Из работ в Хисарской долине

Полное название

Из работ в Хисарской долине

Full title

From works in Hisar valley

О публикации

Авторы:
УДК 902/904
13 марта года в
16

Е. В. Зеймаль проводил раскопки в Хисарской долине в течение нескольких лет. По результатам своих исследований он собирался издать монографию, но не сделал этого. В частности, он не опубликовал материалы, касающиеся фортификации; вместе с тем, они представляют собой определённый интерес для истории фортификационного зодчества Бактрии кушанского периода.

В сезон 1976 г. на территории Шахринауского городища был вскрыт участок оборонительной стены длиной 9,2 м и одна башня. Стена и башня возведены из квадратного сырцового кирпича (34 x 34 x 10 — 12 см), кладка аккуратная; соблюдена горизонтальность рядов кирпича, перевязка швов, ширина их по вертикали равна 3 — 10 см, по горизонтали — 3 — 4 см. Швы увеличивались по горизонтали в том случае, если нужно было устроить бойницу на определённом расстоянии от предыдущей бойницы или от башенного угла. Стены башни сохранились на высоту 5,5 м, они перевязаны с башней.
Южный и северный фасады башни прорезают по две бойницы. Одна из них, которая ближе к стене, — боевая, а та, которая ближе к углам башни, — ложная. Бойницы стреловидные, стрелку образуют два наклонных кирпича, поставленные под углом друг к другу; высота ложных бойниц равна 0,96 — 1,0 м, высота стрелки — 0,30 м. Кирпичи, образующие её, поставлены на полочку внутри стены. У боевых бойниц имеется разница в высоте: изнутри — 0,7 — 0,74 м и снаружи — 0,96 — 1,0 м; бойницы расширяются за счёт наклона их пола, это повышало маневренность стрельбы защитников; они были рассчитаны на фронтальную стрельбу. На восточном фасаде башни средняя бойница — боевая, крайние — ложные (рис. 1).

Оборонительная башня Шахринауского городища

Рис. 1. Шахринауское городище. Оборонительная башня

Внутрибашенное помещение вытянуто с севера на юг, длина его равна 2,6 — 2,72 м, ширина — 1,92 — 1,95 м. Вход во внутрибашенное помещение устроен в центре западной стены, он был перекрыт аркой, выложенной в технике ложного свода. Ширина его равна 0,67 м, стены оштукатурены тонким (до 5 мм) слоем без примеси самана. Полом для внутрибашенного помещения служила пахсовая подушка толщиной 0,20 м, боевые бойницы расположены на высоте 0,87 м от пола.

Стена сохранилась на высоту до 4,4 м, через равные промежутки длиной 2,15 м её толщу прорезают бойницы: две ложные и боевая. Толщина стены — 3,4 м, внутренняя и внешняя поверхность её вертикальная. Стена стоит на материковой площадке, которую перед началом строительства выровняли. Бойницы располагаются в стене на высоте 0,80 м от пола, как и в башне.

Летом 1977 г., во время работы в составе археологического отряда под руководством Е. В. Зеймаля, мне довелось вести раскопки одной оборонительной башни на городище Чимкурган в Регарском районе. Башня имела снаружи форму равнобедренного треугольника, основанием которого была крепостная стена. Длина боковых сторон треугольника равна 4,85 м, ширина башни в месте её примыкания к стене равна 7,25 м. Крепостная стена имеет толщину 1,8 м; она, как и башня, сложена из квадратного сырцового кирпича (34 x 34 x 12 см). Толщина стен башни различна — от 2,5 до 3,1 м. Вход во внутрибашенное помещение расположен в юго-западном углу, ширина его равна 0,65 — 0,8 м, само помещение имеет подпрямоугольную форму (2,25 x 1,65 м), вытянуто оно с севера на юг, стены помещения не оштукатурены.

В юго-восточном углу помещения устроена боевая бойница, основание её находится на высоте 0,38 м от пола. Бойница имеет высоту 1,1 м, ширину внутри помещения 0,12 м и постепенно расширяется наружу; сверху она перекрыта двумя кирпичами, образующими «стрелку», высота которой равна 0,24 м. При таком расположении бойница служит для обороны пространства в месте смыкания основания стены и башни. Она рассчитана на напольную стрельбу.

В середине фасада той же стены была устроена ложная бойница, также имеющая стреловидную форму; высота её — около 1,0 м, ширина — 13 см, глубина — 38 см. Судя по размерам сырцового кирпича, фортификационная система городища возводилась в кушанское время, сама башня построена на забутовке развалин башни предыдущего периода. Стены описываемой нами башни сохранились на высоту 1,7 м (рис. 2).

Чимкурган. Оборонительная башня

Рис. 2. Чимкурган. Оборонительная башня

«Мода» на стреловидные бойницы в бактрийском фортификационном зодчестве появилась, видимо, в эллинистический период. В. Л. Воронина считала, что «стреловидная по фасаду форма бойниц вызвана конструкцией их перекрытия из составленных наклонно сырцовых кирпичей» [1, с. 42-51]. В кушанский период подобные бойницы становятся характерными не только в Бактрии, но и в других регионах Средней Азии [6, с. 104, с. 41; 3, с. 411, рис. 112; 4, с. 36-49; 5, с 82]. В целом, оборона, когда бойницы устраивались в толще стены, была неэффективной, для ее усиления в стене устраивались ниши, а по верху стены возводился бруствер с валгангом, который служил для защиты оборонявшихся воинов. Ложные бойницы создавали у наступающих иллюзию наличия большого числа защитников.

Башни в кушанское время были разной формы: квадратные, прямоугольные, полукруглые; треугольная башня Чимкургана являет собой новый тип. В военном отношении она была малоэффективной. Понять причину столь необычной конструкции можно было в контексте всей фортификационной системы памятника, но она не изучалась.

В раннем средневековье сочетания системы «стрелковая галерея — внутрикамерные башни» постепенно переходят в монолитные стены и башни, а защита переносится на гребень стены. Бойницы в толще стены носят, как правило, чисто декоративный характер, в некоторых случаях они имеют стреловидную форму. Стрелку бойниц при этом перекрывали дополнительно небольшими арочками. Такая система, например, использовалась на цитадели вахшской Кафиркалы [2, с. 88-95].

Список литературы:

  1. Воронина В. Л. Из истории среднеазиатской фортификации // Советскя археология. 1964. № 2. С. 42-51.
  2. Литвинский Б. А., Соловьёв В. С. Средневековая культура Тохаристана. М.: Наука, 1985. 263 с.
  3. Неразик Е. Е. Археологическое обследование городища Куняуаз // Труды Хорезмской археолого-этнографической экспедиции. Т. II. М.: Наука, 1958. 26 с.
  4. Пугаченкова Г. А. Пути развития архитектуры Южного Туркменистана // Труды Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции. Т. V. М., 1958.
  5. Ртвеладзе Э. В. Кушанская крепость Кампыр-тепе // Вестник Древней истории. 1984. № 2. С. 87-106.
  6. Толстов С. П. Древний Хорезм. М.: Изд-во МГУ, 1948. 440 с.

References:

  1. Voronina, V. L. Iz istorii sredneaziatskoy fortifikatsii [From the history of Central Asian fortification] in Sovetskya arkheologiya, 1964, № 2, pp. 42-51. (in Russian).
  2. Litvinskiy, B. A., Solov’ev, V. S. Srednevekovaya kul’tura Tokharistana [Medieval culture of Tokharistan]. Moscow, Nauka, 1985, 263 p. (in Russian).
  3. Nerazik, E. E. Arkheologicheskoe obsledovanie gorodishcha Kunyauaz [Archaeological survey of the Kuniauaz settlement] in Trudy Khorezmskoy arkheologo-etnograficheskoy ekspeditsii [Transactions of the Khorezm archaeological and ethnographic expedition], t. II, Moscow, Nauka, 1958. 26 p. (in Russian).
  4. Pugachenkova, G. A. Puti razvitiya arkhitektury Yuzhnogo Turkmenistana [Ways of development of the architecture of Southern Turkmenistan] in Trudy Yuzhno-Turkmenistanskoy arkheologicheskoy kompleksnoy ekspeditsii [Transactions of the South-Turkmen archaeological complex expedition], t. V, Moscow, 1958. (in Russian).
  5. Rtveladze, E. V. Kushanskaya krepost’ Kampyr-tepe [Kushan fortress Kampyr-tepe] in Vestnik Drevney istorii. 1984, № 2, pp. 87-106. (in Russian).
  6. Tolstov, S. P. Drevniy Khorezm [Ancient Khorezm]. Moscow, Publishing House of Moscow State University, 1948. 440 p. (in Russian).