Новые антропологические материалы скифского времени с поселенческих памятников лесостепного Подонья

Аннотация

В статье рассматриваются антропологические материалы скифского времени, полученные в результате новейших исследований поселенческих памятников лесостепного Подонья. Анализируемая выборка включает в себя 15 относительно целых или частично разрушенных скелетов человека, а также разрозненные останки шести индивидов. Находки происходят с двух городищ Верхнего Дона (Верхнее Казачье и Семилуки) и среднедонского поселения 2 у хутора Титчиха. Применение комплекса антропологических методов позволило осветить разные стороны жизни этих людей. В результате работ получена информация о маркерах стресса и ряде патологий, зафиксированных на костях. В целом, общий уровень физических нагрузок расценивается как средний, а влияние физиологических стрессов было невелико. Ряд изменений на зубах позволил высказать предположение о низкой культуре гигиены полости рта, а также об особенностях рациона питания, который включал в себя вязкую и, вероятно, высокобелковую пищу. Обращает на себя внимание необычность и ненормальность как возрастных, так и половых когорт похороненных здесь людей. Среди них встречались в основном останки мужчин в возрасте около 50 лет, а также несколько погребений детей и подростков. Женские захоронения отсутствовали. Удалось реконструировать внешность двух человек, а также рост четырех индивидов, который составил порядка 170 см. Несмотря на то, что работа рассматривает небольшое количество погребений, тем не менее, она вводит в оборот новые данные к дискуссии о картине формирования населения лесостепного Подонья в скифское время.

Ключевые слова и фразы: палеоантропология, скифское время, лесостепное Подонье, грунтовые погребения.

Annotation

New anthropological materials of the skythian time from the settlement monuments of the Forest Steppe.

The article examines the anthropological materials of the Scythian time, obtained as a result of the latest research on the hillforts and settlements of the forest-steppe Don region. The analyzed selection includes 15 relatively intact or partially destroyed human skeletons, as well as scattered remains of six individuals. The finds come from two settlements of the Upper Don (Verkhnee Kazach’e and Semiluki) and the Middle Don settlement 2 near the Titchikha farm. The use of a complex of anthropological methods made it possible to illuminate different aspects of the life of these people. As a result of the work, information was obtained on stress markers and a number of pathologies recorded on the bones. In general, the overall level of physical activity is regarded as average, and the effect of physiological stress was small. A number of changes in the teeth made it possible to make an assumption about the low culture of oral hygiene, as well as about the peculiarities of the diet, which included viscous and, probably, high-protein foods. Attention is drawn to the unusualness and abnormality of both age and sex cohorts of people buried here. Among them were found mainly the remains of men about 50 years old, as well as several burials of children and adolescents. There were no female burials. It was possible to reconstruct the appearance of two people, as well as the height of four individuals, which was about 170 cm. Despite the fact that the work considers a small number of burials, nevertheless, it introduces into circulation new data for the discussion about the picture of the formation of the population of the forest-steppe Don region in the Scythian time.

Key words and phrases: paleoanthropology, Scythian time, forest-steppe Don region, ground burials.

О публикации

¹ Работа подготовлена при финансовой поддержки РФФИ в рамках проекта № 20–39–70001

Авторы:
УДК 902/904
DOI 10.24888/2410-4205-2021-27-2-46-55
16 июня года в
11

Грунтовые погребения и разрозненные человеческие останки, встречаемые на поселенческих памятниках скифской эпохи, неоднократно становились объектом исследования специалистов. К настоящему моменту в лесостепном Подонье известно несколько могильников с бескурганными захоронениями этого периода, ряд одиночных погребений, в слое более десятка поселенческих памятников, обнаружены разрозненные человеческие кости [7]. Основные достижения в разработке данного направления подробно проанализированы в специальных публикациях [5, 6].

В этой работе нами рассматривается комплекс находок, полученных совсем недавно при исследовании городищ Верхнее Казачье, Семилуки, и поселения 2 у хут. Титчиха. Отдельные сюжеты, связанные с анализом этих коллекций, уже освещались в литературе [2, 8, 11]. Сейчас же нами предпринята попытка обобщить полученные результаты исследования антропологических материалов данных памятников.

Погребение № 15 Семилукского городища.

В 2014 году в результате исследований расположенного на правом берегу р. Дон Семилукского городища, возобновленных отрядом экспедиции Воронежского государственного педагогического университета, в раскопе 16 было обнаружено коллективное погребение № 15, датируемое по сопутствующему керамическому материалу в рамках IV – начала III вв. до н.э. [4, с. 157].

Данный погребальный комплекс явился продолжением серии коллективных захоронений, обнаруженных на городище ранее [3]. По трем сторонам округлой ямы (за исключением восточной) частично в подбоях располагались останки четырех человек. Положение их тел и ориентировка не имела унифицированных параметров. Трое погребенных лежали на животе в разной степени скорченности с частичным разворотом на левый или правый бок в позе спящих людей, еще один находился в скорченном виде на животе лицом вниз, его ноги были сильно согнуты и прижаты коленями к груди, одна рука находилась под плечом, вторая заведена за спину [4, с. 162].

Обнаруженные останки принадлежали взрослому мужчине (индивид № 1) старше 50 лет (50-59 лет), ребенку 1,5-2,5 года (индивид № 2), двум подросткам, предположительно женского пола (индивиды № 3, 4) в возрасте 10-12 и 12-15 лет соответственно (табл. 1). В наилучшей сохранности и анатомической комплектности находился скелет № 1, для которого по восстановленным фрагментам черепа был реконструирован внешний облик (рис.1), определены краниологические и остеометрические параметры [11].

Таблица 1. Исследуемые палеоантропологические материалы скифского времени

Исследуемые палеоантропологические материалы скифского времени. 1-я часть таблицы
Исследуемые палеоантропологические материалы скифского времени. 2-я часть таблицы
Исследуемые палеоантропологические материалы скифского времени. 3-я часть таблицы

Реконструкция внешности погребенных

Рис. 1. Реконструкция внешности погребенных. 1 – городище Семилуки, погребение № 15, индивид 1; 2 – городище Верхнее Казачье, объект 4, индивид 3.

В верхней части заполнения основного погребального комплекса, в самом его центре была зафиксирована еще одна яма, впущенная сюда позже. Здесь, среди обломков керамики и костей животных, обнаружен распавшийся череп ребенка 4-5 лет без нижней челюсти. На лобной кости фиксировался метопический шов.

Антропологические материалы поселения-2 у хут. Титчиха.

Поселение находится у северной окраины хут. Титчиха (Лискинский район Воронежской области), на правом берегу р. Дон. Исследования проводились экспедицией Воронежского госпедуниверситета под руководством А.Н. Меркулова. Полученные материалы датируют поселение IV – началом III вв. до н.э. [1].

Исследованы разрозненные человеческие кости шести индивидов, обнаруженные в раскопе № 3 в 2016 г. Человеческие останки располагались в пределах небольшого (диаметр 10-12 м и высота до 0,2 м) округлого всхолмления и примыкающих к нему квадратах в культурном слое и углубленном в материк сооружении (объект 1). В границах всхолмления грунт был более рыхлым и светлым, чем в других участках раскопа. Данные наблюдения, а также тот факт, что человеческие кости были встречены только в одном из шести раскопов, заложенных на поселении, позволили автору полевых исследований высказать предположение о существовании здесь в древности какого-то сооружения, куда человеческие останки были помещены намеренно [2, с. 66].

Для установления минимального количества индивидов применялась методика обработки массовых антропологических материалов [14].

В слое селища найдена половина нижней челюсти мужчины 35-45 лет со следами неоднократного перезахоронения. Этому свидетельствовало не только фрагментарная сохранность, но и частичная разрушенность коронок зубов. При всей внешне хорошей сохранности костной и зубной (как эмали, так и дентина) ткани премоляры и моляры нижней челюсти имели на себе следы вертикальных сколов с четкой границей. Кроме этого также в культурных напластованиях памятника, обнаружены обломанная малая берцовая кость взрослого индивида с тафономическими изменениями в виде постмортальных разрушений слоя внешней компакты, и фрагменты левой теменной кости и затылочной части свода черепа, принадлежавшие детям в возрасте до двух лет (табл. 1).

Ещё три фрагмента человеческих черепов встречены на дне объекта 1, который располагался практически в центре всхолмления. Найденные в комплексе человеческие останки представлены фрагментами черепов минимум двух индивидов. Часть правой теменной кости черепа и правой глазницы принадлежали ребенку в возрасте от 6 до 18 месяцев, еще один обломок правой глазницы, вероятно, остался от ребенка в возрасте от 3 до 6 лет. На фрагменте глазницы младенца с внутренней стороны присутствовали проявления такого признака физиологического стресса, как Cribra orbitalia. Это состояние выражается в виде изменения костной ткани внутренней поверхности глазных орбит. В большинстве случаев поротический гиперостоз (Cribra orbitalia) выступает маркером железодефицитных состояний широкой этиологии. Нехватка железа может быть вызвана анемиями, связана с паразитарными инвазиями и неспецифическими инфекциями [15].

Детские останки по причине их большей хрупкости и небольшого размера сохраняются в грунте намного хуже, чем скелетные останки взрослых. И тот факт, что они были обнаружены на дне постройки, считать случайным было бы не верным. Несмотря на сложность в интерпретации подобных находок, вероятно, их можно считать проявлением особого отношения к младенцам и детям.

Городище Верхнее Казачье.

Городище расположено на левом берегу р. Дон у с. Верхнее Казачье Задонского р-на Липецкой области. Этот многослойный памятник изучался совместной экспедицией Фонда научного краеведения Липецкой области и Воронежского государственного педагогического университета под общим руководством Ю. Д. Разуваева. При раскопках укрепленного поселка обнаружены как относительно целые, так и частично разрушенные скелеты человека, а также достаточно большое количество разрозненных человеческих останков. Они относились к различным историческим эпохам. В результате анализа стратиграфической ситуации и по итогам радиоуглеродного датирования останки 11 человек из погребений, а также изолированные кости скелета (в статистике не учитывались) удалось отнести к скифскому времени [8, 9].

Пол девяти умерших определен как мужской, присутствовали останки 2 детей (7-9 лет и 8-12 лет) (табл.1). Объекты 1, 2, 3, 200 представляли собой погребения по обряду ингумации, вытянуто на спине, с различной ориентировкой. Из общего ряда выделяется объект 4, который представлял собой захоронение 4 мужчин, в возрасте старше 50 лет в конструкции, определенный автором раскопок как ритуальный комплекс, устроенный в заброшенном колодце [9, с. 176].

В результате анализа антропологических коллекций указанных памятников удалось высказать некоторые наблюдения относительно условий жизни захороненных здесь людей. В первую очередь, конечно, это касается погребений на городище Верхнее Казачье, поскольку полученные здесь материалы явились наиболее многочисленными и информативными по сравнению с двумя другими памятниками.

Анализ группы погребений Верхнего Казачьего городища позволил проследить среднюю продолжительность жизни данных индивидов, которая составила 46,8 лет. Стоит также отметить и высокий процент (63,6%) индивидов старше 50 лет. Показатель среднего возраста смерти 46,8 лет представляется достаточно высоким в сравнении с другими синхронными группами. Причиной тому могла стать как малочисленность выборки, так и некая избирательность, на что указывает отсутствие на городище женских захоронений. В погребении № 15 Семилукского городища возраст мужчины также определен старше 50 лет. Среди разрозненных фрагментов скелета, обнаруженных на поселении Титчиха присутствовали останки мужчины в возрасте, приближенном к средним показателям из В. Казачьего.

Обращает на себя внимание и неординарность гендерного распределения исследуемой выборки. Напомним, что на городище Верхнее Казачье все погребения, для которых удалось определить пол, оказались мужскими. В качестве сравнения, демографическая картина для расположенного неподалеку грунтового некрополя у с. Ксизово, относящегося к этому же временному периоду, выглядит несколько иначе [12].

При общей малочисленности (10 индивидов) группа там представлена погребениями как мужчин (5), так и женщин (4). Средний возрасти смерти в ней составлял 35,5 и 30 лет соответственно [10, с. 159].

Сохранность останков людей, обнаруженных на городище Верхнее Казачье позволила применить стандартные измерительные методики и реконструировать прижизненную длину тела. Для всех индивидов эти значения выше средних. Восстановленные продольные размеры тела по формуле Троттер-Глезер и Пирсона-Ли для европеоидов составляет порядка 171 см (167,6 – 175,8 см). Около 170 см (167 – 172 см) был рост и у мужчины из погребения № 15 Семилукского городища.

В серии были зафиксированы некоторые маркеры стресса и патологии (табл. 2). Все процентные характеристики были рассчитаны для выборки из Верхнего Казачьего. В материалах Семилукского городища признаки фиксировались только по присутствию/отсутствию, на поселении Титчиха-2 такие особенности не обнаружены.

Среди патологий зубочелюстной системы наибольшая частота встречаемости отмечена для зубного камня – более 71% случаев и изменений тканей пародонта – 57,14%. Эти патологические состояния часто сопровождают друг друга, что отмечалось исследователями [13].

Таблица 2. Маркеры физиологического стресса и патологии в исследуемых коллекциях

Маркеры физиологического стресса и патологии

Распространение зубного камня может быть связано как с системными заболеваниями и недостаточной гигиеной полости рта, так и быть вызвано пищевым фактором – вязкой пищей, высокобелковой диетой. Кариес присутствует, но в существенно меньшей доле – 28,5%, даже значительные по площади поражения не сопровождаются осложнениями в виде абсцессов.

В качестве показателя двигательной активности оценивалось состояние позвоночника и крупных суставов. Можно заключить, что уровень нагрузок был средним, отмечены остеофиты позвоночника, остеохондроз, дегенеративные изменения (что не удивительно, учитывая большой процент индивидов старше 50 лет). Были обнаружены и случаи травм – два перелома носовых костей и заживший компрессионный перелом костей свода черепа (затылочная кость). Оценивая общий уровень физиологических стрессов в исследуемых сериях, отметим, что его влияние все же не было так велико. Причиной стрессов, как правило, являлись внутренние факторы, а не условия среды или адаптации.

Список источников и литературы:

  1. Меркулов, А. Н. (2017). Поселение 2 у хут. Титчиха на Среднем Дону (исследования 2016 г.) // История: факты и символы. № 2 (11). С. 77-85.
  2. Меркулов, А. Н., Решетова, И. К. (2018). Антропологические материалы скифского времени с поселения-2 у хут. Титчиха на Среднем Дону // Археология Восточноевропейской лесостепи (к 80-летию со дня рождения А. Г. Николенко). Сборник материалов международной научно-практической конференции «Археология Восточноевропейской лесостепи» Т. 2. Белгород: БелГУ. С. 65-69.
  3. Пряхин, А. Д., Разуваев, Ю. Д. (2000). К интерпретации захоронений на Семилукском городище скифского времени // Скифы и сарматы в VIII-III вв. до н.э.: палеоэкология, антропология и археология. Москва: ИА РАН. С. 249-257.
  4. Разуваев, Ю. Д. (2015). Новый погребальный комплекс скифского времени на Семилукском городище // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 237. С.157-166.
  5. Разуваев, Ю. Д. (2016). Захоронения и останки людей на поселениях Лесостепной Скифии: состояние источников //Российская археология. № 3. С. 102-120.
  6. Разуваев, Ю. Д. (2018). Разрозненные человеческие останки на поселениях Лесостепной Скифии: обзор интерпретационных подходов // Вестник Томского государственного университета. История. № 55. С. 142-147. DOI: 10.17233/19988613/55/21
  7. Разуваев, Ю. Д. (2018). Находки человеческих костей на поселениях скифского времени в лесостепном Подонье // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4, История. Регионоведение. Международные отношения. Т. 23, № 6. С. 6-17. DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu4.2018.6.1
  8. Разуваев, Ю. Д., Решетова, И. К. (2019). Погребения на многослойном городище у с. Верхнее Казачье близ г. Задонска // История: факты и символы. № 4 (21). С. 55-67. DOI: 10.24888/2410-4205-2019-21-4-18-55-67
  9. Разуваев, Ю. Д. (2021). Заброшенный колодец с захоронениями на городище скифской эпохи близ г. Задонска // Российская археология. № 1. С. 169-178.
  10. Решетова, И. К., Добровольская, М. В. (2012). Новые антропологические источники в изучении скифоидного населения Среднего и Верхнего Подонья // Восточноевропейские древности (Вестник Острогожского историко-художественного музея им. И. Н. Крамского) Вып. 2. Воронеж: Научная книга. С. 154-164.
  11. Решетова, И. К. (2016). Комплекс № 15 на Семилукском городище скифского времени: антропологическое исследование // Краткие сообщения института археологии. Вып. 243. С. 219-228.
  12. Решетова, И. К. (2020). Некоторые итоги исследования антропологических материалов Ксизовского грунтового могильника скифского времени // Filo Ariadnae. № 4. C. 35-40.
  13. Hillson, S. (1986). Teeth. Cambridge manuals in Archaeology. Cambridge: Cambridge University Press. 376 p.
  14. Mays, S. (2010). The Archaeology of Human Bones. London: Routledge. 404 p.
  15. Ortner, D. (2003). Identification of pathological conditions in Human Skeletal remains. New York: Academic press. 645 p.

References:

  1. Merkulov, A. N. (2017). Poselenie 2 u khut. Titchikha na Srednem Donu (issledovaniya 2016 g.) [Settlement 2 near farm Titchikha in the Middle Don (research in 2016)] in Istoriya: fakty i simvoly, № 2 (11), 77-85. (in Russian).
  2. Merkulov, A. N., Reshetova, I. K. (2018). Antropologicheskie materialy skifskogo vremeni s poseleniya-2 u khut. Titchikha na Srednem Donu [Anthropological materials of the Scythian time from the settlement-2 near farm Titchikha in the Middle Don] in Arkheologiya Vostochnoevropeyskoy lesostepi (k 80-letiyu so dnya rozhdeniya A. G. Nikolenko). Sbornik materialov mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii «Arkheologiya Vostochnoevropeyskoy lesostepi» T. 2. Belgorod, BelGU Publ., 65-69. (in Russian).
  3. Pryakhin, A. D., Razuvaev, Yu. D. (2000). K interpretatsii zakhoroneniy na Semilukskom gorodishche skifskogo vremeni [On the interpretation of burials at the Semiluki settlement of the Scythian time] in Skify i sarmaty v VIII-III vv. do n.e.: paleoekologiya, antropologiya i arkheologiya. Moscow, IA RAN Publ., 249-257. (in Russian).
  4. Razuvaev, Yu. D. (2015). Novyy pogrebal’nyy kompleks skifskogo vremeni na Semilukskom gorodishche [New burial complex of the Scythian time at the Semiluki settlement] in Kratkie soobshcheniya Instituta arkheologii. Vyp. 237, 157-166. (in Russian).
  5. Razuvaev, Yu. D. (2016). Zakhoroneniya i ostanki lyudey na poseleniyakh Lesostepnoy Skifii: sostoyanie istochnikov [Burials and remains of people in the settlements of the forest-steppe Scythia: the state of the sources] in Rossiyskaya arkheologiya, № 3, 102-120. (in Russian).
  6. Razuvaev, Yu. D. (2018). Razroznennye chelovecheskie ostanki na poseleniyakh Lesostepnoy Skifii: obzor interpretatsionnykh podkhodov [Scattered human remains at settlements of forest-steppe Scythia: a review of interpretive approaches] Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta, Istoriya, № 55, 142-147. (in Russian). DOI: 10.17233/19988613/55/21
  7. Razuvaev, Yu. D. (2018). Nakhodki chelovecheskikh kostey na poseleniyakh skifskogo vremeni v lesostepnom Podon’e [Finds of human bones at settlements of the Scythian time in the forest-steppe Don region] in Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 4, Istoriya. Regionovedenie. Mezhdunarodnye otnosheniya, T. 23, № 6, 6-17. (in Russian). DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu4.2018.6.1
  8. Razuvaev, Yu. D., Reshetova, I. K. (2019). Pogrebeniya na mnogosloynom gorodishche u s. Verkhnee Kazach’e bliz g. Zadonska [Burials at a multi-layered settlement near the village Verkhnee Kazach’e near the city of Zadonsk] in Istoriya: fakty i simvoly, № 4 (21), 55-67. (in Russian). DOI: 10.24888/2410-4205-2019-21-4-18-55-67
  9. Razuvaev, Yu. D. (2021). Zabroshennyy kolodets s zakhoroneniyami na gorodishche skifskoy epokhi bliz g. Zadonska [Abandoned well with burials in the fortified settlement of the scythian period near Zadonsk] in Rossiyskaya arkheologiya, № 1, 169-178. (in Russian).
  10. Reshetova, I. K., Dobrovol’skaya, M. V. (2012). Novye antropologicheskie istochniki v izuchenii skifoidnogo naseleniya Srednego i Verkhnego Podon’ya [New anthropological sources in the study of the Scythian population of the Middle and Upper Don regions] in Vostochnoevropeyskie drevnosti (Vestnik Ostrogozhskogo istoriko-khudozhestvennogo muzeya im. I. N. Kramskogo) Vyp. 2. Voronezh, Nauchnaya kniga Publ., 154-164. (in Russian).
  11. Reshetova, I. K. (2016). Kompleks № 15 na Semilukskom gorodishche skifskogo vremeni: antropologicheskoe issledovanie [Complex number 15 at the Semiluki settlement of the Scythian time: anthropological research] in Kratkie soobshcheniya instituta arkheologii. Vyp. 243, 219-228. (in Russian).
  12. Reshetova, I. K. (2020). Nekotorye itogi issledovaniya antropologicheskikh materialov Ksizovskogo gruntovogo mogil’nika skifskogo vremeni [Some results of the study of anthropological materials of the Ksizovsky ground burial ground of the Scythian time] in Filo Ariadnae, № 4, 35-40. (in Russian).