Рецензия на монографию: Изобретая Америку, воображая нацию: интеллектуальная археология и история американизма между национализмом, фундаментализмом и коммунизмом

Полное название

Рецензия на монографию: Кирчанов М.В. Изобретая Америку, воображая нацию: интеллектуальная археология и история американизма между национализмом, фундаментализмом и коммунизмом. Воронеж: ООО «Ритм», 2019. 440 с.

Full title

Review to monography: Kirchanov M.V. Inventing America, imagining the nation: intellectual archeology and the history of americanism between nationalism, fundamentalism and communism. Voronezh: Rhythm, 2019. 440 p.

О публикации

Авторы:
УДК 94(41/99)
13 марта года в
3

Монография доктора исторических наук, доцента Воронежского государственного университета М. В. Кирчанова посвящена актуальным проблемам, связанным с историей и современным состоянием американского политического и культурного национализма. В своей работе М. В. Кирчанов рассматривает феномен американизма как одну из форм политической идеологии национализма. М. В. Кирчанов анализирует религиозные и светские течения в развитии американизма как попытки институционализации американской политической нации и идентичности. Автором проанализированы правые и левые тренды в интеллектуальной и культурной истории американизма. Американский коммунизм и деятельность культурных левых рассматриваются как формы националистического воображения. Интеллектуальные практики левых и правых политиков и авторов рассмотрены как политические изобретенные традиции.

Традиционно историки рассматривают Старый свет как родину современного национализма. Большинство авторов полагают, что национализм как политическое явление, идеология и доктрина возник именно на территории Европы и своим появлением был обязан буржуазным революциям. Однако совершенно неясно, какую из европейских буржуазных революций следует считать родоначальницей национализма. Все европейские революции Нового времени имеют репутацию буржуазных, хотя некоторые из них решали вовсе не экономические задачи. Их вдохновители, идеологи и участники были вынуждены решать вопросы национального и религиозного освобождения. Нидерландская революция, хотя и объявлена буржуазной, в одинаковой степени решала проблемы национального и религиозного освобождения. Английская революция и вовсе имела преимущественно религиозный характер, соединив воедино национальные и религиозные политические мотивации участников революционного процесса.

Великая Французская революция решала преимущественно политические и экономические задачи, запустив механизмы радикальной модернизации французского общества и государства, а также став решающим стимулом для трансформации архаичных институтов и появлении современных наций на всем европейском пространстве. Американская революция или Война за независимость имела место между английской и французской революциями, используя наследие первой и во многом предвосхитив политические перемены и трансформации, порожденные второй. По мнению М. В. Кирчанова, Соединенные Штаты Америки, возникшие вследствие Американской революции «стали таким же продуктом и последствием прогресса и развития национализма как нации и нации-государства в Европе, возникшие после буржуазных революций»[4, с. 8]. В своей монографии М. В. Кирчанов отмечает, что Соединенные Штаты внесли свой весомый вклад в развитие национализма, который стал универсальным языком политики в 19 веке и не утрачивает своего значения и мобилизующего потенциала и в настоящее время. По мнению автора, развитие национализма в США в значительной степени отличалось от аналогичных процессов, происходивших на территории Европы, хотя развитие национализма в Соединенных Штатах подпадает под классическое определение Э. Геллнера, который понимал под национализмом «политический принцип, суть которого состоит в том, что политическая и национальная единица должны совпадать» [2,с.23]. Расширяя и конкретизируя эту дефиницию Э. Геллнер писал, что «национализм является следствием новой формы социальной организации, которая опирается на полностью обобществленные, централизованно воспроизводящиеся высокие культуры, каждая из которых защищена своим государством»[2, с.112]. По мнению М. В. Кирчанова, «если европейский национализм XIX столетия заявил о себе как почти светское политическое движение, основной целью которого было создание модерновой политической (гражданской) нации, то американский национализм развивался в интеллектуальной атмосфере, в которой значительную роль играли религиозные течения»[4, с. 9].

Несмотря на светский характер американской государственности, в частности отсутствие (в отличие от европейских стран) государственной Церкви, различные религиозные движения внесли свой вклад в развитие американской идентичности и американизма как американской версии светского национализма Старого света. Если предположить, что Э. Геллнер был прав, утверждая, что «национализм представляет собой принцип, при котором политическая и этническая единицы должны совпадать»[3,с.147], то США стали одним из первых государств, которые попытались реализовать этот принцип на практике, отдавая предпочтение политической составляющей в развитии американского национализма, который вообразил нацию, наделив ее особой идентичностью и изобретенными политическими традициями и ритуалами, которые обеспечили существование и развитие американцев как политической нации.

М. В. Кирчанов считает, что, несмотря на близость исторического процесса и общие социальные, культурные и политические корни национализма, американский национализм развивался отлично от европейских национализмов. Американский национализм стал одним из первых национализмов трансплантационного типа, потому что исторически возник на территории английских колоний в Северной Америке, которые в определенной степени копировали институты и отношения метрополии. Колонисты накануне войны за независимость могли иметь с метрополией общую этничность, но их социальные, политические и религиозные идентичности отличались [1].

После обретения независимости, американский национализм развивался как преимущественно политический и гражданский проект, хотя попытки актуализации этнических уровней американской идентичности имели место, но они носили спорадический характер и не влияли на общие векторы и траектории развития американского национализма в целом.

Американский национализм относительно быстро трансформировался в американизм – комплекс представлений об особом историческом пути Америки, богоизбранности американской нации, уникальности американского социального, культурного и исторического опыта[5]. По мнению М. В. Кирчанова «американизм стал универсальной формой американского национализма, который требовал политической лояльности и не предъявлял никаких дополнительных требований к этническому происхождению, языку и крови, хотя радикальные тренды и течения все же пытаются актуализировать расовый фактор, но эти попытки уникальны и практически не имеют ничего общего с традициями европейских этнических национализмов»[4, с. 12].

В качестве объекта своего монографического исследования М. В. Кирчанов выделяет — правый политический дискурс США и Канады в его идеологическом разнообразии. Предметом работы выступают различные идеологические и политические предпочтения американских и канадских правых от политических партий до альтернативных и несистемных групп. Целью монографии является изучение американского и канадского правого политического дискурса.

Монография М. В. Кирчанова имеет традиционную для подобных работ структуру и состоит из Введения, шести глав, Заключения и Библиографии.

Во введении автор раскрывает теоретические и методологические основы монографического исследования. Помимо деклараций ритуального характера о предмете, объекте, целях и задачах монографии, М. В. Кирчанов особое внимание уделяет националистическим штудиям как основе изучения американского национализма. Особое внимание во Введении уделено национализму в США, анализируются его европейские корни и их развитие в американском политическом и интеллектуальном дискурсе. Автор рассматривает национализм как форму светской политической религии, анализируя множественные интеллектуальные генеалогии американского национализма, включая политические правые и культурные левые практики.

В первой главе М. В. Кирчанов анализирует правый и левый политический фундаментализм. Рассматриваются несколько феноменов американского национализма, особое внимание уделено роли религиозных тенденций в истории и идеологии американского национализма. Также рассматривается феномен американских правых, их место в идеологии американского национализма между консерваторами и фундаменталистами.

Во второй главе анализируются религиозные тренды в истории американского национализма. Особое внимание уделено роли мормонов в развитии и продвижении изобретенных традиций американского национализма. Мормоны рассматриваются в контекстах интеллектуальной истории как воображенное сообщество.

В третьей главе рассматриваются левые тренды в интеллектуальной истории американского национализма. Автор анализирует особенности развития левого национализма в контекстах его советизации и развития в соответствии с нормами левого политического канона. В главе анализируются особенности и основные векторы культурной истории левых трендов в американской националистической традиции.

В четвертой главе рассматриваются проблемы истории американских культурных левых националистов от их интеллектуального рассвета 1960-х годов до идеологической эрозии 1980-х годов. Автор рассматривает, как левые националисты формировали проекты и концепты американской политической и культурной идентичности.

В пятой и шестой главах представлены проблемы истории американского национализма в XXI веке. М. В. Кирчанов анализирует идеологические предпосылки и основания политической повестки дня современных американских правых националистов в 2000-е годы. Политические координаты американских правых в 2000-е годы, основные проблемы американизма как формы политического национализма 2000-х гг.

В Заключении М. В. Кирчанов приходит к следующему выводу: «Истоки современного американского политического национализма исторически чрезвычайно гетерогенны и разнообразны. Он опирается на развитую американскую консервативную традицию, основы которой заложены уже религиозными пуританскими фундаменталистами. Политический идеал американского национализма – сильное американское государство, минимально интегрированное во внешний мир и его формализованные международные политические, экономические и социальные институты, которое базируется на религиозных ценностях и американских традициях. В такой ситуации, для современного американизма характерен значительный антимодерновый нарратив. Антимодерность американского национализма связана с резким неприятием современных тенденций политического развития, представленных интеграционными процессами и глобализацией. Внешнеполитическая программа современных американских националистов правой ориентации отличается значительным радикализмом, направленным в сторону последовательного политического изоляционизма. Приверженность традиционным ценностям, почти слепая вера в теорию заговора, неприятие магистральных тенденций в развитии современных международных отношений способствует тому, что американские националисты нередко являются политическими маргиналами, реальный политический вес которых несравним с крупнейшими и доминирующими политическими партиями» [4, с. 385].

В целом, монография М. В. Кирчанова производит благоприятное впечатление, хотя возможно и несколько замечаний критического характера. Первое, на что обращает внимание читатель — это то, что книга М. В. Кирчанова значительно выделяется из контекста других российских исследований, посвященных американистике. Если большинство отечественных монографий по истории Америки XX века условно могут быть отнесены к постпозитивистской или неопозитивистской парадигме, то рецензируемая монография М. В. Кирчанова может быть локализована в рамках модернистской или конструктивистской парадигмы, что придает ей определенную маргинальность среди других текстов, посвященных данной проблематике. Это является следствием того, что автор достаточно последователен в своих попытках трансплантировать западные методы в изучение истории американской общественной и политической мысли, воспринимая ее как конструкт. Кроме этого, не совсем понятна для потенциального читателя попытка М. В. Кирчанова анализировать эту историю в категориях национализма, так как последний в российской историографической традиции ассоциируется с другими регионами или социально-политическими и культурными явлениями. Попытки автора написать историю американского коммунизма в категориях национализма, конечно, интересны, но, вместе с тем, и чрезвычайно спорны, хотя следует признать, что в сравнении с более ранней советской историографией, подход, предложенный М. В. Кирчановым, следует признать в значительной степени оригинальным. В целом, идеи, предложенные автором, могут быть определены как ревизионистские в силу того, что проявления национализма он находит в тех сферах жизни американского общества, которые ранее описывались и анализировались в качественно другой теоретической и методологической системе координат.

Таким образом, основные критические замечания к монографии М. В. Кирчанова связаны с особенностями используемой автором методологии, а потенциальное неприятие идей автора в этом контексте может быть проявлением не кризисного состояния российской американистики, а последствиями ее роста и освоения новых моделей и языков написания истории.

Монографическое исследование «Изобретая Америку, воображая нацию: интеллектуальная археология и история американизма между национализмом, фундаментализмом и коммунизмом» представляет оригинальную попытку написания междисциплинарной истории американского национализма с современных методологических позиций и, несомненно, восполняет пробел в изучении данной темы отечественной американистикой.

Список литературы:

  1. Бурстин Д. Американцы: колониальный опыт. М.: Прогресс-Литера, 1993. 480 с.
  2. Геллнер Э. Нации и национализм. М.: Прогресс, 1991. 319 с.
  3. Геллнер Э. Пришествие национализма. Мифы нации и класса // Нации и национализм. М.: Праксис, 2002. С. 146-200.
  4. Кирчанов М. В. Изобретая Америку, воображая нацию: интеллектуальная археология и история американизма между национализмом, фундаментализмом и коммунизмом. Воронеж: ООО «РИТМ», 2019. 440 с.
  5. Лукьянов Ф. Конструирование самосознания. Из чего состоит американский национализм. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://kaleidoscopelive.ru/novosti/konstruirovanie _samosoznaniya_iz_chego_sostoit_amerikanskij_nacionalizm/

References:

  1. Burstin, D. Amerikancy: kolonial’nyj opyt [Americans: Colonial Experience]. Moscow, Progress — Litera, 1993. 480 p. (in Russian).
  2. Gellner, E. Nacii i nacionalizm [Nations and nationalism]. Moscow, Progress, 1991. 319 p. (in Russian).
  3. Gellner, E. Prishestvie nacionalizma. Mify nacii i klassa [The coming of nationalism. Myths of nation and class] in Nacii i nacionalizm [Nations and nationalism]. Moscow, Praksis, 2002, pp. 147-162. (in Russian).
  4. Kirchanov, M.V. Izobretaya Ameriku, voobrazhaya naciyu: intellektual’naya arheologiya i istoriya amerikanizma mezhdu nacionalizmom, fundamentalizmom i kommunizmom [Inventing America, Imagining a Nation: Intellectual Archeology and the History of Americanism between Nationalism, Fundamentalism and Communism]. Voronezh, OOO «RITM», 2019. 440 p. (in Russian).
  5. Luk’yanov, F. Konstruirovanie samosoznaniya. Iz chego sostoit amerikanskij nacionalizm [The construction of self-awareness. What American nationalism consists of]. [Elektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: http://kaleidoscopelive.ru/novosti/konstruirovanie_samosoznaniya_iz _chego_sostoit_amerikanskij_nacionalizm/ (in Russian).