016. 193 с.
  3. Зверева Г.И.История Шотландии / Г. И. Зверева. М.: Высшая школа, 1987. 207 с.
  4. Моррис М.В. Статус личности в праве Шотландии: дис. … канд. юр. наук: 12.00.01. М.: [б. и.], 2013. 138 с.
  5. Федоров С.Е. Средневековая Шотландия / С.Е. Федоров, А.А. Паламарчук. СПб.: Дмитрий Буланин, 2014. – 352 с.
  6. Федосов Д. Г. Рожденная в битвах. Шотландия до конца XIV века. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. СПб. М.: Евразия, 2014. 352 с.
  7. MacQueen H. Common Law and Feudal Society in Medieval Scotland. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2016. 324 pp.
  8. Neville C.J. Land, Law and People in Medieval Scotland. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2010. 264 pp.
  9. Simpson A.R.C., Wilson A.L.M.Scottish Legal History: Volume 1: 1000-1707. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2017. 408 pp.

References:

  1. Apryshhenko V.Ju. Shotlandija v Novoe vremja: v poiskah identichnostej. [Scotland in Modern Times: In Search of Identities]. St. Petersburg, Aletejja Publ., 2016. 720 p. (In Russian)
  2. Grafshonkina A.A. Evoljucija institutov gosudarstva i prava Shotlandii [The evolution of the institutions of state and law in Scotland]: dissertacija … kandidata juridicheskih nauk: 12.00.01. M.: [b. i.], 2016. — 193 p. (In Russian)
  3. Zvereva G.I. Istorija Shotlandii [History of Scotland] / G. I. Zvereva. Moscow, Vysshaja shkola Publ., 1987. 207 p. (In Russian)
  4. Morris M.V. Status lichnosti v prave Shotlandii [Personal status in Scottish law]: dissertacija … kandidata juridicheskih nauk: 12.00.01. M.: [b. i.], 2013. 138 p. (In Russian)
  5. Fedorov S.E. Srednevekovaja Shotlandija [Medieval Scotland] /
  6. S.E. Fedorov, A.A. Palamarchuk. St. Petersburg, Dmitrii Bulanin Publ., 2014. 352 p. (In Russian)
  7. Fedosov D. G. Rozhdennaja v bitvah. Shotlandija do konca XIV veka [Born in battle. Scotland until the end of the XIV century]. Izd. 2-e, ispravlennoe i dopolnennoe. St. Petersburg, Moscow, Evrazija Publ., 2014. 352 p. (In Russian)
  8. MacQueen H. Common Law and Feudal Society in Medieval Scotland. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2016. 324 pp.
  9. Neville C.J. Land, Law and People in Medieval Scotland. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2010. 264 pp.
  10. Simpson A.R.C., Wilson A.L.M.Scottish Legal History: Volume 1: 1000-1707. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2017. 408 pp.