Чернавские служилые люди Астафьевы в XVII в.: историко-генеалогическое исследование¹

Аннотация

В данной статье подведены итоги историко-генеалогического исследования служилых людей города-крепости Чернавска и Чернавского уезда Астафьевых в XVII в. В данный период продолжалось активное формирование военно-служилого сословия Русского государства и заселение новых территорий, которое выражалось, в том числе, и в появлении новых городов-крепостей в южном порубежье, одним из которых стал Чернавск. Служилые люди (дети боярские, казаки, стрельцы) были одними из первых поселенцев подобных городов. Актуальность исследования состоит в том, что вопрос заселения Чернавска с точки зрения появления в нем конкретных фамилий служилых людей и формирования родов, практически не рассматривается в научных публикациях. Основными источниками данной работы выступили неопубликованные архивные источники – документы из фондов Разрядного приказа, хранящиеся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА). Исследование проводилось на примере чернавских служилых людей Астафьевых, которые поселились в Чернавске после его строительства и были одними из первых поселенцев, получивших землю на этой территории. В ходе изучения разнообразных документов удалось выявить основных представителей рода, проследить их родственные связи, рассмотреть особенности жизни мелкопоместных служилых людей в пограничных землях, а также проанализировать специфику военной службы и участие в военных конфликтах Русского государства в XVII в. Единственным не решенным в ходе исследования остался вопрос появления Астафьевых в Чернавске, поскольку в изученных источниках данная информация не была обнаружена. В XVIII в. основная масса детей боярских была переведена в однодворческое сословие, это произошло и с чернавскими Астафьевыми. В XIX в. однодворцы Астафьевых проживали по-прежнему в Тербунах, но часть представителей этого рода переселилась на Урал, в Сибирь и т.д., дав начало новым ветвям этой фамилии.

Ключевые слова и фразы: Астафьевы, служилые люди, дети боярские, Чернавск, чернавцы.

Annotation

Service people from Chernava in the 17th century: historical geneal study.

This article summarizes the historical and genealogical research of service people of Chernavsk and Chernavsk district Astafyevy of the stafs in the 17th century. During this period, the active formation of the military-service class of the Russian state and the settlement of new territories continued, which were also expressed in the emergence of new cities in the southern season, one of which was Chernavsk. Service people (boyar children, Cossacks, archers) were among the first settlers of such cities. The relevance of the study lies in the fact that the issue of the settlement of Chernavsk from the point of view of the appearance in it of the specific names of service people and the formation of childbirth is practically not considered in scientific publications. The main sources of this work were unpublished archival sources − documents from the funds of the Bit Order, stored in the Russian State Archive of Ancient Acts (RGADA). The study was conducted on the example of Chernavsk servicemen Astafyevy of stafs who appeared in Chernavsk in the first half of the 17th century. and were among the first settlers who received land on this territory. In the course of studying various documents, it was possible to identify the main representatives of the clan, trace their kinship ties, consider the life characteristics of local servicemen in the border lands, and analyze the specifics of military service and participation in military conflicts of the Russian state in the 17th century. The only unsolved in the course of the study was the question of the appearance of Astafyevy staff in Chernavsk, since this information was not found in the sources studied. In the XVIII century. The majority of the boyars’ children were transferred to the one-sided estate, this happened with the Chernavsk Astafyevy stafs. In the XIX century. Astafievs’ odnodvortsy still lived in Terbuny, but some of the members of this genus moved to the Urals, Siberia, etc., giving rise to new branches of this family name.

Key words and phrases: Astafyevy, service people, boyar children, Chernavsk, Chernavtsy.

О публикации

¹ Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материалов для статьи Н. Андриановой (г. Москва) и Д. Евсюкову (г. Москва).

Авторы: .
УДК 929.5.
DOI 10.24888/2410-4205-2019-19-2-7-15.
Опубликовано 20 июня года в .
Количество просмотров: 25.

Данное исследование связано с изучением истории развития одного конкретного рода служилых людей южного порубежья Русского государства в XVII в. – Астафьевых. Фамилия Астафьев (Остафьев) являлась достаточно распространенной среди представителей служилого сословия Русского государства, уже начиная с XVI в. Некоторые из Остафьевых стали родоначальниками известных российских дворянских родов, занимали государственные должности, были воеводами в различных городах, например, в Дедилове, Туле, Крапивне, Острогожске и др. Естественно, в силу распространенности данной фамилии, невозможно говорить о едином происхождении всех Астафьевых.

Служилые люди Астафьевы были пожалованы поместьями за службу («испомещены») в разных территориях Русского государства. Они встречаются в документах XVI-XVII вв., связанных с Новгородской землей, Московским, Тверским, Белевским, Арзамасским, Рязанским, Дедиловским, Тульским, Соловским, Елецким, Чернавским и многими другими уездами. Например, только в одном Осадном списке (Списке осадных сидельцев) 1618 г. фамилия Астафьев представлена 10 раз [1].
В данной работе нами будут исследованы служилые люди чернавцы – дети боярские Аcтафьевы, которые в документах XVII в. записывались как Остафьевы, а в XVIII в. преимущественно писались как Астафьевы. Дети боярские входили в число «служилых людей по отечеству» и обязаны были нести военную службу, за что, соответственно, получали поместья и жалованье.

Вопросы заселения южного порубежья Русского государства и появления новых городов, в т.ч. и Чернавска, получили свое отражение в классических трудах Е. Д. Сташевского, В. П. Загоровского, В. М. Важинского, А. А. Новосельского [26; 4; 5; 3; 10]. Однако, историко-генеалогические исследования фамилий и родов служилых людей конкретного региона являются отдельным направлением в работах историков, специализирующихся на XVII в., либо историков, занимающихся непосредственно генеалогией. Среди исследователей генеалогии служилых людей южного порубежья необходимо выделить Д. А. Ляпина, среди работ которого есть как комплексные исследования ряда фамилий Елецкого уезда [8], так и публикации, посвященные конкретным фамилиям представителей служилого сословия [6; 7; 9]. Кроме того, следует указать на исследования А. С. Ракитина, который опубликовал ряд научных работ, опирающихся на архивные источники, в которых рассмотрены вопросы генеалогии родов некоторых служилых людей [11; 12].

Одно из первых упоминаний в документах служилого чернавца Остафьева относится к 1651-1652 гг. Это сын боярский Илья Юрьев сын Остафьев, который стал одним из родоначальников тербунских (с. Тербуны, Чернавского уезда) Остафьевых. Данная информация была обнаружена в следующем источнике из документов Разрядного приказа (Столбцы Белгородского стола): «Документы, касающиеся состояния и управления городов. 13) Чернавска» [13, д. 337]. В нем был представлен «росписной список» служилых людей: «Имянной список чернавцам детям боярским и стрелцом и казаком и пушкорем которые объявилис в Чернавском на смотре перед Иваном Григорьевичам Кривским».

Здесь читаем:
«Дети боярские
1я статья
По 150 четвертей
Денег з городом по 6 рублевъ
Илья Юрьев снъ Остафевъ [13, д. 337, лл. 75 − 76]».
(Сохранена орфография и пунктуация оригинала документа – Д. А.)

Из данного источника следует, что «Илья Юрьев сын Остафьев» был сыном боярским 1-ой статьи с поместным окладом в 150 четвертей (на практике количество четвертей, скорее всего, было меньше) и денежным окладом в 6 рублей. В первую статью преимущественно «верстались» потомственные дети боярские.

Илья Юрьевич Астафьев упоминается в делах Разрядного приказа (т.н. «Дела разных городов»), в частности в «Сборной книге четверикового хлеба» 1652 г. [14, д. 71]. [1*] В документах Разрядного приказа встречаем и других носителей фамилии Астафьевы: Леон Ильич, Сергей и Еремей Тимофеевичи, Евтих Пракофьевич (Сборные книги стрелецкого, четверикового хлеба, 1652 г.), Никифор и Иван Леоновичи, Парфен Прокофьевич («Высыльная книга» чернавцев в Доброе к струговому делу 1696 г. и Росписной список 1697 г.), Савелий и Данила Сергеевичи (Росписной список 1697 г.) [14, д. 71].


[*1] Четвериковой хлеб – натуральный налог, взимавшийся с населения Белгородского разряда в XVII в. Он собирался «на корм» служилым людям и основным его плательщиком на юге России являлись служилые люди, владевшие пашенной землей.


На данный момент мы не обладаем информацией, откуда пришли в Чернавск Остафьевы. Известно, что фактически Чернавск был основан в 1636 г., а главным инициатором основания города был елецкий казак Владимир Стрельников. В течение 1630-1640-х гг. в Чернавск прибывали служилые и вольные люди из Ельца, Ливен, Мценска, Черни, Данкова, Рязани, Лебедяни, Воронежа и других городов.

В делах Разрядного приказа, касающихся заселения Чернавска и прибытия туда служилых людей, Остафьевы не были обнаружены [15, д. 63; 16, д. 72]. Правда, в ряде документов Разрядного приказа в дальнейшем была найдена некоторая информация о наделении землей детей боярских в Чернавском уезде, но, к сожалению, без указания фамилий.

Найденные нами документы позволяют увидеть процесс заселения Чернавского уезда детьми боярскими, среди которых были и Астафьевы.

Прежде всего, здесь следует отметить «Документы о служилых людях (дела по челобитным детей боярских разных городов Белгородского полка) о поверстании их поместным окладом и о пожаловании к нему придач, о справе за ними поступных поместий и о выдаче выписей из отказных книг на их земли», которые датируются 1688-1692 гг. Здесь имеется следующая информация о чернавской десятне 158 г. (1650 г.): «и в разряде выписано в Чернавской десятне Федора Хитрово 158 г. (1650 г. десятня – материалы смотра детей боярских) написано по указу блаженные памяти великого гсдря цря и великого князя Алексея Михайловича …и по грамоте по разряду устроены в Черновском уезде елчаня и ливенцы и чернавцы беспоместные дети» [17, д. 1349, л. 516]. (Сохранена орфография и пунктуация оригинала документа – Д.А.)

В еще одном изученном деле, датируемым 1659 г., была представлена похожая информация: «…чернавцам тритцети человеком … за рекою Сосною в диком поле под лесом под Большим Тербуном и с порожих земель за человеком по тридцати чети в поле а в дву потому ж и велел им на тех землях строитца на вечное житье и твою гсдрву службу велел им служит в чернавском …» [18, д. 138]. (Сохранена орфография оригинала документа – Д.А.)

Данные документы показывали наделение землей («испомещение») в Чернавском уезде беспоместных детей боярских. Они получила участки, в том числе, и под лесом Большим Тербуном (видимо, поэтому и впоследствии появилось название села Тербуны, где получили землю Астафьевы). Первыми поселенцами здесь стали тридцать помещиков, каждый из которых получал по тридцать четвертей земли (1 четверть = 1/2 десятины = 1200 кв. саженей = 5462,7 м² = 0,54627 га).

В ходе дальнейших поисков нами было обнаружено еще одно интересное дело, проливавшее свет на родственные связи чернавских Астафьевых, а также на особенности жизни чернавских детей боярских [24, д. 486]. В частности, в Разборной книге думного дворянина Семена Ивановича Заборовского 1645 г. упоминаются в городовой службе Леонтий и Сергей Астафьевы с окладами в 100 четвертей, хотя реально имели по 30 [24, д. 486, л. 94]. Здесь же отдельно упомянут Ерема (Еремей) Астафев [24, д. 486, л. 95].

В этом документе читаем: «И у выписки челобитчик Максим Спесивцов по допросу сказал что тем выше писанным челобитчиком сродники Еремей Остафьев Сергею Остафеву брат родной … а отцы де их побиты и померли на службах а отцовскими де поместьями владеют те дядя их ними и живут в одних дворех без розделу» [24, д. 486, л. 96].

Мы видим ту ситуацию, когда небогатые дети боярские южного порубежья в силу необходимости были вынуждены жить совместно. Дядя, владеющий отцовскими поместьями, – это, судя по всему, сын боярский Илья Юрьевич Астафьев.

В продолжение этого документа мы видим еще более подробное описание проблем, нужд и потребностей служилых чернавских детей боярских, отраженное в их челобитной царю Федору Алексеевичу [24, д. 486, л. 97]. В ней, в частности, они просили дополнительной земли к прежним поместьям за «отцовские» и «дедовские» службы.

В этой челобитной, а также в ряде других найденных документов в фондах Разрядного и Поместного приказов, мы видим фамилии служилых людей, которые были первыми поселенцами, получившими землю в Чернавском уезде от царя Алексея Михайловича за службу, поскольку челобитчиками выступают их сыновья и внуки.

В ходе изучения рода Астафьевых был также обнаружен один интересный и важный документ «Списки служилых и жилецких людей гг. Чернавска, Талиц и Старого Оскола, пострадавших от неприятельскаго нашествия, с показанием их убытков и перечнем людей убитых и взятых в плен» (1659-1660 гг.) [19, д. 43]. Этот документ показывает сложность жизни служилых людей на степном пограничье, где в любой момент происходили нападения крымских татар, грабивших поселения и забиравших в плен людей, чтобы затем продавать их на невольничьих рынках в Османскую империю.

В данном документе представлена челобитная Ильи Юрьевича Астафьева, в которой он упоминается как житель деревни Стрелец Чернавского уезда [19, д. 43, л. 3]. Здесь же показаны последствия татарского набега 1659 г. «двор и гумно с хлебом созжено, в полон взято 2 невестки Мотрена, Овдотья, внук Трафим… дочь Марфа, внук Федар, вну[ч]ку Елену, Дарью, да внука Фотея, в остатке с ним 2 сына Павел в рейтарех в Киеве, Левон» [19, д. 43, л. 14 об.-15]. В этом же документе в «Списке Чернавского города всяким служилым и жилецким людем дети боярския» 1659-1660 гг. упоминаются Илья и Павел Астафьевы [19, д. 43, л. 113, 116].

В дальнейшем в материалах расспроса чернавцев («сказках») по поводу татарского набега 1658 г. удалось найти «сказку» Ильи Юрьевича Астафьева, которую мы приводим полностью: «168 году (1659 г.) генворя в 16 де в Чернавском на съезжем дворе Астафью Семеновичю Сытину сказал по святой и непорочной евангельской заповеди еже ей вправду чернавец сын боярской Илья Юрьев сын Астафев: в прошлом во 167 году (1658 г.) как приходили воинско люди под Чернавской, крымской и нагайской и с ызменники черкасы и в то время взяли в полон невестку мою Авдотю, да невестку Марину, да внучет моих: Трафима десети лет, Федор семи лет, внучек Елену да Варвару, Дарю, да внука Фатея год, двор и гумна выжгли без остатку, а за остатка старава хлеба одна адоня (адоня – место хранения ржи – Д.А.) рженоя, а на поли хлеб поталочели всякова три десетины, а остатку хлеба осталась нонешнева полтретя адоня, а рженоя другоя а всякоя дана поли складена ржи копен з десеть, да пшеницы копен с семь, да у меня ж Ильи выдроли пчел 7 улев, а животины отогнали, де, четыре лошедей, пятнадцать каров, да пятнадцати авец, а в остатку у меня осталось два сына: сын Левон 20 лет, да сын на службе Павел в рейтарском строю, да внук Сергей десети лет. То моя и сказка, а скаску писал чернавец Демка Пракофев» [20, д. 981, л. 48].

Естественно, сейчас мы не можем оценить весь ужас происходившего, но это огромная трагедия человека, в одночасье лишившегося своих родственников, хозяйства и жилья. Данные документы еще интересны тем, что в них отражены женские имена, что не характерно для источников XVII в., где преимущественно обозначались только мужчины.

Итак, у Ильи Юрьевича Астафьева после набега 1658 г. осталось два сына – Леон (в дальнейшем он будет представлен в документах по Тербунам) и Павел, служащий рейтаром в Киеве.

В результате наших поисков Павел Ильич Астафьев был обнаружен в списках служилых людей 1658 г. [21, д. 398]. Здесь он указан как переведенный на службу в рейтары и получивший жалование в 20 рублей [12, д. 398, л. 122]. Рейтары в это время составляли полки т.н. «нового строя», учрежденные царем Алексеем Михайловичем. Это были конные воины, вооруженные как холодным (преимущественно, сабли), так и огнестрельным оружием (карабины, пистолеты) и защищенные латами. В рейтарских полках было престижно служить и, в основном, рейтарами становились дети боярские.

Важно отметить, что 1658 г. – это год создания Белгородского полка. Он был сформирован из жителей 38 южных городов, записанных в рейтары, драгуны и солдаты; дворян и детей боярских 13 городов; «старых солдат», набранных в основном на солдатскую службу еще в 1653 г.; приказа (полка) московских стрельцов [4, с. 153].

Комплектование Белгородского полка проходило в конце мая и начале июня 1658 г. 8 июня 1658 г. думные дьяки С. И. Заборовский и С. Титов в качестве представителей правительства официально передали в Белгороде под командование воеводы Г. Г. Ромодановского Белгородский полк в составе 19252 человек. В Чернавске в Белгородский полк было набрано всего 18 рейтар (один из них уже известный нам П. И. Астафьев), 66 драгун, 75 «старых» солдат, всего в итоге 159 человек [4, с. 153-156].

Среди «старых солдат» полка Филиппа Альберта ван Буковена (нидерландского наемника на русской службе) в 1659 г. упоминается чернавец Леонтий (Леон) Астафьев. Здесь же отражена его военная служба: «того ж полку салдаты ходили х переяславлю» [22, д. 22, л. 130 об.].

Под понятием «старые солдаты» следует понимать тех солдат, что были набраны в солдатскую службу еще в 1653 г., когда были сформированы четыре первых солдатских полка у Белгородской черты, т.е. до создания Белгородского полка в 1658 г. Первые солдаты были в основном родственниками служилых людей. Солдаты были вооружены пищалями, затем позднее мушкетами, шпагами, пиками и бердышами. Командовали полками, в основном, иностранные офицеры, в частности, Белгородским солдатским полком командовал Филипп Альберт ван Буковен.

Формулировка, отмеченная в источнике: «того ж полку салдаты ходили х переяславлю», связана с событиями русско-польской войны 1654-1667 гг. – военного конфликта между Русским государством и Речью Посполитой.

В составе армии князя Г. Г. Ромодановского (смотренные списки от 5 июня 1659 г.) мы видим как раз тот самый Первый Белгородский солдатский полк Ф. А. ван Буковена, в котором служил Леон Ильич Астафьев. Известно также, что Белгородский полк в составе армии Г. Г. Ромодановского участвовал в 1659 г. в знаменитой Конотопской битве.

Таким образом, братья Леон и Павел Астафьевы были участниками событий русско-польской войны 1654-1667 гг., один участвовал в походе на Переславль, а другой оборонял Киев.

У нас есть информация о том, что в июле 1658 г. в Киев дополнительно пришли следующие полки: 1000 рейтар из Белгорода под командованием подполковников Ивана Шепелева и Семена Скорнякова-Писарева [2]. 18 чернавских рейтаров служили в рейтарской швадроне И. Шепелева, соответственно, в составе этих рейтар был и чернавец Павел Ильин сын Остафьев. Рейтарские «швадроны» выдержали длительную блокаду Киева и оставались там примерно до конца 1660 г.

В дальнейшем мы обратились к следующему документу: «Сказки служилых людей разных чинов, ведавшихся Белгородским столом, об их службе и окладах» [25, д. 161]. Данные сказки были записаны в конце 1680-х – 1691 гг. и интересны тем, что некоторые служилые люди в нем отмечали место прежнего проживания и службы своего отца, прибывшего в Чернавск.

В частности, про Леона Астафьева здесь читаем:

«Леон Ильин сын Остафьев скозал пришлых, беглых людей и крестьян и бобылей и захребетников за ним нет и не бывало, отец ево родился в Чернавском и сшол в Чернавской уезд в село Тербуны по указу великих государей тому лет щездесят и служил городовую службу, написан до розбору 183-го году (1675 г.), а он служил солдатскою службу до розбору и в разбор 183-го году, и от салдатцкой службы отставлен, а ныне служит городовую службу сын ево Никифар. Поместья за ним в селе Тербунах шездесят чети, владеет по указу великих государей и по грамоте, а сенными покосы и всякими угодьи владеет он своею братьею вопче, у него дети Иван петнатцети, да Иван жа двенатцети лет, да пасанак Иван Мокаров сын Ютелав − чернавец солдатской сын, а окроме того детей и бретьев, внучат, зятьев и приимушав и половиншиков у него нет» [25, д. 16, лл. 426 об.-427].

Итак, мы видим, что отец Леона Ильича – уже известный нам Илья Юрьевич родился в Чернавском, а в Чернавский уезд в село Тербуны «сшол» по царскому указу и служил в городовой службе, а Леон Ильич, в свою очередь, нес солдатскую службу, от которой затем был отставлен. Информацию о солдатской службе Леона Ильича мы встречали и в других документах.

Здесь же упоминается еще один представитель Астафьевых, которого мы также ранее встречали в источниках: «Сергей Тимофеев сын Остафьев скозал пришлых, беглых людей и крестьян и бобылей и захребетников за ним нет и не бывало, а отец ево и он родились в Чернавску и служил отец ево городовую службу, а он служит городовую службу до розбору и в разбор 183-го году, поместья за ним в селе Тербунах петдесят чети, а сенными покосы и всякими угодьи владеет он по указам великих государей по грамоте своею братьею вопче, у него дети Савелей дватцети, Данила петнатцети лет, а окроме того детей и бретьев, внучат, зятьев и приимушев и половиншиков у него нет» [26, д.16, лл. 427-427 об.].

Мы видим, как и в «сказке» предшественника, глава семьи Сергей Тимофеевич отмечает, что он и его отец родились в Чернавске, а затем уже «сошли» в село Тербуны Чернавского уезда.

В истории Астафьевых в XVII столетии остается один значительный вопрос – откуда они появились в Чернавске. Из «сказок» следовало только то, что Илья Юрьевич родился и жил в Чернавске, а затем получил землю в уезде: был «испомещен» в Тербунах. Информация о том, что он родился в Чернавске, требует уточнения. Возможно, сын не знал каких-либо сведений о прежней службе и местожительстве отца, а может, сознательно не отметил этого, поскольку в пограничных землях не все могли похвастаться своим «благородным» происхождением, а в некоторых случаях вынуждены были скрывать то, как они стали служилыми людьми.

Ранние документы, связанные с застройкой и заселением Чернавска также, к сожалению, не проливали света на данный вопрос. Астафьевы не были в них обнаружены. Вероятнее всего, они появились в Чернавске примерно в 1640-х гг., поэтому на данный момент есть только версии о прежнем месте жительства служилых Остафьевых. Одной из приоритетных является версия о выходе из ближайшего Елецкого уезда, где данная фамилия, как и многие из фамилий, представленных в упоминавшейся ранее челобитной чернавцев, встречается среди служилого сословия, но пока не найдены документы, могущие однозначно подтвердить эту версию.

Таким образом, в данной статье нами рассмотрено появление первых представителей рода служилых Астафьевых в Чернавске в 1640-50-е годы и их «испомещение» в Чернавском уезде. На примере истории конкретной фамилии мы увидели специфику службы местного населения, связанной с военной историей Юга России второй половины XVII в. Отметим, что дети боярские Астафьевы в XVIII в., как и многие другие служилые люди, были переведены в однодворческое сословие.


Список литературы / References

На русском

  1. Анхимюк Ю. В. Осадный список 1618 г. / Памятники истории Восточной Европы. Т. VIII / Ю. В. Анхимюк, А. П. Павлов, И. Граля. М.; Варшава: Древлехранилище, 2009. 685 с.
  2. Бабулин И. Б. Борьба за Украину и битва под Конотопом. (1658-1659 гг.). М.: Русские витязи, 2015. 400 с.
  3. Важинский В. М. Землевладение и складывание общины однодворцев в XVII в. Воронеж, Центрально-черноземное издательство, 1974. 495 с.
  4. Загоровский В. П. Белгородская черта. Воронеж, Центрально-черноземное издательство, 1968. 508 с.
  5. Загоровский В. П. История вхождения Центрального Черноземья в состав России в XVI в. Воронеж, Изд-во ВГУ, 1989. 460 с.
  6. Ляпин Д. А. Бехтеевы: родословная роспись / Д. А. Ляпин, И. Г. Лильп. Елец: МУП «Типография», 2009. 180 с.
  7. Ляпин Д. А. Гринёвы: материалы к родословию / Д. А. Ляпин, А. Н. Акиньшин, И. Г. Лильп. Елец: МУП «Типография», 2012. 120 с.
  8. Ляпин Д. А. Дворянство Елецкого уезда в конце XVI – XVII веках (историко-генеалогическое исследование). Елец: МУП «Типография», 2008. 420 с.
  9. Ляпин Д. А. Измалковы: материалы к родословию / Д. А. Ляпин, И. Г. Лильп. Елец: МУП «Типография», 2010. 210 с.
  10. Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в XVII в. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1948. 421 с.
  11. Ракитин А. С. Из истории рода Кожемякиных (по материалам РГАДА XVII – первой половины XVIII вв.) // История: факты и символы. 2015. С. 121-130.
  12. Ракитин А. С. Служилый род Анохиных (г. Данков). Генеалогическое и просопографическое исследование по материалам XVII в. РГАДА // Российское государство: истоки, современность, перспективы: Материалы Межрегиональной историко-патриотической научной конференции. Липецк, 8 июня 2012 года. С. 64-77.
  13. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 210. Столбцы Белгородского стола. Д. 337.
  14. РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 71.
  15. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола. Д. 63.
  16. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола. Д. 72.
  17. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола Д. 1349.
  18. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола. Д. 138.
  19. РГАДА. Ф. 210. Книги Белгородского стола. Д. 43.
  20. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. Д. 981.
  21. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола. Д. 398.
  22. РГАДА, Ф. 210. Смотренные списки. Д. 22.
  23. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола. Д. 601.
  24. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Московского стола. Д. 486.
  25. РГАДА. Ф. 210. Книги Белгородского стола. Д. 161.
  26. Сташевский Е. Д. К истории колонизации Юга. Великий боярин И. Н. Романов и его слободы в Елецком уезде. М.: Печ. А.И. Снегиревой, 1913. 342 с.

English

  1. Ankhimyuk, Yu. V. Osadnyy spisok 1618 g. / Pamyatniki istorii Vostochnoy Evropy [Siege List of 1618 / Monuments of Eastern European History]. T. VIII / Yu.V. Ankhimyuk, Pavlov A.P., Gralya I. Moscow; Varshava, Drevlekhranilishche Publ., 2009. 685 p. (in Russian)
  2. Babulin, I. B. Bor’ba za Ukrainu i bitva pod Konotopom. (1658-1659 gg.) [The struggle for Ukraine and the battle of Konotop]. Moscow, Russkie vityazi Publ., 2015. 400 p. (in Russian)
  3. Vazhinskiy, V. M. Zemlevladenie i skladyvanie obshchiny odnodvortsev v XVII v. [Land tenure and folding of the community of single homesteads in the XVII century] Voronezh, Tsentral’no-chernozemnoe Publ., 1974. 495 p. (in Russian)
  4. Zagorovskiy, V. P. Belgorodskaya cherta [Belgorod line]. Voronezh, Tsentral’no-chernozemnoe Publ., 1968. 508 p. (in Russian)
  5. Zagorovskiy, V. P. Istoriya vkhozhdeniya Tsentral’nogo Chernozem’ya v sostav Rossii v XVI v. [The history of the entry of the Central Chernozem Region into Russia in the XVI century]. Voronezh, VGU Publ., 1989. 460 p. (in Russian)
  6. Lyapin, D. A. Bekhteevy: rodoslovnaya rospis’ [Bekhteev: genealogical list] / D.A. Lyapin, I.G. Lil’p. Elets: MUP «Tipografiya» Publ., 2009. 180 p. (in Russian)
  7. Lyapin, D. A. Grinevy: materialy k rodosloviyu [Grinyov: genealogy materials] / D.A. Lyapin, A.N. Akin’shin, I.G. Lil’p. Elets: MUP «Tipografiya» Publ., 2012. 120 p. (in Russian)
  8. Lyapin, D. A. Dvoryanstvo Eletskogo uezda v kontse XVI – XVII vekakh (istoriko-genealogicheskoe issledovanie) [The nobility of Yelets uezd in the end of the XVI − XVII centuries (historical genealogical research)]. Elets: MUP «Tipografiya» Publ., 2008. 420 p. (in Russian)
  9. Lyapin, D. A. Izmalkovy: materialy k rodosloviyu [Izmalkovy: materials to the genealogy] / D.A. Lyapin, I.G. Lil’p. Elets: MUP «Tipografiya» Publ., 2010. 210 p. (in Russian)
  10. Novosel’skiy, A. A. Bor’ba Moskovskogo gosudarstva s tatarami v XVII v. [The struggle of the Muscovite state with the Tatars in the XVII century]. Moscow-Leningrad, Akademii nauk SSSR Publ., 1948. 421 p. (in Russian)
  11. Rakitin, A. S. Iz istorii roda Kozhemyakinykh (po materialam RGADA XVII – pervoy poloviny XVIII vv.) [From the history of the Kozhemyakin family (based on materials from the Russian State Archives of the XVII − first half of the XVII centuries)] in Istoriya: fakty i simvoly [History: Facts and Symbols], 2015. pp. 121-130. (in Russian)
  12. Rakitin, A. S. Sluzhilyy rod Anokhinykh (g. Dankov). Genealogicheskoe i prosopograficheskoe issledovanie po materialam XVII v. RGADA [Serviced family Anokhin (Dankov). Genealogical and prosopograficheskoe study on the materials of the XVII century. RGADA] // Rossiyskoe gosudarstvo: istoki, sovremennost’, perspektivy: Materialy Mezhregional’noy istoriko-patrioticheskoy nauchnoy konferentsii [Russian state: origins, contemporaneity, perspectives: Materials of the Interregional Historical and Patriotic Scientific Conference], Lipetsk, 8 iyunya 2012 goda. pp. 64-77. (in Russian)
  13. Rossiyskiy gosudarstvennyy arkhiv drevnikh aktov (RGADA) [Russian State Archive of Ancient Acts]. F. 210. Stolbtsy Belgorodskogo stola, d. 337. (in Russian)
  14. RGADA. F. 210. Dela raznykh gorodov [Cases of different cities], d. 71. (in Russian)
  15. RGADA. F. 210. Stolbtsy Belgorodskogo stola [Columns Belgorod table], d. 63. (in Russian)
  16. RGADA. F. 210. Stolbtsy Belgorodskogo stola [Columns Belgorod table], d. 72. (in Russian)
  17. RGADA. F. 210. Stolbtsy Belgorodskogo stola [Columns Belgorod table], d. 1349. (in Russian)
  18. RGADA. F. 210. Stolbtsy Belgorodskogo stola [Columns Belgorod table], d. 138. (in Russian)
  19. RGADA. F. 210. Knigi Belgorodskogo stola [Books Belgorod table], d. 43. (in Russian)
  20. RGADA. F. 210. Stolbtsy Prikaznogo stola [Columns of the Order Table], d. 981. (in Russian)
  21. RGADA. F. 210. Stolbtsy Belgorodskogo stola [Columns Belgorod table], d. 398. (in Russian)
  22. RGADA, F. 210. Smotrennye spiski [Viewed listings], d. 22. (in Russian)
  23. RGADA. F. 210. Stolbtsy Belgorodskogo stola [Columns Belgorod table], d. 601. (in Russian)
  24. RGADA. F. 210. Stolbtsy Moskovskogo stola [Columns Moscow table], d. 486. (in Russian)
  25. RGADA. F. 210. Knigi Belgorodskogo stola Books Belgorod table], d.161. (in Russian)
  26. Stashevskiy, E. D. K istorii kolonizatsii Yuga. Velikiy boyarin I. N. Romanov i ego slobody v Eletskom uezde [To the history of the colonization of the South. Great boyar I. N. Romanov and his settlement in Yelets district]. Moscow, A.I. Snegirevoy Publ., 1913. 342 p. (in Russian)

Оставьте комментарий