Жалование «нововыезжих черкас» при переселении в Воронежский край в XVII веке¹

Аннотация

В статье рассматривается вопрос о материальной помощи, оказываемой русским государством украинским переселенцам — «нововыезжим черкасам». Материальное обеспечение государством различных групп населения в XVII в. довольно часто становится объектом пристального внимания исследователей, но изучение этого аспекта в отношении черкас, переселявшихся в Воронежский край, при своей несомненной важности, не осуществлялось в научной литературе. Активизация переселенческого движения украинцев после Смоленской войны 1632-1634 г. привела к тому, что в Россию из Речи Посполитой приходили большие и малые группы «нововыезжих черкас», которые размещались русским правительством в различных населенных пунктах. Коснулся этот процесс и Воронежского края, где в XVII в. черкасы поселились под Воронежем, в Острогожске, Коротояке, Урыве, Землянске и т.д. Сразу после прихода на новое место черкасам выдавалось денежное и хлебное жалование, и в статье сделана попытка выявить все те факторы, которые могли оказывать влияние на размер материальной помощи. Также проводится сопоставление с аналогичными выплатами черкасам других регионов и русским служилым людям Воронежского края. Выявлен отдельный случай материального поощрения государством землянских атамана и сотника, пришедших в Воронежский край с большой группой черкас. Подчеркивается серьезность, с которой относилось правительство к приему черкас в Воронеже, где заблаговременно были отданы распоряжения воеводе и расписан размер хлебного жалования. Выявлено, что кроме единовременной помощи при переселении, государство могло специально выдавать украинцам хлеб «на семена», а также выделять дополнительные материальные ресурсы отдельным группам черкас.

Ключевые слова и фразы: черкасы, Воронежский край, денежное и хлебное жалование, XVII в.

Annotation

The salary of «new cherkas» at the transmigration to the Voronezh area in the XVII century

The article is devoted to the problem of the Russian state’s material aid to Ukrainian settlers — “newcoming chercassys”. State’s material support of different population groups in the XVII th century is often in the focus of attention of scientific community, but the study of this aspect in case of chercassy’s migration to the Voronezh region haven’t been researched yet. The rise of migration of the Ukrainians after the Smolensk war in 1632-1634 causes different large and small groups of “newcoming cherkassys” to move from the Polish-Lithuanian Commonwealth to Russia. This groups were settled by the Russian government in different population centers. This process affected Voronezh region, where chercassys settled near Voronezh, in Ostrogozhsk, Korotoyak, Uryv, Zemlyansk, etc. After the arrival, chercassys got grain and money salary. The article analyses the factors which determined the size of material aid. The article provides the comparison of material aid to chercassys in Voronezh region with material aid to cherkassys in other regions and aid to Russian service people in Voronezh region. The article reveals the specific case of state’s material support to ataman and sotnik in Zemlyansk, who came to the Voronezh region with big group of chercassys. The research highlights the special attention of the government to cherkassys’ arrival in Voronezh, where the orders to voivode were given and the size of grain salary was estimated. Except non-recurrent aid, the state could provide the Ukrainians with grain for planting and additional material resources for some groups of cherkassys.

Key words and phrases: cherkassys, Voronezh region, money and grain salary, XVIIth century.

О публикации

¹ Исследование выполнено при поддержке гранта РФФИ, №18-09-00313А

Авторы: .
УДК 94:349.3(470.324) (=161.2) «16».
DOI 10.24888/2410-4205-2018-16-3-81-87.
Опубликовано 25 сентября года в .
Количество просмотров: 5.

При переселении в Россию из Речи Посполитой и поступлении на службу украинцы или, как они именуются в русских источниках, черкасы в качестве материальной помощи получали единовременное жалование деньгами и хлебом. Несмотря на то, что вопросы материального обеспечения различных категорий населения в XVII в. неизменно вызывают интерес исследователей, можно отметить отсутствие каких-либо обобщающих работ, в которых подвергались бы сравнительному анализу размеры денежного и хлебного жалования, которое выдавалось украинцам в этом случае. Очень ценным в этом отношении является то, что Иван Николаевич Миклашевский в своем исследовании довольно много внимания уделяет подробному перечислению всего имевшегося у переселенцев имущества, упоминая также для некоторых населенных пунктов и размеры жалованья, полученного украинцами «за выход», хотя при этом он и не подвергает эти данные сопоставительному анализу [8]. Из современных исследователей только А.И. Папков [10], В.Н. Глазьев [3], А.А. Гоголева [4], А.С. Ракитин [11], А.Г. Чепухин [16] при рассмотрении других более обширных вопросов затрагивают некоторые аспекты материального обеспечения «нововыезжих черкас», но при этом отдельной работы, которая бы рассматривала размеры денежного и хлебного жалования украинцев, переселившихся в Воронежский край в XVII в., пока что нет. Характеризуя источниковую базу этого вопроса, необходимо особо выделить то, что информация о наделении жалованием черкас в одних городах – Острогожске, Воронеже – представлена более полно и последовательно, чем в других; о поселенных в городе Землянске черкасах она, например, отрывочна, а о коротоякских и вовсе отсутствует.

Активизация переселения черкас в Россию в 30–40-е гг. XVII в., поступление их на службу стали основой для формирования особой категории военно-служилого населения юга России — служилых черкас [10, с. 230]. Как справедливо утверждал Дмитрий Иванович Багалей, Российское государство старалось устроить черкас на новом месте точно так же, как были устроены русские служилые люди, то есть давать им земли, хлебное и денежное жалование [1, с. 152]. Обычно переселившиеся и поступившие на службу черкасы получали единовременное жалование деньгами и хлебом, их наделяли землей под дворы, огороды, пашни и луга [3, с. 8]. Хотя при этом форма выдаваемого хлебного жалования могла несколько различаться, видимо, в зависимости от обеспечения крепости тем или иным видом зерна или продовольствия. Кроме того, в случае крайней бедности некоторых переселенцев, которые сами не были в состоянии отстроить себе дома, по их челобитной правительство выделяло еще и дополнительные средства.

Сначала подвергнем сопоставительному анализу размеры хлебного и денежного жалования, которое получили в различных населенных пунктах Воронежского края черкасы «нового выезда». Уместно здесь будет привести и некоторые найденные нами данные по выдаче жалования русским людям в этих же городах и черкасам других регионов. Очень важно учитывать справедливо отмеченный исследователями в этом отношении факт, что денежное и хлебное жалование давалось только «нововыезжим»; тем же, которые отделились от своих семей и образовали новые, оно не выдавалось [8, с. 173]. Также нужно отметить, что при анализе мы будем пользоваться теми мерами, которые упоминаются в источниках. Хлебное жалование служилым людям в XVII в. измерялось четями (четвертями) — это мера сыпучих тел в Российском государстве, она равнялась двум осьминам, восьми четверикам или 64 гарнецам, в современном измерении это 209, 91 литра.

Рассмотрим пример переселения украинцев Ивана Дзиньковского в Острогожск в 1652 г. Как пишет И.Н. Миклашевский, в 1652 г. по приходе на место в Острогожск этим черкасам было выдано хлебное жалование в размере: полковнику — 8 четвертей, обозничему — 5, знаменщикам — 3, а остальным — по 2 четверти [8, с. 177]. При этом исследователь не уточняет, какие именно зерновые культуры и каким образом были выданы, видимо, это как раз и была единовременная помощь сразу после перехода на новое место. Также в документе 1653 г. есть упоминание о денежных выплатах острогожским черкасам, которые им были даны сразу после переселения в августе 1652 г. «на дворовое строенье и на всякой завод». Острогожские черкасы получили эту материальную помощь в следующем соотношении: полковник — 20 рублей, обозничий и писарь — по 10 рублей, войсковой судья, сотники, есаулы, знаменщики — от 8 до 10 рублей, «смотря по семьям», а рядовые черкасы по такому же принципу — от 4 рублей одиноким до 8 рублей семейным [2, с. 368]. Таким образом, здесь прослеживается влияние на размер денежных выплат места в полковой иерархии и семейного положения, но этим материальная помощь не ограничилась, государство и дальше продолжает опекать переселенцев.

Сохранилась грамота царя Алексея Михайловича от 17 сентября 1652 г. о выдаче острогожским черкасам «нового выезду» хлебного жалования, адресованная воронежскому воеводе Василию Петровичу Кропоткину. Ему предписывалось в Воронеже одиннадцати черкасам «дать Нашего хлебного жалованья, против их товарыщей, по четыре чети ржи, по четыре чети овса человеку». В документе нет об этом упоминаний, но, видимо, царской грамоте предшествовала челобитная о материальной помощи от этих черкас — «Ивашки Порешка с товарыщи», возможно, в связи с их бедственным положением [7, с. 323]. А уже в марте 1653 г. черкасам Дзиньковского «для их иноземства» на семена было дано хлебного жалования в следующем соотношении: полковнику — 8 четвертей ржи и 4 четверти овса; обозничему — 5 четвертей ржи и 2 четверти овса; двум попам, писарю, восьми сотникам, 11 есаулам, 10 знаменщикам и 942 рядовым — 3 четверти ржи и 2 четверти овса [15, д. 4, л. 6-7].

При этом в Разрядном приказе прекрасно понимали, что таких больших запасов ржи и овса в построенном год назад Острогожске не было, но это не означало, что переселенцы будут обделены. Просто из-за этого черкасы должны были как можно быстрее ехать получать свое жалование из государевых житниц в других городах. Полковник, обозничий и попы — в Осколе, а все остальные — в Курске, о чем воеводам этих городов были направлены соответствующие грамоты. При этом государство заботилось и о том, как именно будет использован этот хлеб — местному острогожскому воеводе Денису Дорофеевичу Остафьеву предписывалось: «Над черкасы смотри накрепко, чтоб черкасы указные свои земли пахали и хлеб сеяли, чтоб им впредь без хлеба не быть» [15, д. 4, л. 7]. Правительство было заинтересовано не только в несении новыми подданными службы, но и в том, чтобы они вели свое хозяйство и становились законопослушными членами общества в Острогожске – чтобы «служили и жили б смирно, не бражничая, и воровства б от них никакова не было» [15, д. 4, л. 3]. Представляется любопытным тот факт, что наблюдается частичное совпадение размеров и соотношения хлебного жалования и в рамках единовременной помощи в 1652 году, и выданного на семена весной 1653 г.

Для сравнения приведем то, что хлебное жалование в 3 четверти ржи и 2 четверти овса каждому человеку было определено по грамоте царя Алексея Михайловича в 1653 году и для 170 вольных людей, приглашенных на стрелецкую и пушкарскую службу в Острогожск; кроме того, они также должны были получить по пять рублей «на дворовое строение» [15, д. 165б., л. 1]. Д.А. Ляпин в своей статье упоминает, что зимой 1651 г. в город Усмань приехали новые служилые люди, которые получили жалование «на дворовое строение» — по 5 рублей было выдано стрельцам и по 4 — казакам [6, с. 60]. Интересно отметить, что в 1653 г. по царскому распоряжению предписывалось отдельно наделить в Острогожске «новоприхожих черкас четырех человек для их бедности и новые селидбы» на дворовое строение по пять рублей каждому [15, д. 4, л. 1-2]. Видимо, в Разряд поступила челобитная, в которой черкасы просили материальной помощи. Приведенные примеры показывают полное совпадение размеров хлебного жалования и денежной помощи, выделяемой государством и русским, и украинским поселенцам в Воронежском крае в начале 1650-х гг.

Следующий пример, который наглядно иллюстрирует сам процесс наделения черкас хлебным жалованием, — это заблаговременная подготовка воронежского воеводы Мирона Андреевича Вельяминова по распоряжению из Москвы к приходу украинских переселенцев в 1638 г. 52 человекам из 115 пришедших в Белгород украинцев было «велено устроит на Воронеже» и даже заранее был определен и расписан размер государева хлебного жалования за выход — «семьянистым по пяти чет ржи да по дву пуда соли, а одиноким по три чет ржи да по дву пуда соли, да им же всем на семена по пять чет овса человеку» [13, д. 99, л. 40]. Необходимо обратить внимание, что предусматривалось выделение зерна и как единовременная помощь — «за выход», и как дальнейшая поддержка черкасских хозяйств — «на семена», а также в Воронеже воевода должен был выдать еще и соль. Фактором, определяющим размер хлебного жалования, здесь было не место в полковой иерархии, а семейное положение. При этом обстоятельства сложились так, что в итоге в Воронеж пришли двадцать три «новоприбыльных черкаса» со своими семьями, и им по решению воронежского воеводы еще до официального царского распоряжения было выдано хлебное жалование в размере «две чети ржи на семью да по пуду соли». Так как процесс наделения землей в выдачи жалования приостановился из-за отсутствия грамот, черкасы попросили у Вельяминова разрешения отправить своих представителей в Москву «побити челом о своих нуждах», и их просьба сразу же была удовлетворена [13, д. 99. л. 43].

Исследователь И.Н. Миклашевский в своей работе описывает следующий случай. В 1639 г. в Москву вместе с русскими торговыми людьми прибыл один украинец; в столице он узнал, что в Воронеже у него есть родственники, и попросил отпустить его туда на службу, что и было исполнено. При этом правительством ему была оказана материальная помощь — выдано пять рублей на дворовое строение, три четверти хлеба и пуд соли, а воронежскому воеводе было предписано устроить его дворовым и огородным местом, землею и сенными покосами вместе с воронежскими черкасами [8, с. 169]. Весьма важным аспектом было то, что прибывший в Воронеж украинец получает хлебное жалование хоть и несколько меньшего размера, но в том же виде — хлебом и солью, как и другие черкасы «нового выезду» в Воронеже. Обращает на себя внимание и то, что размер денежной выплаты на строительство дома и двора во всех приведенных нами разновременных примерах и для Воронежа, и для Острогожска одинаков – пять рублей человеку.

Теперь интересно будет провести некоторые параллели с наделением черкас хлебным жалованием и деньгами на «дворовое строение» в других населенных пунктах. Практически одновременно с появлением украинцев в Воронеже переселяются в Корочу в 1638 г. сто черкас со своими семьями из «литовских розных городков», которым воевода Львов выдает следующее жалование: «на селитбу» по четыре рубля человеку, а некоторым по три рубля; по две четверти ржаной муки каждому; по четверику овсяных круп на десять человек «для осадного времени» [13, д. 99. л. 50]. Как мы видим, в Короче хлебное жалование меньше, чем в Воронеже, но при этом все переселенцы получают денежную помощь, а также предусмотрено продовольственное обеспечение в случае осады крепости. И.Н. Миклашевский приводит данные о материальной помощи, оказанной правительством семнадцати семейным и трем одиноким черкасам, пришедшим в Корочу в 1639 г. [8, с. 168]. «За выход и на дворовое строение» семейные получили по восемь рублей, а одинокие — по пять рублей. Хлебное жалование было определено в следующем соотношении: у кого по 5-6 человек в семье, тем по пять четвертей ржи, а тем, у кого семья состояла из 2-3 человек — по четыре четверти ржи, одиноким же — по три четверти. Но в итоге вместо хлеба переселенцам выдали «по 10 алтын за четверть». Представляется логичным предположить, что в данном случае замена хлебного жалования денежным могла быть связана с тем, что в Короче, возможно. было недостаточно запасов после выдачи хлеба черкасам «прошлого выезду». В этом же 1639 г. в Белгороде было устроено на жительство 57 черкас, и им правительство дало денежного жалования по следующему принципу: атаманам и есаулам — по семь рублей, рядовым — по пять рублей [8, с. 168]. Таковы были размеры материальной помощи, оказываемой русским правительством украинским переселенцам в этом городе.

Интересно будет отметить, что 35 переведенных в 1639 г. в Волуйку из Тулы черкас получили жалования в следующем соотношении: атаман — 10 рублей, рядовые —по 9 рублей. Также им за выход и на дворовое строение было дано: атаману — 2 рубля, рядовым — по 5 рублей, а хлебного жалования было всем выделено по одной четверти ржи и по три (атаману) и две (рядовым) четверти проса. Переселившиеся в Волуйку в этом же году 74 черкаса из Тамбова получили жалование такого же размера, небольшое отличие — рядовым было выдано по 9,5 рублей жалования, а выплат на дворовое строение предусмотрено не было [12, д. 22, л. 205-213]. Как мы видим, в Волуйке переселенцы получили достаточно крупные денежные выплаты при довольно небольших хлебных. Исследователь А.Г. Чепухин отмечает, что одну половину жалования выдали черкасам на «Семен день» (1 сентября), а другую — на Рождество (7 января), а просо все черкасы ездили получать в Усерд [16, с. 234].

Пожалуй, наибольший размер денежного жалования нововыезжим черкасам в Воронежском крае мы встречаем в Землянске, где воевода в 1661 г. выдал им жалования по 10 рублей человеку [5, с. 40], что совпадает с размером черкасского жалования в Волуйке в 1639 г. При этом мы не располагаем сведениями о выдаче хлебного жалования в Землянске, чем, возможно, и объясняется такой большой размер материальной помощи, на который также могло повлиять и то, что пришедшие в Землянск с атаманом Осипом Дашкеевым украинцы были очень бедны. Также исследователи приводят интереснейший документ 1661 г. — челобитную землянского атамана и сотника, просивших у правительства материальной помощи за то, что они привели в новопостроенный город большую группу черкас. При этом они упоминают, что в других городах русское правительство поощряет тех, кто привел украинцев в Россию: «…а которые наша братья, черкасы, в новых городех черкас ссаживали и перезывали, и тем ссадчиком твое жалованья давана». И на обороте челобитной было приписано распоряжение о выдаче атаману и сотнику сукна [9, с. 28]. Сложно сказать, была ли такая практика материального поощрения приведших и возглавивших украинских переселенцев людей повсеместной, но факт удовлетворения их просьбы говорит о том, что государство наградило их за все труды.

Исследователь А.С. Ракитин, анализируя в своей статье причины и процесс переселения черкас в отдельные города Московского государства в XVII в., приводит подробные сведения о размере хлебной и денежной помощи украинцам, в разные годы переселившимся в Талецкий острог, Ливны и Оскол [11, с. 16-20]. В последние два города в 1635 г. из Белгорода были направлены достаточно большие группы — по 60 человек в каждый, где по прибытии черкасы получили денежное жалование за «выход» из городских доходов в следующем соотношении: «лучшим» (как справедливо заметил исследователь, вероятно, атаманам и есаулам) — по шесть рублей, «средним» (рядовым) – по пяти рублей, женам их — по полтора рубля, детям — по рублю. Таким образом, получается, что государство стремилось наделить черкас денежными средствами, учитывая и их служебное положение, и состав семьи. При этом им полагалось еще и хлебное жалование, которое как раз зависело только от семейного положения: женатым — по пять четей ржи, холостым — по три чети. А также воеводам Ливен и Оскола предписывалось в зависимости от количества скота выдать черкасам ржаной и яровой соломы [14, д. 99, л. 121-123]. В 1643 году в Ливнах шести черкасам было выдано жалование следующего размера: на постройку дворов и «за выход» по пять рублей каждому, а также по пять четвертей ржи семейным и по три холостым [11, с. 17]. Как мы видим, размеры денежного и хлебного жалования в Ливнах в 1635 и 1643 гг. практически совпадают и зависят прежде всего от семейного положения черкас.

Подводя итоги изучения вопроса о материальной помощи, оказываемой Российским государством украинцам, переселявшимся в Воронежский край в XVII в., после их сопоставления с данными в других регионах, мы можем сделать несколько выводов. Правительство выдавало черкасам сразу после переселения хлебное жалование и деньги «за выход и на дворовое строение»; по источникам прослеживается два основных фактора, от которых зависел размер жалования – место в служебной иерархии и семейное положение. На состав хлебного жалования влияла, видимо, обеспеченность крепости тем или иным видом продовольствия; размер выданного хлеба при учете всех разобранных примеров и в зависимости от указанных факторов варьировался от минимума в три четверти ржи до максимума в восемь четвертей ржи и четыре четверти овса одному человеку. Размер денежной выплаты на дворовое строение рядовым черкасам был вполне сопоставим с размером этой же выплаты русским служилым людям и в большинстве случаев составлял четыре-пять рублей, но также деньги могли выдаваться и их женам и детям. Кроме единовременной помощи при переселении, государство могло специально выдавать украинцам хлеб «на семена», а также выделять дополнительные материальные ресурсы в случае обращений с просьбами отдельных черкас. В заключение хотелось бы отметить, что все изложенные нами выводы говорят об очень пристальном внимании государства к хлебному и денежному обеспечению украинцев после их переселения в русские города в XVII в. Русское правительство было заинтересовано в том, чтобы черкасы на новом месте обзаводились крепким хозяйством и не испытывали материальных затруднений.


Список литературы / References

На русском

  1. Багалей Д.И. Очерки из истории колонизации степной окраины Московского государства. – М: Общество истории и древностей российских при Московском университете, Унив. тип. (М. Катков), 1887. – 614 с.
  2. Воссоединение Украины с Россией: документы и материалы в трех томах. – М.: Изд-во АН СССР, 1954. – Т. III. – 645 с.
  3. Глазьев В.Н. Нити неразрываемые (Переселение украинцев в российское Черноземье) // Истоки. Этнокультурные особенности Воронежского края. – Воронеж: ГБУК ВО «Журнал «Подъем», 2014. – С. 7-9.
  4. Гоголева А.А. Местная власть в Острогожском уезде во второй половине XVII-начале XVIII.: городовые воеводы и черкасские полковники. – Воронеж: Истоки, 2008. – 207 с.
  5. Загоровский В.П. Возникновение г. Землянска и заселение Землянского уезда в XVII веке // Из истории Воронежского края: сборник статей. Вып. 6. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1977. – С. 36-50.
  6. Ляпин Д.А. Служилые люди Воронежского края в середине XVII в. // Из истории Воронежского края: сборник статей. Вып. 18. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 2011. – С. 56-74.
  7. Материалы по истории Воронежской и соседних губерний. Вып. 5. Акты XVII и XVIII столетий. – Воронеж: Типолитогр. губернского правления, 1885.
  8. Миклашевский И.Н. К истории хозяйственного быта Московского государства. – М.: Типография Д.И. Иноземцева, 1894. Часть I. – 310 с.
  9. Мокшин Г.Н. Сколько лет Землянску? – Воронеж: Научная книга, 2012. – 35 с.
  10. Папков А.И. Порубежье Российского царства и украинских земель Речи Посполитой (конец XVI – первая половина XVII века). – Белгород: Константа, 2004. – 351 с.
  11. Ракитин А.С. «От ляхов стала тесненья великая»: о переселении черкас в Московское государство в XVII в. (на примере Ливен, Талицы и Чернавска) // Битюгъ. – 2016. – №1. – С. 15-20.
  12. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 210. Оп. 7а.
  13. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12.
  14. РГАДА. Ф. 210. Оп. 13.
  15. РГАДА. Ф. 1149. Оп. 2.
  16. Чепухин А.Г. Волуйка: крепость на южнорусской окраине (судьбы служилых и жилецких людей XVII века) // История военного дела: исследования и источники. – 2014. – Т.V. – С. 156-416.

English

  1. Bagalej D.I. Ocherki iz istorii kolonizacii stepnoj okrainy Moskovskogo gosudarstva. – M.: O-vo istorii i drevnostej rossijskih pri Mosk. un-te, Univ. tip. (M. Katkov), 1887. – 614 s.
  2. Vossoedinenie Ukrainy s Rossiej: dokumenty i materialy v trekh tomah. – M.: Isd-vo AN SSSR, 1954. – T. III. – 645 s.
  3. Glaz’ev V.N. Niti nerazryvaemye (Pereselenie ukraincev v rossijskoe CHernozem’e) // Istoki. EHtnokul’turnye osobennosti Voronezhskogo kraya. – Voronezh: GBUK VO «ZHurnal «Pod»em», 2014. – S. 7-9.
  4. Gogoleva A.A. Mestnaya vlast’ v Ostrogozhskom uezde vo vtoroj polovine XVII – nachale XVIII.: gorodovye voevody i cherkasskie polkovniki. – Voronezh: Istoki, 2008. – 207 s.
  5. Zagorovskij V.P. Vozniknovenie g. Zemlyanska i zaselenie Zemlyanskogo uezda v XVII veke // Iz istorii Voronezhskogo kraya: sbornik statej. Vyp. 6. – Voronezh: Izd-vo Voronezh. un-ta, 1977. – S. 36-50.
  6. Lyapin D.A. Sluzhilye lyudi Voronezhskogo kraya v seredine XVII v. // Iz istorii Voronezhskogo kraya: sbornik statej. Vyp. 18. – Voronezh: Centr.-CHernozem. Kn. Izd-vo, 2011. – S. 56-74.
  7. Materialy po istorii Voronezhskoj i sosednih gubernij. Vyp.5. Akty XVII i XVIII stoletij. – Voronezh: Tipolitogr. gubernskogo pravleniya, 1885.
  8. Miklashevskij I.N. K istorii hozyajstvennogo byta Moskovskogo gosudarstva. – M.: Tipografiya D.I. Inozemceva, 1894. Chast’ I. – 310 s.
  9. Mokshin G.N. Skol’ko let Zemlyansku? – Voronezh: Nauchnaya kniga, 2012. – 35 s.
  10. Papkov A. I. Porubezh’e Rossijskogo carstva i ukrainskih zemel’ Rechi Pospolitoj (konec XVI-pervaya polovina XVII veka). Belgorod: Konstanta, 2004. 351 s.
  11. Rakitin A.S. «Ot lyahov stala tesnen’ya velikaya»: o pereselenii cherkas v Moskovskoe gosudarstvo v XVII v. (na primere Liven, Talicy i CHernavska) // Bityug. – 2016. – № 1. – S. 15-20.
  12. RGADA (Rossijskij gosudarstvennyj arhiv drevnih aktov). F. 210. Op. 7a.
  13. RGADA. F. 210. Op. 12.
  14. RGADA. F. 210. Op. 13.
  15. RGADA. F. 1149. Op. 2.
  16. Chepuhin A.G. Volujka: krepost’ na yuzhnorusskoj okraine (sud’by sluzhilyh i zhileckih lyudej XVII veka) // Istoriya voennogo dela: issledovaniya i istochniki. – 2014. – T. V. – S. 156-416.

Оставить комментарий