302-я стрелковая дивизия в боях на Дону летом 1942 г.

Аннотация

Статья посвящена одному из этапов истории 302-й стрелковой дивизии РККА – ее участию в боях на Дону в июле–августе 1942 г. Это соединение, сформированное в Северо-Кавказском военном округе, в ноябре 1941 – мае 1942 гг. сражалось в Крыму и было разгромлено Манштейном в ходе операции «Охота на дроф». Остатки дивизии были переправлены на Тамань и начали восстановление. Однако летом 1942 г. вермахт начал серию стратегических операций с целью разгрома Юго-Западного и Южного фронтов, захвата переправ через Дон и прорыва к нефтяным источникам Кавказа и астраханскому коммуникационному узлу. Для защиты переправ на Нижнем Дону советское командование развернуло 51-ю армию, в состав которой включило ряд соединений, восстанавливаемых после разгрома в Крыму, в том числе 302-ю дивизию полковника М. К. Зубкова. Это соединение, не завершившее укомплектование и не имевшее полного вооружения, было переброшено на позиции против вражеского плацдарма у Николаевской. Несмотря на значительное превосходство сил противника (сначала 40-го танкового корпуса, затем 4-го армейского корпуса), 302-я дивизия доблестно сражалась, переходила в атаки и удерживала порученные позиции. Однако вскоре 51-я армия оказалась рассечена танковыми клиньями противника, и 302-я дивизия оказалась в окружении, из которого вышла с большим трудом. Несмотря на тяжелые потери, соединение продолжало сражаться в восточных районах Ростовской области вплоть до середины августа, пока не получило приказ на отход в северные районы Калмыкии. Статья основана на документах Центрального архива Министерства обороны РФ, воспоминаниях ветеранов и исторических работах, в том числе зарубежной историографии.

Ключевые слова и фразы: Красная армия, Великая Отечественная война 1941-1945 гг., 51-я армия, 302-я стрелковая дивизия, р. Дон.

Annotation

302nd rifle division in the battles on the don in the summer of 1942.

The article is devoted to one of the stages in the history of the 302nd Rifle Division of the Red Army – its participation in the battles at the Don in July-August 1942.This unit, formed in the North Caucasus military district, fought in the Crimea in November 1941 – may 1942 and was defeated by Manstein during operation “Trappenjagd”. The remnants of the division were transferred to Taman and began to recover. However, in the summer of 1942, the Wehrmacht launched a series of strategic operations to defeat the South-Western and Southern fronts, capture the Don river crossings, and break through to the oil sources of the Caucasus and the Astrakhan communications hub. To protect the crossings on the Lower Don, the Soviet command deployed the 51st army, which included a number of formations being restored after the defeat in the Crimea, including the 302nd division of Colonel M. K. Zubkov. This unit, which had not completed manning and did not have full weapons, was transferred to positions against the enemy bridgehead at Nikolaevskaya. Despite the significant superiority of the enemy forces (first the 40th Tank Corps, then the 4th Army Corps), the 302nd division fought valiantly, went on the attack and held the assigned positions. However, soon the 51st army was split by enemy tank wedges, and the 302nd division was surrounded, from which it emerged with great difficulty. Despite heavy losses, the unit continued to fight in the eastern districts of the Rostov region until mid-August, when it received an order to withdraw to the northern districts of Kalmykia.The article is based on documents from the Central archive of the Ministry of defense of the Russian Federation, memoirs of veterans and historical works, including foreign historiography.

Key words and phrases: Red army, Great Patriotic war 1941-1945, 51st army, 302nd rifle division, Don river.

О публикации

Авторы:
УДК 94(47).084.8
DOI 10.24888/2410-4205-2020-25-4-134-144
11 декабря года в
60

Славный боевой путь прошла в годы Великой Отечественный войны 302-я стрелковая Тернопольская Краснознаменная ордена Кутузова дивизия (далее – сд). Она начала свое формирование летом 1941 г., вела бои на Керченском полуострове, на Дону и в Калмыкии, участвовала в окружении армии Паулюса под Сталинградом и отражении наступления Манштейна, кровавых боях на Маныче, штурмах укрепленных линий на Миусе и Молочной, освобождении городов и сел Северной Таврии и Западной Украины, Польши и Чехословакии, окружениях немецких войск под Тарнополем, Бродами и Обер-Глогау, стремительном марш-броске к Праге [1]. Участие в некоторых операциях хорошо описано в отечественной историографии (Керченско-Феодосийской, «Уран», Львовско-Сандомирской и др.), но в истории дивизии есть и немало «белых пятен». Одним из них является участие в боях на Дону летом 1942 г.

Сначала скажем несколько слов о предыстории соединения накануне этих событий.

302-я дивизия была создана 15 июля 1941 г. директивой Генштаба № 768/орг как горнострелковая. Она формировалась в Северо-Кавказском военном округе (далее – СКВО), в станице Ленинградской Краснодарского края из резервистов 1905–1917 гг. рождения, ранее проходивших военную службу и призванных из северных районов Сталинградской области. Над соединением взяла «шефство» Сталинградская область, от имени которой было вручено Красное знамя [6, с. 85].

В состав 302-й дивизии первоначально входили: управление, 823-й, 825-й, 827-й, 831-й горнострелковые полки, 865-й артиллерийский полк (далее – ап), 870-й гаубичный ап, 593-й зенитно-артиллерийский дивизион, 377-я отд. противотанковая батарея, 248-й отд. кавалерийский эскадрон, 634-й отд. батальон связи, 601-й отд. саперный батальон, 398-я авторота подвоза, 45-й артиллерийский парк, 393-й отд. медсанбат, штабная батарея начальника артиллерии дивизии, военная прокуратура, 3-е отделение (Особый отдел НКВД) со стрелковым взводом, 493-й полевой хлебозавод, 881-я полевая почтовая станция и 891-я полевая касса Госбанка [10, с. 84-85].

Командиром соединения был назначен полковник Михаил Константинович Зубков (1893-1976). Выходец из рязанских крестьян в Первую мировую войну был призван на военную службу, окончил школу прапорщиков, дослужился до штабс-капитана и командира батальона, награжден рядом орденов, в том числе Георгиевским крестом 4-й степ. В октябре 1918 г. вступил в ряды РККА, принимал участие в боях с Колчаком, ликвидации бандитизма в Чечне, в 1930 г. был назначен командиром горнострелкового полка. В 1938-1940 гг. Зубков попал под каток репрессий: сначала его отстранили от должности, а затем 9 месяцев он находился в тюрьме. 27 июля 1940 г. Зубкова восстановили в кадрах РККА. Войну он встретил зам. командира 165-й сд. 15 июля 1941 г. Зубков был назначен командиром 302-й дивизии и руководил ею больше года, включая бои на Дону [3, с. 1074-1075]. Комиссаром соединения стал полковой комиссар И. А. Ерохин, начальником штаба – подполковник А. Х. Юхимчук. Командирами горнострелковых полков были назначены: 823-го – майор Кущай, 825-го – майор Бедия, 827-го – майор Любицкий, 831-го – майор А. М. Шапиро.

20 октября 1941 г. дивизия вошла в состав 56-й армии и получила задачу по охране черноморского побережья [18, д. 8, т. 2, л. 521].

Осенью 1941 г. 11-я армия Манштейна нанесла поражение нашим войскам в Крыму и оттеснила их к Севастополю и Керчи. В начале ноября части 42-го армейского корпуса (далее – ак) атаковали остатки 51-й армии на Ак-Монайских позициях и отбросили их на восток [7, с. 386–388]. Для прикрытия их отхода 12 ноября командование СКВО перебросило в район Керчи 825-й и 827-й полки и 2-й дивизион 865-го ап. 18 ноября части 302-й дивизии последними эвакуировались в Тамань и Новороссийск.

После этого соединение заняло оборонительные позиции по линии Тамань – пристань Комсомольск и было передано в состав 51-й армии, с которой оно будет связано почти весь 1942 год (за исключением двух коротких перерывов).

В конце декабря 1941 г. войска Кавказского фронта начали Керченско-Феодосийскую десантную операцию. 28 декабря 1941 г. пришла очередь 302-й дивизии, которая форсировала пролив и вступила в ожесточенные бои за г. Керчь и недостроенный порт Камыш-Бурун. В ходе наступления соединение уничтожило свыше 500 гитлеровцев, захватило значительные трофеи, освободило совхоз Мариенталь, села Парпач, Крымбабань, Кейман, Владиславовка и др. В последующем дивизия Зубкова участвовала в нескольких наступательных операциях и затяжных оборонительных боях. По данным на февраль 1942 г. в ее составе числилось 8867 солдат и офицеров, в том числе 7902 русских и 485 украинцев [12, д. 18, л. 8]. За время боев в Крыму соединение захватило три эшелона и два склада боеприпасов противника, вещевой склад и пять продуктовых складов, склад с оружием, до 250 автомашин, 30 мотоциклов, около 40 орудий, 50 минометов, 70 пулеметов и другое военное имущество, уничтожило 10000 солдат и офицеров, 150 автомашин, 8 артиллерийских и минометных батарей и др. [18, д. 8, т. 2, л. 523].

В марте–апреле 1942 г. 302-я дивизия была переформирована в обычную стрелковую. 823-й, 825-й и 827-й горнострелковые полки были преобразованы в стрелковые (далее – сп). Из состава дивизии убыли 831-й горнострелковый полк и 870-й гаубичный ап, кавалерийский эскадрон и другие подразделения. Взамен согласно штату соединение получило 293-й минометный дивизион, 19-й учебный батальон, 248-ю разведроту, 215-ю роту химзащиты, 270-й ветеринарный лазарет и др. Противотанковая батарея была развернута в 231-й отд. истребительно-противотанковый дивизион (далее – иптд).

8 мая 1942 г. Манштейн начал операцию «Охота на дроф», но атаки в полосе 302-й сд успеха не имели [12, д. 30, л. 80]. Однако немцам удалось пробить брешь в обороне 44-й армии, и 302-я сд оказалась в полуокружении. Тем не менее, соединение Зубкова удерживало позиции до 12 мая и отступило только по приказу. Тем временем немцы стремительно развивали свой успех, и над Крымским фронтом нависла угроза уничтожения. К 18 мая 302-я сд, прикрывая отход 51-й армии и понесшая большие потери, вышла к побережью в районе Еникале [18, д. 8, т. 2, л. 523], откуда была эвакуирована на Тамань.

22 мая остатки 302-й сд были выведены из состава 51-й армии и переданы в 44-ю армию, состоявшей из пяти стрелковых дивизий, восстанавливаемых после боев в Крыму. На доукомплектование 302-й сд были обращены и остатки 300-й сд. Соединение Зубкова восстанавливалось (фактически формировалась заново) в станицах Новотитаровская (управление), Нововеличковская (823-й сп), Старомышастовская (825-й сп и 231-й отд. иптд), Новомышастовская (827-й сп) [13, д. 58, л. 8-9]. При этом личный состав частей в значительной степени был укомплектован кавказцами (азербайджанцами) [9, с. 102].

Летом 1942 г. положение на южном крыле Восточного фронта резко осложнилось. Немцы начали серию стратегических операций, которые должны были решить исход войны. Вермахт планировал захватить нефтяные месторождения на Кавказе и/или перерезать пути поставок нефти с Кавказа. Для этого немцам необходимо было разгромить войска Южного и Юго-Западного фронтов до их отступления к Дону, чтобы затем беспрепятственно двигаться к главной цели. Еще одной важной задачей немцев был захват переправ и плацдармов за Доном «для продолжения операций, намеченных на следующий период» [8, с. 61-66].

28 июня началась операция «Блау». Разгромив войска левого фланга Брянского фронта и правого фланга Юго-Западного фронта, панцерваффе прорвалось в тыл советским войскам и устремилось на оперативный простор. Войска Юго-Западного и Южного фронтов начали отход, но им было тяжело обогнать танковые и моторизованные дивизии противника. Советское командование хорошо понимало значимость переправ на Нижнем Дону и развернула для их защиты 51-ю армию (с июля 1942 г. ком. – генерал-майор Н. И. Труфанов). Однако объединению поручалась оборона огромного участка длиной несколько сотен километров от Батайска до Верхне-Курмоярской, поэтому на позиции пришлось ставить кавалерийские дивизии и курсантские полки. Командование Северо-Кавказского фронта, осознавая необходимость удержания переправ на Дону, стало передавать в состав 51-й армии восстанавливаемые в Краснодарском крае соединения, не дожидаясь их полного укомплектования и вооружения (в том числе и 302-ю сд). Всего за два дня до первых стычек дивизий 51-й армии с противником (14 июля) командующий фронтом маршал С.М. Буденный был вынужден просить Ставку отправить оружие для 138-й, 302-й, 236-й сд на самолетах. Забегая вперед, скажем, что, например, 236-я сд вооружения так и не получила и в бои за переправы вступить не смогла [8, с. 208].

Первоначально 51-я армия концентрировала свои силы ближе к Ростову, к западу от Северского Донца. Однако после прорыва панцерваффе к Боковской стало ясно, что противник может захватить важные переправы к востоку Донца, в том числе в районе Николаевской и Цимлянской. Командование 51-й армии начало срочно перебрасывать на участок от Верхне-Курмоярской до Красного Яра 138-ю сд (из тыла), а на участок от Красного Яра до Титова – 91-ю сд (с участка Батайск – Кулешовка – Азов – Кагальник) [8, с. 208-209]. На старый рубеж 91-й сд стала выдвигаться 302-я сд [18, д. 8, л. 524]. Уже 13 июля первые два эшелона с личным составом 302-й сд разгрузились на станциях Батайск, Кагальник и Койсуг. Станция Батайск была подвергнута бомбардировке, но темпы переброски частей росли, и 14 июля 302-я сд заняла старый участок 91-й сд [17, д. 10, л. 48]. Однако соединение было не доукомплектовано и плохо вооружено. По свидетельству ветерана 302-й сд В. К. Богомолова «В дивизии царила неразбериха, в одном полку было достаточно патрон, но не было винтовок, и наоборот» [9, с. 102]. По данным на 15 июля в 302-й сд значилось всего 6154 человека личного состава, 1207 винтовок, 736 автоматов, 279 ПТР, 76 – 50-мм минометов, 76 – 82-мм минометов (и ни одного орудия), 10 автомашин ГАЗ-АА, 850 лошадей [18, д. 8, л. 524]. По данным на 16 июля 825-й сп занимал рубеж Батайск – Новоалександровка – сады южнее Батайска, 827-й сп – рубеж Азов – Кагальник, 823-й сп (во втором эшелоне) – рубеж отм. 55,2 – отм. 46,9 – ст. Койсуг. Штаб дивизии расположился в Новониколаевской [17, д. 8, л. 53].

Однако 16 июля части 29-й моторизованной дивизии (далее – мд) вермахта внезапным ударом захватили Цимлянскую. Возникла угроза захвата плацдарма на южном берегу Дона. В связи с этим 17 июля генерал Труфанов обратился к Буденному с предложением о перераспределении сил 51-й армии и наращивании резервов на цимлянском направлении. Командарм указал, что батайское направление может быть усилено за счет отступающих войск Южного фронта, и предложил перебросить 302-ю сд в резерв за правый фланг 51-й армии на случай возможного прорыва противника [13, д. 18, л. 100–101]. В тот же день соединение срочно начало стягиваться к железнодорожным станциям, но из-за отсутствия подвижного состава погрузка началась лишь 18 июля. 302-я сд должна была следовать по железной дороге через Сальск до Зимовников и там разгрузиться. Последние три эшелона убыли 21 июля [14, д. 45, л. 137]. По пути эшелоны подвергались воздушным налетам, но уже 21 июля первые эшелоны 302-й сд начали прибывать на станцию Зимовники, в том числе 823-й сп и опергруппа штаба дивизии. По пути соединение, которое вместе со 138-й сд было одним из самых слабых в 51-й армии, срочно довооружали. На 20 июля в 302-й сд значилось 6194 чел., 5926 винтовок, 738 автоматов, 29 пулеметов, 10 ПТР, 170 минометов, 11 автомашин, 850 лошадей. Как раз во время переброски в соединение поступили 20 – 76-мм орудий и 10 – 122-мм минометов [15, д. 3, л. 1], но «сорокопяток» в 302-й сд не было, поэтому противотанковый дивизион был таковым лишь по названию.

21 июля части 29-й мд нанесли поражение частям 91-й сд, пытавшейся выбить немцев из Цимлянской, и захватили плацдарм на южном берегу Дона. Днем 21 июля передовые части 40-го танкового корпуса (далее – тк) разгромили роту 91-й сд, прикрывавшую переправу в Николаевской, с ходу форсировали Дон и атаковали станицу Дубенцовскую. Возникла угроза рассечения 51-й армии на две части. 23 июля 823-й сп, усиленный двумя батареями 865-го ап, стал выдвигаться в район Амта – Торговый, откуда он на машинах должен был быть переброшен в район Пады для совместных действий с 503-м сп (91-й сд) в районе Дубенцовской. Атаку стрелковых частей должны были поддержать 2-й гв. минометный полк (далее – гмп) и 125-й отд. танковый батальон (далее – отб). Начдив Зубков, прибыв в район Дубенцовской, отдал приказ о наступлении. По плану батальон 503-го сп (временно подчиненный Зубкову) при поддержке батареи 321-го ап 91-й сд должен был овладеть переправами через Дон в районе Николаевской, 827-й сп при поддержке двух батарей и 823-й сп при поддержке одной батареи должны были атаковать хут. Морозов и отрезать пути отхода противника [18, д. 2, л. 28].

Однако немцы опередили наши войска. Утром 23 июля боевая группа Вестхофена 3-й танковой дивизии (далее – тд) выступила на юг, захватила с. Несмеяновка и Малая Орловка и плацдармы за рекой Сал. Тем самым 51-я армия оказалась разрезана надвое. Советское командование не верило донесениям разведчиков о столь глубоком прорыве противника и считало их парашютным десантом [8, с. 321–323]. В 5.30 утра 24 июля группа силой до 200 автоматчиков и 20 танков атаковала и заняла хут. Морозов. 823-й и 503-й сп удержались на восточной части Дубенцовской, а в 9.00 перешли в контратаку. Тем не менее положение 302-й сд было сложным. Других частей в распоряжении Зубкова не оказалось. С 825-м и 827-м сп, находящимися на марше, связь была потеряна. 865-й ап двигался с опозданием и не успел прибыть к 10.40 в район Малой Мартыновки. Противник, отбросив наши части, вышел к Большовской. Лишь позже к Морозову подошел 2-й батальон 827-го сп, а 825-й сп сосредоточился в районе Пады [14, д. 49, л. 880-881]. В 8.00 утра 25 июля группировка из 50 танков 40-го тк начала наступление на восток (к цимлянской переправе) и нанесла поражение 302-й сд, в результате чего ее численность «просела» до 4 тыс. штыков. Немцы взяли Большовскую и вышли к хут. Холодный. Следует заметить, что в своих донесениях 302-я сд сообщила, что в этих боях подбила 10 танков и уничтожила 1000 солдат и офицеров противника [18, д. 8, л. 524].

Тем не менее ситуация на фронте резко изменилась. Теперь главной задачей 302-й сд было сдерживание противника. Если фланг справа прикрывала 91-я сд, то слева соседа не было. Несмотря на это, Зубков намерен был оборонять Холодный силами 825-го сп, учебного и саперного батальонов при поддержке 865-го ап и дивизиона 2-го гмп. Остатки 823-го и 827-го сп были выведены в резерв, в район с. Пады. В тот же день командование 51-й армией принял Т. К. Коломиец [16, д. 1, л. 165]. В последующие дни противник развил свой успех: 26 июля он занял Морозов, Дубнецовскую, Пирожок, Лог, 27 июля – Пады, при этом 2-й батальон 823-го сп оказался отрезан от основных сил соединения [18, д. 9, л. 16]. Лейтенант 823-го сп В. К. Богомолов вспоминал об этом бое так: «безоружные брали винтовки у убитых. Оказавшись у переправы у Малой Мартыновки полк уже перестал существовать, лишь небольшая группа уставших бойцов, дойдя до моста р. Сал где им преградил путь заградотряд, а командир отряда сказал, что застрелит любого, кто будет отступать. Мост был взорван, а отряд Богомолова окружен и, не имея возможности вести бой (не было патрон), бойцы сдались – 62 человека» [9, с. 103].

Ночью подразделения 302-й сд атаковали противника, но были отбиты и понесли большие потери. В своем донесении командарму Зубков писал: «В бою, проводившемся с ночи 27.7 по Вашему приказу штурмовые батальоны выведены из строя. 2/825 сп обходной танковой группой почти полностью уничтожен; учбат понес свыше 50% потерь, части дивизии имеют 100-150 чел. боевого состава. Арт. снарядов на одно орудие осталось по 45. Прошу оказать помощь частям дивизии ударом танковой бригады с Рубашкино на Пады и подвозом боеприпасов армейским транспортом» [18, д. 9, л. 17]. 302-я сд испытывала нехватку боеприпасов, уже к утру 27 июля закончились 76-мм снаряды (а других калибров в соединении не было) [18, д. 9, л. 18]. Снаряды на складах имелись, но подвезти их было не на чем. 827-й сп в этих боях потерял более половины личного состава, не имея локтевой связи на флангах.

Положение было отчаянным. Вслед за 3-й и 23-й тд 40-го тк на николаевский плацдарм стали прибывать 94-я и 371-я пд 4-го ак, за ними от Новочеркасска подтягивалась 14-я тд. Командование 51-й армии решило сформировать ударную группу, чтобы разбить мартыновско-дубенцовскую группировку противника и выйти на берег Дона на всем участке обороны. В ее состав вошел кавалерийский корпус Погребова, который должен был атаковать противника в районе Несмеяновки. В корпус, состоявший из 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии (далее – кд), вечером 28 июля были включены 135-я и 155-я танковые бригады (далее – тбр), 125-й отб при поддержке 22-го гмп и 1247-й армейского ап. Севернее удар наносила оперативно подчиненная Погребову 302-я сд, которой поручалось сковать противника в районе Пады – выс. 101,4. Начало операции намечалось на 8.00 29 июля [18, д. 9, л. 2–28]. В состав ударной группы 302-й сд был включен 827-й сп, усиленный учебным батальоном и батальоном 823-го сп. Она нанесла удар по с. Пады при поддержке 865-го ап и смогла выйти на восточную и западную окраину с. Пады [18, д. 9, л. 23-24]. Однако панцерваффе опередили Погребова и атаковали первыми, в результате чего корпус был разгромлен в районе Большой Мартыновки, а часть его штаба с шифрами и документами попали в руки противника [2, с. 62–63]. 3-я и 23-я тд устремились к Пролетарской и уже к 18.00 заняли ее, захватив переправу через Маныч и выйдя в глубокий тыл советских войск. 51-я армия оказалась отрезана от главных сил фронта. В хут. Буденный немцы разгромили тылы 302-й сд. Положение осложнилось еще и тем, что Зубков заболел и был эвакуирован в госпиталь [2, с. 1075]. В тяжелых условиях того времени найти ему замену сразу не удалось.

Остатки соединения отошли в район хут. Ильинов, затем у хут. Савельев перешли на правый берег Сала и по маршруту Терновой – Теплый – Верхняя Серебряковка вышли к Веселому Гаю. По всей видимости, штаб 51-й армии не имел представления о реальном положении 302-й сд 29–30 июля. В оперативных сводках, направляемых в штаб фронта, указывается о взятии Пады 29 июля силами 302-й сд. Эта же информация была продублирована 30 июля [13, д. 14, л. 36]. Однако в журнале боевых действий 302-й сд говориться только о небольшом контрударе, задержавшим врага на сутки [18, д. 8, л. 524]. То, что с. Пады было в руках врага 29–30 июля, подтверждает и история 94-й пд, в котрой ней указано, что 29 июля 276-й пехотный полк (далее – пп) выступил в Пады, чтобы сменить там танковые подразделения. 274-й пп за день до этого охранял правый фланг николаевского плацдарма в районе Пирожка, но уже 29 июля вернулся в дивизию и атаковал с. Копани к югу от Пады. В ходе боя при поддержке панцергренадеров, подошедших с севера (видимо, из числа смененных в Пады), немцы захватили село, 300 пленных, 3 пушки и 2 пулемета. 30 июля 267-й полк находился между Салом и Копанями, а 274-й и 276-й полки продвинулись на обратные скаты господствующих высот восточнее Пады [20].

31 июля противник продолжил наступление и к утру вышел на высоту 103,5 через Копани и устремился на Мартыновку, громя на своем пути остатки 302-й сд. Отдельные группы автоматчиков овладели северной частью хут. Пробуждение, где занимали позиции подразделения 302-й сд [14, д. 46, л. 5]. Другие части 302-й сд заняли оборону по линии Фролов – 10 км восточнее Малой Мартыновки. В их состав влились некоторые подразделения 115-й кд, в том числе артиллерия. Однако большая часть остатков 115-й кд отошли к Заславскому МТС, где стала приводить себя в порядок [14, д. 46, л. 6]. Тем не менее, советские войска продолжали вести бои, ожесточенными контратаками сдерживая противника. 267-й пп полк, который занял Малую Мартыновку, в ходе тяжелого боя потерял убитыми и ранеными много офицеров, в том числе командиров 1-го батальона капитана Бормана (взят в плен и убит) и 3-го батальона (тяжело ранен). В 5-й роте не осталось ни одного офицера. Полк после взятия Мартыновки пришлось вывести на отдых [20].

1 августа части 29-й мд, наступающей от цимлянского плацдарма, захватили станцию Ремонтную (с. Дубовское) и перерезали железнодорожную рокаду в тылу 51-й армии. 157-я сд была рассечена. Часть ее сил отступила на север и вместе со 138-й сд 1–2 августа вошла в состав группы генерала В. И. Чуйкова [11, с. 81]. Другая часть 157-й сд отошла на юг и вместе с остатками 91-й сд заняла позиции на участке Нижний Жиров – Сергеев – Петухов – Вешняков – Веселый Гай – отм. 38.9. 302-я сд заняла позиции на рубеже Атаманский – Стояновский при огневой поддержке 2-го гмп. Однако положение на фронте 302-й сд было относительно спокойным: 267-й пп приходил в себя после тяжелого боя у Малой Мартыновки, а 274-й, 276-й пп и вновь прибывший 670-й пп 371-й пд стали зачищать междуречье Сала и Дона. Однако затишье было временным: через николаевскую переправу к Салу уже подходила 14-я тд. В боевом донесении № 71 от 1 августа новый командующий 51-й армии генерал-майор Т. К. Коломиец прямо указал, что «Для уничтожения противника и восстановления сил и средств у Армии явно недостаточно», и попросил существенно усилить свои силы. По его мнению, добиться перелома на его фронте можно было только путем ввода в бой не менее двух свежих стрелковых дивизий при поддержке двух танковых бригад и шести полков РГК [14, д. 46, л. 6]. Конечно, таких сил у фронта не было, а все имеющиеся резервы сразу бросались в бой на более важных направлениях.

Зачистив междуречье Сала и Дона 94-я пд и передовой отряд 14-й тд начали наступление вдоль Сала на Ремонтную для соединения с 29-й мд. В районе Нижне-Жирова 274-й пп столкнулся с ожесточенным сопротивлением советских войск, никто из солдат в плен не сдался. Немцы даже полагали, что им противостояло офицерское училище. В ходе боя советский снайпер тяжело ранил командира полка – полковника Кнопфа [20]. В районе Кутейниковской 2-й батальон 36-го танкового полка отразил танковую атаку. Тяжелые бои пришлось вынести и 64-му разведывательному батальону в Иловайском и Веселом [4, с. 62–64]. Однако в конечном итоге превосходящим силам противника удалось сломить сопротивление остатков корпуса Погребова и 302-й сд и отбросить их на восток. Уже 2 августа 64-й разведывательный батальон через станцию Гашун вышел к Ремонтной, ранее занятой 29-й мд, замкнув таким образом окружение вокруг остатков 51-й армии [4, с. 64]. Немцы имели прекрасную возможность для того, чтобы добить окончательно фактическую разбитую 51-ю армию, но они выбрали другую цель. Почти вся 4-я танковая армия (за исключением 40-го тк, переданного в 1-ю танковую армию) в Ремонтной начала поворот на северо-восток, на Сталинград. С юга город был практически беззащитен, и немцы планировали быстрым броском захватить его. 3 августа из Ремонтной выступила 14-я тд, 5 августа – 94-я пд, за ней – 371-я пд [4, с. 64; 20]. Кольцо окружения оказалось неплотным, и остатки 302-й сд смогли отойти из Власовской к Мазановской и далее к совхозу № 4.

К 4 августа в подразделениях 302-й сд насчитывалась около 300 штыков [14, д. 50, л. 45], но на следующий день к соединению стали прибывать разрозненные подразделения, вышедшие из окружения. Численность соединения увеличилось до 630 чел., 7 – 76-мм орудий и два 82-мм миномета. Еще два 76-мм орудия при отходе на новые позиции были переданы 91-й сд [14, д. 46, л. 8-10]. В тот же день в состав 302-й сд по приказу командарма было передано 7 – 45-мм орудий из состава 1246-го армейского противотанкового ап, рота 275-го отд. инженерного батальона и две роты 6-го отд. моторизованного понтонного батальона для усиления оборонительных позиций в районе станицы Эркетиновской. 5 августа части 302-й сд перешли в район Эркетиновская – Андреевская. Сведения о численности частей соединения по данным на 5 августа приведены в табл. 1.

Таблица 1

Командно- начальствующий составМладший начальствующий составРядовой составВсего
Управление31122871
823-й сп741627
825-й сп20111647
827-й сп1156682
865-й ап5676152284
634-й батальон связи161846102
248-я рота разведки1247
393-й медсанбат44
215-я рота химзащиты123
19-й учбат642434
заградотряд1012426
601-й саперный батальон19132153

С учетом тыловых подразделений и 231-го иптд в 302-й сд числилось 146 офицеров, 355 старшин и сержантов, 629 рядовых (всего – 1130 чел.), 443 винтовки, 98 ППШ, 2 ручных пулемета, 9 – 76-мм орудий, 7 – 45-мм орудий, 14 ПТР, 3 – 82-мм миномета. Дивизия понесла тяжелейшие потери, а общая численность бойцов всех трех стрелковых полков была сопоставима с одной ротой. Разгрому подверглись и тыловые подразделения 91-й сд. Не менее тяжелым было положение в других соединениях 51-й армии. 138-я сд, находившаяся на относительно спокойном правом фланге армии, насчитывала в полках по 200–300 бойцов. 157-я сд, рассеченная в Ремонтной, 5 августа собрала в Ремонтном 599 чел. 91-я сд имела в строю 1361 чел., 115-я кд – 225 чел. В 125-м отб, 135-й и 155-й тбр осталось 9 исправных танков [19, с. 71–72]. Общее положение на фронте было сложным, 51-я армия не имела локтевой связи на обеих флангах, в результате чего разрыв с 64-й армией на правом фланге был свыше 90 км, а разрыв с 37-й армией на левом – свыше 100 км.

Несмотря на очевидный разгром, командарм решил произвести атаку по колоннам противника, движущимся к Сталинграду. Он собрал в районе Эркетиновской ударную группу 51-й армии в составе 302-й сд (300 штыков, 6 ПТР, 71 автомат), 503-го сп 91-й сд (300 штыков), 135-й, 155-й тбр, 125-го отб (всего 10 танков), 1246-го ап (три батареи) [14, д. 46, л. 8–10]. 5 августа артиллерия дивизии обстреляла колонну врага, которая двигалась по дороге от Ремонтной на север в районе Андреевской. Затем в ходе атаки были захвачены 3 грузовые и одна легковая машина, мотоцикл и один пленный. В течение трех суток остатки 302-й сд удерживали контроль над дорогой, блокируя по ней движение вражеских колонн. 6 августа в районе хут. Грешаново 231-й отд. иптд уничтожил до взвода автоматчиков, а 7 августа в районе Веселого Гая – еще 15 автоматчиков. Части 48-го тк и 4-го ак уже убыли к Сталинграду, однако вслед за ними из-за Дона начал переправу 6-й румынский ак. 7 августа в 11.00 до двух батальонов пехоты при поддержке 4 танков и не менее дивизиона конницы повели наступление со стороны Кудинова Кута, Тарасова, Нового Гашуна на Эркетиновскую. В результате боя 302-я сд была вынуждена отойти из Андреевской и Эркетиновской в район Ивановки и Сиротского. 8 августа противник выбил подразделения 302-й сд из Ивановки.

Тем временем немецкие войска захватили западные улусы Калмыкии и стали готовиться к форсированию Маныча и захвату Элисты. Для обороны столицы Калмыкии 51-й армии было приказано сформировать Восточный отряд из различных соединений, в который от 302-й сд вошла батарея 865-го ап (3 – 76-мм орудия) [15, д. 3, л. 6].

9 августа 302-я сд силами 231-го отд. иптд при поддержке батареи 865-го ап атаковала Андреевскую и Сиротский. Боеспособность стрелковых полков к тому времени упала почти до нуля. В соединении числилось 150 штыков, 6 – 76-мм орудий и 280 чел. в 865-м ап, 9 – 45-мм орудий в 268-м ап, заградотряд (180 чел.), саперная рота (70 чел. без оружия, но с 7 ПТР и 3 ручными пулеметами). Кроме того, командиру 302-й сд в Ремонтное была выслана стрелковая рота на автомашинах (135 чел.) [14, д. 46, л. 20]. 231-й отд. иптд справился с поставленный задачей: он выбил противника из Андреевской, разгромил вражеский штаб, уничтожил 20 солдат и офицеров, захватил 2 автомобиля и 9 пленных. Противник отступил и из Сиротского. Следует заметить, что к утру 9 августа штаб 51-й армии потерял связь с командованием 302-й сд и направил для его поиска офицера связи на самолете. В этот день Коломиец назначил командиром 302-й сд бывшего зам. командира 157-й сд полковника Алексея Федоровича Аменева, вернувшегося после ранения [2, с. 70; 16, д. 1, л. 178].

Однако противник не смирился с потерей Сиротского, в 15.00 произвел контрудар и вытеснил подразделения 302-й сд из села в район фермы совхоза № 4. 10 августа противник оттеснил их еще дальше – к ферме № 3 совхоза № 4, но вражеская атака на Ново-Сальский из района Калинина была отбита бойцами 302-й сд, которые тем самым предотвратили охват 51-й армии с правого фланга. Новый начдив организовал оборону на новых рубежах. Учебный батальон, пополненный саперной ротой, занял позиции в районе Ивановки. Бойцы получили по 200 патронов к винтовкам, 300 патронов к ППШ, по 3 ручных и 1 противотанковой гранате на каждого. Для артиллерийской поддержки стали использоваться «кочующие» расчеты 45-мм пушек. 827-й сп с остатками 825-го сп заняли позиции в 2 км восточнее Сиротского, организуя узлы круговой обороны. При этом начдив напомнил подчиненным, что за оставление опорных пунктов без приказа они будут расстреляны [14, д. 28, л. 86]. Однако расстреливать никого не пришлось. 6-й румынский ак повернул на северо-восток и начал движение по дороге Ремонтная – Заветное – Садовое. С 11 августа на фронте 302-й сд противник активности не проявлял.

12 августа части 52-го ак выбили Восточный отряд 51-й армии из Элисты, заняли Троицкое и Ремонтное [8, с. 149–150]. Появление столь крупных сил противника в Сарпинском и Троицком улусах привело к глубокому охвату сил 51-й армии. 14 августа Коломиец решил отвести войска на несколько десятков километров – на рубеж Сарпинских озер. Длинные озера с топкими берегами, заросшими камышом, давали больше возможностей для удержания позиций, чем голая степь. На новой позиции Малые Дербеты – оз. Сарпа – оз. Цаган-Нур – совхоз № 10 «Сарпа», которую армия должна была занять 16 августа, правый фланг обретал локтевую связь с 57-й армией, но левый фланг по-прежнему обрывался в степь. На новом рубеже армия должна была «прочно удерживать межозерное дефиле, не допустить выхода противника к р. Волге».

Согласно приказу от 14 августа 302-я сд с 1246-м ап (без двух батарей) и 205-м саперным батальоном, двигаясь ночными маршами, должна была главными силами выйти 14 августа на рубеж Киселевка – СТФ – КТФ (10 км юго-восточнее Киселевки), 15 августа – на рубеж Хамур – Обильное – Элиста, 16 августа – на рубеж Унгн-Терячи – Ханата и занять там оборону фронтом на северо-запад [5, с. 215–216]. Согласно приказу № 085 командира 302-й сд от 15 августа учебный батальон с батареей 865-го ап, батареей 1246-го ап и остатками саперного батальона занял позиции у Унгн-Терячи с задачей ведения разведки в направлении Садового. Артиллерийская группа, в которой осталась только одна 45-мм пушка, заняла оборону на МТФ в 8 км северо-западнее Ханаты. 827-й сп с батареей 865-го ап и батареей 1246-го ап занял оборону на рубеже Малын-Худук – стык дорог северо-западнее Ханаты. В резерве начдива осталась конная группа капитана Суковского. Правым соседом соединения Аменева был сводный отряд Макарчука, левым – остатки 91-й сд [14, д. 28, л. 89]. По данным на 16 августа в 302-й сд числилось 1115 человек и 7 орудий 865-го ап [18, д. 8, т. 2, л. 521]. «Сорокопятки» 1246-го ап, находившиеся на позициях соединения, по-прежнему числились как армейская артиллерия. Бои на Дону в истории 302-й сд завершились, начался новый этап боевого пути.

В период активных боев с 27 июля по 10 августа 1942 г. потери 302-й сд составили: 911 убитых (114 командиров и политработников, 156 старшин и сержантов, 641 рядовой); 2536 раненых (284 командиров и политработников, 379 старшин и сержантов, 1873 рядовых); 4 заболевших (1 командир, 1 сержант, 2 рядовых) [14, д. 46, л. 8-10]. Значительная часть бойцов пропала без вести или отстала от основных сил. Фактически в соединении осталось чуть более 10 % от штатной численности, многие части утратили боеспособность, однако оставшийся личный состав сохранил боевой дух и готовность к продолжению войны с опасным врагом не на жизнь, а на смерть.

Список литературы:

  1. 302-я стрелковая дивизия – соединение РККА в Великой Отечественной войне. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.rkkawwii.ru/division/302sdf1.html.
  2. Афанасенко В. И. Трагедия генерала Погребова (к событиям в слободе Большая Мартыновка 29 июля 1942 года) // Journal of International Network Center for Fundamental and Applied Research. 2015. Vol. (4). Is. 2. Р. 56-66.
  3. Великая Отечественная: Комдивы. Военный биографический словарь. Т. III. Командиры стрелковых, горнострелковых дивизий, крымских, полярных, петрозаводских дивизий, дивизий ребольского направления, истребительных дивизий. Абакумов – Зюванов. М.: Кучково поле, 2014. 1104 с.
  4. Грамс Р. 14-я танковая дивизия / Пер. с нем. А. Г. Николаева. М.: Центрполиграф, 2014. 446 с.
  5. Калмыкия в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Элиста: Калм. кн. изд-во, 2005. 782 с.
  6. Книга памяти. Волгоградская область: Т. 1. Кн. 1. Сталинградцы в бою и труде 1941-1945. Воспоминания. Документы. Фотографии / Сост. В. И. Томарев, Г. М. Головкин. Волгоград: б/и, 1994. 493 с.
  7. Неменко А. В. Оборона Крыма 1941 г. Прорыв Манштейна. М.: Яуза-каталог, 2017. 400 с.
  8. Очиров У. Б., Заярный С. А. Клятве остались верны: история формирования и боевого пути 110-й Калмыцкой кавалерийской дивизии. Т. II. Элиста: КалмНЦ РАН, 2018. 524 с.
  9. Рудакова С. Души таинственная сила // Воин России. 2012. № 5. С. 102-103.
  10. Русский архив: Великая Отечественная. Т. 23(12-1). Генеральный штаб в годы Великой отечественной войны: Документы и материалы. 1941 год. М.: Терра, 1998. 328 с.
  11. Саркисьян С. М. 51-я Армия: Боевой путь 51-й армии. М.: Воениздат. 1983. 285 с.
  12. Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО). Ф. 215. Оп. 1185.
  13. ЦАМО. Ф. 224. Оп. 760.
  14. ЦАМО. Ф. 406. Оп. 9837.
  15. ЦАМО. Ф. 406. Оп. 9854.
  16. ЦАМО. Ф. 407. Оп. 9850.
  17. ЦАМО. Ф. 1205. Оп. 1.
  18. ЦАМО. Ф. 1608. Оп. 1.
  19. Эмгенов С. Н. 51-я армия в оборонительных боях на элистинском направлении в августе 1942 г. // Magnaadsurgit: historiastudiorum. 2017. № 2. С. 69-79.
  20. Manitz H. Н. Erinnerungsbuch der 94. Infanterie-Division an die Kriegsjahre 1939-1945. Lieferung 2: Einsatz in Rußland 1941 bis Anfang 1943. б/м: Hrsg. Kameradschaft der 94. Inf. Div., 1985. 360 s. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://nordrigel.livejournal.com/121392.html.

References:

  1. 302-ya strelkovaya diviziya – soedinenie RKKA v Velikoj Otechestvennoj vojne [302nd rifle division – Red Army unit in the Great Patriotic war]. [Electronic resource]. Mode of access:https://www.rkkawwii.ru/division/302sdf1.html. (in Russian).
  2. Afanasenko, V. I. Tragediya generala Pogrebova (k sobytiyam v slobode Bol’shaya Martynovka 29 iyulya 1942 goda) [The Tragedy of General Pogrebov (The Events in the village Bolshaya Martynovka July 29, 1942)] in Journal of International Network Center for Fundamental and Applied Research, 2015, vol. (4), is. 2, pp. 56-66 (in Russian).
  3. Velikaya Otechestvennaya: Komdivy. Voennyj biograficheskij slovar’. T. III. Komandiry strelkovyh, gornostrelkovyh divizij, krymskih, polyarnyh, petrozavodskih divizij, divizij rebol’skogo napravleniya, istrebitel’nyh divizij. Abakumov – Zyuvanov [Great Patriotic War: Division Commanders. A military biographical dictionary. Vol. III. Commanders of rifle, mountain rifle divisions, Crimean, Polar, Petrozavodsk divisions, divisions of the Rebol direction, destroyer divisions. Abakumov – Zyuvanov]. Moscow, Kuchkovo pole Publ., 2014. 1104 p. (in Russian).
  4. Grams, R. 14-ya tankovaya diviziya [14th Panzer division] / translated from the German by A. Nikolaev. Moscow, CentrpoligrafPubl., 2014. 446 p. (in Russian).
  5. Kalmykiya v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg.[Kalmykia in Great Patriotic war 1941-1945]. Elista, Kalmyk books Publ., 2005, 782 p. (in Russian).
  6. Kniga pamyati. Volgogradskaya oblast’: T. 1. Kn. 1. Stalingradcy v boyu i trude 1941-1945. Vospominaniya. Dokumenty. Fotografii. Sost. V. I. Tomarev, G. M. Golovkin [Book of memory. Volgograd region: Vol. 1. Part 1. Stalingrad in combat and the labor of 1941-1945. Memories. Documents. Photo. Compiler V. I. Tomarev, G. M. Golovkin]. Volgograd, s. p., 1994, 493 p. (in Russian).
  7. Nemenko, A. V. Oborona Kryma 1941 g. Proryv Manshtejna [Defense of the Crimea 1941. Manstein’s Breakthrough]. Moscow, Yauza-katalog Publ., 2017, 400 p. (in Russian).
  8. Ochirov, U. B., Zayarnyj, S. A. Klyatve ostalis’ verny: istoriya formirovaniya i boevogo puti 110-j Kalmyckoj kavalerijskoj divizii [The oath remained true: the history of the formation and combat way of the 110th Kalmyk cavalry division]. Vol. II. Elista, Kalmyk scientific centre of RASPubl., 2018, 524 p. (in Russian).
  9. Rudakova, S. Dushi tainstvennaya sila [mysterious power of the soul] in Voin Rossii [Warrior of Russia], 2012, № 5, s. 102-103. (in Russian).
  10. Russkij arhiv: Velikaya Otechestvennaya. T. 23(12-1). General’nyj shtab v gody Velikoj otechestvennoj vojny: Dokumenty i materialy. 1941 god [Russian archive: the Great Patriotic war, vol. 23(12-1), General staff during the Great Patriotic war: documents and materials. 1941]. Moscow, Terra, 1998, 328 p. (in Russian).
  11. Sarkis’yan, S. M. 51-ya Armiya: Boevoj put’ 51-j armii [51st Army: combat way of 51st Army]. Moscow, Voenizdat, 1983, 285 p. (in Russian).
  12. Central’nyj arhiv Ministerstva oborony RF (CAMO) [Central archive of Department of defense of Russian Federation]. F. 215, op. 1185.
  13. CAMO. F. 224, op. 760.
  14. CAMO. F. 406, op. 9837.
  15. CAMO. F. 406, op. 9854.
  16. CAMO. F. 407, op. 9850.
  17. CAMO. F. 1205, op. 1.
  18. CAMO. F. 1608, op. 1.
  19. Emgenov, S. N. 51-ya armiya v oboronitel’nyh boyah na elistinskom napravlenii v avguste 1942 g. [51st army in defensive battles in the Elista direction in August 1942] in Magna adsurgit: historia studiorum [the Great steppe: historical research], 2017, № 2, pp. 69-79 (in Russian).
  20. Manitz, H. N. Erinnerungsbuch der 94. Infanterie-Division an die Kriegsjahre 1939-1945. Lieferung 2: Einsatz in Rußland 1941 bis Anfang 1943 [Commemorative book of the 94th Infantry Division of the war years 1939-1945. Part 2: deployment in Russia 1941 to early 1943]. s. l., publ. Hrsg. Kameradschaft der 94. Inf. Div., 1985, 360 p. [Electronic resource]. Mode of access:https://nordrigel.livejournal.com/121392.html. (in Russian).