Реконструкция росписей воевод и особенности воеводcких назначений в начале XVIII века¹

Аннотация

В статье исследуется вопрос о росписях воевод, которые ежегодно составлялись в Московском столе Разрядного приказа, но ныне утрачены. Росписи были составной частью ежегодных записных книг «всяких дел» в течение столетия после Смуты. Разряд во главе с боярином Т. Н. Стрешневым назначал уездных управителей в 150 русских городах, которые подчинялись приказу в первом десятилетии Северной войны. Все десять воеводских росписей из записных книг XVIII в. погибли, по-видимому, в начале XIX в. Изучаемые росписи стабильно фиксировали даты вступления городовых воевод в должность. Разрядный приказ мог продлевать их полномочия на основании личных и коллективных челобитных «грацких» жителей. Из-за отъездов по делам снабжения войск и строительства Азова, Петербурга, Таганрога воеводы подавали челобитные в Разряд о «зажитии сроков» для компенсации времени правления, пропущенного в уезде. Практически все заручные челобитные 1702-1710 гг. о воеводстве содержат разрядные выписки с цитированием подлинных фрагментов утраченных росписей. Изучая особенности этих выписок, синхронных записным книгам, автор приходит к заключению, что методика синхронной реконструкции – наиболее надежный способ для восстановления утраченных текстов этого памятника. Изложена краткая систематизация методик реконструкции утраченных текстов XVII-XVIII вв., применявшихся в отечественной историографии. Для понимания степени синхронности записей в документах сопоставлены данные о назначениях и вступлениях в должности воевод. Восстановленный текст росписи из записной книги 1706 г. содержит сведения о воеводах 64 городов, ведавшихся управлением в Московском столе Разрядного приказа.

Ключевые слова и фразы: источниковедение, реконструкция источника, воеводы, Разрядный приказ, местное управление, Т. Н. Стрешнев, записные книги, история государственного управления.

Annotation

Reconstruction of the Voevod’s rospises and peculiarities of the appointment of the Voevodsky administration at the beginning of the XVIII century.

These documents were an integral part of the Court Deployment Books (razriadnye knigi «vsiakikh del») about a century after the Smuta. The Military Service Chancellery (Moscovskii Stol Razriada) headed by the boyar T. N. Streshnev was in charge of appointing voivodes in 150 Russian cities, who obeyed the order at the beginning of the XVIII century. All ten the Voivode Lists from the Court Deployment Books of the XVIII century were lost, apparently, at the beginning of the XIX century. The author offers a brief systematization of methods of reconstruction of lost texts of the XVII-XVIII centuries, which were used in Russian historiography. The studied Lists consistently recorded the dates of inauguration of city voivodes. The Military Service Chancellery could extend powers for 1-2 years on the basis of personal and collective petitions of local residents. Voivodes filed petitions in Military Service Chancellery for compensation for the time of government missed in the County due to departures on matters of supplying troops or building cities. All petitions 1702-1710 years. about Voivodeship bit contain statements with citations to the authentic fragments of lost Lists. Studying the features of these extracts, which are synchronous to the books, the author comes to the conclusion that the method of synchronous reconstruction is the most reliable way to restore lost sources. To clarify the features of the formation of County administrations of the initial period of the Northern War, the article compares data on appointments and appointments of voivodes. The restored text of the Voivode List 1706 contains information about the Voivode administration in 62 cities subordinate to the Military Service Chancellery.

Key words and phrases: Peter the Great, source studies, reconstruction of the source, voivodes, Military Service Chancellery, Court Deployment Books, russian administration.

О публикации

¹ При написании статьи использованы результаты исследования, выполняемого при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-09-00464 «Записные книги Разрядного приказа 1701-1709 гг.: исследование и публикация».

Авторы:
УДК 63.3(2)45
DOI 10.24888/2410-4205-2020-25-4-63-80
11 декабря года в
31

На протяжении столетия после Смуты служащие Московского стола Разрядного приказа ежегодно создавали записные книги «всяких дел» {1} в виде рукописного свода из пяти-шести сотен листов. С помощью повторяющейся структуры из трех частей записных книг фиксировались разножанровые известия. Записная книга открывалась перечнем судей и дьяков по московским приказам. Вторая часть отводилась росписи воевод, в которой перечислялись имена уездных управителей и даты их вступления в должность, назначения новых воевод, воеводских товарищей и дьяков. Так ежегодно описывалась администрация всех «разрядных» городов, управляемых Разрядным приказом {2}. Постоянные обновления части местной администрации требовали особых принципов заполнения этого документа, но по традиции он сохранялся как неотъемлемая часть записной книги. Последний и самый объемный раздел книги наполнялся повседневной хроникой придворных событий и указов, избранными грамотами воеводам и памятями. Отчасти росписи назначений и хроника внутренней государственной жизни заменяли со второй трети XVII в. официальное летописание Московского государства.

{1} В начале XVIII в. в разрядных выписках употреблялось именование «записные книги всяких дел».
{2} Имена воевод, назначаемых другими приказами, заносились в разрядные записные книги без указания даты, с отметкой, например, «отпущон из приказа Большого дворца».

После большого московского пожара 1626 г. до создания Сената в 1711 г. могло быть создано около 85 записных книг Московского стола «всяких дел» (далее – записные книги, книги). Во всяком случае, в описи 1730-х годов отмечено 79 книг. До нашего времени сохранилось 30 подлинников в полном или фрагментарном виде. Записные книги 1697-1710 гг. погибли, в основном, в 1812 г. Cохранилось лишь два подлинных фрагмента подневных хроник царского двора в Москве 1701 и 1705 гг. Одновременно были утрачены ежегодные списки подьячих московских приказов XVIII в. [5, с. 12-13], записные книги «всяких дел» Новгородского, Приказного, Азовского столов Разряда и другая документация. После масштабных утрат Разрядного архива крупные лакуны некоторых страниц российской истории воспринимаются как типичное следствие плохой сохранности источников. До сих пор не поддаются полному восстановлению точная хронология судей московских приказов, тексты многих царских указов, поступавших в Разряд, известные в сокращениях; приговоры «консилий министров», состоявшиеся в Преображенском, Столовой палате и Ближней канцелярии.

Со второй половины XVII в. росписи воевод в записных книгах становились подробнее и сложнее простого перечисления воевод по «разрядным» городам. С помощью росписей предыдущих лет разрядные служители наводили справки о сроках воеводства, головства, назначений служащих приказных изб. Живой организм местной администрации постепенно раздвигал границы этих записей. Воеводские росписи пополнялись обоснованиями назначений воевод: за личные заслуги, за службу родственников, «за полонное терпение», «за смерть отца и брата», «за пожарное разорение», «за скудостью». Возникали необычные случаи и новые практики. Так, по повелениям Разряда в первые годы Северной войны некоторые воеводы уезжали для «отводу рабочих людей» в Петербург, Азов, Таганрог. В 1705 г. воеводы замосковных и «украинных» городов отправляли лошадей («меринов»), собранных с посадских дворов на границу к Польше. Потраченные на дорогу и «к делам» месяцы воеводы просили компенсировать продолжением своего двухлетнего воеводства – «зажить против своей братьи» или передать срок «зажития» своим родственникам. По каждому запросу челобитчиков приказные служащие обращались к воеводской росписи. Таким образом, и росписи, и вмещавшие их записные книги, находились в постоянном обороте Разряда и оставили свой отпечаток в синхронных документах Петровской эпохи.

Тексты утраченных подлинных росписей воевод могут быть в значительном объеме и практически дословно восстановлены. Самым информативным источником реконструкции являются разрядные выписки на заручных челобитных частных лиц и «грацких жителей» о назначениях в уездные приказные избы. Разрядные выписки из подлинных росписей воевод до 1702 г. фиксировались в столбцах, а с 1702 г. составлялись в «тетрадной» форме и неплохо сохранились. Существенной трудностью оказывается их распыленность в шести десятках объемных сборников «разрядных дел» [16].

В данной статье реконструкция текста росписей воевод рассматривается на примере записной книги 1706 г. О книгах «всяких дел» Московского стола XVIII в. сохранились многочисленные упоминания и выписки. В частности, об искомой книге сохранились сведения в приходно-расходных документах Разряда: 17 августа 1707 г. «за переплет в Московском столе записной книги всяких дел 706-го году и за приклад шесть алтын четыре денги» [17, д. 30. л. 45об.].

Для понимания сущности реконструкции и контекста ведения разрядных документов представляется важным решить две разнородные задачи. Во-первых, необходимо выяснить особенности заполнения документов, цитирующих росписи. Во-вторых, уточнить историю воеводских назначений, и практики администрирования Разряда. Эта задача поможет выяснить структуру утраченных росписей воевод начала XVIII в.

Самые поздние разрядные росписи воевод, дошедшие до нашего времени в подлиннике размещены в записной разрядной книге «всяких дел» 1689/90 г., которая опубликована в «Дворцовых разрядах» [6], к сожалению, без росписи судей и воевод [8, л. 22-94 об.]. Записную книгу 1693/94 г., с росписью воевод опубликовала Н. В. Новохатко {3}. Особый интерес в вопросе трансформации подобных документов представляет обширный «Воеводский список» 1719-1739 гг., опубликованный Т. А. Лаптевой, М. В. и И. В. Бабич [12]. Этот документ был создан Герольдмейстерской конторой Сената и Доимочной комиссией, и включал губернскую, провинциальную и городовую воеводские администрации.

{3} В записных разрядных книгах 1691/92 и 1696/97 гг. уже в XIX в. отмечались утраты начальных частей книг с воеводскими росписями.

Представляет интерес факт бытования неизвестного ранее сводного документа о городовых воеводах. В документах 1707 г. упоминается «воевоцкая книга, которая у него боярина Тихона Никитича (Стрешнева. – А. З.) ево боярскою рукою» писалась о «бытии» воевод [16, д. 37, л. 563]. По-видимому, именно этот документ, а не записные книги, имел ключевую роль в контроле воеводских назначений. Ныне «воеводская книга» Стрешнева также утрачена.

Опыт научной реконструкции утраченных текстов XVII-XVIII вв. был предложен в отечественном источниковедении Е. П. Подъяпольской, В. И. Бугановым и Р. В. Овчинниковым [15, 2, 13]. Историки освоили преимущественно два способа реконструкции утраченных текстов, посредством синхронной документации. Например, Р. В. Овчинников установил содержание и тексты 119 манифестов и указов Е. Пугачева из уничтоженного архива Военной коллегии повстанцев. Историк проделал кропотливую и результативную работу по реконструкции пугачевских бумаг. К сожалению, в историографии этим методикам не было уделено должного внимания.

С помощью первого способа – методики эскизной реконструкции текста Р. В. Овчинников атрибутировал и восстановил утраченные пугачевские указы и манифесты в форме подробного описания в контексте исторических событий. Реконструкции предшествовал подготовительный этап на отдельных примерах. Какой-либо из схожих дошедших подлинных документов сопоставлялся с показаниями о нем источников иного происхождения (протоколов следственных показаний, деловой переписки повстанцев, властей, мемуаров современников), чтобы соотнести уровень тождественности текстов.С помощью эскизной реконструкции невозможно восстановить дословный текст утраченного документа, но восстановимы его содержание, назначение, адресат, примерные даты, обстоятельства возникновения и свидетельства о содержании документов. Поэтому такой способ реконструкции существует в виде аннотирования содержания утраченного документа с развернутой аргументацией.

Второй способ восстановления утраченных текстов следует обозначить методикой формулярно-копийной реконструкции, с помощью которой критически компилируется текст. Иными словами, текст формируется исследователем исключительно на основе документов копийного происхождения. Оценивается возможность восстановить формуляр утраченного документа {4}. Исходный формуляр может быть воссоздан при сохранности аналогичных подлинников. Если исторический источник относится к массовому типу, то есть к документам одного происхождения, создававшихся периодически с повторяемой структурой текста, то анализ их структуры будет способствовать надежности реконструкции. К сожалению, обозначенные условия продуктивного применения такой методики реконструкции оказываются редки. Логично выделить формулярно-копийную реконструкцию по синхронной и несинхронной документации. В последнем случае происхождение и предназначение копийных документов отличаются от природы позже утраченного подлинника, что объясняет характерные ошибки в передаче текста подлинника и его поновление.

{4} Реконструируя тексты утраченных документов, Р. В. Овчинников полагался на копии указов и документов повстанцев, отложившихся согласно секретному приговору Сената о копировании повстанческих документов перед уничтожением.

Формулярно-копийная реконструкция начинается с подготовительного этапа, чтобы выяснить допустимость и степень надежности реконструкции: выявляются достоверные свидетельства о бытовании и происхождении утраченного подлинника, определяются источники реконструкции, функции копийной документации, оцениваются данные о структуре и формуляре документа, предполагаемый объем воссоздания текста. Элемент гипотетичности в реконструкции текста утраченного документа не снимается и этой методикой.

Как говорилось выше, утраченные росписи воевод XVIII в. синхронны разрядным выпискам о воеводских и приказных назначениях в уездную администрацию. Разрядные служащие составляли выписки для проверки сведений и служебного потенциала челобитчика. В том числе они обращались за справками к текущим записным книгам, содержавшим росписи воевод. В современной историографии аналогичные документы изучались в связи с вопросами региональной истории. Значительный объем челобитных, извлеченных из «воеводских» столбцов Белгородского стола Разряда изучил В. Н. Глазьев для выяснения особенностей назначений стрелецких и казачьих голов, воевод и приказных служителей в города Юга России во второй половине XVII в. [4, с. 86-90]. Как убедительно показал историк, информативность разрядных дел о кадровых назначениях не исчерпывается биографическими данными. Интересные примеры о мотивации просьб челобитчиков, о способах уездных назначений, о вариантах принятия решений нуждаются в проверке синхронными источниками на максимально представительном материале, поскольку челобитные составлялись заинтересованными лицами и часто содержали устоявшиеся формулы.

Реконструкция росписей воевод вариативна в определении структуры и объема восстановления текста, не гарантирует полную аккумуляцию утраченных данных. Тем не менее, задача реконструкции одного из утраченных документов видится решаемой. Основные документы для восстановления текста росписей воевод из записных книг «всяких дел» 1702-1710 гг. {5} распылены в составе 60 книг коллекции «Дела разрядные» [16] под искусственным названием «дела о назначениях» воевод, воеводских товарищей, дьяков {6}. Обнаружению данных мог бы содействовать рукописный указатель «№ 90» к данной описи. Но, к сожалению, он давно утрачен в архиве. «Дела о назначениях» в расширенном формуляре факультативно содержат несколько элементов: заручную челобитную; разрядную выписку; резолюцию, записанную дьяком; черновики или копии сопроводительных документов: наказа, расписной грамоты, памятей {7} [3]. Встречаются и одиночные челобитные, и оставшиеся без одобрения Разряда, и челобитные с утраченным завершением.

{5} Дела о воеводских назначениях до 1702 г. находятся в коллекциях столбцов Разрядного и других приказов.
{6} Благодарю канд. ист. наук А. В. Воробьева за возможность работы с несколькими подлинниками в архиве.
{7} Подобная документация перемещалась между коллекциями при разборе документов в архиве в первой трети XIX в., так как аналоги встречаются в разных описях фонда Разряда.

Делопроизводство Разрядного приказа достигло к XVIII столетию апогея сложности и отточенности, превратив челобитную в центр притяжения множества документов. Основой «дела о назначении» был подлинник заручной челобитной с подписями челобитчика или заинтересованных лиц. Документ содержал просьбу соискателя воеводства, «переменить мне воеводу по сроке» с кратким изложением заслуг личных и «своих сродников» (отца, братьев, дядьев) {8}. Срок назначения на воеводства составлял ровно два года, но мог продлеваться. Исключениями двухлетнего срока были воеводства в крупных или стратегических центрах, в которые отправлялись думные люди. Поэтому претендент на воеводство заранее готовил свою челобитную, узнавая через знакомцев и служителей Разряда о грядущих вакансиях [10, с. 572]. В то же время, задержка человека на воеводстве сверх срока без одобрения Разряда не допускалась. Разрядные подьячие отслеживали сроки, высчитывали дни и о «прожитии лишку» упрекали воевод. Примерно каждая десятая заручная челобитная подавалась в Разряд «грацкими жителями, помещиками и вотчинниками» с просьбой оставить действующего воеводу на третий или реже – на четвертый год, что практически всегда удовлетворялось Разрядом. Коллективные челобитные готовились не без инициативы действующих воевод. Так, в 1705 г. стольнику Я. Г. Сытину «вместо Пошехонья велено» было переехать воеводой в Старицу на место жильца Д. С. Сытина, о чем он поведал в челобитной: «и наказ мне и твоя государева росписная грамота из Розряду з дьячьею приписью дана, велено было мне ево Дмитрея переменить сентября 1-е число прошлого 706-го году, и он Дмитрей собрал заручною челобитную свойственниками своеми, чтоб ему быть еще год. И по тому заручному челобитью ему Дмитрею велено быть еще год» [16, д. 39, л. 750об.]. Были челобитные с просьбой отстранить воеводу или служителей приказных изб.

{8} Аналогично составлялась челобитная на вакансию товарища воеводы или подьячего с приписью, стрелецкого и казачьего головы или челобитная с просьбой дать отвод назначению.

Именно под текстом челобитных вставлялась выписка из различных разрядных документов. Сначала размещались цитаты из записных книг: «В записной книге всяких дел {9} нынешняго 706-го году написано: В Лихвине стольник Иван Степанов сын Темирязев ноября с 4-го числа 702-го году. А в 704-м году маия в 2 день по помете на выписке дьяка Федора Замятнина на ево Иваново место отпущон столник Василеи Михаилов сын Челюскин и переменить велено по сроке. А в 704-м ж году по заручному челобитью лихвинских помещиков и вотчинников всяких чинов людей Ивану Темирязеву в Лихвине воеводою велено быть третей год…» {10}. Далее высчитывался остаток истекающего «срока» воеводства и помещалось «справочное письмо» – справки, полученные у одного из столов Разряда, который удостоверял чин просителя, годовые службы и определял занятость челобитчика на службе. Иногда вписывались устные показания просителя. В «выписке» могли упоминаться и другие кандидатуры, просившие то же воеводство: «и в Розряде против того их челобитья учинена особая выписка».

{9} Иногда после этой типичной фразы следует уточнение о принадлежности книг Московскому столу.
{10} Несколько челобитных, поданных с момента текущего воеводства пополнили разрядную выписку: «А в 705-м году по указу в. г. по ево ж Иванову челобитью велено ему Ивану в Лихвине зажить, которые месяцы прожил он на Москве для государева смотру и проездил в Смоленеск с меренами апреля по 30 число нынешняго 706-го году». В записной книге 1707 г. текст, вероятно, обновился до лаконичного: «В Лихвине столник Василей Михайлов сын Челюскин июля з 27-го числа. 706-го году. 1707-го декабря в 20 день по [по помете на выписке столника Юрья Степанова сына Нелединского Мелецкого в тот город] на Васильево место Челюскина отпустить воеводою за службы столника Григорея Колобова и переменить ему ево Василья по сроке как два года минет». [16, д. 29, л. 24-26; д. 39, л. 771 об.].

Решающим аргументом для назначений могла быть свобода от «полковой службы» и от «дел» московских приказов, наличие служб «с приезду и до отпуску», явка на смотры, высокий чин. Учитывались заслуги личные и ближайших родственников, материальное состояние претендента. Покровительство высших сановников при отпуске на воеводство в единичных случаях сообщают даже выписки. По «просительному письму» воеводами становились безчиновные свойственники и знакомцы вельмож {11}. В любом случае конкретные назначения делал глава Разряда, полномочия которого обеспечивались обобщенным, но весомым обоснованием – «по указу великого государя». Поэтому заручные челобитные о воеводствах и разрядные выписки к ним заслуживают специального внимания как самостоятельный памятник делопроизводства, и как источник историко-биографических сведений.

{11} Так, княгиня Д. М. Меншикова, супруга светлейшего князя своим «просительным письмом» 17 июня 1709 г. увещевала Стрешнева «чтоб в Старом Осколе умершаго на Андреево место Арсеньева быть Ивану Елисееву сыну Хомякову», который по выписке Разряда «ни в каком чину не написан». Стольник А. М. Арсеньев, бывший воеводой с 2 ноября 1704 г., приходился братом княгине. [16, д. 49, л. 558.].

По ценности сведений о человеке лаконичные и пространные выписки к челобитным, пожалуй, не имели себе равных среди приказных бумаг. Одобренную челобитную после записи выписки и «справочного письма» завершала резолюция дьяка. В резолютивной части утверждалось назначение воеводы. В отличие от XVII в. выписку закрепляли не думные, а разрядные дьяки, а резолюция по-прежнему именовалась «пометой на выписке» {12}. Дьяки лично записывали «пометы на выписке», которые служили основанием датировки назначения (отпуска) нового воеводы или другого служащего приказной избы. Дата вступления в воеводство определялась иначе, о чем говорится ниже. В значительной степени на механизм назначения воевод влияли дьяки, что в начале XVIII в. также проявлялось документально.

{12} В записных книгах XVIII в. резолюция дьяка излагалась по формуле: «по помете на выписке дьяка (имя) на место (имя прежнего воеводы) отпущон (имя назначаемого)».

Назначение на воеводство могло быть отменено {13} или отложено по инициативе челобитчика или Разряда. Челобитчиком мог быть и новичок, и воевода, поднаторевший в общении с приказными людьми. Отсчет срока воеводства начинался с вручения уходящему воеводе краткой расписной грамоты, которая по своему предназначению отличается от более известных росписных списков. «Росписная грамота» была своеобразным удостоверением Разряда «за приписью дьяка» о назначении воеводы. Новому хозяину следовало принимать город по «долгому» росписному списку. Дату вручения «росписной грамоты» прежнему воеводе по современной терминологии справедливо считать датой вступления в должность. Разрядный приказ обязывал воевод строго следовать процедуре назначения, но в какой степени удавалось управлять воеводами, еще предстоит выяснить на массовом материале.

{13} Назначение воеводы «по помете дьяка» могло быть отменено, если состоялось «без ведома боярина Тихона Никитича и в воевоцкой книге… ево боярскою рукою о бытии …(воеводы – А. З.) в том городе не отмечено». Личные подписи боярина «Тихон Стрешнев» «быть по сему» изредка встречаются под резолюцией.

Жизненные ситуации были колоритнее приказных установок, которые воеводы, по-видимому, хорошо знали. Необычный случай могла отразить записная книга 1702 г. при перемене карачевского воеводы стольника В. В. Данилова, управлявшего городом с 27 февраля 1700 г. Стольник С. М. Офросимов, пожелавший получить это же воеводское место, как полагается, заранее, еще в марте 1701 г. получил отпуск в Карачев. Приехав в город Карачев, стольник Офросимов «казну и дела у Василья Данилова принял и во всем с ним росписался марта в 21 день 702 году» и стал воеводой, кажется, не обидев прежнего. Старый воевода Данилов задержался на 3 недели больше положенного срока. Спохватившись ушедшему воеводству, Данилов только в марте заручился челобитной «карачевских помещиков и вотчинников и грацких жителей», просивших для него продление воеводства на год. Невзирая на назначение и вступление в должность нового воеводы Офросимова, Разряд поддержал «проспавшего срок» Данилова и назначил его воеводой «на третей год». Остается догадываться, каких усилий или случайностей стоило возвращение прежнего статуса. Так служилые люди поменялись «местами». Проснувшийся уже в качестве воеводы Данилов 23 июля спешил с вестью в Разряд, что «он город у Семена Офросимова принял и во всем с ним росписался июля в 13 день 702-го году». Разряд сухими цифрами известил Офросимова, что он в качестве воеводы «переменя Василья Данилова жил в Карачеве марта з 21-го числа июля по 13 число, итого 3 месяца, 23 дни». Лишившийся воеводства Офросимов вновь просил: «вели государь …быть мне в Карачеве на ево место Данилова воеводою по прежнему». Не противясь этой законной просьбе, разрядные служащие констатировали, что «Данилов к 2-м годам жил лишку февраля з 27-го числа марта по 21 число, итого 22 дни». Разрядный дьяк М. Гуляев 10 марта 1703 г. подписал выписку для ожидавшего Офросимова, постановив «по указу в. г. дать ему Семену его государеву грамоту с прежняго отпуску и велеть Василья Данилова переменить как третей год исполнитца». Третий год старого воеводы заканчивался 22 июня и прожитые «лишку» 22 дня первого «срока» благополучно остались за его спиной [16, д. 8, л. 221-225об.].

С конца XVII в. составители росписей воевод вписывали обязательные элементы о каждом «разрядном» городе: его название, чин и имя воеводы, «срок» вступления в воеводство, московский приказ, чинивший отпуск. Большинство назначений производил Разряд, что не оговаривалось специально. С 1670-х гг. в записных книгах каждому городу «присваивалась» отдельная страница книги с названием города в виде заглавия вверху листа {14}. Некоторые элементы возможных записей в росписях были факультативными: имена новых назначенцев, дьяка, по помете которого происходил отпуск, «заслуги», сведения о выдаче «наказа» и «росписной грамоты». Как видно по документации второй половины XVII в., практически каждая записная книга имела свои вариации и особый «характер». Редкие пропуски чинов и частые умолчания о дьяческих пометах в росписях происходили не от оплошности писца, а от качества разрядных «выписок». Скрепа дьяка не всегда ставилась на разрядной выписке, но при наличии резолюции – указа о воеводстве – он воплощался в жизнь.

{14} Записные книги до 1670-хгг. содержали краткий перечень мест воеводств с фамилиями и «сроками» в виде сплошного текста.

Насколько синхронно и полно сведения о назначениях и вступлении в воеводства попадали в текущую роспись воевод? Этот самый сложный вопрос определяет направление и объем реконструкции текста. Дело в том, что логика ведения приказной росписи или списка отличается от принципов заполнения современных аналогичных журналов учета служащих. Различны цели и контекст, казалось бы, идентичных документов. В начале XVIII в., как и несколько ранее, датировки вступления в воеводство указывались в записных книгах как обязательные сведения. Записи об отпусках нового воеводы, видимо, могли вноситься только за годы, предшествующие году записной книги. Вполне естественно, что имена действующих управителей, согласно росписи воевод, часто не совпадают с именем человека, реально вступившего в воеводство. Росписи запаздывали в фиксации реалий, что отражено небольшой выборкой примеров (табл. 1). Сведения о вступлении в воеводство из записных книг 1706 г., размещены в таблице справа. Они сопоставлены с датировками назначений (по данным резолюций на выписках) и вступлений в должности (по данным выписок из записных книг 1705-1708 гг.). Известия о начале нового воеводства «запаздывали» в текущую годовую роспись не только от долгого пути воеводских отписок о приеме города. Объясняет ситуацию восприятие росписи самими разрядными служащими.

Таблица 1. Назначения и вступления в должности воевод «разрядных» городов

ГородВоеводаНазначение (отпуск)Вступление в должность («срок»)Воевода по записным книгам 1706 г. (вступление в должность)
БоровскБокеев С.В.24.01.170607.03.1706Дохтуров Я.А. (01.05.1704)
ДедиловБехтеев П.Е.18.01.170630.03.1706Щепотьев А.И. (01.05.1703)
Юрьев ПольскийБарятинский С.П., кн.18.01.1706 {15}19.03.1706Иевлев А.И (19.07.1705)
РыльскПосников И.А.18.10.170522.03.1706Ознобишин С.И. (20.03.1704)
ВязьмаДавыдов В.И.18.05.170624.06.1706Арсеньев И. Ф. (08.03.1704)
ТулаПавлов П.Р.07.11.170606.07.1707Ивашкин Д.К. (23.03.1704)
ЛихвинЧелюскин В.М.02.05.170427.07.1706Темирязев И.С. (04.11.1702)

{15} 18 января 1706 г. в разрядной выписке был изложен приказ Т. Н. Стрешнева кн. Барятинскому «а переменить ему Андрея Иевлева» 29 марта 1706 г.

Как правило, роспись воеводств создавалась одномоментно, передавая «коллективный портрет» 140 «разрядных городов», ведомых Московским столом Разряда. По мнению О. В. Новохатко, уже в 1630-1650-е гг. роспись воевод на новый год могла составляться в последних числах уходящего года или в самом начале текущего года записной книги; приказная практика с 1660-х гг. подталкивала разрядных служащих к концентрации информации о назначениях и вступлениях в должность воевод в книгу, так как оперативный поиск записей в столбцах был затруднителен [9, с. 64-71].

Последние сохранившиеся подлинники записных книг «всяких дел» 7198, 7202 гг. написаны «парадной скорописью» и имели все атрибуты завершенности документов, кроме дьяческих закреп. Обращает на себя внимание редкость упоминаний воеводских отпусков в годы составления этих книг {16}. Сведения о назначениях предыдущих лет, напротив, многочисленны. Действительно, отпуска воевод могли отменяться, вступления воевод в должности надолго задерживались из-за продлений полномочий прежних управителей на «третий год». В начале нового столетия участилась практика «заживать годы» {17}.

{16} Отпуска текущего года этих воеводских росписях были записаны в 5 случаях: четыре за сентябрь 7198 г. и один за сентябрь 7202 г., что исключительно мало для 130 городов.
{17} Были различные примеры и отмены решений. Так, Ю. А. Радищеву было разрешено зажить в Малом Ярославце 4 месяца, из-за «проезду с работники», но 1 сентября 1706 г. «по указу за подписанием руки боярина Тихона Никитича Стрешнева ему в том городе заживать не велено, а быть» стряпчему Г. Н. Чаплину, но и это решение отменилось из-за продления воеводства Радищева на год [16, д. 38. л. 757 об.-758].

Вероятно, по этим причинам Разряд постепенно перестал фиксировать новые воеводские отпуска в записных книгах текущего года. Введение тетрадного делопроизводства также могло способствовать сокращению записей внутри росписей воевод. Утрата подлинных росписей в составе записных книг не дает возможности окончательно подтвердить это логическое предположение. В любом случае, «справочные письма» из приказных столов в составе разрядной выписки подклеивались к заручным челобитным. Соединенные документы содержали, таким образом, для приказного судьи все необходимые сведения о претенденте на воеводство. Но и потребность в записях объемных помет в самих воеводских росписях, по-видимому, не исчезла в XVIII в. В самом конце XVII в. название каждого населенного пункта с разрядным воеводским управлением вписывалось на отдельной странице в записной книге. Разряд продолжал следовать прежнему распорядку ведения дел. К началу каждого года готовились записные книги с росписью воевод, к которым восходили бесконечные справки для заполнения разнородных списков и перечней {18}. Инерция восприятия документов приказными служащими оставалась устойчивой, что иногда историками называется традицией делопроизводства.

{18} Цитирования в разрядных выписках в течение всего 1706 г. данных о воеводствах, завершенных до 1706 г. подтверждают гипотезу о задержке внесения записей о «сроках». Однако это нельзя экстраполировать на все росписи, так как пока невозможно проверить и записи о назначениях. Сопоставление данных о воеводствах из разрядных выписок по записной книге 1706 г. и боярских списков показывает, что все имеющиеся в распоряжении автора (неполные) данные о вступлении воевод в должность в 1706 г. (В. М. Челюскин, В. И. Давыдов, П. В. Секиотов, Ф. А. Татищев, И. А. Посников, кн. С. П. Барятинский и др.) отразились впервые в боярском списке 1707 г. и в записной книге 1707 г. (табл. 2).

Вариативность составляющих элементов разрядной документации шире, чем принято считать. Воеводские росписи изредка включали краткие изложения указов о переменах в управлении городами. Так, Разряд передавал право назначения воевод в Пошехонье кн. А. Д. Меншикову (прил. 1), а воеводские назначения в Торжок, Орел, Болхов, Кромы – кн. М. П. Гагарину. Боярин Т. Н. Стрешнев явно не благоволил новым назначенцам, наступавшим на возможности прежних разрядных воевод продлевать свои «сроки» {19}. Участие петровских принципалов в назначениях мелких администраторов не было новацией. Аналогичное право назначений предоставлялось и воеводам крупных городов до Петра I.

{19} Согласно «выписке», в письме кн. А. Д. Меншикову 28 января 1707 г. царь «указал город Торжок отдать ради слюзы и перекопи во управление генеральному президенту … господину Гагарину и быть в том городе воеводе тому, которого он от себя учредит». В том же письме Меншиков писал Стрешневу: «Орел, Болхов, Кромы всяким управлением, чтоб велеть приказать ведать Логину Щербачову». Кн. М. П. Гагарин определил 22 января 1707 г. стольника Л. М. Щербачова воеводой в эти три города, но к сентябрю 1707 г. Стрешнев так и не назначил Щербачова, и не выслал ему ожидаемых послушных грамот для смены действующих воевод. Также Стрешнев продлил срок воеводства Г. Н. Лужецкого в Болхове 9 августа 1707 г. [16, д. 37, л. 313-314; д. 38, л. 770-771; д. 39, л. 254].

Сферу влияния боярина Т. Н. Стрешнева условно можно выразить географией его приказного администрирования. С 1690 г. он управлял Разрядом. В росписи разрядных воевод 1689/90 г. зафиксирована администрация 126 городов, в 1693/94 – 130 городов. Возглавляя с 1697 г. приказ Большого дворца, Стрешнев контролировал еще 43 населенных пункта и в том числе по назначению воевод 19 городов и сел [18, с. 177-238, 256; 1, с. 277-278], которые оставались вне компетенции Разряда. Приращение «разрядных городов» состоялось за счет «передачи» Разрядному приказу назначений воевод в города бывшего Великороссийского приказа. В 1701 г. составители росписей воевод должны были добавить к «разрядным городам» 28 великороссийских городов «Сумского, Ахтырского и Харьковского полков». С учетом этих данных и расширения полномочий Адмиралтейского приказа Стрешнев ведал воеводами 150 «разрядных городов» {20}. Из числа городов воеводской росписи Московского стола Разряда необходимо исключить 8 городов «Новгородского полка», которые ведались назначениями в Новгородском столе. Записи о назначениях в города Торжок и Старицу были зафиксированы в записной книге «всяких дел» этого стола {21} и отмечены выше (табл. 2).

{20} Ведомость Разряда для Ближней канцелярии 1701 г. перечисляет 161 «разрядный город» в том числе 29 «великороссийских городов». В ведомости исключены 19 городов Новгородского приказа, бывшие в росписи 1693/94 г. в том числе Нижний Новгород, Арзамас и Вологда; также исключены Романов, Белозерск, Дмитров (воеводы назначались Большим дворцом). По указам 21 марта 1700 г. и июня 1701 г. города «Белгородского полка» (Воронеж, Коротояк, Усмань, Костенск, Орлов, Землянск, Добрый, Демшинск, Сокольск, Белоколодск, Елец) передавались от Разряда воеводскими назначениями Адмиралтейскому приказу,а в финансовом управлении с 1704 г. [18, с. 264-283].
{21} По челобитной Д. С. Сытина от января1707 г. состоялась разрядная выписка: «В записной книге Новгородцкого стола 706-го году написано: В Старице жилец Дмитрей Степанов сын Сытин марта з 19-го числа 704-го года» [16, д. 34, л. 565]. По челобитной И. И. Исленьева от мая 1707 г. выписка гласит: «В Розряде выписано: В Торшку из началных людей Иван Ларивонов сын Исленьев декабря с 23-го числа 702-го году» [16, д. 37, л. 304 об.].

При назначении воевод значительных стратегических центров влияние Стрешнева было ограничено. Достаточно указать важную переписку царя в связи с переносом центра Белгородского разряда, которому с 1707 г. подчинился Киев. Формально воеводскими отпусками в Белгород ведал Разряд. Однако нового белгородского воеводу кн. Д. М. Голицына назначил лично Петр I. Голицын должен был незамедлительно переехать в Киев, но был извещен об этом боярином Стрешневым, а не царем {22}. Принять такие решения царя вынуждали военные задачи, и статус будущего центра губернии перешел от Белгорода к Киеву.

{22} Этот известный указ в действительности был отправлен царем кн. А. Д. Меншикову, а не кн. Голицыну. В публикации 1907 г. адресат и датировка этого указа, несохранившегося в подлиннике, указаны ошибочно. Меншиков, именуемый в письме «MinHer», отправил это письмо из Жолквы 16 января в Разряд Т. Н. Стрешневу. Письмо поступило в Разряд 28 января, и на следующий день было изложено в памяти Разряда [14, с. 56, 417; д.34, л. 569].

Таким образом, росписи воевод XVIII в. Московского стола включали около 140 городов и страниц каждой записной книги. В 1689/90 г. на воеводства 88 городов было подано 91 персональных и 12 заручных челобитных «грацких и всех чинов». Если экстраполировать эти данные на начало XVIII в., то справедливо предположить, что ежегодно только в один Разрядный приказ подавалось около сотни заручных челобитных на воеводства.

Для изучения биографики воевод, имена которых, по всей видимости, не были внесены в записную книгу 1706 г., в табл. 2 сведены данные из разрядных выписок по утраченным записным книгам 1707-1708 гг. {23} Даты начала воеводства (вступления в должность), как показано выше, не совпадают с датами назначений, которые в данной таблице не приводятся.

{23} Часть данных размещена в табл. 1.

Таблица 2. Воеводы «разрядных городов» 1706 г. (по данным выписок 1707-1708 гг.)

ГородВоевода, чинНачало воеводства
АлешнаПодгорецкий Б. К., жилец10.06.1706
БолховЛужецкий Г. Н., карачевец01.12.1706
ВольнойАрсеньев И. Е., стряпчий03.05.1706
КарачевНовосильцев Иона Я., жилец19.05.1706
КашинСекиотов С. В., стольник31.05.1706
ЛухТемирязев С. И., жилец26.10.1706
МценскЧебышев А. С., стольник01.09.1706
НежегольскБехтеев Н. Е., стряпчий12.02.1706
ОдоеСомов А.Д., стольник 04.05.1706
Переславль Зал.Мещеринов И. И., жилец23.06.1706
Переславль Ряз.Татищев Ф. А., стольник20.03.1706
ПутивльИвашкин М.К., стольник23.09.1706
СтарицаСытин Д.С., жилец19.03.1704
ТополиГорностаев П. А., отставной капитан, белгородец
ТоржокИсленьев И. И., из начальных людей23.12.1702
Харьков, Золочев, ВолченскийШидловский Ф. В., бригадир, полковник18.12.1706

С помощью росписей воевод из записных книг «всяких дел» Разрядный приказ сводил воедино перечень уездных управителей, датировки о начале и истечении сроков их воеводства. Предоставляя хронику назначений, роспись воевод имела общий информативный характер для возможных запросов разрядных столов, приказов и челобитчиков. Подробности о коллизиях воеводских перемещений редко встречаются в данных перечнях, но изобилуют в заручных челобитных и разрядных выписках, а также известны по некоторым другим источникам [11]. Разрядные выписки на челобитных, содержащие «справочные письма» (как и утраченная «воеводская книга» Т. Н. Стрешнева), концентрировали самые полные данные для воеводских отпусков и поэтому наиболее перспективны для дальнейшего изучения.

Предпринятая реконструкция росписи 1706 г., прежде всего, призвана продемонстрировать особенности обработки таких данных и информативные возможности сохранившейся документации, распыленной в массиве архивных дел.

В тексте росписи воевод 1706 г., реконструируемой ниже, последовательность записей воевод по городам приводится по перечню городов из книги Разряда, поданной в Ближнюю канцелярию в 1701 г. [18, с. 264-283]. Заголовки росписи и «городовых областей» воспроизведены по записной книге 1693/94 г., названия территорий «полков» – по цитированию записных книг из разрядных выписок. В стратегические центры Севск и Белгород воеводы назначались правительством из высших чинов «безсрочно», то есть без отсчета срока {24}. Поэтому челобитья в эти города не фиксируются, а общие сведения о возможных назначениях отображаются в примечаниях.

{24} В контексе назначения на воеводство по челобитью слово «безсрочно» обозначало назначение после прошедшего срока прежнего воеводства, а не безсрочность назначения.

За 1706 г. пока удалось восстановить 64 записи о воеводах, назначенных Разрядом по заручным челобитным, что составляет около 65-70 % от общего числа челобитных о воеводствах за один год. Восстановление полного текста росписи отчасти затруднено ветхим состоянием некоторых книг коллекции «Дела разрядные» {25} [16].

{25} Часть данных была выявлена по выпискам 6 книг данной описи за 1707 и 1709 гг., книги за 1708 г. оказались недоступны в процессе исследования.

Стоит подчеркнуть, что воссоздание текста утраченного документа целиком базируется на основе критики подлинных разрядных выписок 1706-1709 гг. Принадлежность текстовых фрагментов о воеводствах из записной книги «всяких дел» 1706 г., как правило, четко и полно указано в источниках {26}. Данные, полученные эскизной реконструкцией вне синхронных разрядных выписок, оговариваются в примечаниях.

{26} В примечаниях не оговаривается небольшая часть сведений, восстановленных по цитированию выписок записной разрядной книги 1707 г., которые упоминают вступления в должность воевод до 1706 г.

Сопоставление некоторых повторявшихся в разрядных выписках фраз позволило обнаружить характерные ошибки писцов при переписке текста, которые исправляются в квадратных скобках, но не оговариваются. Купируются поновления текста из разрядных выписок 1707-1709 гг. Незначительные сокращения слов и фраз, не характерные стилистике записных книг, не выделяются в тексте {27}. Фразеологические изменения текста выделяются квадратными скобками и адаптируются в соответствии с формулами подлинных записных книг конца XVII в. и по достоверно установленными фрагментам записной книги 1706 г. Также квадратными скобками обозначены фрагменты эскизной реконструкции текста, восстановленные на основе упоминаний сведений в разрядных выписках. Исключались все нехарактерные для записных книг фрагменты (подсчеты окончания сроков воеводства, служб, справки о чинах).

{27} К поновленному тексту относятся фразы: «прошлого года», «в … день». Чаще всего по формуле, характерной для записных книг, адаптируется фраза вердикта «по указу в. г. боярин Тихон Никитич Стрешнев (с товарыщи) приказал ему» – заменяется на «велено».

Представленную ниже версию реконструкции текста росписи воевод 1706 г. условно можно назвать «сокращенной». Она включает только те фрагменты текста, которые с максимальной надежностью передают утраченный текст документа {28}. Дальнейший поиск и обработка новых данных позволят точнее обосновать структуру записей утраченных росписей и, в целом, скорректировать объем реконструкции. Заручные челобитные о назначениях на воеводства и разрядные выписки в совокупности представляют значительный интерес как исторические источники, но в единичном виде они не могут передать утраченный памятник. Определенно можно утверждать, что большая часть восстановленной росписи воевод из разрядной записной книги 1706 г. поможет приблизиться к одному из текстов утраченного документа и уточнить сведения о воеводах Петровского времени.

{28} В «расширенном» варианте росписи имеется значительный объем сведений о назначениях (продлениях «сроков») воевод текущего года, которые, согласно изложенному выше контексту бытования памятника, могли частично составлять следующую годовую роспись воевод.

Приложение 1. Роспись воевод из записной книги «всяких дел» Московского стола Разряда 1706 г. (реконструкция текста {29})

В городех, которые ведомы в Розряде, бояря, и околничие, и думные, и воеводы, и приказные люди.

В Замосковных

В Володимире. [Стряпчей] Борис Ионин сын Леонтьев маия с 17-го числа 705-го году.

В Суздале. Столник Иван Степанов сын Батурин сентября з 19-го числа 705 году.

В Луху. Новгородец Александр Федоров сын Мордвинов июня з 9-го числа 704-го году. А октября в 25 день прошлого 705-го году по помете на выписке дьяка Федора Замятнина в Лух на Олександрово место Мордвинова отпущон стряпчей Иван Федоров сын Тяпкин, а прежнего переменить ему велено по сроке.

{29} Текст восстановлен по: [16, д. 8, 24, 29-31, 33-39, 49].

В Юрьеве Польском. Был воеводою столник Андреян Гаврилов сын Суворов, а велено было ему в том городе дожить чего не дожил Василей Суворов марта до 29-го числа нынешняго 706-го году. Июля 19-го числа [1705-го году] на ево Андреяново место Суворова велено быть в Юрьеве Андрею [Семенову сыну Иевлеву] и наказ ему из Розряду дан. Генваря в 18 день [1706-го году по выписке за пометою дьяка Федора Ефимьева] князь Сергея [княж Петрова сына] Борятинского в тот город отпустить, а переменить ему Андрея Иевлева марта в 29 день нынешняго 706-го году чего не дожил Андреян Суворов.

В Муроме. Костромитин Василий Васильев сын Высоцкой июня с 7-го числа прошлого 705-го году.

В Переславле Залеском. Из дворян Иван Корнилов сын Петров июня з 23-го числа 704-го году.

В Ростове. Стольник Иван Данилов сын Вельяминов Зернов октября с 3-го числа 1704-го году.

На Костроме. Стольник Тимофей Иванов сын Боборыкин марта с 16-го 1704-го году.

В Галиче. Столник князь Иван княж Осипов сын Борятинской июля со 2-го числа 704-го году.

В Пошехонье. Воеводою был Иван Иванов сын Семенов, а велено ему в Пошехонье дожить умершаго брата родного Андрея Семенова до сроку февраля до 14-го числа 705-го году. А в прошлом 704-м году сентября в 1-м числе в указе в.г. в Розряд из Семеновские концелярии написано: В. г. по своему государевому имянному указу по писму с Лодейной верфи город Пошехонье судом и всякими доходы ведать к Олонецкому верфу, где коробли стоят ковалеру и губернатору Александру Даниловичю Меншикову. И того города воеводе чрез повеление ево и ковалера и губернатора от олонецкого комендата по писмам во всем быть послушну. И переписные книги прислать на Олонецкую верфь. И о том из Розряду в Пошехонье к Ивану Семенову государева грамота послушная послана {30}.

{30} Источник записи о Пошехонье опущен, но сообщен в начале записи разрядной выписки: «В записной книге всяких дел прошлого 705-го и нынешняго 706-го году написано». [16, д. 29, л. 321об.].

На Углече. Стряпчей Иван Матвеев сын Еремеев сентября з 27-го числа 704-го году. А декабря в 27-м числе прошлого 705-го году по помете на челобитной ему Ивану что он проездил в полские городы с меренами маия с 1-го числа июля по 30-е число 705-го году велено дожить сентября з 27-го декабря по 27-е число нынешняго 706-го году.

В Можайску. Столник Петр Прокофьев сын Ларионов… маия со 2-го числа 704-го году.

В Бежецком Верху. Столник князь Василей княж Семенов сын Львов марта з 24-го числа 704-го году.

В Вязме. Жилец Иван Федоров сын Арсеньев марта со 8-го числа 1704-го году и велено ему в том городе дожить июля до 19-го числа 705-го году чего не дожил Василей Киреев.

На Волоку Ламском. Жилец из начальных людей Василий Григорьев сын Братцов марта с 15-го числа 704-го году.

В Рузе. Столник и воевода Иван Васильев сын Одоевцов апреля з 28-го числа 704 г.

В Боровску. Столник Яков Андреев сын Дохтуров маия с 1-го числа 704-го году. [А] генваря в 24 день [нынешняго 1706-го году по помете на выписке дьяка Федора Замятнина велено] тот город и дела у него Якова принять Степану Бокееву и быть на ево месте и всякие дела управлять ему Степану до указу {31}.

{31} Далее строка с пометой не читается из-за механического повреждения нижней части листа. Воеводство Я. А. Дохтурова завершилось вследствие его челобитной от 14 января 1706 г. о его состоянии «при смерти» [16, д. 29, л. 54-54об.].

В Верее. Стряпчей Костянтин Осипов сын Пушечников маия со 2-го числа 704-го году. А ноября в 30-м числе 70[5]-го году в тот город на ево Костянтиново место отпущон жилец Евдоким Дмитреев сын Коноплев и переменить велено как 2 года минет.

В Ярославце Малом. Из житья Юрья Афонасьев сын Радищев августа с 11-го числа 1705-го году и велено ему быть в том городе до указу.

В Клину. Столник Яков Васильев сын Эворлаков сентября з 21-го числа 704-го году.

Белогородцкого полку. В черте

В Курску у стрельцов и казаков головою курченин Прокофей Аммосов декабря з 23-го числа 705-го году {32}.

{32} В разрядной выписке сообщается источник сведений: записная книга «всяких дел» Московского стола 1707 г.

На Обояни. Столник Леонтей Семенов сын Шеншин маия со 8-го числа 704-го году.

На Черни. Из житья Леонтей Харламов сын Офрасимов апреля з 27-го числа 704-го году. А сентября в 5 день 705-го году по выписке за пометою дьяка Федора Замятнина на Чернь на Леонтьево место Офрасимова отпущон Петр Повалишин и велено переменить как 2 года минет.

[В Ефремове. Столник Степан Федоров сын Павлов с 705-го году] {33}.

{33} Восстановлено по «справочному письму» на челобитной С. Ф. Павлова 13 декабря 1707 г. » [16, д. 39, л. 747об.-748].

В Талецком. Елчанин Антон Савинов сын Коротнев октября с 6-го числа 70[4]-го году.

В Старом Осколе. Столник Андрей Михайлов сын Арсеньев ноября со 2-го числа 704-го году [и ему в том городе] быть до указу безпеременно.

По черте. В Белегороде {34}. От Белагорода налево

[На Короче воевода Харлам Петров сын Переверзев марта с 16-го числа 1704-го году].

{34} Белгородским воеводой в 1706 г. был генерал кн. И. М. Кольцов-Мосальский, дьяками в Белгороде – П. А. Исаков и Д. В. Белый, происходивший из детей боярских.

В Козлове у стрельцов и у казаков головою из житья Роман Захарьев сын Арбенев маия с 1-го числа 703-го году. 706-го генваря в 25 день [велено быть Миките Овинову {35}] в Козлове у стрельцов головою, а прежняго переменить безсрочно и дать наказ и грамоту, а жильца выслать на службу {36}.

{35} В «выписке» под вердиктом помета: «И против сей пометы в. г. грамота Миките Овинову и к столнику ко князю Григорью Волконскому послана, а Миките дан наказ». В феврале 1706 г. Н. К. Овинов подал челобитную о передаче головства своему брату Д. М. Полянскому, поскольку в феврале 1706 г. «бежали покрадчи от меня люди мои». [16, д. 29, л. 64-67].
{36} Возможно, что запись о г. Козлове относится к записной книге «всяких дел» Белгородского стола. В разрядной выписке указан источник: «В записной книге всяких дел нынешняго 706-го году написано».

На Волуйке [из житья] Богдан [Иванов сын] Дубенской апреля з 29-го числа [705-го году]. А на Волуйку отпущон столник Иван Иванов сын Арнаутов в декабре месяце [705-го году], а в котором числе на Волуйку приехал о том не писано.

В великоросийских городех Сумского полку

В Судже. Из дворян Петр Иванов сын Замыцкой генваря с 7-го числа 706-го.

В Мирополье. Белгородец Александр Григорьев сын Переверзев февраля с 1-го числа 704-го году. А октября в 30 день 704-го году на ево место отпущон был судженец отставной порутчик Филат Алексеев сын Малютин и переменить велено по сроке.

В великоросийских городех Ахтырского полку

В Богодухове. Новгородец Богдан Суровцов июня с 1-го числа 704-го году.

В Мурафе. Судженец Петр Ермолов сын Савенков сентября с 1-го числа прошлого 703-го году.

В Краснокуцку. Из житья Федор Семенов сын Голофеев апреля с 1-го числа 704-го году.

В Калантаеве. Болховитин Александр Федоров сын Заикин сентября с 1-го числа 702-го году.

В Рублевке. Стародубец Семен Григорьев сын Шеншин июня с 1-го числа 703-го году.

В великоросийских городех Харковского полку

В Харкове. Стряпчей Василей Кирилов сын Толстой был с маия с 1-го числа 703-го году и ноября в 30-м числе 704-го году велено ему быть третей год. А октября в 3 день [1705] по указу в.г. велено ево Василья ис того города перевесть в Чюгуев безсрочно, а тот город приказать кому пригож. А ноября в 14 день [1705] по указу в.г. велено в том городе быть волуйскому воеводе Богдану Дубенскому те месяцы которые довелось было доживать на Волуйке и что он прожил на Москве, а до приезду на Волуйку нового воеводы ему Богдану быть ему по прежнему {37}.

{37} В «выписках» 1706-1707 гг. упомянуто, что 2 марта 1706 г воеводой в Харьков на место Б. Дубенского был назначен кн. В. Б. Гагарин. 22 ноября 1706 г. было указано Харьков «ведать бригадиру и полковнику Федору Шидловскому», а кн. Гагарину «быть в Ольшанке до указу» [16, д. 30, л. 838; д. 34, л. 571 об.].

В Золочеве. Стряпчей Емельян Степанов сын Кондырев ноября с 1-го числа 703-го году. И сентября в 26 день 704-го году на ево место велено отпустить столника Кузму Селиверстова сына Гурьева и переменить по сроке. Наказ и росписная грамота даны ему Кузме сентября в 28-м числе 704-го году. А декабря в 18 день 704-го году по заручному челобитью [золочевцов всяких чинов людей] велено Емельяну Кондыреву быть третей год.

В резанских

В Переславле Резанском. Из дворян Микита Иванов сын Языков декабря з 25-го числа 704-го году.

На Михайлове. Столник Денис Леонтьев сын Кошелев мая со 18-го числа 1704-го году.

В Печерниках. Столник Василей Иванов сын Воронцов Вельяминов октября с 1-го числа 704-го году.

На Сапошке. Пензенец Ларион Степанов сын Мерлин декабря с 1-го 704-го году.

На Гремячем. Елчанин Сава Михайлов сын Коротнев августа з 22-го числа 705-го году.

На Веневе. Жилец Юрья Осипов сын Максимов марта с 17-го числа 704-го году и велено ему в том городе быть августа до 11-го числа 706-го году.

В Украинных

На Туле. Столник Данила Кирилов сын Ивашкин марта з 23-го числа 704-го году.

В Серпухове. На Кортельеве месте Руднева велено быть для управления государевых и челобитчиковых дел стряпчему Дмитрею Григорьеву сыну Бобынину апреля з 19-го числа 705-го году для того, что он Кортелий в том городе умре. А в 705-м ж году июня в 27 день по выписке за пометою дьяка Фёдора Замятнина в Серпухове дела управлять велено стольнику князю Василью княж Алексееву сыну Вяземскому, которой в тот город послан для высылки к Москве каменщиков и кирпичников. А Дмитрей Бобынин послан в Смоленской уезд село Поречье с меренами. А по отпискам ево Дмитреевым, что он поехал в село Поречье из Серпухова маия в 6-м числе 705-го году и был в Полоцку. А ис Полоцка приехал в Серпухов августа в 30-м числе.

На Кошире. Столник князь Петр княж Артемьев сын Засекин июня з 25-го числа 705-го году.

В Алексине. Столник князь Прохор княж Алексеев сын Вяземской генваря с 3-го числа 705-го году.

В Одоеве. Из дворян Илья Дементьев сын Макашев апреля с 5-го числа 704-го году.

На Дедилове. Стряпчей Аврам Иванов сын Щепотев маия с 1-го числа 703-го году. 1706-го генваря в 18 день по указу в. г. [велено из житья] Петру [Епифанову сыну Бехтееву] быть на Дедилове и пременить прежнего бесрочно.

В Заоцких

В Калуге столник Степан Иванов сын Бахметев с [марта с …704-го году {38}]. На ево место отпущон столник Павел [Васильев сын] Яновской.

{38} Датировка восстановлена на основании упоминания в выписке от 7 ноября 1706 г. о завершении третьего года воеводства С. И. Бахметева в Калуге через 4 месяца [16, д. 33, л. 535-536].

В Воротынску. Жилец Павел Иванов сын Кирикрейской генваря з 22-го числа нынешняго 706-го году.

В Перемышле. Стряпчей Григорей Васильев сын Сокорев декабря з 24-го числа 705-го году.

В Серпейску. Столник и воевода Микита Романов сын Яковлев июля з 26-го числа 705-го году.

В Мосальску. Столник Семен Игнатьев сын Протасов февраля з 27-го числа 704-го году. А генваря в 8 день нынешняго ж 706-го году по помете на выписке дьяка Федора Ефимьева на ево Семеново место Протасова велено отпустить столника Степана Семенова сына Румянцова и переменить велено по сроке. А генваря в 6 день нынешняго ж 706-го году по помете на выписке дьяка Евсигнея Фомина велено ему Семену те месяцы, что он проездил с меренами дожить сентября по 15 число нынешняго 706-го году.

В Козелску. Из дворян Василей Иванов сын Яковлев ноября з 29-го числа 705-го году.

В Лихвине. Столник Иван Степанов сын Темирязев ноября с 4-го числа 702-го году. А в 704-м году маия в 2 день по помете на выписке дьяка Федора Замятнина на ево Иваново место отпущон столник Василеи Михаилов сын Челюскин и переменить велено по сроке. А в 704-м ж году по заручному челобитью лихвинских помещиков и вотчинников всяких чинов людей Ивану Темирязеву в Лихвине воеводою велено быть 3-й год. А в 705-м году по указу в.г. по ево ж Иванову челобитью велено ему Ивану в Лихвине зажить, которые месяцы прожил он на Москве для государева смотру и проездил в Смоленеск с меренами апреля по 30 число нынешняго 706-го году.
Севского полку. В Севску {39}

{39} По данным воеводских отписок, в 1705-1706 гг. севским городовым воеводой был стольник М. Ф. Ртищев, дьяком Севской разрядной избы Л. И. Клишин.

Во Брянску. Столник Афонасей Семенов сын Шеншин марта з 19-го числа 704-го году. А ноября в 30-м числе 705-го году на ево Афонасьево место отпущон столник Тарас Акимов сын Карпов и переменить велено по сроке.

В Рылску. Столник Сава Иванов сын Ознобишин марта з 20-го числа 704-го году. А в прошлом 705-м году октября в 18 день по указу в.г. за пометою дьяка Федора Ефимьева на ево место отпущен столник Иван Андреев сын Посников. А переменить велено по сроке.

В Путивле. Столник Петр Борисов сын Вельяминов сентября з 23-го числа 704-го году.

В Белеве. Столник Алексей Александров сын Юшков июля со 2-го числа 703-го году.

В Карачеве. Столник Семен Михайлов сын Офросимов сентября с 1-го числа 703-го году. А в 704-м году июля в 26 день на ево Семеново место отпущон столник Василей Кирилов сын Вельяминов и переменить велено как 2 года минет. [А] велено ему Семену те месяцы, что он прожил на Москве и проездил с меренами в Карачеве быть февраля по 14 число нынешняго 706-го году. А в 705-м году сентября в 20 день велено Василью Вельяминову Семена Офросимова переменить безсрочно.

[На Орле. Столник Леонтий Михайлов сын Коробьин октября з …числа 705-го году] {40}.

{40} Срок воеводства на Орле и в Кромах восстановлен по челобитной Т. С. Шеншина от сентября 1707 г. [16, д. 38, л. 772-772об.].

В Кромах. Столник Трофим Семенов сын Шеншин июня со 2-го числа 704-го году, а 705-го июля в 27 день по имяному в.г. указу и по писму с Полоцка велено быть в Кромах столнику Леонтью Михайлову сыну Коробьину воеводою до указу и прежнего переменить безсрочно. И в 706-м году он Леонтей в том городе умре. А августа в 26-м числе того ж 706-го году по помете на отписке дьяка Ивана Уланова велено город Кромы ведать до указу столнику Трофиму Шеншину {41}.

{41} В «выписке» ошибочно указан год цитируемой книги «1704», что обнаруживается текстом ниже относительно времени отписки И. Уланова: «и с пометы на отписке ему Трофиму в том городе год, а с первою его бытностью 2 года и 2 месяца» [16, д. 38, л. 776-778].

Список литературы:

  1. Богословский М. М. Петр I. Материалы для биографии. / Под ред. В. И. Лебедева. Т. 4. М.: Соцэкгиз, 1948. 510 с.
  2. Буганов В. И. О «повстанческом архиве» Главного войска С. Т. Разина // Советские архивы. 1975. № 5. С. 82-89.
  3. Глазьев В. Н. Комплексы документов о назначениях воевод в Разрядном приказе в конце XVII века // Источниковедение: поиски и находки. Воронеж, 2000. С. 100-109.
  4. Глазьев В. Н. Порядок назначения городовых воевод Южного пограничья в конце XVII в. (по материалам Разрядного приказа) // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2013. № 10. С. 86-90.
  5. Демидова Н. Ф. Служилая бюрократия в России XVII в. и ее роль в формировании абсолютизма. М.: Наука. 1987. 227 с.
  6. Дворцовые разряды, по высочайшему повелению изданные II-м отделением Собственной е. и. в. канцелярии. Т. 4. СПб.: в Тип. II отделения Собственной е. и. в. канцелярии, 1855. 585 с.
  7. Захаров А. В. Записные разрядные книги «всяким делам» рубежа XVII-XVIII вв.: археография и атрибуция подлинников // Magistra Vitae: электронный журнал по историческим наукам и археологии. 2019. № 1. С. 135-150.
  8. Научно-исторический архив Санкт-Петербургского Института истории РАН. Русская секция. Ф. 11. Д. 89.
  9. Новохатко О. В. Записные книги Московского стола Разрядного приказа XVII в. М.: Памятники исторической мысли, 2000. 446 с.
  10. Новохатко О. В. Разряд в 185 году. М.: Памятники исторической мысли, 2007. 640 с.
  11. Обдорский край и Мангазея в XVII веке. Сост. Е. В. Вершинин, Г. П. Визгалов. Сб. документов. Екатеринбург: Тезис, 2004. 210 с.
  12. Областные правители России, 1719-1739 гг. Сост. М. В. Бабич, И. В. Бабич. М.: РОССПЭН, 2008. 831 с.
  13. Овчинников Р. В. Манифесты и указы Е. И. Пугачева. Источниковедческое исследование. М.: Наука, 1980. 280 с.
  14. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 5. СПб.: Гос. Тип., 1907. 764 с.
  15. Подъяпольская Е. П. Восстание Булавина. 1707-1709. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1962. 216 с.
  16. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 210. Оп. 7-б (Дела разрядные).
  17. РГАДА. Ф. 210. Оп. 6-ж (Книги Денежного стола).
  18. Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом. Т. 2. М.: Унив. тип., 1872. 408 с.

References:

  1. Bogoslovskii, M. M. Petr I. Materialy dlia biografii [Peter the Great. Materials for biography]. Pod red. V. I. Lebedeva. Vol. 4. Moscow, Sotsehkgiz Publ., 1948, 510 p. (in Russian).
  2. Buganov, V. I. O «povstancheskom arkhive» Glavnogo voiska S. T. Razina [About the «rebel archive» of the Main army of S. T. Razin] in Sovetskie arkhivy [Soviet archives], 1975, № 5, pp. 82-89. (in Russian).
  3. Glaz’ev, V. N. Kompleksy dokumentov o naznacheniiakh voevod v Razriadnom prikaze v kontse XVII veka [Complexes of documents on appointments of voivodes in the Military Service Chancelleryat the end of the XVII century] in Istochnikovedenie: poiski i nakhodki [Source studies: searches and finds], Voronezh, 2000, pp. 100-109. (in Russian).
  4. Glaz’ev V. N. Poriadok naznacheniia gorodovykh voevod IUzhnogo pogranich’ia v kontse XVII v. (po materialam Razriadnogo prikaza) [Order of appointment of city voivodes of the southern border region at the end of the XVII century (based on the materials of The Military Service Chancellery)] in Vestnik Tambovskogo universiteta. Seriia: Gumanitarnye nauki [Bulletin of Tambov University. Series: Humanities], 2013, № 10, pp. 86-90. (in Russian).
  5. Demidova, N. F. Sluzhilaia biurokratiia v Rossii XVII v. i ee rol’ v formirovanii absoliutizma [Service bureaucracy in Russia of the XVII century and its role in the formation of absolutism]. Moscow, Nauka Publ., 1987, 227 p. (in Russian).
  6. Dvortsovye razriady, po vysochaishemu poveleniiu izdannye II-m otdeleniem Sobstvennoi e. i. v. kantseliarii [Palace ranks, issued by the highest order of the II-th Department Of its own E. I. V. Chancery]. Vol. 4. St. Petersburg, v Tip. II otdeleniia Sobstvennoi e. i. v. kantseliarii, 1855, 585 p. (in Russian).
  7. Zakharov, A. V. Zapisnye razriadnye knigi «vsiakim delam» rubezha XVII-XVIII vv.: arkheografiia i atributsiia podlinnikov [Court Deployment Books»vsiakih del» of the XVII-XVIII centuries: Archeography and attribution of originals] in Magistra Vitae: ehlektronnyi zhurnal po istoricheskim naukam i arkheologii [Magistra Vitae: electronic journal of historical Sciences and archaeology], 2019, № 1, pp. 135-150.
  8. Nauchno-istoricheskii arkhiv Sankt-Peterburgskogo Instituta istorii RAN [Scientific and historical archive of the Saint Petersburg Institute of history of the Russian Academy of Sciences].Russkaia sektsiia. F. 11, d. 89. (in Russian).
  9. Novokhatko, O. V. Zapisnye knigi Moskovskogo stola Razriadnogo prikaza XVII veka [Court Deployment Books of the Muscovite Department of the The Military Service Chancellery of the XVII century.]. Moscow, Pamiatniki istoricheskoi mysli Publ., 2000, 446 p. (in Russian).
  10. Novokhatko, O. V. Razriad v 185 godu[The Military Service Chancellery in 185]. Moscow, Pamiatniki istoricheskoi mysli Publ., 2007, 640 p. (in Russian).
  11. Obdorskii krai i Mangazeia v XVII veke [Obdorsky Krai and Mangazeya in the XVII century. Ed. by E. V. Vershinin, G. P. Vizgalov]. Sb. dokumentov. Ekaterinburg, Tezis Publ., 2004, 210 p. (in Russian).
  12. Oblastnye praviteli Rossii,1719-1739 gg. [The regional rulers of Russia, 1719-1739 years. Ed. by. M. V. Babich, I. V. Babich]. Moscow, ROSSPEHN Publ., 2008. 831 p. (in Russian).
  13. Ovchinnikov, R. V. Manifesty i ukazy E. I. Pugacheva. Istochnikovedcheskoe issledovanie [Manifestos and decrees of E. I. Pugachev. Source research]. Moscow, Nauka Publ., 1980. 280 p. (in Russian).
  14. Pis’ma i bumagi imperatora Petra Velikogo [Letters and papers of Emperor Peter the Great]. Vol. 5, St. Petersburg, Gos. Tip. Publ., 1907, 764 p. (in Russian).
  15. Pod»iapol’skaia, E. P. Vosstanie Bulavina. 1707-1709 [Bulavin’s Revolt. 1707-1709]. Moscow, Akad. nauk SSSR Publ., 1962, 216 p. (in Russian).
  16. Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv drevnikh aktov(RGADA) [Russian State Archive of Ancient Acts]. F. 210, op. 7-b (Dela razriadnye). (in Russian).
  17. RGADA. F. 210, op. 6-zh (Knigi Denezhnogo stola). (in Russian).
  18. Sbornik vypisok iz arkhivnykh bumag o Petre Velikom [Collection of extracts from archival papers about Peter the Great]. Vol. 2, Moscow, Univ. tip. Publ., 1872. 408 p. (in Russian).