V археологический съезд и изучение кавказских древностей¹

Аннотация

Статья посвящена истории Пятого археологического съезда, состоявшегося в Тифлисе в 1881 г., и проблемам сохранения и изучения памятников древности на Кавказе во второй половине XIX в. Характерной чертой археологических съездов было сочетание профессионализма докладчиков, академической широты рассматривавшихся научных проблем и масштабности предварительного археологического изучения территорий, в которых планировалось проведение съезда. Доклады участников съезда по археологическим, этнографическим и археографическим вопросам, проблемам изучения древней и средневековой истории сопровождались обсуждением актуальных вопросов по разработке методов, методики и методологии исторических исследований, популяризации археологического знания, охраны, изучения и использования памятников древности. Пятый археологический съезд актуализировал внимание провинциальной интеллигенции к исследованиям в кавказском регионе, способствовал росту их профессионального уровня и распространению знаний о древностях Кавказа среди местного населения. Съездом были определены перспективы научного изучения Кавказа, а также разработана программа археологического обследования региона. Она предусматривала изучение первобытных, христианских и мусульманских древностей, памятников языческих и классических искусств и художеств, письма и языка, а также проведение этнографических и лингвистических исследований. Намеченная программа изучения Кавказа носила междисциплинарный, комплексный характер и успешно реализовывалась в последующие периоды. Анализ системы изучения и сохранения историко-культурного наследия региона и взаимодействия научных обществ с государственной администрацией во второй половине XIX столетия, дает возможность под новым углом зрения рассмотреть разработку научной проблемы об органической связи становления и развития отношений общества и государственной власти в изучении кавказских древностей. В исследовании использовались методологические приемы цивилизационного подхода, с помощью которого были изучены социокультурные ценности российского общества в указанный хронологический период.

Ключевые слова и фразы: Московское археологическое общество, археологический съезд, Кавказ, Абхазия, Сухумский отдел, кавказские древности, П.С. Уварова, Д.3. Бакрадзе.

Annotation

5th archaeological congress and study of caucasian antiquities.

The article is devoted to the history of the Fifth Archaeological Congress held in Tiflis in 1881 and the problems of preservation and study of ancient monuments in the Caucasus in the second half of the XIX century. the Characteristic feature of the archaeological congresses was a combination of professionalism of the speakers, academic breadth of the considered scientific problems and the scale of the preliminary archaeological study of the territories in which the Congress was planned. The reports of the participants of the Congress on archaeological, ethnographic and archaeographic issues, problems of ancient and medieval history were accompanied by discussion of topical issues on the development of methods, methodology and methodology of historical research, promotion of archaeological knowledge, protection, study and use of ancient monuments. The fifth archaeological Congress actualized the attention of the provincial intelligentsia to research in the Caucasus region, contributed to the growth of their professional level and the dissemination of knowledge about the antiquities of the Caucasus among the local population. The Congress identified the prospects for scientific study of the Caucasus, as well as developed a program of archaeological survey of the region. It included the study of primitive, Christian and Muslim antiquities, monuments of pagan and classical, arts and arts, writing and language, as well as ethnographic and linguistic research. The planned program of study of the Caucasus was interdisciplinary, complex and successfully implemented in subsequent periods. The analysis of the system of studying and preserving the historical and cultural heritage of the region and the interaction of scientific societies with the state administration in the second half of the XIX century, makes it possible to consider the development of a scientific problem on the organic relationship of the formation and development of relations between society and state power in the study of Caucasian antiquities from a new angle. The study used the methodological methods of the civilizational approach, with which the socio-cultural values of the Russian society in the specified chronological period were studied.

Key words and phrases: Moscow Archaeological Society, Archaeological Congress, Caucasus, Abkhazia, Sukhumi Department, Caucasian Antiquities, P.S. Uvarova, D.3. Bakradze.

О публикации

¹ Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и АНА в рамках научного проекта № 19-59-40001

Авторы: , , .
УДК 902 (908) 94.
DOI 10.24888/2410-4205-2019-21-4-18-46-54.
Опубликовано 13 декабря года в .
Количество просмотров: 58.

Начало научного изучения кавказских древностей связано с V археологическим съездом, который состоялся в Тифлисе в 1881 г. Созывом съездов занималось Московское археологическое общество (МАО), созданное в 1864 г. Основателем общества был граф А. С. Уваров. Именно по его инициативе и стали с 1869 г. в разных городах Российской империи проводиться археологические съезды. Они пробуждали на местах интерес к древностям и способствовали развитию научных исследований. Съезды имели важное значение в деле организации индивидуальной работы МАО с провинциальными любителями древностей [25, с. 4]. Подготовка к съезду предусматривала наличие двух комитетов. Один – подготовительный (Московский), второй – предварительный, создавался непосредственно в районе проведения очередного съезда. В целом, задачей съездов было привлечь внимание исследователей к археологическим памятникам той или иной территории и сформировать в обществе понимание необходимости их охраны. Важной была и задача консолидации деятелей на почве археологии, устройство новых музеев и организация научно-просветительских обществ.

Древности Кавказа задолго до V археологического съезда привлекли внимание Московского археологического общества. Еще в 1871 г. в Санкт-Петербурге на II археологическом съезде председателем Кавказского археологического комитета А. П. Берже был сделан доклад «Записка об археологии Кавказа» [6, с. 1-13]. Выступление А. П. Берже представляло собой своеобразный обзор всех известных на тот момент археологических памятников, крепостей, развалин храмов, монастырей, руин древнегреческих, римских и генуэзских поселений, палеографических и эпиграфических памятников. Это была первая большая научная работа по кавказским древностям. В 1874 г. А. П. Берже издал работу «Кавказ в археологическом отношении» [7], в которой обозначил направления археологического изучения региона.

О необходимости проведения археологического съезда на Кавказе писал в 1876 г. и граф А. С. Уваров в своей записке «О значении археологии Кавказа и о задачах V Археологического съезда» [13, д. 354, л. 33-34]. В период подготовки съезда планировалось проведение масштабных экспедиционных работ в регионе, а в ходе работы самого съезда – проведение археологических выставок и экскурсий. Надо отметить, что предварительные экспедиционные работы до V съезда не входили в программы подготовки съездов и только после него стали составной частью программ всех последующих археологических съездов России.

Подготовительный комитет V археологического съезда был образован в марте 1878 г. при МАО, возглавил его А. С. Уваров [1, д. 35, 1879]. В состав вошли члены научных обществ Москвы и Санкт-Петербурга. Благодаря их усилиям началось научное изучение древностей Кавказа. Исследования проводились по следующим направлениям: организация и проведение научных экспедиций; участие в сборе сведений о памятниках археологии и их охране представителей местной интеллигенции; обработка и введение в научный оборот собранного археологического материала.

На рассмотрение Подготовительного комитета граф А. С. Уваров предоставил «Проект мер по исследованию курганов и пещер Кавказа, его исторических местностей и по сбору древних кавказских надписей» [15, д. 626, л. 24, 27]. Отдельно были разработаны правила относительно деятельности экспедиций и экскурсий на Кавказе, программа V археологического съезда. Основной упор при планировании всех мероприятий делали на необходимость вовлечения в исследовательскую работу представителей местной интеллигенции. Поэтому с самого начала подготовительная работа к съезду осуществлялась совместно с Обществом любителей Кавказской археологии.

Были разработаны и утверждены маршруты двух научных экспедиций – «курганной» и «пещерной», которые работали на Кавказе весной и осенью 1879 г. Средства на их проведение выделил Великий Князь Наместник Кавказский Михаил Николаевич Романов. Курганной экспедиции предписывалось изучить «намогильные насыпи» в Ставропольской губернии и северной части Кавказа. Курганная экспедиция состояла из двух отрядов. Один занимался исследованием курганов в западной части Ставропольской губернии и «на юге по западной стороне Кавказского склона». Его возглавили Л. К. Ивановский и В. Г. Бернштам. Второй отряд обследовал восточную часть Ставропольской губернии и «продвигался к югу по восточному склону Кавказского хребта и западному побережью Каспийского моря» [24, с. 163-164]. Возглавлял отряд В. Б. Антонович. Такое разделение на отряды объяснялось, во-первых, значительными по протяженности территориями, которые предстояло обследовать в археологическом плане. Во-вторых, большим количеством курганных групп, которые уже были зафиксированы. «Отчеты» о результатах деятельности экспедиции были опубликованы в материалах V археологического съезда. Сохранились и полевые дневники В. Б. Антоновича, являющиеся источником по антропологии науки [17, д. 678; 2, д. 68,1887]. Пещерная экспедиция, которую возглавил И.С. Поляков, занималась обследованием Эриванской губернии и Закавказья, выявлением следов древнейшего человека, поиском памятников каменного века [20, с.137-138, 157-215].

Тифлисский предварительный комитет по подготовке к V археологическому съезду был образован в октябре 1879 г. [3, д. 17, 1879]. Его создали на базе Кавказского отделения Русского Географического общества (РГО). В состав вошли представители местной интеллигенции: Д. З. Бакрадзе, Ф. С. Байерн, А. П. Берже, князь Д. Д. Джорджадзе, князь С. Н. Трубецкой, А. Д. Ерицов, В. Н. Вырубов, Ю. П. Проценко и другие. Председателем комитета избрали начальника военно-народного управления генерала А. В. Комарова, секретарем – члена Кавказского отдела РГО Е. Г. Вейденбаум [15, д. 626, л. 53]. Деятельность комитета развернулась в соответствии с «Программой для исследования древности на Кавказе», основные разделы которой совпадали с предложенными отделениями V съезда и предполагали экспедиционные исследования на Кавказе и в Закавказье [19, с. 70-81]. Через региональную печать комитет обратился ко всем желающим принять участие в подготовке съезда. Активно откликнулись на призыв члены северокавказских статистических комитетов и научных обществ. Их работы в последующем были высоко оценены на съезде, где было отмечено, что данные труды положили начало изучению Кавказа [21, д. 984, л. 94].

Подготовительные работы к съезду были равномерно распределены между Московским и Тифлисским комитетами. Организационной работой занимался Московский комитет. Он же осуществлял общее научное руководство археологическими обследованиями и архивными изысканиями [14, д. 625, л. 55]. Инструкции, которые были разработаны комитетом, предъявляли достаточно высокий уровень требований для производства археологических работ, которые проводились на Кавказе на достаточно высоком методическом уровне.

К началу работы съезда комитетами были подготовлены 162 вопроса, которые определяли тематику съезда. Проанализировав их можно увидеть, что Тифлисский съезд был ориентирован на решение преимущественно региональных проблем (лингвистические исследования, археологические обследования Кавказа, сохранение памятников древности). В 1880 году была утверждена программа съезда, включавшая восемь отделений: памятники первобытные, памятники языческие и классические, памятники христианские, памятники мусульманские, памятники искусств и художеств, памятники письма и языка, лингвистика, историческая география и этнография [21, д. 984, л. 92-95].

В преддверии V археологического съезда на Кавказе летом и осенью 1879, 1880 и 1881 гг. работал граф А. С. Уваров. Он побывал в Кобани и Мцхете, совершил в Пятигорск поездку на археологические раскопки Д. Я. Самоквасова, посетил курганные экспедиции в ставропольских степях, побывал в Кутаиси, Армении, Дагестане и других местах Кавказа [10, д. 251; 11, д. 257; 12, д. 266; 16, д. 644]. Девять археологических путешествий на Кавказ совершила графиня П. С. Уварова. Результаты ее исследований были опубликованы в «Путевых заметках», а впечатления о Кавказе она оставила в своих воспоминаниях [26; 27]. В них нашли отражение и архитектурные памятники средневековой Абхазии – Келасурская стена, храм Симона Кананита в Пицунде, храм в Лыхны, церковь в имении Воронова.

Накануне археологического съезда была реализована программа экспедиционных исследований на Кавказе, в которых принимали участие Ф. С. Байерн, Д. З. Бакрадзе, В. Б. Антонович, И. С. Поляков, А. В. Комаров, А. П. Берже, И. Е. Забелин, В. Л. Бернштам, И. Т.Беленький, И. Д. Мансветов, В. Ф. Миллер, Д. Я. Самоквасов, К. И. Ольшевский, Н. О. Эмин, Г. Е. Церетели, А. Д. Ерицов, Л. П. Загурский и др. В ходе подготовки к съезду были начаты работы по фиксации и сбору сведений о кавказских «каменных бабах», являющихся наиболее ярким этнокультурным индикатором. Они позволяют с большой степенью достоверности осуществлять атрибуцию связанных с ними археологических комплексов.

В преддверии подготовки к съезду было начато изучение памятников раннего христианства на Кавказе и Закавказье. Впервые эта тема прозвучала в 1871 г. в докладе А. П. Берже, представленном на II археологическом съезде в Санкт-Петербурге [6, c. 1-13]. Однако до Тифлисского съезда исследования носили бессистемный, эпизодический и нередко случайный характер [22, с. 30]. Имеющиеся сведения о христианских памятниках Кавказа были опубликованы на страницах периодического издания МАО «Древности» [8; 9]. В ходе подготовке к съезду И. В. Помяловский составил сборник греческих и латинских надписей Кавказа [18; 23]. Осмотрел и описал остатки храмов Западного Закавказья, нанес их на карту археолог-любитель В. И. Чернявский [30, c. 14-24]. Раннехристианские памятники Верхнего Прикубанья зафиксировал на Археологической карте Е. Д. Фелицын. В 1880 г. по поручению Тифлисского предварительного комитета фотофиксацией трех Нижнеархызских, Шоанинского и Сентинского храмов занимался фотохудожник Д. И. Ермаков [22, с. 31]. На V археологическом съезде был поставлен вопрос о восстановлении раннехристианских сооружений и сохранении историко-культурных памятников Кавказа.

Накануне съезда в 1879 г. были проведены археологические раскопки Кобанского могильника, открытого еще в 1869 г. около с. Кобань. Это позволило В. Б. Антоновичу составить общий план могильника [2, д. 68, 1887, л. 93-94]. Именно после Пятого археологического съезда в научный оборот была введена Кобанская культура (ХI-IV вв. до н.э.) эпохи поздней бронзы – раннего железного века.

В период подготовки к съезду и после него активно стали изучаться археологические памятники Абхазии. Это прежде работы известного историка Д. 3. Бакрадзе. Впервые с научными целями он посетил Абхазию еще в 1859 г., в 1865 г. исследовал ризницу Илорского храма [5, с. 115-128]. В период подготовки Тифлисского съезда Д. 3. Бакрадзе и С. Н. Трубецкому Предварительным комитетом выделялись средства на снятие фотографий христианских древностей в Абхазии, Самурзакани, Имеретии, Гурии, Мингрелии, Сванетии, Батумской области и Ахалцыхском уезде, на проведение разведочных раскопок в Келассури [20, c. 151]. В 1886 г. Д. 3. Бакрадзе вновь проводил обследования археологических памятников Абхазии, результаты нашли отражение в работе «Кавказ в древних памятниках христианства» [4]. Описанием пещер на Кавказе, в том числе и на территории Абхазии, занимался И. С. Поляков [20, c. 158].

Среди тех, кто изучал археологические памятники Абхазии были В. И. Чернявский и А. Н. Введенский. По приглашению Тифлисского предварительного комитета они приняли участие в подготовке к археологическому съезду. Не являясь профессиональным археологом, А. Н. Введенский составил Археологическую карту Сухумского отдела, обследовал развалины в Келассури и составил их подробное описание, а также собрал местные легенды о старинных башнях, крепостях и других древних сооружениях в Сухумском отделе [20, c. 126-130]. Собранные им сведения публиковались на страницах Известий Императорского Российского Географического Общества, Черноморского вестника. Выявлением и обследованием памятников древности Западного Закавказья занимался В. И. Чернявский [5, c. 125]. На рассмотрение Предварительного комитета 23 ноября 1879 г. была представлена его «Записка о памятниках Западного Закавказья». В обсуждении принял участие А. Н. Введенский, изложив свои замечания в отдельном докладе, который был опубликован в приложениях к протоколу заседания [20, c.125]. В своем выступлении А. Н. Введенский упоминал о существовании археологического музея при местной горской школе в Сухуме, впоследствии который был перевезен в Кутаиси и поставил вопрос о необходимости найти следы этого музея, а предметы передать на хранение в Тифлисский публичный музей, где они будут более доступны для интересующихся археологией.

В 1886 г. по поручению МАО исследованием восточного побережья Черного моря занимался В. И. Сизов. Им были проведены раскопки на территории Сухума. В 1888 г. храмы в Пицунде, Мокве, Бедия, Илори, Кутаиси осматривал архитектор А. М. Павлинов [20, c.125].

Под редакцией И. Д. Мансветова в 1882 г. вышли «Труды Предварительных комитетов», на страницах которых нашли отражение результаты всех подготовительных работ [20]. Там были размещены и программы, подготовленные Н. В. Султановым, Ю. Д. Филимоновым, В. Г. Тизенгаузеном, Л. К. Ивановским, Л. П. Загурским, Н. О. Эмином, В. Ф. Миллером, проф. Шуровским и А. И. Кельсиевым. Они были посвящены исследованиям Кавказа в археологическом, антропологическом, лингвистическом, этнографическом отношении, а также были направлены на изучение архитектурных памятников и памятников письменности.

V археологический съезд работал в Тифлисе с 8 по 21 сентября 1881 г. Он был самым большим по числу участников съездом России. Количество, посещавших экскурсии и занятия съезда, а также уплативших членский взнос, доходило до 400 человек. Все это свидетельствовало о повышении общественного внимания к кавказским древностям. На съезде было проведено 20 заседаний, заслушано 36 рефератов. По отдельной программе проводились археологические прогулки и экскурсии, показательные раскопки, была организована выставка кавказских древностей. Были разработаны инструкции, которые демонстрировали приемы и методы проведения разведочных и раскопочных работ.

На Тифлисском съезде вопросы охраны памятников древности занимали одно из центральных мест. Кладоискательство и хищнические раскопки были достаточно распространенным явлением на Кавказе, особенно в Предкавказье, которое интенсивно осваивалось во второй половине XIX в. Вопросы сохранения памятников старины традиционно входили в повестку археологических съездов, начиная с I съезда (Москва, 1869 г.). На Тифлисском съезде культуроохранительные проблемы рассматривались применительно ко всем видам исторических древностей.

В 1887 г. отдельным томом вышли «Труды» V археологического съезда. В них были опубликованы материалы и результаты археологических раскопок и разведок, этнографических и лингвистических исследований, введен в научный оборот огромный пласт исторических источников. Тифлисский археологический съезд положил начало систематическому изучению древностей Кавказа, способствовал развитию научных исследований в регионе. Одним из итогов съезда стало учреждение 28 ноября 1881 г. Кавказского общества истории и археологии. Общество поставило цель изучить и распространить исторические сведения о Кавказе и сопредельных районах, сохраненить памятники и предметы древности. Общество совместно с Кавказским музеем, открытие которого было приурочено к V археологическому съезду, занималось археологическим изучением региона.

В 1888 г. МАО утвердило программу по изучению кавказских древностей, которая предусматривала обследование первобытных, языческих и классических, христианских, мусульманских памятников, памятников искусств и художеств, письма и языка, а также лингвистические, этнографические и географические исследования. Через представителей местной интеллигенции программа была распространена среди учителей, врачей, административных властей, чиновников, представителей духовенства, которые активно включились в сбор сведений о памятниках древности. Программа изучения Кавказа носила комплексный, междисциплинарный характер и в последующем успешно реализовывалась. В определенной мере она определила развитие кавказоведения и в XX веке.

Список литературы:

  1. Архив института истории материальной культуры Российской академии наук (далее – Архив ИИМК РАН). Ф. 1. Оп. 1. Д. 35, 1879.
  2. Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 68, 1887.
  3. Архив ИИМК РАН. Ф. 4. Оп. 1. Д. 17, 1879.
  4. Бакрадзе Д. З. Кавказ в древних памятниках христианства. Тифлис: Б.м., 1875. 178 с.
  5. Бгажба О. Х. История изучения средневековых памятников Абхазии // Материалы по археологии Абхазии. Тбилиси: Мецниереба, 1967. С. 115-128.
  6. Берже А. П. Записка об археологии Кавказа // Труды II Археологического съезда в Санкт-Петербурге в 1871 году. М.: МАО, 1876. Т. 1. Отд. 3. С. 1-13.
  7. Берже А. П. Кавказ в археологическом отношении. Тифлис: Б.м., 1874. 91 с.
  8. Кондаков Н. П. Древняя архитектура Грузии // Древности. Труды МАО. М.: МАО, 1876. Т. 6. Вып. 3. 60 c.
  9. Мансветов И. Д. Описание развалин церкви Св. Георгия (Кубанская область) // Древности. Труды МАО. М.: МАО, 1870. Т. 3. Вып. 1. 97 c.
  10. Отдел письменных источников государственного исторического музея (далее — ОПИ ГИМ). Ф. 17. Оп. 1. Д. 251.
  11. ОПИ ГИМ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 257.
  12. ОПИ ГИМ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 266.
  13. ОПИ ГИМ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 354.
  14. ОПИ ГИМ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 625.
  15. ОПИ ГИМ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 626.
  16. ОПИ ГИМ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 644.
  17. ОПИ ГИМ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 678.
  18. Помяловский И. Сборник греческих и латинских надписей Кавказа, составленный для V Археологического съезда в Тифлисе. Тифлис: тип. Имп. Акад. наук, 1881. 96 с.
  19. Проект Программы для исследования древности на Кавказе, составленный Тифлисским Предварительным комитетом // V Археологический съезд в Тифлисе. Протоколы подготовительного комитета, изданные под ред. секретаря комитета И. Д. Мансветова. М.: Синодальная тип., 1879. С. 70-81.
  20. Пятый Археологический съезд в Тифлисе. Труды Предварительных комитетов / Под ред. И. Д. Мансветова. М.: Синодальная типография, 1882. 621 с.
  21. Российский государственный архив древних актов (далее – РГАДА). Ф. 1385. Оп. 1. Д. 984.
  22. Савенко С. Н., Савенко Е. А. Вклад Пятого Археологического съезда (1881 г.) в дело изучения и сохранения памятников христианства // Прозрителевские чтения: сб. материалов науч.-практ. конф. Ставрополь: Вестник Кавказа, 2007. Вып. 3.
  23. Сборник греческих и латинских надписей Кавказа. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1881. 97 с.
  24. Сборник к 25-летию со дня кончины А. С. Уварова (Под ред. П. С. Уваровой): Материалы для биографии и статьи по теоретическим вопросам. М., 1910. Т. 3. 374 c.
  25. Уваров А. С. О деятельности, предстоящей МАО // Древности. Труды МАО. М.: МАО, 1865. Т. 1. Вып. 1. 227 с.
  26. Уварова П. С. Былое. Давно прошедшие счастливые дни. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2005. 293 c.
  27. Уварова П. С. Кавказ. Путевые заметки. М., 1887-1904. Т. 1-3. 326 c.
  28. Уварова П. С. Обзор деятельности ХII Археологических съездов с 1869 по 1902 гг. М., 1905. 275 c.
  29. Уварова П. С. Христианские памятники // Материалы по археологии Кавказа. М.: Тип. А. И. Мамонтова и К°, 1894. Вып. IV. 197 с.
  30. Чернявский В. И. Записка о памятниках Западного Закавказья, исследование которых наиболее настоятельно // Пятый Археологический съезд в Тифлисе. Протоколы Подготовительного комитета, изданные под ред. секретаря комитета И. Д. Мансветова. М.: Синодальная тип., 1879. С. 14-24.

References:

  1. Arhiv instituta istorii material’noj kul’tury Rossijskoj akademii nauk (dalee — Arhiv IIMK RAN) [Archive of Institute of history of material culture of the Russian Academy of Sciences (further-Archive of IIMK RAS)]. F. 1, op. 1, d. 35, 1879. (in Russian).
  2. Arhiv IIMK RAN [Archive IIMK RAS]. F. 1, op. 1, d. 68, 1887. (in Russian).
  3. Arhiv IIMK RAN [Archive IIMK RAS]. F. 4, op. 1, d. 17, 1879. (in Russian).
  4. Bakradze, D. Z. Kavkaz v drevnih pamjatnikah hristianstva [Caucasus in the ancient monuments of Christianity]. Tiflis: no publishing place, 1875. 178 p. (in Russian).
  5. Bgazhba, O. H. Istorija izuchenija srednevekovyh pamjatnikov Abhazii [The history of the study of medieval monuments of Abkhazia] in Materialy po arheologii Abhazii [Materials on the archeology of Abkhazia]. Tbilisi: «Mecniereba», 1967, pp. 115-128. (in Russian).
  6. Berzhe, A. P. Zapiska ob arheologii Kavkaza [Note on the archaeology of the Caucasus] in Trudy II Arheologicheskogo sezda v Sankt-Peterburge v 1871 godu [Proceedings of the II Archaeological Congress in St. Petersburg in 1871]. T. 1. Moscow, MAO, 1876, otd. 3, pp.1-13. (in Russian).
  7. Berzhe, A. P. Kavkaz v arheologicheskom otnoshenii [The Caucasus in archaeological terms]. Tiflis: no publishing place, 1874. 91 p. (in Russian).
  8. Kondakov, N. P. Drevnjaja arhitektura Gruzii [Ancient architecture of Georgia] in Drevnosti. Trudy MAO [Antiquities. Works of MAO]. Moscow, MAO, 1876. T. 6, vyp. 3. 60 p. (in Russian).
  9. Mansvetov, I. D. Opisanie razvalin cerkvi Sv. Georgija (Kubanskaja oblast’) [Description of the ruins of the Church of St. George (Kuban region)] in Drevnosti. Trudy MAO [Antiquities. Works of MAO]. Moscow, MAO, 1870. T. 3, vyp. 1. 97 p. (in Russian).
  10. Otdel pis’mennyh istochnikov gosudarstvennogo istoricheskogo muzeja (dalee — OPI GIM) [Department of written sources of the state historical Museum (hereinafter — OPI GIM)]. F. 17, op. 1, d. 251. (in Russian).
  11. OPI GIM [OPI GIM]. F. 17, op. 1, d. 257. (in Russian).
  12. OPI GIM [OPI GIM]. F. 17, op. 1, d. 266. (in Russian).
  13. OPI GIM [OPI GIM]. F. 17, op. 1, d. 354. (in Russian).
  14. OPI GIM [OPI GIM]. F. 17, op. 1, d. 625. (in Russian).
  15. OPI GIM [OPI GIM]. F. 17, op. 1, d. 626. (in Russian).
  16. OPI GIM [OPI GIM]. F. 17, op. 1, d. 644. (in Russian).
  17. OPI GIM [OPI GIM]. F. 17, op. 1, d. 678. (in Russian).
  18. Pomjalovskij, I. Sbornik grecheskih i latinskih nadpisej Kavkaza, sostavlennyj dlja V Arheologicheskogo sezda v Tiflise [Collection of Greek and Latin inscriptions of the Caucasus, compiled for the V Archaeological Congress in Tiflis]. Tiflis: tip. Imp. Akad. nauk, 1881. 96 p. (in Russian).
  19. Proekt Programmy dlja issledovanija drevnosti na Kavkaze, sostavlennyj Tiflisskim Predvaritel’nym komitetom [Draft Program for the study of antiquity in the Caucasus, compiled By the Tiflis Preliminary Committee] in V Arheologicheskij sezd v Tiflise [V Archaeological Congress in Tiflis]. Protokoly podgotovitel’nogo komiteta, izdannye pod red. sekretarja komiteta I. D. Mansvetova [Minutes of the preparatory Committee, edited by the Secretary of the Committee I. D. Mansvetov]. Moscow, Sinodal’naja tip., 1879, pp. 70-81. (in Russian).
  20. Pjatyj Arheologicheskij sezd v Tiflise. Trudy Predvaritel’nyh komitetov [The fifth Archaeological Congress in Tbilisi. Proceedings of the Preliminary committees] / Pod red. I. D. Mansvetova. Moscow: The Synodal printing house, 1882. 621 p. (in Russian).
  21. Rossijskij gosudarstvennyj arhiv drevnih aktov (dalee — RGADA) [Russian state archive of ancient acts (hereinafter — RGADA)]. F. 1385, op. 1, d. 984. (in Russian).
  22. Savenko, S. N., Savenko, E. A. Vklad Pjatogo Arheologicheskogo sezda (1881 g.) v delo izuchenija i sohranenija pamjatnikov hristianstva [Contribution of the Fifth Archaeological Congress (1881) to the study and preservation of Christian monuments] in Prozritelevskie chtenija: Sb. materialov nauch.-prakt. Konf [Prozriteleva reading: Sat. materials scientific.-prakt. conf]. Stavropol, Vestnik Kavkaza, 2007, vyp. 3, pp. 30. (in Russian).
  23. Sbornik grecheskih i latinskih nadpisej Kavkaza [Collection of Greek and Latin inscriptions of the Caucasus]. Saint Petersburg.: Tip. Imp. Akad. nauk, 1881. 97 p. (in Russian).
  24. Sbornik k 25-letiju so dnja konchiny A.S. Uvarova (Pod red. P.S. Uvarovoj): Materialy dlja biografii i stat’i po teoreticheskim voprosam [Collection to the 25th anniversary of the death of A. S. Uvarov (ed. P. S. Uvarova): Materials for biography and articles on theoretical issues]. Moscow: no publishing place, 1910. T. 3. 375 p. (in Russian).
  25. Uvarov, A. S. O dejatel’nosti, predstojashhej MAO in Drevnosti. Trudy MAO [Antiquities. Works of MAO]. Moscow, MAO, 1865. T. 1, vyp. 1, 227 p. (in Russian).
  26. Uvarova, P. S. Byloe. Davno proshedshie schastlivye dni [Past. Happy days long gone]. Moscow: Izd-vo im. Sabashnikovyh, 2005. 293 p. (in Russian).
  27. Uvarova, P. S. Kavkaz. Putevye zametki [Caucasus. Travel notes]. Moscow: no publishing place, 1887-1904. T. 1-3. 326 p . (in Russian).
  28. Uvarova, P.S. Obzor dejatel’nosti HII Arheologicheskih sezdov s 1869 po 1902 gg. [An overview of the activities of the XII Archaeological Congress between 1869 and 1902 year]. Moscow: no publishing place, 1905. 275 p. (in Russian).
  29. Uvarova, P. S. Hristianskie pamjatniki [Christian monuments] in Materialy po arheologii Kavkaza [Materials on archeology of the Caucasus]. Moscow: no publishing place, 1894, vyp. IV, pp.25-26. (in Russian).
  30. Chernjavskij, V. I. Zapiska o pamjatnikah Zapadnogo Zakavkaz’ja, issledovanie kotoryh naibolee nastojatel’no [A note on the monuments of the Western Transcaucasia, the study of which is most urgen] in Pjatyj Arheologicheskij sezd v Tiflise. Protokoly Podgotovitel’nogo komiteta, izdannye pod red. sekretarja komiteta I. D. Mansvetova [The fifth Archaeological Congress in Tbilisi. Minutes of the Preparatory Committee, edited by the Secretary of the Committee I. D. Mansvetov]. Moscow, Sinodal’naja tip., 1879, pp.14-24. (in Russian).