Изба-читальня в жизни крестьян 1920-х гг. (историографический обзор)

Аннотация

Статья посвящена рассмотрению взглядов исследователей о роли избы-читальни в жизни крестьян 1920-х гг. В современной российской историографии деятельности изб-читален уделяется достаточное внимание, поэтому в итоге сформировались разные оценки их работы. В сельской местности модернизация крестьянского быта и внедрение советских ценностей были связаны с деятельностью данных учреждений, поэтому советские органы власти уделяли их развитию особое внимание. В изучаемый период избы-читальни занимались разнообразной деятельностью, к которой относились выдача книг, громкая читка газет и журналов, организация бесед и докладов, организация различных кружков, участие в проведении посевных и уборочных кампаний, проведение политических кампаний, справочная работа, проведение концертов, спектаклей и киносеансов, коллективные прослушивания радиопередач, антирелигиозная агитация и пропаганда юридических знаний. По всей видимости, различные аспекты в деятельности изб-читален были вызваны тем, что советская власть с их помощью стремилась как построить в деревне новое общество, так и повысить социокультурный уровень сельских жителей. Одновременно с этим следует отметить и недостатки в их работе, которыми являлись нехватка подготовленных сотрудников, текучесть кадров из-за низких зарплат, дефицит материально-финансовых ресурсов, связанный с негативными последствиями гражданской войны и трудностями послевоенного восстановительного периода. Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод о том, что в современной российской историографии деятельность изб-читален, несмотря на вышеуказанные недостатки, в целом оценивается авторами позитивно.

Ключевые слова и фразы: крестьянство; изба-читальня; историография; новая экономическая политика; модернизация; социокультурная деятельность.

Annotation

Hut-reading room in the life of peasants of the 1920-s (historiographic review).

The article is devoted to consideration of the views of researchers about the role of would-bookhouse in the life of the peasants of the 1920s modern Russian historiography of the activities of huts-reading rooms receive sufficient attention, in that eventually formed a different assessment of their work. In rural areas, the modernization of peasant life and the introduction of Soviet values were associated with the activities of these institutions, so the Soviet authorities paid special attention to their development. During the study period, the reading rooms were engaged in a variety of activities, which included the issuance of books, loud reading of Newspapers and magazines, the organization of conversations and pre-treasures, the organization of various circles, participation in sowing and harvesting campaigns, political campaigns, reference work, concerts, performances and film shows, collective broadcasting, anti-religious agitation and promotion of legal knowledge. Apparently, various aspects of the activities of the libraries were caused by the fact that the Soviet government with their help sought both to build a new society in the village and to improve the socio-cultural level of rural residents. At the same time, it should be noted that their work was under-performed due to the lack of trained staff, staff turnover due to low salaries, lack of material and financial resources associated with the negative consequences of the civil war and the difficulties of the post-war recovery period. In summary, we can conclude that in contemporary Russian historiography of the activities of huts-reading rooms, despite the above shortcomings, in General, assessed positively by the authors.

Key words and phrases: peasantry; hut-reading room; historiography; new economic policy; modernization; socio-cultural activities.

О публикации

Авторы: .
УДК 930.
DOI 10.24888/2410-4205-2019-20-3-15-22.
Опубликовано 20 сентября года в .
Количество просмотров: 31.

В 1920-е гг., которые связаны, прежде всего, с изменениями в российской экономике, происходили и масштабные социокультурные трансформации. В сельской местности модернизация крестьянского быта самым тесным образом была связана с деятельностью изб-читален, поэтому советские органы власти уделяли их развитию особое внимание. По обоснованному мнению Э. Т. Головиной, «в формируемом большевиками социокультурном пространстве часто наблюдалась преемственность с рухнувшей Российской империей. Примером такого наследования стала изба-читальня. Появившись в XIX веке, изначально она была центром просвещения в деревне. Однако в культурно-просветительских практиках дореволюционной России изба-читальня только формировалась, а в советской России оказалась активно востребованной» [2, с. 32]. Целью данной статьи является рассмотрение взглядов исследователей о роли избы-читальни в жизни крестьян 1920-х гг.

В современной российской историографии деятельность изб-читален не была обделена вниманием авторов, т.к. они не могли пройти мимо такого социокультурного феномена российской деревни 1920-х гг. Так, Е. В. Дианова на основе анализа сотрудничества изб-читален и северной кооперации приходит к выводу, что «… изба-читальня являлась основным центром, где должна была проводиться вся кооперативная пропаганда в деревне. Деятельность сельских культурно-просветительных учреждений обеспечивалась за счет средств, отпускаемых местными кооперативами. Кооперация как хозяйственная организация в своей просветительной работе была подчинена политпросвету, занималась проведением общественно-политических кампаний под контролем партийных и советских органов в соответствии с официальной идеологией» [4, с. 63]. По мнению Р. Р. Хисамутдиновой и Д. К. Кукаевой «деятельность изб-читален, несмотря на материально-финансовые проблемы, нехватку персонала и не всегда профессиональную подготовку кадров, по меркам того времени можно считать эффективной. Массовая работа этого политико-идеологического института стала определяющей в формировании советского гражданина» [15, с. 198].

Автор данной статьи в ряде работ также изучал деятельность изб-читален и отмечает их преимущественно позитивное влияние на формирование социокультурного климата в деревне [7]. В совместной статье, опубликованной в соавторстве с В. П. Николашиным, была предпринята достаточно успешная попытка рассмотреть роль изб-читален российской провинции 1920-х гг. как трансляторов советских ценностей. В итоге авторы пришли к выводу, что «… избы-читальни как опорные пункты советской власти в деревне в период НЭПа играли одну из центральных ролей в культурном развитии села. Изба-читальня выполняла важную функцию и, по своей сути, продолжала традиции дореволюционных крестьянских совместных чтений, расширяла общий сельский кругозор. При наличии ответственного заведующего изба-читальня была настоящим центром социокультурной жизни деревни» [9, с. 653].

Следует сказать, что главными направлениями деятельности изб-читален в 1920-е гг. были выдача книг, громкая читка газет и журналов, организация бесед и докладов, организация различных кружков (сельскохозяйственных, самодеятельности, шахматных и т.д.), участие в проведении посевных и уборочных кампаний, проведение политических кампаний, справочная работа [3]. При этом деятельность изб-читален находилась под пристальным контролем советских органов власти, т.к. постоянно принимались различные постановления и резолюции, посвященные этому вопросу. Так, в материалах агитационно-пропагандисткого отдела Новозыбковского укома РКП (б) Брянской губернии за 1922-1924 гг. указывалось, что «изба-читальня по-прежнему остается центром всей просветительной работы на селе, поэтому необходимо строить работу так, чтобы каждый крестьянин мог получить разъяснение по всем интересующим его вопросам» [6, с. 252].

Исследователи на основе изучения региональных материалов выделяют разнообразные виды деятельности изб-читален. Так, по сведениям Л. Н. Мазур, основанных на материалах Урала, «вплоть до 1930-х гг. основным культурным центром на селе была изба-читальня. Так, к 1920 г. на Урале действовало 3 640 изб-читален, в среднем на одну избу приходилось 39 книг. Здесь проводились громкие читки, доклады, лекции, беседы о прочитанной литературе. При избах-читальнях открывались школы ликбеза, различные кружки, устраивались концерты, спектакли» [8, с. 74]. Л. Ю. Полянскова в результате изучения социокультурного облика крестьянства Среднего Поволжья в период новой экономической политики пришла к выводу, что «в избах-читальнях Среднего Поволжья часто устраивались коллективные прослушивания радиопередач. Программы передач печатались в местных газетах или предварительно рассылались по избам-читальням» [11, с. 130]. Также автор приводит выдержки из постановления Наркомпроса о том, что при строительстве изб-читален предусматривалась возможность их использования под киносеансы с бесплатным пропуском бедной части населения деревни [11, с. 131]. В свою очередь, по информации Р. М. Рогинского в Гомельской губернии избы-читальни играли особую роль в проведении антирелигиозной агитации. Он отмечает, что «избы-читальни являлись центрами антирелигиозной пропаганды в деревне» [14].

Среди направлений работы избы-читальни было и распространение юридических знаний, существовало понимание необходимости в сотрудничестве с судебными работниками. Так, в циркулярах Гомельского губернского суда за 1925 год отмечалась «необходимость введения народных судей в советы изб-читален». Кроме того, указывалось, что «каждый судья должен разработать календарный план своих лекций, докладов и собеседований в избах-читальнях, народных домах, клубах и т.п. по определенным вопросам, непосредственно затрагивающим экономические интересы крестьянства» [6, с. 253]. Для помощи в работе по правовому просвещению в 1927 г. были изданы методические материалы для изб-читален, юридических бюро, кружков и справочных столов [12].
Очевидно, что различные направления в деятельности изб-читален были вызваны тем, что советская власть при их помощи стремилась объединить сельских жителей и построить в деревне новое общество. В связи с этим, Э. Т. Головина на основе изучения материалов Ставрополья обоснованно отмечает, что «любыми возможными средствами приходилось вовлекать население в избы-читальни, поэтому там налаживалась справочная работа и создавались специальные столы» [1, 32]. В. В. Номогоева на примере Бурятии резюмирует, что через деятельность изб-читален советские органы власти стремились «…приблизить новые формы культуры к населению через разнообразные формы работы» [10, с. 80].

При этом исследователи приходят к выводу, что для привлечения крестьянского населения в избу-читальню использовались материально-финансовые стимулы и внедрялись, говоря современным языком, инновационные для того времени методы и формы работы. В частности, С. И. Бондаренко на основе анализа материалов Западной Сибири отмечает, что «в конце 1920-х гг. изба-читальня по-прежнему оставалась центром культурного досуга и политической активности крестьян. Для развития работы в избах-читальнях создавались постоянные кадры избачей, повышалась заработная плата (в три раза), организовывались различные курсы деревенских культпросветчиков» [1, с. 199].

На территории Брянской губернии многие избы-читальни позже трансформировались в известные нам современные библиотеки. Так, в информации о Пеклинской сельской библиотеке указывается, что в деревне Пеклино «изба-читальня была основана в 1920 году и обслуживала до 350 детей. Заведующим был С. Я. Заикин, 1895 года рождения, имел низшее образование, закончил земскую школу. Изба-читальня находилась в ведении Брянского губернского отдела народного образования исполкома Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» [3]. При этом для привлечения посетителей избачи были должны проявлять активность и предприимчивость. Так, в статье Е. Федоренкова, посвященной эволюции библиотечного дела в г. Гжатске Смоленской губернии, отмечается, что «в стране появились новые профессии – избачи и книгоноши, в задачу которых входила пропаганда новой советской литературы среди населения. Избачи уже не ждали посетителей, они ходили по дворам, ездили на полевые станы и лесозаготовки, приглашая людей на вечера в избы-читальни и убеждая, что учиться грамоте никогда не поздно. А избы-читальни, в свою очередь, превратились в своего рода сельские клубы: там не только читали книги и газеты, в них вели беседы, проводили лекции, читали доклады, при них развивалась художественная самодеятельность и даже показывали первые киноленты» [13].

Однако, несмотря на позитивные итоги деятельности изб-читален, нельзя не отметить и недостатки в их работе. Следует сказать, что «…работа велась недостаточно развернуто из-за отсутствия подготовленных избачей. Нехватка сотрудников, маленький опыт работы и недостаточный уровень их образования, текучесть кадров из-за низких зарплат – все это делало невозможным постановку справочной и другой работы изб-читален на должный уровень» [5]. По мнению автора данной статьи, достижению оптимальных результатов в деятельности изб-читален препятствовали финансовые проблемы, дефицит материальных ресурсов, далеко не всегда ответственное отношение к работе руководителей данных учреждений, что приводило к тому, что часть изб-читален функционировала только на бумаге и реальной работы не проводилось [6, с. 256-258].

Таким образом, в современной российской историографии деятельности изб-читален уделяется достаточное внимание, поэтому в итоге сформировались разные оценки их работы. В сельской местности модернизация крестьянского быта и внедрение советских ценностей были связаны с деятельностью данных учреждений, поэтому советские органы власти уделяли их развитию особое внимание. В изучаемый период избы-читальни занимались разнообразной деятельностью, к которой относились выдача книг, громкая читка газет и журналов, организация бесед и докладов, организация различных кружков, участие в проведении посевных и уборочных кампаний, проведение политических кампаний, справочная работа, проведение концертов, спектаклей и киносеансов, коллективные прослушивания радиопередач, антирелигиозная агитация и пропаганда юридических знаний. По всей видимости, различные аспекты в деятельности изб-читален были вызваны тем, что советская власть с их помощью стремилась как построить в деревне новое общество, так и повысить социокультурный уровень сельских жителей. Одновременно с этим следует отметить и недостатки в их работе, которыми являлись нехватка подготовленных сотрудников, текучесть кадров из-за низких зарплат, дефицит материально-финансовых ресурсов, связанный с негативными последствиями гражданской войны и трудностями послевоенного восстановительного периода. Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод о том, что в современной российской историографии деятельность изб-читален, несмотря на вышеуказанные недостатки, в целом оценивается авторами позитивно.

Список литературы:

  1. Бондаренко С. И. Отношение крестьян к избам-читальням в 1920-е гг. (по материалам Западной Сибири) // Ученые записки (Алтайская государственная академия культуры и искусств). Барнаул: Алтайский государственный институт культуры, 2017. № 2 (12). С. 197-199.
  2. Головина Э. Т. Особенности функционирования изб-читален на Ставрополье в 1920-1930-е гг. // Гуманитарные и юридические исследования. Ставрополь: Издательство: Северо-Кавказский федеральный университет, 2015. № 4. С. 31-36.
  3. Д. Пеклино. Из истории Пеклинской сельской библиотеки [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://libryansk.ru/dubrovskij-rajon-d-peklino-biblioteka.23217/ свободный (дата обращения: 27.01.2019).
  4. Дианова Е. В. Сотрудничество изб-читален и северной кооперации в 1920-е годы // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2016. № 8 (70). C. 61-64.
  5. Из истории библиотек Брянской губернии (1920-1929 гг.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://biblus.livejournal.com/23503.html, свободный (дата обращения: 27.01.2019).
  6. Кулачков В. В. Крестьянство Западного региона России в 1920-е гг. (социокультурные изменения). Брянск: БГИТА, 2014. 330 с.
  7. Кулачков В. В. Роль избы-читальни в повседневной жизни крестьянства Западного региона России (первая треть XX века) // Урал и Сибирь в контексте развития российской государственности. Материалы всероссийской научной конференции, посвященной 1150-летию российской государственности, 75-летию со дня рождения доктора исторических наук, профессора Н. Ф. Емельянова и 60-летию исторического факультета КГУ. Курган: Курганский государственный университет, 2012. С.232-233.
  8. Мазур Л. Н. Роль медиакоммуникаций в трансформации сельского образа жизни в 1930-1980-е гг. (по материалам Урала) // Гуманитарные науки в Сибири. Новосибирск: Издательство: Издательство Сибирского отделения РАН, 2012. № 3. С. 72-75.
  9. Николашин В. П., Кулачков В. В. Избы-читальни российской провинции 1920-х гг. как трансляторы советских ценностей // Былые годы. Сочи: Сочинский государственный университет, 2014. № 34 (4). С. 651-654.
  10. Номогоева В. В. Изба-читальня в первые годы советской власти (на примере Бурятии) // Вестник Бурятского государственного университета. Улан-Удэ: Бурятский государственный университет, 2015. №7. С.76-81.
  11. Полянскова Л. Ю. Влияние радио- и кинофикации деревни на социокультурный облик крестьянства Среднего Поволжья (1921-1929 гг.) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Издательство «Грамота», 2010. № 1(5). С. 130-132.
  12. Правовое просвещение и изба-читальня. Материалы и их проработка для шести занятий: Руководство для юридических бюро, юркружков и справочных столов / Ростовский И.; Предисл.: Курский Д. И.. 2-е изд. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1927. 84 c.
  13. Превращения избы-читальни [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gagarin-gazeta.ru/2014-12-07/prevrashheniya-izbyi-chitalni/, свободный (дата обращения: 27.01.2019).
  14. Рогинский Р. М. Старообрядчество Гомельщины и советская власть. 1920-1930-е годы (по архивным данным и устным источникам) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://anti-raskol.ru/pages/2175, свободный (дата обращения: 27.01.2019).
  15. Хисамутдинова Р. Р., Кукаева Д. К. Избы-читальни как центр просвещения сельского населения южноуральских областей в 1930-е годы // Вестник Оренбургского государственного педагогического университета. Электронный научный журнал. Оренбург: Оренбургский государственный педагогический университет, 2018. № 1 (25). С. 189-202.

References:

  1. Bondarenko, S. I. Otnoshenie krest’yan k izbam-chital’nyam v 1920-e gg. (po materialam Zapadnoj Sibiri) [The attitude of peasants to reading houses in the 1920s (based on the materials of Western Siberia)] in Uchenye zapiski (Altajskaya gosudarstvennaya akademiya kul’tury i iskusstv) [Scientific notes (Altai state Academy of culture and arts)]. Barnaul: Altai state Institute of culture, 2017. № 2 (12). pp. 197-199. (In Russian).
  2. Golovina, E. T. Osobennosti funkcionirovaniya izb-chitalen na Stavropol’e v 1920-1930-e gg. [The peculiarities of the huts-reading rooms in the Stavropol region in 1920-1930s] in Gumanitarnye i yuridicheskie issledovaniya [Humanitarian and legal studies]. Stavropol: Publishing house: North Caucasus Federal University, 2015. № 4. pp. 31-36. (In Russian).
  3. D. Peklino. Iz istorii Peklinskoj sel’skoj biblioteki [D. Pelino. From the history Paklinskoe rural libraries] [Electronic resource.] – Mode of access: http://libryansk.ru/dubrovskij-rajon-d-peklino-biblioteka.23217/ free (date accessed: 27.01.2019). (In Russian).
  4. Dianova, E. V. Sotrudnichestvo izb-chitalen i severnoj kooperacii v 1920-e gody [Cooperation huts-reading rooms and societies in the 1920-ies] in Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul’turologiya iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki [Historical, philosophical, political and legal Sciences, cultural studies and art history. Theory and practice]. Tambov: Diploma, 2016. № 8 (70). pp. 61-64. (In Russian).
  5. Iz istorii bibliotek Bryanskoj gubernii (1920-1929 gg.) [From the history of libraries of Bryansk province (1920-1929.)] [Electronic resource.] – Mode of access: https://biblus.livejournal.com/23503.html free (date accessed: 27.01.2019). (In Russian).
  6. Kulachkov, V. V. Krest’yanstvo Zapadnogo regiona Rossii v 1920-e gg. (sociokul’turnye izmeneniya) [Peasantry of the Western region of Russia in the 1920s (socio-cultural changes)]. Bryansk: BGITA, 2014. 330 p. (In Russian).
  7. Kulachkov, V. V. Rol’ izby-chital’ni v povsednevnoj zhizni krest’yanstva Zapadnogo regiona Rossii (pervaya tret’ XX veka) [The role of the reading room in the daily life of the peasantry of the Western region of Russia (the first third of the XX century)] in Ural i Sibir’ v kontekste raz-vitiya rossijskoj gosudarstvennosti. Materialy vserossijskoj nauchnoj konferencii, posvyashchennoj 1150-letiyu rossijskoj gosudarstvennosti, 75-letiyu so dnya rozhdeniya doktora istoricheskih nauk, professora N. F. Emel’ya-nova i 60-letiyu istoricheskogo fakul’teta KGU [Ural and Siberia in the context of the development of Russian statehood. Materials of the all-Russian scientific conference devoted to the 1150th anniversary of the Russian statehood, the 75th anniversary of the doctor of historical Sciences, Professor N. F. Emelyanova and the 60th anniversary of the faculty of history of KSU]. Kurgan: Kurgan state University, 2012. pp. 232-233 (In Russian).
  8. Mazur, L. N. Rol’ mediakommunikacij v transformacii sel’skogo obraza zhizni v 1930-1980-e gg. (po materialam Urala) [The role of media communications in the transformation of rural lifestyle in the 1930s-1980s (based on the materials of the Urals)] in Gumanitarnye nauki v Sibiri [Humanities in Siberia]. Novosibirsk: Publishing house: publishing House of Siberian branch of RAS, 2012. № 3. pp. 72-75. (In Russian).
  9. Nikolashin, V. P., Kulachkov, V. V. Izby-chital’ni rossijskoj provincii 1920-h gg. kak translyatory sovetskih cennostej [Reading rooms of the Russian province of the 1920s as translators of Soviet values] in Bylye gody [Years ago]. Sochi: Sochinskij gosudarstvennyj universitet, 2014. № 34 (4). pp. 651-654. (In Russian).
  10. Nomogoeva, V. V. Izba-chital’nya v pervye gody sovetskoj vlasti (na primere Buryatii) [Izba-reading room in the first years of Soviet power (on the example of Buryatia)] in Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of the Buryat state University]. Ulan-Ude: Buryat state University, 2015. № 7. pp. 76-81. (In Russian).
  11. Polyanskova, L. Yu. Vliyanie radio- i kinofikacii derevni na sociokul’-turnyj oblik krest’yanstva Srednego Povolzh’ya (1921-1929 gg.) [The influence of radio and film village on the socio-cultural image of the peasantry of the Middle Volga region (1921-1929.)] in Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul’turologiya i is-kusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki [Historical, philosophical, political and legal Sciences, cultural studies and art history. Theory and practice]. Tambov: Publishing House «Gramota», 2010. № 1(5). pp. 130-132. (In Russian).
  12. Pravovoe prosveshchenie i izba-chital’nya. Materialy i ih prorabotka dlya she-sti zanyatij: Rukovodstvo dlya yuridicheskih byuro, yurkruzhkov i spravochnyh stolov [Legal education and izba-reading room. Materials and their study for six sessions: a Guide for law office groups and reference tables] / Rostov I.; Preface.: D. I. Kursky. 2-e Izd. M.: Yurid. nkyu RSFSR publishing house, 1927. 84 p. (In Russian).
  13. Prevrashcheniya izby-chital’ni [Transformation of the reading room] [Electronic resource.] – Mode of access: http://gagarin-gazeta.ru/2014-12-07/prevrashheniya-izbyi-chitalni/, free (date accessed: 27.01.2019). (In Russian).
  14. Roginskij, R. M. Staroobryadchestvo Gomel’shchiny i sovetskaya vlast’. 1920-1930-e gody (po arhivnym dannym i ustnym istochnikam) [The old believers of the Gomel region and of the Soviet power. 1920-1930s (according to archival data and oral sources)] [Electronic resource.] – Mode of access: http://anti-raskol.ru/pages/2175 free (date accessed: 27.01.2019). (In Russian).
  15. Hisamutdinova, R. R., Kukaeva, D. K. Izby-chital’ni kak centr prosveshcheniya sel’skogo naseleniya yuzhnoural’skih oblastej v 1930-e gody [Reading rooms as a center of education of the rural population of the South Ural regions in the 1930s] in Vestnik Orenburgskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. EHlektronnyj nauchnyj zhurnal [Bulletin of Orenburg state pedagogical University. Electronic scientific journal]. Orenburg: Orenburg state pedagogical University, 2018. № 1 (25). pp. 189-202. (In Russian).

Оставьте комментарий