Борьба с подземными комплексами Народных Вооруженных Сил Освобождения в период военной интервенции США в Индокитае 1964-1973 гг. по мемуарам американских и вьетнамских участников войны

Аннотация

Статья посвящена истории борьбы подразделений армии Соединенных Штатов против подземных баз Народных Вооруженных сил Освобождения (НВСО) и Вьетнамской Народной Армии (ВНА) в ходе интервенции США в Индокитае 1964-1973 гг. Работа построена с привлечением мемуаров – переводов воспоминаний американских и австралийских участников боевых действий в Южном Вьетнаме, офицеров, сержантов и солдат армии США, бойцов Народных Вооруженных Сил Освобождения. Указанные материалы размещены в монографиях американских и австралийских исследователей индокитайского конфликта 1960-1970-х гг. В локальных конфликтах второй половины ХХ-XXI вв. одним из наиболее распространенных приемов ведения партизанской войны стало создание подземных галерей не только в оборонительных, но и в наступательных целях, а также с целью проведения диверсионных операций. Подземные структуры широко использовались воюющими сторонами в войнах в Корее, Афганистане, на Ближнем Востоке. Одним из примеров эффективного применения тактики подземной войны является масштабный вооруженный конфликт в Индокитае. В этой войне Народные Вооруженные Силы Освобождения (НВСО) и Вьетнамская Народная Армия (ВНА) успешно применяли подземные базы и туннели. Одновременно актуальность приобрела разработка новых приемов борьбы с туннельными комплексами партизан. Представляемая публикация об особой вооруженной борьбе в уезде Ку Чи (провинция Тэй Нинь, Южный Вьетнам) в период военной интервенции США в Индокитае. В 1965-1972 гг. американские и австралийские войска были вынуждены сражаться с отрядами НВСО-ВНА, которые базировались в туннельных комплексах. Несмотря на техническое превосходство американских войск, подземные базы продолжали служить основной почвой для партизанских рейдов. Данная статья посвящена изучению технологий обнаружения и уничтожения туннельных комплексов НВСО-ВНА в ходе вьетнамской войны. Особое внимание уделено автором анализу тактических приемов, технических приспособлений, использовавшихся подразделениями армии США для поиска и ликвидации партизанских туннелей. Боевые действия в Ку Чи были борьбой между формированиями НВСО, ВНА и особыми отрядами американских пехотинцев, саперов, разведчиков. Их называли «туннельными крысами» — специальные подземные спецназовцы, отобранные за малый рост и отсутствие каустрофобии. Вооруженные только ножами и пистолетами, они вели борьбу со снайперами, минами, ловушками и змеями. В публикации рассматриваются условия, в которых приходилось действовать «туннельным крысам». В статье также представлен анализ тактических приемов «туннельных крыс», их снаряжения и оружия.

Ключевые слова и фразы: вьетнамская война, Ку Чи, подземные комплексы, технические устройства, «туннельные крысы», Южный Вьетнам, Народные Вооруженные силы Освобождения (НВСО), Вьетнамская Народная Армия (ВНА), армия США.

Annotation

Struggle against underground complexes of people’s armed forces for release during the military intervention of the USA in Indo-China 1964–1973. On memories of american and vietnam participants of the war.

The article is devoted to the history of units of American Army against underground bases of the People’s Liberation Armed Forces (PLAF) during the american intervention in Indochina 1964–1975. The work is built with the assistance of a memoir – translated memories of combatants in Indochina, soldiers and commanders of Army of USA and the People’s Liberation Armed Forces (PLAF). The materials housed in the monographs of American and Australian researchers of the Indochina conflict, 1960-1970-s. In local military conflicts of the second half of XX-XXI centuries one of the most common types of guerrilla warfare became the construction and use of underground galleries not only for defensive but also offensive purposes as well as for the purpose of carrying out sabotage operations. Underground structures were widely used by the belligerents in the wars in Korea, Afghanistan, the Middle East. One example of effective application of tactics of the underground war is a large scale military conflict in Indochina. In this war PLAF and PAVN successfully used underground bases and tunnels. Simultaneously relevance acquired development of new methods of fight with tunnel complexes of guerrillas.

Thе article is about specifical fighting in the district Cu Chi (province Tay Ninh, South Vietnam) during the American intervention in Indochina. The American and Australian troops were forced to fight against PLAF-PAVN who were based in tunnel complexes. Despite the technical excellence of American troops during 1965-1967s, underground bases again served as staging ground for guerrilla raids.

This article is devoted to the examination of the technology of detection and destruction of tunnel complexes of PLAF-PAVN developed by American scientists during Vietnam war. Special attention is given by the author to the analysis of tactical receptions, technical devices used by the units American and Australian armies against underground bases. The battle in the tunnels of Cu Chi was fought between units of PLAF, PAVN and special teams of US infantrymen, scouts, sappers. They called Tunnel Rats – special underground commandos chosen for their small stature and lack of claustrophobia. Armed only with knives and pistols, they fought against enemy snipers, booby traps, mines and snakes. The article describes the conditions in which Tunnel Rats had to fight. The article also presents an analysisof methods of Tunnel Rats, their equipment and weaponry.

Key words and phrases: Vietnam war, Cu Chi, underground complexes, technical devices, Tunnel Rats, South Vietnam People’s, Liberation Armed Forces (PLAF), People’s Army of Vietnam (PAVN), Army of United States.

О публикации

Авторы: .
УДК 355.48:94 (597).
DOI 10.24888/2410-4205-2019-20-3-127-137.
Опубликовано 20 сентября года в .
Количество просмотров: 5.

История локальных войн второй половины XX — начала XXI вв. отчетливо продемонстрировала эффективность использования участниками ряда крупных вооруженных конфликтов подземных баз и коммуникаций. Разветвленные подземные структуры стали важным элементом при ведении партизанских действий. Одновременно с совершенствованием стратегии и тактики ведения подземной войны особое значение приобрела разработка технологий и приемов борьбы с формированиями противника, действовавшими из подземных укрытий.

В 1941-1942 гг. подразделения румынской армии, ведя борьбу с партизанскими отрядами в катакомбах Одессы, ограничивались организацией засад и минированием входов в подземелья. В отличие от своих союзников, в ноябре 1941 — октябре 1942 гг. активно действовали гитлеровцы против подпольщиков и отрядов Красной Армии, базировавшихся в каменоломнях под Керчью. Стремясь изолировать и уничтожить противника, оккупанты замуровывали или минировали выходы на поверхность; предпринимали попытки затопления штолен морской водой. В качестве эффективного средства уничтожения всего живого в катакомбах гитлеровцы неоднократно применяли химическое оружие — фосген и окись хлора. От воздействия газов погибли не только сотни военных, но и гражданских беженцев, укрывавшихся в подземельях.

Структуры «схронов» и бункеров были опорными базами отрядов националистов в Прибалтике; ОУН-УПА – на Западной Украине в 1944-1956 гг. Специально подготовленные группы Советской Армии и погранвойск, оснащенные миноискателями и щупами, вели поиск убежищ бандитов. Особое значение также имело использование поисковых собак. При обнаружении вражеской базы входы в «схрон» одновременно забрасывались дымовыми шашками; в ряде случаев применялся газ слезоточивого действия. После этого производился захват подземного убежища.

В 1990 — начале 2000-х гг. убежища, подобные «схронам», строили формирования чеченских боевиков и дагестанских ваххабитов. Во время гражданской войны в Афганистане 1978 — начала XXI в. отряды вооруженной оппозиции первоначально использовали кяризы – подземные оросительные системы. В начале 1980-х гг. при помощи западноевропейских и американских специалистов были построены такие укрепленные районы, как Тора-Бора (пров. Нарганхар), Джавара (пров. Хост), Кокари-Шари (пров. Герат). По туннелям, выведенным на территорию Ирана, отряды известного полевого командира Исмаил-хана получали оружие. Для ликвидации этих баз советским войскам приходилось проводить крупные операции с широким использованием отрядов спецназа, артиллерии и авиации.

В 1990-2000-х гг. вооруженные силы и спецслужбы Израиля вели настоящую войну против подземных инфраструктур ХАМАС, Хезболла и «Исламского джихада» на границах с Египтом, Ливаном; в секторе Газа. Израильтяне использовали широкий набор технологий и тактических приемов борьбы с тайными коммуникациями противника: от минирования штолен, разрушения их бульдозерами и заливки бетоном до применения беспилотников, робототехники. Проблема ликвидации туннельных комплексов исламских радикалов не утратила своей актуальности для Тель-Авива до настоящего времени.

В ходе гражданской войны в Сирии правительственным войскам и ВКС РФ часто приходится уничтожать хорошо укрепленные базы ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», оборудованные под землей. Наиболее широко тактика туннельной войны использовалась отрядами исламистов во время уличных боев в Дамаске, Хомсе, Идлибе. В апреле 2019 г. российской военной полицией в лагере беженцев «Ярмук» под Дамаском был обнаружен подземный склад боеприпасов группировки «Джейш аль-Ислам». Для уничтожения туннельных баз противника российскими войсками нередко использовался опыт борьбы с аналогичными структурами, приобретенный в Афганистане и Чечне.

Одним из крупных вооруженных конфликтов второй половины XX в., в котором широко применялись и совершенствовались тактические приемы, различные технические новинки в борьбе с противником, опиравшемся на подземные инфраструктуры, стала военная интервенция США и их союзников в Индокитае 1964-1973 гг.

Американская армия имела некоторый опыт боевых действий с противником, который использовал подземные коммуникации в качестве средства защиты и нападения. Во время Второй мировой войны части морской пехоты США длительное время вели жестокие бои с японскими подразделениями, оборонявшимися в опорных пунктах, оборудованных в горной местности на островах Сайпан, Иводзима и Окинава. Первоначально американцы, используя танки и артиллерию, вынуждали противника отступить вглубь подземных укрытий. После этого к пещерам выдвигались штурмовые группы, оснащенные фосфорными гранатами, подрывными зарядами и огнеметами, которые уничтожали японцев.

В ходе войны в Корее подземные галереи использовались частями Народно-Освободительной Армии Китая и Корейской Народной Армии при строительстве укреплений или позиций для внезапных ночных атак. Главной панацеей от ударов китайской пехоты из-под земли стали группы саперов, оснащенных обычными стетоскопами. Это позволяло определить местонахождение и направление подземной галереи, которую вел враг После этого американцы бурили несколько шурфов, закладывали взрывчатку и мощным взрывом уничтожали и сам подкоп и находившихся в нем солдат противника.

В Индокитае американские военные впервые ознакомились с перспективой ведения подземной войны за несколько лет до начала интервенции 1965-1973 гг. Офицеры армии США, служившие советниками в войсках вооруженных сил Южного Вьетнама, стали свидетелями проблем, с которыми столкнулась правительственная армия в ходе боев с коммунистическими НВСО и частями ВНА (Северный Вьетнам). Одной из самых серьезных стала борьба с партизанскими отрядами, создавшими подземные опорные базы, располагавшиеся в туннельных лабиринтах, простиравшихся на десятки километров.

Наиболее сложная ситуация сложилась в провинциях Тэй Ннинь и Хау Нгиа (северо-западнее Сайгона). Здесь располагался самый крупный и разветвленный туннельный комплекс НВСО, который был известен, как Ку Чи (вьетнамская трактовка «Dia Dao Cu Chi»). Позже американцы дали свое наименование этому региону — «Железный треугольник» [6, p. 243]. Система подземных коммуникаций, создававшаяся здесь в течение 10-15 лет, стала надежным укрытием для инфраструктуры жизнеобеспечения НВСО-ВНА. Ее наличие позволяло коммунистическим отрядам скрытно осуществлять перегруппировку своих сил, успешно наносить удары по базам противника, укрываться от преследования. В итоге, партизаны контролировали значительные районы в окрестностях Сайгона.

Вьетнамская война, как и любой вооруженный конфликт, стала гигантской опытной лабораторией по испытанию и применению различных смертоносных технологий. В этой связи, в ноябре 1964 г., т.е. еще до начала ввода войск США в Индокитай, по просьбе американской военной миссии в Южном Вьетнаме в арсенале армии Соединенных Штатов Пикатинни (штат Пенсильвания) разрабатывалась методика проведения подрывных работ под землей [9, p. 192]. Несмотря на актуальность проблемы, к началу американской интервенции не было разработано тактических приемов по борьбе с туннельными комплексами НВСО-ВНА; технические средства не прошли достаточных испытаний.
В первые месяцы своего пребывания в Южном Вьетнаме войска армии США стали объектами ударов противника, который широко использовал подземные коммуникации. В первую очередь, это относилось к 25-й пехотной дивизии; 196-й пехотной и 173-й воздушно-десантной бригадам; 11-му бронекавалерийскому полку [6, p. 406-408]. Эти соединения дислоцировались в III корпусной тактической зоне (КТЗ) — провинции Тэй Нинь и Хау Нгиа. Используя систему туннелей, группы диверсантов НВСО-ВНА проникали на базы интервентов для осуществления диверсий; обстреливали позиции противника из минометов.

В январе 1966 г. войска США при проведении крупной операции под кодовым наименованием «Crimp» впервые убедились в высокой боеспособности врага. В ходе боев отряды НВСО-ВНА уходили от преследования, укрываясь в подземельях. Командир роты 173-й воздушно-десантной бригады капитан Г. Б. Таккер признавал: «Мы сжигали дома, но мы ничего не могли сделать с бункерами; они были выкопаны чертовски глубоко» [7, p. 100].

Командир 173-й воздушно-десантной бригады бригадный генерал Э. У. Уильямсон в своем докладе после проведения операции «Crimp» отмечал: «Фортификационная система внутри района боевых действий была самой обширной и сложной, с которой столкнулась бригада. Она включала обоюдно соединенные траншеи, бункеры и лабиринт туннелей, некоторые из которых были сконструированы из стали и бетона. Эти туннели были защищены управляемыми противопехотными минами, а подходы и входы нашпигованы ловушками… Многие из траншейных систем создавались в течение длительного времени и были неуязвимы для ударов артиллерии и авиации – за исключением прямых попаданий» [7, p. 100]. Фактически, в Тэй Нинь коммунистическими силами был создан плацдарм для нанесения внезапных ударов по Сайгону и всей инфраструктуре III КТЗ.

Одним из главных преимуществ бойцов НВСО-ВНА, укрывавшихся в туннелях, был высокий уровень маскировки. Это искусство оттачивалось партизанами в ходе длительных войн с Францией и сайгонским режимом. Сержант армии США К. У. Боуэн отмечал: «Большинство туннелей было очень хорошо замаскировано, и я полагаю, что они [бойцы НВСО] имели специальные рекомендации, указывавшие, как копать туннели, как изготавливать люки так, чтобы можно было в них протиснуться, и если они один раз закрывали вход в подземелье, то вы не смогли бы определить что это» [2, p. 95]. Специалист 4 класса К. Кори, воевавший в Ку Чи, признавал: «Вы могли находиться в 6 дюймах от туннеля и не знать об этом; они были хорошо укрыты» [2, p. 98].

В сложившейся ситуации основными задачами войск армии США в борьбе с формированиями противника, базировавшимися в подземных комплексах, являлись:

1. Организация обороны военных баз от нападений диверсионных групп из туннелей.

2. Эффективный поиск подземных структур противника.

3. Проведение спецопераций в туннелях: захват пленных, документов, образцов оружия.

4. Разработка и осуществление эффективных приемов по ликвидации подземных объектов.

Для решения указанных задач американские военные были вынуждены действовать в трех направлениях: разработка новых технологий поиска и уничтожения подземных укрытий; серьезная корректировка тактических приемов; создание специальных подразделений для ведения боевых действий непосредственно в штольнях, туннелях. В этой связи, в 1965-1966 гг. каждая воинская часть индивидуально занималась изысканиями в данной сфере. Артиллерийские и минометные батареи интервентов вели массированный обстрел районов, где могли располагаться опорные пункты противника. При проведении противопартизанских действий интервенты также широко использовали бронетехнику. Полковник ВНА Чау Лам, воевавший в Ку Чи с 1962 г., свидетельствовал: «После обнаружения места расположения туннеля, американцы неоднократно прогоняли свои танки вперед-назад над подозрительным участком, пытаясь обрушить его» [11, p. 304].

Полковник Сэржент, командир 1-го саперного батальона, предложил следующий прием поиска туннелей и их последующего уничтожения. При обнаружении входа в подземную галерею его забрасывали химическими гранаты AN-M8 и дымовыми шашками M1A1 [2, p. 90]. Это позволяло по выходившему дыму люки, вентиляционные коммуникации и т.д. Через них в туннели на веревках или проволоке спускались емкости со слезоточивым газом CS с прикрепленными зарядами взрывчатки. Кроме того, американские военнослужащие широко использовали специальные ручные гранаты ABC-M7A2 и ABC-M7A3, содержавшие CS [8, p. 24]. По мнению американских военных, одновременный подрыв и распространение газа приводили к обрушению туннеля и выводу из строя противника, находившегося под землей, что неизбежно приводило его к гибели [9, p.191-192]. Для закачки большего объема CS активно применялся компрессор M106 «Mity Mite», которым оснащались химические подразделения армий США, Австралии, Южной Кореи, участвовавшие в интервенции в Южном Вьетнаме [5, p. 153].

Чтобы сделать объективный вывод об эффективности указанного способа, необходимо проанализировать мнение противника. Участник боевых действий в Ку Чи генерал-майор ВНА Чан Хай Фунг свидетельствовал: «Первоначально американцы использовали гранаты и подрывные заряды, чтобы уничтожить туннели, но добились ограниченных успехов, малая часть пострадала. Позже они использовали слезоточивый газ. Однако такая разновидность нападения оказалась неэффективна, т.к. мы знали о ней и подготовились» [11, p. 302].

Серьезным препятствием для распространения газа CS стала многоуровневая конструкция туннелей. В подземельях также была отлично налажена система оповещения. По утверждению полковника ВНА Нгуен Тхань Линя: «Если газ распространялся в главном туннеле, ему было трудно проникнуть на нижние уровни. Но если газ сразу проникал на нижние уровни, он легко достигал верхних этажей. Если газ насыщал все три уровня, ситуация становилась опасной для всех, кто находился внутри. Мы стали устанавливать воздухонепроницаемые двери в перекрытиях подземных этажей» [11, p. 303]. Нгуен Тхань Линь также отмечал подготовленность бойцов НВСО-ВНА к химическому нападению: «Наши солдаты были обучены, что, в случае невозможности избежать газовой атаки, необходимо пропитать мочой носовой платок, закрыть нос и рот. Мы знали, что это ослабит слезоточивое действие газа» [11, p. 303].

Не всегда удачным оказывалось и применение взрывчатки для ликвидации подземных коммуникаций. Командир 173-й воздушно-десантной бригады Э. У. Уильямсон дал весьма нелестную оценку попыткам американских саперов: «Это выглядело примерно так, как попытаться удобрить выхлопным газом поле в 40 акров, или наполнить из ведра Великий каньон. Вы работали, работали и работали, взрывали и взрывали, а они [туннели] были так глубоко, и их было столь много, что это стало физически неосуществимо» [7, p. 209].

Более результативной оказалась методика нагнетания под землю ацетиленового газа при помощи компрессоров, разработанная в 1964 г. Первый опыт использования новой технологии оказался удачным. Летом 1965 г. в районе деревни Ба Риа (31 км. севернее Вунгтау) части 173-й воздушно-десантной бригады обнаружили партизанский туннельный комплекс. В течение двух дней 173-я саперная рота 588-го инженерного батальона уничтожила вражескую базу. Аналогичную операцию провели части 25-й пехотной дивизии. В ходе прочесывания местности на подконтрольной территории они удачно осуществили поиск системы туннелей НВСО. В итоге, рота «С» 65-го инженерного батальона, используя три ацетиленовых компрессора, ликвидировала подземную инфраструктуру врага [9, p. 192].

Однако, несмотря на внешнюю эффектность данного приема, в конце 1960-х гг. американские военные отказались от его широкого применения. Во-первых, в Южном Вьетнаме использовались компрессоры М106 «Mity Mite», «Resojet», «Buffalo Turbine», «Mare Generator» [8, p. 30]. Они не отличались компактностью. «Buffalo Turbine» весил 800 фунтов, «Mare Generator» — 175 фунтов. Их эксплуатация требовала большого количества горючего. Для работы «Mare Generator» в течение 30 минут требовалось 6 галлонов бензина; «Resojet» — 5 галлонов. По этой причине оснащение поисковых групп указанной техникой и горючим исключалось [7, p. 211].

Во-вторых, доставка ацетиленовых компрессоров и всего необходимого непосредственно к месту назначения была сопряжена с массой проблем. Транспортировкой одного «Mity Mite» и снаряжения занималась группа из 6 человек: командир, оператор и его помощник, три носильщика [8, p. 41]. Следует учесть, что подземные инфраструктуры, как правило, располагались в труднопроходимой местности. Для ликвидации 500-метрового туннеля требовалось: 10 компрессоров, 300 фунтов карбида кальция, 50 галлонов воды, 9 40-фунтовых подрывных зарядов, 4 ящика динамита, 665 фунтов взрывчатки [7, p. 211]. Следовательно, даже транспортировка необходимого снаряжения на вертолетах, бронетехнике, автомобилях вызывала серьезные трудности и занимала много времени.

В-третьих, посредством подрыва ацетиленового газа американцам удавалось уничтожить только самый верхний уровень туннельной системы, которая, как правило, имела три-четыре этажа. В случае опасности партизаны отходили на нижние этажи.

Параллельно с этим, американские ученые и военные занимались проектированием новых технологий по обнаружению подземных баз. Кампания «General Electric Company» разработала специальный детектор «ХМ-2» («People Sniffer»). Эти приборы, устанавливались на вертолетах, которые вели разведку. «ХМ-2» обнаруживал наличие людей в джунглях, реагируя на повышенное содержание аммиака или метанового газа [7, p. 202]. Данные детектора немедленно передавались командованию и «подозрительный» район подвергался бомбардировке с воздуха или артобстрелу. Однако партизаны быстро придумали весьма эффективное средство дезориентации противника. В районах полетов авиации США, вдоль ложных коммуникаций, на деревьях вьетнамцы подвешивали резиновые мешки с буйволиной мочой или экскрементами, запах которых «привлекал» «ХМ-2». В результате бомбардировщики и артиллерия наносили удар по необитаемой местности.

В 1967 г. специально для поиска туннелей на глубине 10 футов американские ученые из Военной лаборатории (LWL, Limited War Laboratory), штат Мэриленд, разработали портативный дифференционный магнитометр PDM (Portable Differential Magnetometer) [7, p. 204]. Для испытаний PDM в Южный Вьетнам из США была направлена специальная группа NETT (New Equipment Training Team), состоявшая из двух военнослужащих и одного инженера [7, p. 204]. Первые опыты, проводившиеся в старых партизанских туннелях, продемонстрировали эффективность новой разработки. В реальной боевой обстановке использования PDM оказались неудачными по следующим причинам.

Во-первых, прибор, реагируя на металл в земле, постоянно подавал ложные сигналы о присутствии врага. Это было неудивительно, т.к. почва была буквально напичкана различным военным железом: фрагментами оружия, осколками боеприпасов и др. Во-вторых, в реальных боевых условиях работа затруднялась сильно пересеченной местностью: рисовые поля, овраги, густая растительность. От постоянной вибрации при транспортировке ряд узлов РDM выходил из строя. В итоге, из восьми магнитометров, отправленных в Южный Вьетнам в качестве эксперимента, пять не могли эксплуатироваться вследствие поломки [7, p. 204]. В-третьих, по свидетельству опытных американских военных, процент туннелей, обнаруженных визуально, был намного больше, чем при помощи PDM.

В связи с неудачным испытанием магнитометра сотрудники LWL сосредоточились на разработке сейсмического туннельного детектора (Seismic Tunnel Detector, STD) ACG-35/68M) (U). В основу работы нового прибора был положен принцип действия сонара — поиск подземных коммуникаций по звуку. Так же, как и в случае с PDM, его применение требовало наличия двух операторов. Один специальным щупом проверял почву, другой занимался транспортировкой оборудования [7, p. 206]. Испытания STD в Южном Вьетнаме продемонстрировали его серьезные недостатки. Во-первых, детектор мог обнаружить подземное укрытие только в сухой почве на площади 15 квадратных футов. Следовательно, во влажном тропическом климате рамки эффективного поиска были существенно ограничены. Во-вторых, также, как и в случае с магнитометром, транспортировка STD в джунглях была сопряжена с большими трудностями. В итоге, американские военные отказались от использования этой разработки в Южном Вьетнаме.

Наиболее удачной разработкой ученых США стал сейсмический детектор ADSID (Air Delivered Seismic Intruder Device). Это было приспособление 3 фута в длину, 6 дюймов в ширину, внешне походило на легкую бомбу [7, p.203]. Сбрасываемые с самолетов детекторы автоматически закапывались в землю и выбрасывали 4-футовую антенну, которая внешне напоминала молодой побег растения. Это позволяло осуществлять постоянный мониторинг определенного района. Детектор, снабженный батареей питания, мог в течение месяца сообщать данные сейсмической разведки, реагируя на передвижение групп людей или техники на поверхности земли. Кодированная информация, поступавшая от нескольких детекторов передавалась на самолет, постоянно патрулировавший над предполагаемым местом дислокации НВСО-ВНА. При обнаружении врага район немедленно подвергался бомбардировке или артиллерийскому обстрелу. ADSID или, как его называли партизаны, «Тропическое дерево», оказался для них серьезным противником.

По признанию полковника ВНА Нгуен Тхань Линя, этот прием оказался весьма опасным для партизан: «Американцы получили преимущество вследствие нашей слабости. Мы часто собирались вместе вне туннелей, чтобы петь; это было характерно для революционеров. У нас не было заработка, но у нас был высокий дух. Мы думали, что ночью находимся в полной безопасности, но это было не так» [9, p.203]. Таким образом, используя ADSID, интервенты получали возможность наносить внезапные удары по противнику, который ранее чувствовал себя неуязвимым, укрываясь в подземных галереях. Однако внедрение новой технологии не привело к достижению одной из главных целей — обнаружение туннельных комплексов НВСО-ВНА.

Задача по полному уничтожению обнаруженных подземных баз также оказалась трудновыполнимой. Интервенты применяли самые разные методики: от т.н. «бангалорских торпед» — боеприпасов, крепившихся к длинным бамбуковым шестам; специальных комбинированных взрывных устройств до закладки мощных фугасов до попыток затопления [8, p. 54-55]. Например, подразделения корпуса морской пехоты США использовали комплексную систему, в которую входили подрывные заряды С-4 и мины М-37 [4, p. 22].

3 декабря 1967 г. 1-й батальон 277-й пехотной бригады США получил задание – уничтожить крупный комплекс бункеров НВСО-ВНА. Американцы решили затопить базу противника, т.к. входы в подземелье были обнаружены недалеко от р. Сайгон. К реке при помощи бульдозеров был прокопан канал 250 м., потом две мощных помпы начали закачку воды. Эксперимент, длившийся 38 часов, закончился полным провалом. Участник операции, капитан армии США Г. Торнтон дал следующую оценку проведенной операции: «Если бы мы закачали в туннель всю р. Сайгон, это не сработало. Проблема состояла в том, что латерит впитывал воду в сухой сезон» [7, p. 207-208].

Генерал-майор ВНА Чан Хай Фунг имел свое объяснение провала новой вражеской технологии: «Наши туннели, подобно кораблю, были оборудованы таким образом, чтобы пресечь поступление воды при помощи водонепроницаемых дверей. Мы не занимались пассивным наблюдением, когда американцы устанавливали свои помпы. Мы открывали огонь по снаряжению и их операторам до того, как помпы начинали работать» [11, p. 304].

Таким образом, в 1965-1968 гг. американским военным и ученым не удалось разработать эффективной техники для поиска и ликвидации подземных баз противника. В мае 1968 г. командующий инженерными войсками группировки США в Южном Вьетнаме генерал-майор Ч. М. Дьюк в своем рапорте вышестоящему командованию сделал следующий вывод: «Контртуннельная стратегия ведения войны или доктрина до сих пор находится в младенческой стадии. Многочисленные технологии, предназначенные оказать помощь в обнаружении, изучении, уничтожении туннельных комплексов все еще в стадии разработки или испытания. Ни одно из них не было успешно завершено. Работа в этом направлении будет продолжаться…Многое остается сделать» [7, p. 213].

С первых месяцев вторжения США в Южный Вьетнам, учитывая сложность поиска и особенно уничтожения подземных объектов НВСО-ВНА техническими методами, американское командование остановилось перед необходимостью применения воинских частей, специально обученных для действий в подземельях. После проведения операции «Crimp» штаб группировки Соединенных Штатов подготовил доклад, в котором подчеркивалась актуальность создания таких отрядов, давались некоторые рекомендации: «…Подготовленная туннельная команда – важна для быстроты обнаружения и уничтожения туннелей Вьетконга…Члены туннельного отряда будут добровольцами. Каустрофобия и паника могли привести к провалу миссии отряда и гибели его членов» [7, p.101-102].

В 1965-1966 гг. командование группировки США в Южном Вьетнаме возлагало ответственность за поиск и уничтожение туннелей на химические подразделения, имевшие на вооружении компактные огнеметы M2A1-7 [8, p. 24]. Однако, в отличие от Второй мировой и Корейской войн, применение этого вида оружия против подземных объектов в Индокитае оказалось малоэффективным. В этой связи, главными участниками подземной войны стали саперные части.

Наиболее подготовленным соединением армии США по борьбе с партизанами в условиях Юго-Восточной Азии стала 25-я пехотная дивизия («Тропическая молния»). В ее составе были подразделения, прошедшие курс специальной подготовки по ведению антипартизанской войны в джунглях в учебных центрах на Гавайях, Корате (Таиланд). По прибытии в Индокитай в 1965 г., командование дивизии создало учебный центр по подготовке военнослужащих к боям в подземных коммуникациях. Тактические приемы, разработанные в этом соединении, изучались и использовались в других американских частях. Однако опыт первых операций показал, что обычная тактика общевойсковых подразделений неэффективна для борьбы с врагом под землей по следующим причинам:

1. Физические данные (рост вес, объем груди и талии) среднестатистического солдата армии США не позволяли ему не только передвигаться в туннелях, но и проникать в них. В узких подземных коммуникациях, где худенький низкорослый вьетнамский боец действовал совершенно свободно, высокий и упитанный американец был полностью лишен свободы маневра и почти беспомощен в случае внезапного нападения.

2. Оказавшиеся в туннелях американские солдаты не умели ориентироваться, правильно передвигаться и быстро становились объектами нападения противника.

3. Американцы, находившиеся в туннелях, не имели возможности поддерживать обычную связь с товарищами, находившимися на поверхности.

Следует учитывать, что вьетнамские партизаны разрабатывали собственные приемы борьбы с врагом, проникшим в туннели. Для уничтожения противника использовались изощренные системы минирования, различного рода ловушки, охотничьи самострелы. Кроме того, вьетнамцы весьма эффективно применяли крыс, скорпионов и змей, которыми буквально кишели подземелья. Грызуны производили деморализующее впечатление на американцев, т.к. многие из них являлись носителями бубонной чумы.

Более широкое предпочтение бойцы НВСО отдавали применению ядовитых змей. Лейтенант Дж. Флауэрс, армия США, вспоминал: «Вьетнамцы использовали бамбуковых гадюк, они не были очень длинными, но имели весьма высокую потенцию укуса. Партизаны привязывали змею к бамбуковой палочке и укрепляли на потолке туннеля и, когда появлялся американский солдат, выпускали гадюку. Змея внезапно кусала жертву в шею или лицо. Укушенный после этого мог сделать один или два шага; умирал почти мгновенно. Мы этих змей так и называли: одношаговая, двухшаговая» [7, p. 123].

Иногда гадюк сажали в полые бамбуковые палки, которые также крепились к потолку галереи. Расчет был простым и верным. Спустившийся под землю противник, в первую очередь, светил фонарем себе под ноги, не ожидая нападения сверху. Как правило, укус в шею или лицо намного эффективнее, чем в ноги. Результативность использования змей была высокой. Пострадавший погибал, даже в случае немедленной эвакуации.

Учитывая вышеизложенное, а также рост «небоевых» потерь, американское командование приступило к разработке особых тактических приемов для ведения войны под землей. Как уже упоминалось, на базе 25-й пехотной дивизии действовали специальные курсы по подготовке военнослужащих для действий в джунглях, обезвреживанию мин и ловушек. Параллельно с этим, командование соединения решило включить в состав поисковых групп служебно-розыскных собак. В первые годы интервенции американские военные широко использовали в операциях служебных собак. В основном, это были немецкие и эльзасские овчарки. До сих пор в армии США собаки несли только караульную службу или искали наркотики. В Индокитае они становились разведчиками и проводниками. В 1965 г. только для охраны военно-воздушных баз Дананг, Тансоннят и Бьенхоа из США были направлены 40 проводников и 40 сторожевых собак [3, p. 100]. Служебные животные также прибывали в 25-ю пехотную дивизию. Здесь был организован центр учебного собаководства – по подготовке собак к поиску туннелей. Однако овчарки оказались практически бесполезны для использования в подземных лабиринтах по следующим причинам:

Во-первых, служебные собаки вообще тяжело переносили жаркий, влажный климат Индокитая; быстро уставали и отказывались работать. Это обстоятельство еще больше усугублялось при их использовании в подземных галереях.

Во-вторых, находясь под землей, служебные собаки оказались совершенно беззащитны от мин, ловушек, грызунов, насекомых и змей. В ряде случаев вожатые просто отказывались отправлять своих питомцев в туннели на верную смерть.

В-третьих, партизаны быстро нашли весьма эффективный и остроумный способ борьбы с четвероногими разведчиками врага. Вьетнамцы стали широко пользоваться американским армейским мылом, которое они приобретали на черном рынке или просто похищали на базах противника. Расчет делался на обман обоняния овчарок. В итоге, собаки, которых пускали в туннели, были элементарно сбиты с толку знакомым запахом. В этой связи, американские военные полностью отказались от использования собак под землей.

Первый год интервенции в Южном Вьетнаме продемонстрировал, что для военнослужащих, действовавших в туннелях, требовалась тщательная физическая и психологическая подготовка, не говоря уже об отборе кандидатов для столь опасной миссии. В армии США не существовало подразделений для борьбы с противником в столь необычных условиях. Поэтому в каждом соединении, в первую очередь, расквартированных в районе «Железного треугольника», приступили к формированию особых групп по борьбе с противником под землей т.н. «туннельных крыс». В австралийских частях, воевавших во Вьетнаме, аналогичные группы назывались «туннельными хорьками» [5, p. 152-155].

В 1-й пехотной дивизии армии США эту роль отвели сводному отряду разведчиков, саперов, военных химиков. В 1966 г. в 25-й дивизии была сформирована группа «туннельных крыс», получившая наименование «Грязной дюжины» по названию одноименного художественного фильма. По уровню задач новые формирования подразделялись на отряды, которые осуществляли поисковые действия в подземных лабиринтах, и непосредственно занимавшиеся уничтожением туннелей [8, p. 39].

Подземные бойцы в совершенстве обращались с оружием и взрывчаткой. Они умели стрелять на слух; передвигаться в туннеле; действовать в лабиринте в противогазе. в течение нескольких часов. Особое значение придавалось умению обезвреживать мины и ловушки. Всех «туннельных крыс» отличали редкие качества – способность хорошо ориентироваться и быстро принимать решения в нестандартных ситуациях, тяжелых условиях подземелья (темнота, жара, угроза нападения, недостаток воздуха). Майор австралийской армии Д. Айюб признавал: «…Если вы включали свет, то серьезно рисковали…Ваши глаза кричали от света, а ваши уши кричали от звука, и вы могли услышать стук своего сердца» [2, p. 91].

Обычно в снаряжение «туннельной крысы» входили пистолет, штык, связка нейлонового шнура, противогаз М17 или защитные маски XM28, сигнальные гранаты М18, химические гранаты М7А2, бронежилет, полевой телефон TA-1/PT [8, p.25]. Однако многие подземные бойцы самостоятельно занимались своим оснащением перед операцией. Они отказывались от бронежилетов, предпочитая действовать в брюках и майках. Им разрешался выбор оружия. Учитывая невозможность использования винтовок и автоматов, некоторые из них предпочитали различные виды пистолетов, среди которых были даже устаревшие образцы. В 1969 г. из США непосредственно для оснащения «туннельных крыс» поступила партия револьверов «Смит и Вессон» Магнум 44 калибра. Это оружие, получившее прозвище «туннельный револьвер», заслужило высокую оценку подземных бойцов [8, p. 23]. Для действий под землей была разработана своя техника безопасности. «Туннельным крысам» во время выполнения задания категорически запрещалось курить, употреблять леденцы и жевательную резинку, чтобы посторонний запах не привлекал внимание противника. По этой же причине употребление спиртного им разрешалось только после операции и исключительно в базовом лагере. При встрече с противником подземным бойцам не рекомендовалось производить больше двух-трех выстрелов. В первую очередь, это было продиктовано опасением, что враг мог быстро определить степень расхода боеприпасов.

«Туннельные крысы» обычно действовали группами по 5-6 человек [8, p. 41]. Под землю входили по двое, сохраняя между собой небольшую дистанцию. Если штольня раздваивалась, один оставался у входа, для возможной страховки. Два человека из состава группы постоянно находились у входа в подземелье, помогая доставлять все необходимое по мере надобности. В отличие от других военнослужащих армии США, воевавших в Южном Вьетнаме, «туннельные крысы» не могли рассчитывать на авиационную и артиллерийскую поддержку; в случае ранения — на скорую эвакуацию в госпиталь.

Специалисты по подземной войне находились в привилегированном положении по сравнению с другими военнослужащими. Их срок службы в Южном Вьетнаме ограничивался 4 месяцами, вместо традиционных 12 месяцев. Они получали значительные денежные надбавки. Их, в первую очередь, представляли к наградам, предоставляли внеочередные отпуска и увольнения [6, p. 548-549].

Однако вышеуказанные преференции объяснялись, главным образом, сложностью задач, возлагавшихся них. Первые операции групп «туннельных крыс» оказались в целом неудачны. Столкновения с противником были крайне редкими, т.к. носили случайный характер. По свидетельству рядового М. Р. Тингли: «Чарли [наименование вьетнамских партизан] был здесь. Все что нам нужно было сделать, выкопать его» [9, p. 226].

Как упоминалось, партизаны уходили от открытого боя, предпочитая действовать традиционными методами: минирование туннелей, применение «волчьих ям», самострелов, засад. В этой связи, каждая акция под землей была сопряжена с большой опасностью. Рядовой С.Е. Сикорский признавал: «Я больше всего был озабочен ловушками» [9, p.227]. Проведение разминирования в подземельях было сопряжено с трудностями и угрозой подрыва. Несмотря на высокий уровень подготовки, «туннельные крысы» постоянно сталкивались с новыми разработками противника в этой области. Рядовой Р. Л. Корнетт отмечал: «Время от времени обращаться с взрывчаткой очень сложно. Вы не можете, действительно, беспокоиться об этом, но вы часто задаетесь этим вопросом» [9, p. 226].

Справедливости ради, следует отметить, что группы «туннельных крыс» оказались достойными противниками партизан и провели ряд удачных акций в борьбе в сложных условиях туннельных лабиринтов. В январе 1967 г. в ходе операции под кодовым наименованием «Падающий кедр» американские и южновьетнамские войска, действовавшие в III КТЗ, обнаружили и уничтожили 1100 бункеров, 400 туннелей и 500 других подземных объектов, в первую очередь, фортификационных сооружений [9, p. 223-224]. 9-11 августа 1968 г. части 11-го бронекавалерийского полка армии США и 5-й южновьетнамской дивизии блокировали и захватили в плен 150 бойцов НВСО, укрывавшихся в туннелях в районе деревень Банг Диа, Чанг Лонг и Бау Дай. [7, p.340]. Тем не менее, использование «туннельных крыс» не привело к окончательному уничтожению подземных структур НВСО-ВНА. Несмотря на растущий профессионализм, они не могли действовать столь молниеносно, чтобы навязать бой врагу. По определению первого командира отряда подземных бойцов 25-й пехотной дивизии капитана Г. Торнтона: «Не было плохих дней. Все дни были хорошие, если вы через них прошли» [6, p. 548-549].

В 1969-1972 гг. американское командование, заинтересованные в скорейшем разгроме коммунистических сил, приняло решение уничтожать подземные комплексы НВСО-ВНА, используя бронетехнику и авиацию. В целях обнаружения входов в подземные коммуникации над районами предполагаемой дислокации противника распылялись химикаты. После обработки гербицидами высохшая растительность выжигалась напалмом или огнеметами. Туннели, которые удавалось так или иначе очистить от партизан, уничтожались путем закладки большого количества взрывчатки или посредством применения мощных 25-тонных бульдозеров D7E, танкодозеров [9, p. 225-233].

Особое значение в борьбе с подземными комплексами имело использование авиации. В отличие от 1965-1967 гг., в 1968-1971 гг. большое значение придавалось стратегическим бомбардировщикам Б-52. Военный фотограф ВНА Дыонг Тхань Фонг, воевавший в Ку Чи с 1965 г., свидетельствовал: «Большинство наших потерь было от прямых попаданий мин и бомб в открытые туннели. Но мы обычно наперед знали, когда начнутся воздушные удары больших Б-52. Когда в небе не было разведывательных самолетов и вертолетов мы догадывались, что готовится крупная атака. С тех пор, как большая часть территории в районе Ку Чи была зоной открытого огня, здесь всегда в воздухе были вертолеты и самолеты всех типов. Но Б-52 летали на высоте 10 км. и воздушное пространство ниже было пусто. В противном случае они могли повредить другие американские самолеты. Когда наверху все было очень спокойно, мы уходили на нижние уровни» [1, p. 248]. На завершающем этапе вьетнамской войны Б-52 широко применяли боеприпасы огромной мощности при налетах на районы, где предполагалось расположение туннелей. Среди таковых были бомбы «Daisy-Cutter» (вес 15000 фунтов), после взрыва которой образовывалась воронка диаметром 300 футов [7, p. 201-202]. Используя боеприпасы новых типов, интервенты уничтожили ряд подземных комплексов. Тем не менее, американцы не смогли полностью ликвидировать базы НВСО в Тэй Нинь и Хау Нгиа. Последнюю операцию по ликвидации туннельных комплексов НВСО войска США осуществили зимой 1972 г. 25 февраля подразделения интервентов в течение 5 часов вели ожесточенные бои за овладение системой подземных бункеров, расположенной в 42 км от Сайгона [10, p. 393].

Таким образом, в ходе интервенции в Индокитае американские и австралийские войска использовали широкий перечень современных технологий для обнаружения и уничтожения подземных партизанских объектов. Кроме того, в войсках интервентов были созданы формирования «туннельных крыс», специально подготовленных для войны в туннелях. Тем не менее, указанные меры не стали основными факторами для ликвидации туннельных инфраструктур коммунистических формирований Южного Вьетнама и ВНА.

Список литературы:

  1. Appy C. G. The Definitive Oral History, Told from All Sides / C.G. Appy. N.Y.: Viking, 2008. 574 p.
  2. Gilmore D. L., Giangreco D. M. Eyewitness Vietnam. Firsthand Accounts from Operation Rolling Thunder to the Fall of Saigon / D.L. Gilmore D.M. Giangreco. N.Y.: Sterling Publishing Co., Inc, 2006. 304 p.
  3. Fox R. F. Air Base Defense in the Republic of Vietnam 1961-1973 / R.F. Fox. Wash, D.C.: Office of Air Force History United States Air Force, 1979. 278 p.
  4. Gilbert E. The US Marine Corps in the Vietnam War. III Marine Amphibious Force 1965-1975 / E. Gilbert. Oxford: Osprey Publishing Ltd., 2007. 97 p.
  5. Ham P. Vietnam: the Australian War / P. Ham. Harper Collins Publishers, 2007. 814 p.
  6. Kutler S. Encyclopedia of the Vietnam War/S. Kutler. N.Y.: Simon and Schuster Macmillan, 1996. 711 p.
  7. Mangold T., Penycate J. The Tunnels of Cu Chi. Remarkable Story of War in Vietnam / T. Mangold. London: Orion Books Ltd, 1985. 291 p.
  8. Rottman G. L. Tunnel Rat in Vietnam / G. L. Rottman. Oxford: Osprey Publishing Ltd., 2012. 64 p.
  9. Traas A. G. Engineers at War. The United States Army in Vietnam /A. G. Traas, Wash, D. C.: Center of Military History United States Army, 2010. 648 p.
  10. Willbanks J. H. Vietnam War Almanac / J. H. Willbanks. Facts on File, Inc, 2009. 590 p.
  11. Zumwalt J. G. Bare Feet, Iron Will. Stories from other’s Side of Vietnam’s Battlefields / J. G. Zumwalt. Fortis Publication, 2010. 336 p.

Оставьте комментарий