«Застенчивые» румыны в боях под Одессой (август-октябрь 1941 г.)

Аннотация

Статья посвящена одной из героических страниц Великой Отечественной войны – обороне Одессы (5 августа – 16 октября 1941 г.). В научный оборот впервые вводятся румынские документы, хранящиеся в трофейном фонде Центрального архива Министерства обороны РФ. Они позволяют проследить, как реагировало румынское командование на ситуацию на фронте, какие методы идеологической пропаганды использовались для повышения морального духа войск, исходя из каких соображений разрабатывались наступательные операции. В сентябре 1941 г. маршал Румынии Й. Антонеску объяснял неудачи своих войск под Одессой тем, что они привыкли воевать только с кадровыми военными. Одессу же защищали сборные части, состоявшие из рабочих, учащихся военных школ, моряков, санитаров, шоферов, подростков и пожилых людей. Потому румынские дивизии, которые успели повоевать на Пруте, в Бессарабии и на Днестре, оказались вроде бы в замешательстве. «Это говорит о нашей застенчивости», – таков вывод Й. Антонеску. После ухода советских частей из Одессы румыны заняли город. Автор приводит данные о том, как «застенчивые» захватчики преобразились в безжалостных оккупантов и совместно с немецкими союзниками уже без всякого стеснения и жалости мстили одесситам.

В статье развенчивается миф современных румынских исследователей о том, что румыны под Одессой сдерживали значительный контингент советских войск, тем самым облегчив немцам продвижение в глубь советской территории. Проводится мысль о том, что все было наоборот. Одесса директивой Ставки ВГК была оставлена «крепостью» в тылу противника с целью отвлечения как можно больших сил фашистов от наступления на главном направлении. И защитники города достойно выполнили поставленную задачу.

Ключевые слова и фразы: 1941 г., оборона Одессы, 4-я румынская армия, Й. Антонеску, Н. Чуперкэ, И. Якобич.

Annotation

«Shutting» romanian in fighting under Odessa (august – october 1941).

The article is devoted to one of the heroic pages of the Great Patriotic War – the defense of Odessa (August 5 – October 16, 1941). Author introduces the Romanian documents which are stored in the trophy Fund of the Central archive of the Ministry of defense of the Russian Federation into scientific circulation for the first time. They allow us to see how the Romanian command reacted to the situation at the front, what methods of ideological propaganda were used to improve the morale of the troops, how offensive operations were developed. In September 1941, Marshal of Romania I. Antonescu explained the failure of his troops near Odessa that they used to fight only with the military personnel. Odessa was defended by the national teams consisting of nurses, workers, students of military schools, sailors, drivers, old men. That’s why Romanian divisions, which fought on the river Prut, in Bessarabia and the Dniester were confused. «It speaks of our shyness», — this is the conclusion of I. Antonescu. After leaving the Soviet troops Odessa Romanians occupied the city. Author gives an example how «shy» aggressors were transformed into ruthless invaders and together with the German allies without any shyness and pity avenged inhabitants of Odessa.

The article refutes the theory of modern Romanian researchers that Romanians near Odessa attracted to yourself a large contingent of Soviet troops, what made it easier for the Germans to advance to the Soviet territory. The idea is that everything was the opposite. Odessa, according to the Directive of Stavka VGK, was left behind the enemy lines in order to distract as much as possible the forces of the fascists from the attack on the main direction. And the defenders of the city adequately fulfilled the task.

Key words and phrases: 1941, defense of Odessa, 4th Romanian army, I. Antonescu, N. Ciuperca, I., Iacobici.

О публикации

Авторы: .
УДК 94(470)«1941».
DOI 10.24888/2410-4205-2018-16-3-131-141.
Опубликовано 16 декабря года в .
Количество просмотров: 62.

Значение обороны Одессы в стратегии боевых действий Красной Армии 1941 г. переоценить сложно. Ставка ВГК приняла решение оставить в тылу противника укрепленный город с флотом и войсками с целью отвлечения как можно больших сил фашистов от наступления на главных направлениях. Для этой цели Одесса подходила лучше всего. Советское командование рассчитывало, что быстро взять город неприятелю не удастся. Поддержать защитников, снабжать необходимым можно было морем. Советская авиация с крымских аэродромов сможет с неба над Одессой громить фашистов [4, с. 290]. Не случайно в директиве Ставки от 5 августа 1941 г. значилось: «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот» [6, с. 44].

В свою очередь фашистское командование рассчитывало захватить Одессу с ходу – уже к 10 августа силами 4-й румынской армии [6, с. 53]. В дальнейшем кондукэтор Румынии маршал Й. Антонеску назначал новые сроки взятия города – 23, 25, 27 августа [6, с. 165]. Но защитники Одессы своим героизмом и мужеством каждый раз срывали замыслы румын. Крепость у моря оттянула на себя до 18 дивизий немецко-румынских войск общей численностью свыше 300 тысяч военнослужащих на 73 дня (с 5 августа по 16 октября 1941 г.) [11, с. 25-26].

История обороны Одессы и участия румынских войск в боях на советско-германском фронте отражены в многочисленных мемуарах и исследованиях [2; 5; 9; 12; 15; 16; 19]. Документы трофейного фонда Центрального архива Министерства обороны РФ, на основе которых написана данная статья, позволяют проследить, как румынское командование пыталось держать под контролем ситуацию на фронте, какие методы идеологической пропаганды использовались для повышения морального духа войск, исходя из каких соображений разрабатывались наступательные операции.

В 20 числах августа Й. Антонеску с королем Михаем прибыли на фронт под Одессу, рассчитывая с триумфом, как победители, въехать в город. Но, видя, что ситуация от победной весьма далека, кондукэтор пришел в ярость и негодование: «Разве не стыдно, что армия, в 4-5 раз превосходящая армию противника в численном отношении, в количестве частей и вооружения, была дезорганизована и разбита советскими подразделениями. Вместо того чтобы завоевать себе славу, армия завоевала позор… Мне стыдно за вас перед народом» [17, л. 23-24].

Немецкое командование четко отслеживало ситуацию с Одессой. В дневнике начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта Ф. Гальдера отмечено: «20 августа. Одесса все еще продолжает вызывать беспокойство. К северо-западной окраине города подошла только одна румынская пограничная дивизия. Пока еще вызывает сомнение вопрос, доросли ли румынское командование и его войска до выполнения такой задачи». «21 августа… Румыны считают, что им удастся занять Одессу только в начале сентября. Это слишком поздно. Без Одессы мы не можем захватить Крым» [3, с. 291, 293].

Чтобы заставить свои войска действовать более решительно, Антонеску издает грозные приказы: «Командиров, части которых не наступают со всей решительностью, снимать с постов, предавать суду, лишать права на пенсию. Солдат, не идущих в атаку с должным порывом или оставляющих оборонительную линию, лишать земли и пособий семьям» [6, с.165].

Трусы должны получать «пулю в затылок как жалкие существа, не оправдавшие доверия Родины» без всякого снисхождения. Если к трусам не было применено соответствующее наказание, то в этом целиком виноваты командиры.

Командиры также виноваты, если они принимают обратно в часть раненых в руку или в ступню ноги. «Если бы мы твердо и уверенно шли вперед, если бы каждый боец проявлял собственную инициативу, тогда противник давно бы был сломлен и побежден» [17, л. 24].

Причины поражений румынских войск под Одессой Антонеску в начале сентября 1941 г. связывал прежде всего с двумя факторами. Во-первых, с тем, что в Одессе противостоят румынским подразделениям не только кадровые военные, но и сборные части, состоявшие из рабочих, учащихся военных школ, моряков, шоферов, санитаров, подростков и стариков. Пытаясь оправдать неудачи своих войск, Антонеску отмечал, что румыны оказались просто не готовы воевать с подобным контингентом. Дивизии, которые успели повоевать на Пруте, в Бессарабии и на Днестре оказались в замешательстве. «Это говорит о нашей застенчивости», – таков вывод румынского маршала [17, л. 23].

Второй, с точки зрения кондукэтора, важной причиной были «комиссары-евреи». «Бои в Одессе с избытком доказали, что Сатана – это еврей. Он и только он, как стадо быков, гонит славян на смерть до последнего патрона. Отсюда наши огромные потери… Не будь комиссаров-евреев, мы давно были бы в Одессе» [13, с. 234].

Министр обороны Румынии генерал И. Якобич в своей директиве от 7 сентября 1941 г. указал на еще одну причину неудач румынской армии под Одессой. Она заключалась в проблемах с артиллерией. «Мы имеем большое количество полевой и тяжелой артиллерии и боеприпасов. Это должно было бы позволить быстро продвигаться, однако у нас дело идет неважно. За последние дни продвижение имеет либо местный характер, либо идет очень медленными темпами. Причина этого заключается в недостаточной организации артиллерии и в плохом ведении артиллерийского огня» [17, л. 30].

И. Якобич констатировал, что вместо того чтобы вести своевременно и точно сильный и массивный огонь по целям, румынская артиллерия ведет рассеянную и редкую стрельбу. Для решения этой проблемы, с точки зрения генерала, необходимо поддерживать постоянную связь между пехотными и артиллерийскими подразделениями. Артиллерийские наблюдатели-корректировщики должны располагаться на линии наступления пехотных подразделений для непосредственного наблюдения за стрельбой, для изменения направления огня в тот момент, когда пехота атакует тот или иной объект, чтобы облегчить продвижение пехотным частям и, наконец, чтобы вести точную стрельбу по намеченным целям.

Ведение артиллерийского огня требуется синхронизировать с продвижением пехоты, так как он крайне необходим в момент, когда пехота делает сильный бросок в сторону цели.

Если цели противника замаскированы или не могут быть обстреляны артиллерией поддержки по каким-то другим причинам, необходимо, по мысли И. Якобич, артиллерийские батареи непосредственного сопровождения выдвигать в тылы пехоты.

Тщательная подготовка артиллерийского огня должна быть предметом заботы командиров всех подразделений, так как от нее во многом зависит результат наступления. Командиры дивизий должны постоянно контролировать ход этой подготовки, обращая особое внимание на то, чтобы стрельба была интенсивной и сильной по целям, которые препятствуют дальнейшему продвижению. Ни в коем случае не следует «рассеивать огонь повсюду».

И. Якобич обращал внимание на то, что «русские открывают огонь только на близких дистанциях». Они ведут упорные бои шаг за шагом. У них хорошее вооружение и четко проработанное размещение боевых позиций. При том характере борьбы, которая сложилась под Одессой, только массивная артиллерийская поддержка пехоты может обеспечить победу наступающим румынским частям [17, л. 30-32].

Несмотря на то, что, с точки зрения румынского генерала, их артиллерия не оказывала достаточную помощь пехоте в наступательных операциях, она все же наносила серьезный урон защитникам города. 3 сентября 1941 г. Военный совет Одесского оборонительного района докладывал в Ставку, что батареи противника обстреливают Одессу очень интенсивно. «За последние десять дней имеем только раненых 10 тысяч человек» [1, с. 112].

Современные исследователи видят причины поражения румын под Одессой в другом. На ошибки румынского командования и недостаточный уровень подготовки и вооружения румынских войск указывают В. А. Савченко и А. А. Филипенко [13, с. 382]. Румынская военно-тактическая мысль не изобиловала выдумками и была весьма прямолинейна. За обязательной артподготовкой следовали атаки пехоты, которые «отбивались защитниками Одессы артиллерийским огнем и штыковыми ударами», считает И. Б. Мощанский [10, с. 82-83].

Желая сплотить свою армию и привести ее к победе, 3 сентября 1941 г. Антонеску приказывает, чтобы дисциплина в армии соблюдалась всеми – от командиров до солдат. Тех, кто нарушает дисциплину, следует сразу отдавать под суд. «Каждый в отдельности и все вместе должны уверенно идти вперед к победе. Командиры крупных соединений подают личный пример» [17, л. 24].

4 сентября 1941 г. командующий 4-й румынской армией корпусной генерал Н. Чуперкэ в оперативном донесении, характеризуя обстановку на фронте, отмечал, что продвижение румынских войск было приостановлено «с непропорциональными потерями». Из-за этого передовые румынские дивизии оказались в «сложном физическом и моральном состоянии». Дивизии второй линии их сменить не могли из-за того, что не были полностью укомплектованы.

Единственным выходом из сложившейся ситуации, по мнению Н. Чуперкэ, была бы быстрая (в течение 6 дней) перегруппировка сил для подготовки наступления на заранее определенном участке прорыва. Его необходимо проводить силами шести ударных дивизий: 3-й, 6-й, 7-й, 14-й, 21-й и охранной. Для полного укомплектования требовалось в 3-ю дивизию перебросить один полк из 5-й дивизии, 7-й дивизии придать один полк пограничников, 14-й дивизии передать 11-й гусарский полк, выведенный из состава 7-й кавалерийской бригады. 6-ю дивизию усилить одним полком из 8-й дивизии. 21-я и охранная дивизии были почти полностью укомплектованы.

Дивизии, которые передадут свою пехоту ударным соединениям, должны оставаться на фронте с оборонительными задачами.

Н. Чуперкэ видел два возможных варианта наступления – с северного или южного фланга.

Наступление с севера стратегически выгодно, так как две из шести ударных дивизий уже находятся на исходных позициях и рядом проходит ось армейских коммуникаций. Но с тактической точки были и некоторые недостатки. Так, по данным румынской разведки, защитники Одессы были значительно сильнее в этом районе, чем на юге.

Н. Чуперкэ считал, что если наступать с северного фланга, то продвижение на Одессу надо производить слева вдоль населенных пунктов, расположенных на западном берегу Хаджибеевского лимана, что составило бы серьезную угрозу противнику. По завершении этой операции останется еще 10-12 км к городу.

Наступление с юга, с точки зрения Н. Чуперкэ, более выгодно. Здесь исходные позиции ближе к городу. Соответственно, если перебросить ударную группировку с правого фланга и создать прочный оборонительный рубеж между сектором наступления и Хаджибеевским лиманом, это принесет румынам успех, и Одесса будет быстро захвачена.

Обязательным условием подготовки наступления Н.Чуперкэ считал сохранение и оборону имеющихся румынских позиций без ведения изматывающих атак, которые, по сути, из-за недостаточных сил и подготовки безрезультатны и приводят лишь к напрасному кровопролитию[17, л. 13-17].

Но Й. Антонеску не согласился с предложениями Н. Чуперкэ по ряду причин. Во-первых, он выразил опасение, что предлагаемая реорганизация армии приведет к окончательной потере боевых качеств ряда дивизий. Во-вторых, перегруппировка сил потребует слишком много времени. И, наконец, сама идея концентрированного удара шестью дивизиями в одном направлении опасна, так как слишком высок риск. В случае если наступление не удастся, противник, применив контрудар, сможет прорвать оборону на любом ослабленном участке фронта, в связи с тем, что ее будут держать дивизии неполного состава. Тогда румынские войска не только не захватят Одессу, но и будут отброшены с занимаемых рубежей [17, л. 18-19].

Румынское командование для того чтобы ускорить захват Одессы, обратилось за помощью к немецким союзникам, особо рассчитывая на пикирующие бомбардировщики Ю-87, необходимые для борьбы с военными кораблями Черноморского флота, и тяжелую артиллерию. Но немецкое командование согласилось ввести в бой только два штурмовых и четыре саперных батальона, три дивизиона тяжелой артиллерии [17, л. 25].

7 сентября 1941 г., чтобы дать время прибыть немецким частям, маршал Антонеску принял решение о начале наступления на Одессу утром 10 сентября. В первой фазе боя следовало уничтожить советские подразделения западнее Дальник. Во второй фазе боя – прорвать фронт противника между Гниляково и Дальник и между Дальник и Татарка. Занять лучшие боевые позиции, идущие от Сухого озера к северу.

В связи с этим 1-му армейскому корпусу (в составе 8-й дивизии, 7-й кавалерийской бригады, отряда полковника Ефтимиу и 1-го усиленного полка) ставилась задача обеспечивать безопасность южного фланга армии, имея в резерве 8-ю дивизию в районе Ленинталь.

11-му армейскому корпусу (в составе 14-й дивизии, охранной дивизии и 1-й пограничной дивизии) был дан приказ как можно точнее определить направление возможных контрударов противника и блокировать их на фронте к западу Дальник. Во второй фазе боя следовало атаковать основными силами в районе между Дальник и Татарка, чтобы продвинуться к Одессе.

3-му армейскому корпусу (3-я, 7-я и 6-я дивизии) в плане наступления отвели задачу по овладению перекрестком дорог между Кобаченко и Дальник, а затем развивать успех и достичь Кобаченко (южный рубеж) и Дальник (северный рубеж).

4-й армейский корпус (11-я дивизия, 9-я кавалерийская бригада и 2-й усиленный полк) получал приказ очистить железную дорогу западнее Гниляково, после – поддерживать огнем левый фланг 3-го армейского корпуса, а затем по возможности обеспечить его продвижение вперед.

1-й кавалерийской бригаде следовало вначале удерживать захваченные позиции и действовать со всей тяжелой артиллерией в районе между Хаджибеевским лиманом и железной дорогой (особенно в направлении населенных пунктов Гниляково и Кобаченко) для защиты левого фланга наступающего 4-го армейского корпуса.

5-му армейскому корпусу было приказано оставаться в обороне, действуя всей артиллерией в направлении Одессы.
Резервы армии не должны были вводиться в бой без разрешения генерального штаба. В резервы вошли 5-я и 21-я дивизии, которые могли быть использованы только в составе 3-го или 11-го армейских корпусов. Большую часть тяжелой артиллерии сконцентрировали в секторе 11-го армейского корпуса (напротив Южного сектора советской обороны), откуда она могла прикрывать фланги 3-го армейского корпуса [17, л. 25-26].

9 сентября 1941 г. генерала Н. Чуперкэ отстранили от командования 4-й румынской армией. На его место назначили генерала И. Якобич. Он доложил Антонеску о том, что немецкие моторизованные части начнут прибывать с 12 сентября 1941 г. Немецкий генерал А. Хауффе предложил их использовать во второй фазе боя, т.е. «после взятия ближайших высот западнее Гниляково – Дальник, что будет составлять первую фазу боя и должно быть выполнено румынскими частями». Генерал Якобич эту идею поддержал, так как понимал, что, выполнив задачи первой фазы боя, румынские дивизии будут измотаны и обескровлены. Им потребуется 2-3-дневный отдых. А немецкие подразделения, вступив в этот момент в бой, дадут возможность продолжить наступление.

Якобич распорядился, чтобы 6-я и 21-я дивизии были в резерве до начала второй фазы боя. 5-я дивизия передавалась в резерв 3-го армейского корпуса. 8-я дивизия подготовлена к переходу в резерв 1-го армейского корпуса на южном участке фронта, чтобы принять участие в бою только в случае мощных действий противника. 11-я дивизия находилась на правом фланге, чтобы прикрывать левый фланг 3-го армейского корпуса в ходе наступления.

4-я армия получила приказ сконцентрировать все силы в секторе наступления и обеспечить прочную оборону на остальных участках фронта, создав при этом «неисчерпаемый резерв» [17, л. 20-21].

Маршал Румынии Антонеску одобрил перегруппировку румынских войск, указав, что требуется установить связь с немецкими частями и следить за тем, чтобы не развернуть войска раньше намеченного срока.

По мнению Антонеску, активные боевые действия не следует предпринимать раньше, чем указанные части будут уже сформированы и займут определенный боевой порядок в соответствующих секторах.

Таким образом, «мы будем иметь больше времени для реорганизации крупных соединений, и наступление сможет продолжаться, пока не будет достигнута конечная цель». Антонеску особо отмечал, что захватить Одессу как можно быстрее надо не только с военной, но и с политической точки зрения [17, л. 27-28].

Из-за ожидания прибытия немецких подразделений начало генерального наступления на Одессу было перенесено с 10-го на 11-е, а потом и на 12 сентября 1941 г.

12 сентября 1941 г. после 15-минутной артподготовки румынские войска пошли в атаку. Румынским командованием отмечалось, что наступление в этот день прошло успешно по всему фронту. Чтобы развить и закрепить успех, было решено продолжить наступательную операцию с 9 утра 13 сентября.

Поздним вечером 12 сентября надлежало провести артподготовку, а затем дать возможность войскам отдохнуть и передислоцировать подразделения. Утром до начала наступления планировалось провести проверку взаимодействия частей.

1-му армейскому корпусу вместе с 8-й дивизией ставилась задача захватить плато северо-восточнее линии Ленинталь-Гросс-Либенталь (высоты 54,5–65,4), обеспечив тем самым наступление 11-го армейского корпуса.

3-й армейский корпус получил приказ использовать в качестве ударной силы 5-ю дивизию, которой следовало как можно дальше вклиниться в позиции защитников Одессы. 9-я кавалерийская бригада в ночь с 12 на 13 сентября должна была передислоцироваться в район Васильевка.

Артиллерия 3-го армейского корпуса усиливалась 47-м и 51-м артиллерийскими дивизионами тяжелой артиллерии 4-й армии; артиллерия 1-го армейского корпуса усиливалась двумя артиллерийскими дивизионами 1-го артиллерийского полка тяжелой артиллерии 11-го армейского корпуса [17, л. 1-2].

14 сентября 1941г., после двухдневных боев, румынское командование отмечало, что пехота противника оказывает дерзкое сопротивление. Советские подразделения располагают недостаточным количеством артиллерии, которая каждый день несет значительные потери. Авиация противника «имеет превосходство над нашей, но появляется в воздухе на очень короткое время. Действия ее несут только моральный характер. Сопротивление противника нашим атакам имеет местное значение».

Румынские войска, с точки зрения их командования, отличались тем, что пехота имела слабые «наступательные способности» и слабые фланги. Но она хорошо взаимодействовала с артиллерией (видимо, были учтены замечания генерала Якобича). Артиллерия характеризовалась как «многочисленная и мощная», но имела ограниченное количество боеприпасов.

Всем дивизиям было приказано особое внимание обратить на тщательную подготовку наступательных боевых действий, поддерживать их артиллерией и тяжелым вооружением пехоты.

Армейские корпуса прорыва получали такое количество дивизий, которое давало возможность своевременной замены дивизий первой линии и резерва, за счет чего «можно будет поддерживать мощный кулак в течение 2-3 дней и оказывать неотложную помощь в случае создавшегося кризисного положения».

Армейские корпуса на второстепенных участках фронта были обязаны защищать фланги соседей, находящихся в районе наступления. В случае необходимости – поддержать атаки и продвижение фронта.

Данные меры, по мысли румынского командования, должны были помочь избежать ошибок в дальнейшем и привести к успеху с минимальными потерями в живой силе и технике [17, л. 11-12].

21-23 сентября 1941 г. у Григорьевки был высажен первый на Черном море в ходе Великой Отечественной войны советский морской десант, ставший полной неожиданностью для румын. Используя фактор неожиданности, десантники стремительным натиском отбросили захватчиков с занимаемых выгодных позиций, откуда ими обстреливался город и порт.

Пораженный происшедшим, 23 сентября Антонеску писал: «Наши войска должны быть как никогда подготовлены к внезапной высадке войск противника». Не исключена возможность, что противник может иметь успех и в дальнейшем, если «наши войска будут застигнуты врасплох» [17, л. 9].

Анализируя бои под Одессой, кондукэтор не может понять, «каким образом противник, который располагает плохо подготовленными и неоднородными войсками, поддерживает строгую дисциплину на поле боя, в то время как наши части пренебрегают элементарными правилами маскировки» [17, л. 10].

На 27 сентября 1941 г. боевой порядок 4-й румынской армии был следующий (с востока на запад). В первой линии находились 5-й армейский корпус (в составе отряда подполковника Константинеску, 15-й и 13-й дивизий), 4-й армейский корпус (1-я кавалерийская бригада, 11-я, 3-я и 2-я дивизии), 3-й армейский корпус (5-я дивизия, дивизия пограничников), 1-й армейский корпус (21-я, 6-я дивизии), 11-й армейский корпус (8-я, 7-я дивизии, 7-я кавалерийская бригада). Во второй линии – 9-я кавалерийская бригада, 2-я и охранная дивизии. В резерве армии оставалась 14-я дивизия.

С 27 на 28 сентября 1941 г. румынским командованием было приказано провести следующую передислокацию: 10-й пехотной дивизии сменить 7-ю и 8-ю дивизии. Охранной дивизии утром 28 сентября достичь района Кагальник – Толмачев.

В ночь с 28 на 29 сентября 1941 г. 1-й дивизии надлежало сменить 13-ю дивизию, которую направляли на перегруппировку севернее и западнее Александровки в район Севериновки для пополнения личного состава. 13-й дивизии после смены следовало продолжать оперативно подчиняться 5-му армейскому корпусу. Подразделения 13-й дивизии, находившиеся в отряде Хаги-Бей (1-й кавалерийской бригады), должны были быть сменены 1-м и 2-м усиленными полками при согласовании с 4-м и 5-м армейскими корпусами. К 1 октября эти сменные подразделения 13-й дивизии необходимо было перевести в район дислокации дивизии.

В ночь с 29 на 30 сентября на фронте 4-го армейского корпуса 2-й дивизии было приказано сменить 3-ю дивизию. 3-я дивизия направлялась на перегруппировку в район Виноградар-Выгода – Н.Петровский – Николаевка.

6-я дивизия сменяла в секторе обороны 21-ю дивизию, которая в ночь с 28 на 29 сентября направлялась в район Немцево. 6-я дивизия переходила в подчинение 11-му армейскому корпусу.

В это же время в 3-й армейский корпус передавалась 18-я дивизия для смены 5-й дивизии, которая переходила в распоряжение армии [17, л. 3-5].

В связи с ухудшением обстановки на южном крыле советско-германского фронта, прорывом фашистами Перекопских укреплений и изоляции Крыма с суши 30 сентября 1941 г. Ставка отдала приказ об эвакуации войск из Одессы. В то же время Гитлер решил дополнительно усилить румынские войска под Одессой немецкими подразделениями. 5 октября 1941 г. фюрер писал Антонеску: «После блестящей победы под Киевом я считаю правильным предложить Вам перебросить под Одессу еще больше тяжелой артиллерии и, если потребуется, целую пехотную дивизию сейчас же, как только таковая высвободится. Надеюсь, это облегчит румынским войскам наступление на Одессу и поможет избежать лишней крови». При этом Гитлер настаивал, что наступательный натиск следует усилить в полосе 5-го румынского армейского корпуса, чтобы приблизиться к побережью Черного моря с северо-востока и взять под плотный сосредоточенный артиллерийский огонь портовые сооружения города. С точки зрения фюрера, эта локальная победа впоследствии осложнит положение защитников Одессы, так как «противник будет лишен возможности перебрасывать подкрепления, снабжение морским путем». Гитлер отмечал, что «нельзя также недооценивать и чисто психологического влияния от захвата этого большого города». Он поручил генерал-фельдмаршалу фон Рундштедт связаться с Антонеску для урегулирования оперативных вопросов между находящимися под Одессой румынскими и немецкими наступающими силами [18, л. 107-108].

А в это же время эвакуация советских войск из Одессы готовилась и шла в режиме строгой секретности. В начале октября 1941 г. румынское командование подобного развития событий даже не предполагало. В румынском оперативном приказе № 73 от 5 октября 1941 г. отмечалось: «Полученные за сегодняшний день сведения позволяют сделать вывод, что противник подготовил развертывание своих основных сил». Крупным соединениям была поставлена задача организовать и провести разведку с целью проверить наличие, силу и готовность советских частей к боевым действиям. Дивизиям надлежало отразить возможное наступление, немедленно перейти в контрнаступление и развивать успех дальше [17, л. 6].

В 9 часов утра 16 октября от пирсов Одесского порта ушел последний советский сторожевой катер. Румыны же осмелились вступить в город только в конце дня. Это не помешало фашистской пропаганде трубить о «грандиозной победе», в высокопарных словах расписывая «доблесть» румынских войск в боях за Одессу [8, с. 210].

Антонеску как маршал-победитель получил свыше 190 поздравительных писем, в числе отправителей которых были А. Гитлер, Б. Муссолини, Геринг, Кейтель, Риббентроп, фон Манштейн, фон Киллингер, И. Якобич, П. Думитреску, румынский патриарх и др. Гитлер писал, что завоевание Одессы румынскими войсками под командованием Антонеску – это «исторический акт, достойный великого народа». Муссолини утверждал, что «известие об оккупации Одессы вызвало ликование итальянцев» [22].

Советское информбюро сообщило о проведенной эвакуации войск из Одессы 17 октября 1941 г. Отмечалось, что все подразделения, выполнив свою задачу в этом районе, были переброшены кораблями Черноморского флота на другие участки фронта «в образцовом порядке и без каких-либо потерь». Четко прозвучало, что распространяемые немецким радио слухи о вынужденной эвакуации защитников Одессы под напором немецко-румынских войск «лишены всякого основания». Эвакуация советских войск из района Одессы «была проведена по решению Верховного командования Красной Армии по стратегическим соображениям» [14, с. 424].

Румынские историки видят во взятии Одессы историческое событие, укрепившее безопасность румынских нефтепромыслов, устранившее возможность внезапного удара советских частей по правому флангу фашистских войск, действовавших в районе Азовского моря и северного Крыма. Ну и что любопытно: решающим значением битвы под Одессой указывается отвлечение значительного контингента советских вооруженных сил и практически всего Черноморского флота от активного противодействия немецким наступательным группировкам. Благодаря этому немцы смогли захватить Киев и продвинуться на значительные расстояния в глубь советской территории [20, с. 393]. Румынский исследователь, выдвинувший данное утверждение, явно имел желание придать важность и значимость факту взятия города (пусть и после ухода его защитников). Но в угоду своей концепции он несколько лукавит. По утверждению Й. Антонеску, высказанному еще в 1941 г., румынская армия превосходила в численности защитников города в 4-5 раз. Советские историки доказали, что противник под Одессой имел шестикратное превосходство [8, с. 207]. Уже этих цифр достаточно, чтобы опровергнуть тезис о «продуктивности» румынской помощи немцам под Одессой.
Захват Одессы был «пирровой победой» для румын. За 73 дня боев они, по собственному признанию, потеряли свыше 70 тысяч солдат и офицеров убитыми и ранеными [21, с. 544]. Их месть Одессе была жестокой. За 30 месяцев оккупации (с 16 октября 1941 г. по 10 апреля 1944 г.) «застенчивые» захватчики воинства Антонеску совместно с немецкими союзниками истребили (по сообщению Чрезвычайной государственной комиссии от 14 июня 1944 г.) в Одесской области более 200 тысяч советских граждан [7, с. 376].


Список литературы / References

На русском

  1. Азаров И. И. Осажденная Одесса. М., 1962 . 212 с.
  2. Алещенко Н. М. Они защищали Одессу. М.: ДОСААФ, 1970. 192 с.
  3. Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939-1942 гг. Т. III. От начала восточной кампании до наступления на Сталинград (22.06.1941 — 24.09.1942). М.: Воениздат, 1971. 391 с.
  4. Деревянко К. И. На трудных дорогах войны. Подвиг Одессы. М.: Вече, 2015. 384 с.
  5. Карев Г. А. Одесса – город-герой. М.: Воениздат, 1978. 176 с.
  6. Крылов Н. И. Не померкнет никогда. М.: Воениздат, 1984. 558 с.
  7. Кто был кто в Великой Отечественной войне 1941-1945. Люди. События. Факты: Справочник / Под ред. О. А. Ржешевского. – 2-е изд., доп. М.: Республика, 2000. 431 с.
  8. Левит И. Э. Вступление Румынии в войну против Советского Союза // Крестовый поход на Россию: сборник статей. М.: Яуза, 2005. С. 195-269.
  9. Малютина Т. П. Приграничные сражения на советско-румынской границе 22 июня – 2 июля 1941 г. // Военно-исторический журнал. 2013. № 6. С. 10-15.
  10. Мощанский И. Б. Города-крепости. М.: Вече, 2009. 224 с.
  11. Одессы оборона 1941 // Советская военная энциклопедия (в 8 тт.) / Под ред. Н.В. Огаркова. Т. 6. М.: Воениздат, 1978. С. 23-32.
  12. Пензин К. В. Черноморский флот в обороне Одессы (1941 г.). М.: Воениздат, 1956. 125 с.
  13. Савченко С. А., Филипенко А. А. Оборона Одессы. 73 дня героической обороны города. М.: Центрполиграф, 2011. 447 с.
  14. Симонов К. М. 100 суток войны. М.: Вече, 2016. 480 с.
  15. Усыченко Ю. И. Одесса. Страницы героической защиты и освобождения города-героя 1941-1944. М.: Политическая литература, 1978. 174 с.
  16. Филоненко С. И. От Прута и Днестра до Дона и Волги: Разгром армий сателлитов фашистской Германии под Сталинградом и Воронежем (ноябрь 1942 года – февраль 1943 года). Воронеж: Изд-во ВГУ, 1999. 256 с.
  17. ЦАМО РФ (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации). Ф. 500. Оп. 12462. Д. 470.
  18. ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 472.
  19. Юновидов А. С. Оборона Одессы. 1941. Первая битва за Чёрное море. М.: Вече, 2011. 432 с.
  20. Aurel Р. Acţiunile Aeronauticii Române în operaţia ofensivă de la Odessa din anul 1941 (8 august – 16 octombrie 1941) // 70 de ani de la intrarea României în al Doilea război mondial. Contribuția forțelor aeriene române în roblem anului 1941. Bucureşti, 2012 Рр. 392-398.
  21. Hitchins K. Rumania 1866 – 1947. Bucureşti, 1994. 660 р.
  22. Stănescu M. De ce trebuia cucerită Odessa de Armata Română [Электронный ресурс]. URL: https://www.historia.ro/sectiune/general/articol/de-ce-trebuia-cucerita-odessa-de-armata-romana (дата обращения 17.07.2018).

English

  1. Azarov I.I. Osazhdennaya Odessa. M., 1962. 212 s.
  2. Aleshchenko N.M. Oni zashchishchali Odessu. M.: DOSAAF, 1970. 192 s.
  3. Gal’der F. Voennyj dnevnik. Ezhednevnye zapisi nachal’nika General’nogo shtaba Suhoputnyh vojsk 1939-1942 gg. M.: Voenizdat, 1971. Tom III. Ot nachala vostochnoj kampanii do nastupleniya na Stalingrad (22.06.1941 — 24.09.1942). 391 s.
  4. Derevyanko K.I. Na trudnyh dorogah vojny. Podvig Odessy. M.: Veche, 2015. 384 s.
  5. Karev G.A. Odessa – gorod-geroj. M.: Voenizdat, 1978. 176 s.
  6. Krylov N.I. Ne pomerknet nikogda. M.: Voenizdat, 1984. 558 s.
  7. Kto byl kto v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945. Lyudi. Sobytiya. Fakty: Spravochnik / Pod red. O.A. Rzheshevskogo. – 2-e izd., dop. M.: Respublika, 2000. 431 s.
  8. Levit I.E. Vstuplenie Rumynii v vojnu protiv Sovetskogo Soyuza // Krestovyj pohod na Rossiyu: Sbornik statej. M.: Yauza, 2005. S. 195-269.
  9. Malyutina T.P. Prigranichnye srazheniya na sovetsko-rumynskoj granice 22 iyunya – 2 iyulya 1941 g. // Voenno-istoricheskij zhurnal. 2013. № 6. S. 10-15.
  10. Moshchanskij I.B. Goroda-kreposti. M.: Veche, 2009. 224 s.
  11. Odessy oborona 1941 // Sovetskaya voennaya enciklopediya (v 8 tt.) / pod red. N.V. Ogarkova. T. 6. M.: Voenizdat, 1978. S. 23-32.
  12. Penzin K.V. Chernomorskij flot v oborone Odessy (1941 g.). M.: Voenizdat, 1956. 125 s.
  13. Savchenko S.A., Filipenko A.A. Oborona Odessy. 73 dnya geroicheskoj oborony goroda. M.: ZAO Izdatel’stvo Centrpoligraf, 2011. 447 s.
  14. Simonov K.M. 100 sutok vojny. M.: Veche, 2016. 480 s.
  15. Usychenko Yu.I. Odessa. Stranicy geroicheskoj zashchity I osvobozhdeniya goroda-geroya 1941-1944. M.: Politicheskaya roblemen, 1978. 174 s.
  16. Filonenko S.I. Ot Pruta I Dnestra do Dona I Volgi: Razgrom armij satellitov fashistskoj Germanii pod Stalingradom I Voronezhem (noyabr’ 1942 goda – fevral’ 1943 goda). Voronezh: Izdatel’stvo Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta, 1999. 256 s.
  17. CAMO RF (Central’nyj arhiv Ministerstva oborony Rossijskoj Federacii). F. 500. Op. 12462. D. 470.
  18. CAMO RF. F. 500. Op. 12462. D. 472.
  19. Yunovidov A.S. Oborona Odessy. 1941. Pervaya bitva za Chyornoe more. Moskva: Veche, 2011. 432 s.
  20. Aurel R. Acţiunile Aeronauticii Române în operaţia ofensivă de la Odessa din anul 1941 (8 august – 16 octombrie 1941) // 70 de ani de la intrarea României în al Doilea război mondial. Contribuția forțelor aeriene române în roblem anului 1941. Bucureşti, 2012 Rr. 392-398.
  21. Hitchins K. Rumania 1866 – 1947. Bucureşti, 1994. 660 r.
  22. Stănescu M. De ce trebuia cucerită Odessa de Armata Română [Elektronnyj resurs]. URL: https://www.historia.ro/sectiune/general/articol/de-ce-trebuia-cucerita-odessa-de-armata-romana (data obrashcheniya 17.07.2018).

Оставьте комментарий