Русский дух и большевизм. Представление и отношение к коммунистической системе в СССР в годы Второй Мировой войны на материале швейцарской немецкоязычной прессы

Аннотация

В статье рассматривается вопрос об отражении советской идеологии в швейцарских ежедневных газетах от заключения пакта Молотова-Риббентропа до окончания Второй мировой войны в Европе, в качестве одного из ключевых факторов влияния на имидж СССР в Швейцарии. На материалах газет «Neue-Zurcher Zeitung» и «Tages-Anzeiger» изучается отношение к большевистской идеологии в Швейцарии в начале войны: приводится сравнение отношения к идеологиям в Германии и в СССР в швейцарских газетах, показывается советский империализм и большевизация балтийских стран, Польши и Финляндии. Отдельно изучен пик антикоммунистических настроений в 1940 г., предпосылки к запрету коммунистической партии в Швейцарии и обоснование этого запрета в прессе. Изучены изменения, которые претерпевает большевизм с началом Великой Отечественной войны (реабилитация исторического прошлого, легитимация власти как историческая традиция, культивация религиозных и национальных чувств) и их отражение в швейцарских ежедневных газетах. Исследуется отношение к большевизму в швейцарских ежедневных газетах как к рычагу влияния на мировой порядок после окончания войны. В ходе исследования выявлено, что негативный образ СССР в Швейцарии был связан прежде всего с идеологией коммунизма. «Красная угроза» воспринималась таковой на всех этапах войны, невзирая на изменения, которые произошли с идеологией в СССР. После победы советских войск под Сталинградом приходит понимание того, что Германия может потерпеть поражение. Страх большевизации Европы возвращается в Швейцарию, в прессе предсказывается охлаждение отношений между союзниками и разделение Европы на две сферы влияния: коммунистическую и капиталистическую.

Ключевые слова и фразы: Вторая мировая война 1939–1945, швейцарская пресса, образ СССР, образ врага, идеологии.

Annotation

Russian spirit and bolshevism. Representation and attitude to the communist system in the USSR in the years of the Second World war on the material of the swiss german-language.

The article analyses the representation of Soviet ideology in Swiss daily newspapers from the signing of Molotov-Ribbentrop Pact to the end of World War II in Europe as one of the main factors of influence on image of the USSR in Switzerland. Based on the newspapers «Neue Zürcher Zeitung» and «Tages-Anzeiger» the article analyses the attitude to the Bolshevistic ideology in Switzerland in the begging of the war: compares the attitude to the ideologies of Germany and the USSR, describes Soviet imperialism and the Bolshevisation of the countries occupied by the USSR. Also the preconditions for the banning of the Communist Party in Switzerland in 1940 are described. The changes of Bolshevism after the beginning of the Great Patriotic War (the rehabilitation of the historical past, the legitimization of power as a historical tradition, the cultivation of religious and national feelings) is also analyzed on the materials of the newspapers. The attitude of Swiss newspapers to Bolshevism is also studied as one of the factors influencing the world order after the end of the war in Europe.

Key words and phrases: World War II 1939–1945, swiss press, image of the USSR, image of enemy, ideologies.

О публикации

Авторы: .
УДК 947.
DOI 10.24888/2410-4205-2018-15-2-132-138.
Опубликовано 18 июня года в .
Количество просмотров: 39.

Взаимоотношения СССР и Швейцарии оставались сложными со времени создания Советского Союза и до восстановления дипломатических отношений между странами в 1946 г. Основной причиной напряженного отношения Конфедерации к СССР была идеология коммунизма, провозглашенная в Советском Союзе.

Целью статьи является изучение большевистской идеологии и духовной жизни в СССР в освещении событий швейцарскими ежедневными газетами накануне и в годы Второй мировой войны. В задачи входит исследование изменений этого отношения в связи с такими внешнеполитическими событиями, как заключение Пакта Молотова-Риббентропа, оккупация Польши, Финляндии и присоединение стран Прибалтики, пик антибольшевистских настроений в швейцарской прессе в 1940 г. и запрет коммунистической партии в Швейцарии.

Начало и ход Великой Отечественной войны и перемены, которые претерпевает советская идеология, и также находят свое отражение в швейцарских ежедневных газетах. Отдельно проанализированы такие внутренние изменения в СССР, как разрешение ортодоксальной церкви, изменение советского гимна, роспуск Коминтерна и отношение к этим событиям в Швейцарии.

Остановимся и на событиях 1944 г., когда в Швейцарии становится очевидной победа СССР и англосаксонских держав во Второй мировой войне и встает вопрос о биполярном разделении мира на две сферы влияния: капиталистическую и коммунистическую.

Статья основана на анализе материалов двух ежедневных немецкоязычных газет Швейцарии: «Tages-Anzeiger» и «Neue Zürcher Zeitung».

В качестве источников выбраны газеты, представляющие совершенно разные слои населения, проживающие примерно в одном регионе (обе газеты выпускались в Цюрихе). Газеты объединяет то, что они соответствовали политике швейцарского нейтралитета, при этом были рассчитаны на массовую аудиторию и имели высокий тираж.

В отечественной историографии пока не существует специального исследования, того как воспринимался образ СССР в Швейцарии в годы войны. Швейцарские ученые довольно активно занимаются проблемой изменения образа России и Советского Союза в Швейцарии, однако в иные хронологические периоды. Всесторонне изучен дореволюционный и революционный период [7], период раннего Сталинизма [6] и Холодная война [9]. Вторая мировая война в рамках указанной темы затронута лишь в магистерской диссертации Маркуса Дютчера [10].

С приходом к власти в первой трети XX в. коммунистов в СССР и национал-социалистов в Германии принципиально изменяются отношения этих государств к «внешнему миру», и «внешнего мира» к ним. Идеология как в СССР, так и Третьем рейхе и Италии подчиняет себе политическую, экономическую, социальную и культурную сферу.

С напряжением Швейцария следила за развитием советской внешней политики, с надеждой ожидая заключения договора союза СССР с Великобританией и Францией [13]. Газеты Британии если и писали об СССР как о стратегически важном союзнике, то при этом не упускали возможности указать на потенциальную опасность советской идеологии не только для Соединенного Королевства, но и для всего континента [1]. Подобная позиция прослеживалась и в швейцарских газетах. Когда вместо союза с Англией, СССР заключил договор о ненападении с нацистской Германией, пресса Швейцарии обрушилась на Советский Союз.

В первую очередь швейцарцев беспокоила «мессианская направленность» коммунизма. Внешнеполитическая доктрина СССР базировалась на двух принципах, а именно: пролетарского интернационализма и мирного сосуществования. Первый предполагал поддержку коммунистических партий и антиимпериалистических движений, помощь международного рабочего класса в борьбе против мировой капиталистической системы и поддержку антиколониальных национальных движений, что на деле оправдывало вмешательство СССР в дела практически любого региона мира [2, c. 7].

Союз с Германией и угроза «революционного огня» [14] в Берлине стали причиной того, что швейцарские газеты всячески стремились показать коммунизм с его неприглядной стороны. В серии статей, опубликованных в газете «Neue Zürcher Zeitung» под недвусмысленным названием «Красная иллюзия» [18], показана жизнь в современном Советском Союзе глазами швейцарских путешественников. В статье описываются сложные условия жизни советских людей, отмечается их психология, чуждая швейцарцам, и ориентированность на идеальный мир будущего, ради которого они жертвуют настоящим.

В статье «Дух новой России» [11], опубликованной в «Tages-Anzeiger», о государственной идеологии СССР говорится следующее: «Однако СССР – это не страна без религии, в нем существует государственная религия – большевизм, со основными догматами атеизма. Эта религия (как и любая другая) имеет основные характеристики: катехизис, определенную мораль, литургию, иерархические ограничения, догматы». Отмечается также, что религия «большевизм» не подразумевает выбора, как христианство во времена князя Владимира на Руси. В этом автор статьи прослеживает преемственность царской России и социалистической: «Царь Ленин провозгласил истину коммунистической веры, царь Сталин интерпретировал ее как подлинную».

Агрессивная, «империалистическая» внешняя политика СССР и насильственное внедрение идеологии в оккупированные страны вызывает резонанс в швейцарских газетах и, как следствие, ухудшение образа СССР в Швейцарии. Антикоммунистические настроения в Швейцарии достигли своего апогея в разгар Зимней войны и исключения СССР из Лиги наций. Именно в это время народом и правительством Конфедерации было принято решение о запрете коммунистической партии, которое произошло в 1940 г. 27 ноября.

На волне максимального подъема антикоммунистических настроений в газете «Neue Zürcher Zeitung» печатается ряд статей, показывающих все неприглядные стороны советской идеологии. Швейцарские коммунисты подвергаются нападкам в прессе. Они не более, чем «холопы Москвы» [16], которых отличает «мистическая вера в Сталина и Коминтерн так же, как их примитивно-материалистическая и криминальная точка зрения на политику», при этом избиратели коммунистов, как правило, малообразованные рабочие, представители мелкого бюргерства, которые не понимают, что коммунизм может привести к кровавой трагедии, как это было в России. В мае 1940 г. в газете «Neue Zürcher Zeitung» появляется статья «Ученики Ленина» [23], которая отражает взгляд на методы Москвы в обучении новых революционеров. Автор пишет о швейцарских коммунистах, которые скрывают «революционные и антикапиталистические идеи» под маской работы на индустриализацию страны. Автор говорит, что «события последних десятилетий показали, как коммунизм может привести мир в состояние разрухи», а поэтому коммунизм в Швейцарии должен быть запрещен.

Негативное отношение швейцарцев прослеживается не только к коммунистической идеологии. По мнению авторов «Neue Zürcher Zeitung», в мире царит «идеологический хаос» [22]. Критике подвергаются все радикальные идеи. В статье «Идеологии» [17], опубликованной незадолго после начала Великой Отечественной войны, автор говорит о страшном времени, в которое всем предстоит жить. «Мы с неоправданной гордостью восхищаемся новым миром… а между тем им управляет варварство, люди ненавидят друг друга и убивают друг друга». По мнению автора, идеологии потворствуют этим человеческим качествам «…рисуют перед нашими глазами рай, будят надежды, которые не собираются исполнять». Еще одна опасность идеологий, по мнению автора, заключается в том, что они создают образ врага, которого всегда можно обвинить в своих неудачах.

«Крестовый поход против большевизма» не считался в Швейцарии основной причиной нападения Германии на СССР, каковым его пытались представить в немецких СМИ. И хотя с первого этапа Великой Отечественной войны для авторов швейцарских газет было очевидно, что в случае провала Германии в войне армия СССР способствовала бы восстановлению границ «коммунистической империи» как при царской России, но и выходу за их пределы во имя идей Коминтерна [8]. Причины вторжения Германии в СССР все же несут территориальный характер.

Несмотря на то, что нацистская партия действовала на территории Швейцарии до 1944 г., а фронтистские газеты не были запрещены, а вместе с ними и нацистская пропаганда, в большинстве швейцарских газет авторы никогда не сочувствовали и не поощряли идеи национал-социализма. Так, например, при всей негативной риторике в адрес коммунизма, швейцарцы не стремились к открытой борьбе с ним. Oeri редактор Basler Nachrichten в шутку называл «Крестовый поход против Большевизма» — «Крестовым походом Свастики» [15, c. 220].

Начало Великой Отечественной войны стало причиной изменений советской идеологии. Это не произошло моментально, что отмечают российские исследователи [5, с. 247]. Изначально СССР придерживался той же идеологической риторики, что и в довоенное время, пропаганда первых месяцев войны в СССР имела классовый подход. Однако со временем внутренняя пропаганда в СССР и идеология претерпевают изменения. Исследователи определяют следующие изменения: реабилитация исторического прошлого, легитимация власти как историческая традиция, культивация религиозных и национальных чувств [3].

Эти изменения находили свое отражение в швейцарских газетах на разных этапах войны.

Первой на них обращают внимание авторы газеты «Neue Zürcher Zeitung» в статье «Отечественная война Советов» [21], напечатанной в начале июля 1941 г. В ней есть отсылка к статье Ярославского в газете «Правда» и к сравнению армии Наполеона с немецкой. В статье отмечается, что начало реабилитации исторической традиции прослеживается уже два года, одновременно с началом пропаганды понятия «социалистическое отечество». Аналогичные статьи вскоре появляются в «Tages-Anzeiger», где публикуется большое количество статей об истории российских городов: Москвы, Киева, Харькова, Петербурга, Владивостока, статьи о полководце Кутузове и армии Наполеона.

С течением войны возвращение к ценностям русского прошлого неоднократно отмечают в газете «Tages-Anzeiger», как отмечают и легитимацию власти, а вместе с ней возрождение национальных чувств: «сегодняшние властители Кремля выступают в той же роли, что и цари когда-то, защищая славянские народы» [11]. Отдельно в газетах писалось о панславянизме, характерном для советского государства.

В годы войны кардинальному пересмотру подверглась политика в отношении к церкви.

Объяснение, которое получило послабление в отношении к религии в СССР, в газете «Tages-Anzeiger» выглядело следующим образом: «Религия – опиум для народа. Когда народ испытывает боль, ему стоит дать опиума [говорят старые большевики]». Изменение отношения к религии подвергается анализу и в статье «О русском патриархате» [24], опубликованной в газете «Neue Zürcher Zeitung». Для автора восстановление церкви в СССР – это не более чем политический акт, который был предпринят после того как государство осознало, что русский народ остается связанным с церковью и ее полное уничтожение невозможно. В этой статье утверждается, что политика «воинствующих безбожников» умерла вместе с ее идеологом – М.Е. Ярославским, что в условиях войны идея существования без религии показала себя как провальная.

В статье «Советская пресса в войне» автор задает вопрос: какие выводы можно сделать из современных советских газет о развитии коммунизма и об образа мыслей советского человека. Журналист отмечает об очевидные изменения, которые бросаются в глаза при прочтении советской газеты: «в газете «Правда», что случайно попала нам в руки изменилось очень многое: где доктринаризм, марксистская схоластика, восхваление социалистических достижений? Хвала Ленинизму и будущим перспективам плановой экономики, восхваление деятельности коммунистической партии больше не столь часто заметны на страницах газет». Газета становится подчиненой требованиям военного времени. В статье автор говорит о замене в СССР интернациональной идеи на национальную, о «новом русской патриотизме». Он не ставит своей задачей оценку произошедших изменений, критикуя только отсутствие каких-либо сведений о событиях за рубежом.

Страна остро нуждалась в союзниках на международной арене, а на базе идей Коминтерна их едва ли можно было найти в Европе, поэтому в 1944 г. Коминтерн распускается. Роспуск Коминтерна в целом был положительно воспринят в швейцарских газетах. Однако в «Neue Zürcher Zeitung» к этому событию отнеслись с настороженностью, подозревая, что интересы СССР к установлению мировой революции могут выразиться в иной форме и только будущее покажет, был ли роспуск Коминтерна красивым жестом или действительно значимым событием ради сближения с союзниками [20].

Битва под Сталинградом стала поворотным пунктом в войне, в которой СССР показал свою военную мощь. Заразительная сила советской идеологии и подрывные убеждения двояко воспринимались швейцарцами. Некоторые приветствовали советских освободителей европейских народов, иные же проклинали представителей коммунистической диктатуры. В 1945 г., под влиянием отказа СССР от восстановления дипломатических отношений со Швейцарией и успешного продвижения советских войск вглубь Европы произошло возвращение страха большевизации Европы, что нашло свое отражение в газетах.

С осознанием того, что нацистская Германия потерпит поражение, а СССР станет одной из одержавших победу сторон, в швейцарских газетах звучит тезис о том, что скоро мир вскоре будет разделен на две сферы влияния: капиталистическую и коммунистическую [19]. В статье «Советская Россия и Англосаксы», которая была опубликована в газете «Tages-Anzeiger» автор, можно сказать, предсказывает начало Холодной войны, когда говорит о том, что сегодняшние союзники, объединенные общим врагом, имеют ложные представления друг о друге. «В Лондоне Россия ассоциируется с икрой, которую подает вышколенный дворецкий, и с княжеским гостеприимством советских послов», в СССР же, по мнению автора, вовсе нет представления об Англии и Америке: «экспорт советской культуры никак не дополняется импортом культуры англосаксов», и как только общего врага не станет, их отношения изменятся.

В Швейцарии, как в нейтральной стране, не было необходимости в создании образа врага. Однако, изучив швейцарские ежедневные газеты, можно сделать вывод о том, что место врага в прессе было отведено именно враждебным идеологиям, прежде всего коммунизму.

В отличие от национал-социализма в Германии, о котором не упоминалось вовсе, в газетах прослеживается негативная риторика в адрес коммунистической идеологии на всех этапах войны. Более того, негативный образ СССР в швейцарских СМИ связан прежде всего с коммунистической идеологией.

«Большевистская угроза» является таковой от момента заключения пакта Молотова-Риббентропа до начала Великой Отечественной войны. Советский империализм и насильственное распространение коммунистических идей в отражении швейцарских газет является тем злом, которое необходимо избежать всеми возможными способами (такими как запрет коммунистической партии) и которое ведет к кровавому террору. Швейцарские коммунисты — не более чем «холопы» Сталина и Москвы, опасные безумцы, чьи избиратели — неграмотные представители мелкого бюргерства. При этом сопротивление коммунистической идеологии несет прежде всего характер духовной обороны.

В период Великой Отечественной войны произошло значительное смягчение государственной политики в отношении православной церкви, реабилитировано прошлое СССР, произошло возвращение и идеям панславянизма. Реабилитация героического прошлого, его актуализация не укрываются от швейцарцев: в газетных статьях прослеживается преемственность императорской России и социалистической Империи во главе с царем Сталиным и коммунистической доктриной. Изменение государственной политики по отношению к церкви также анализируется в газетах, где утверждается, что это не более, чем политический акт, не меняющий истинного отношения в СССР к религии. К роспуску Коминтерна в газетах относятся с подозрением, но изменение гимна находит только положительные отклики.

В целом в Швейцарии гораздо быстрее, чем в Англии и Америке [4], становится очевидным невозможность мирного сосуществования капитализма и коммунизма. И хотя в газетах приветствуются успехи Красной Армии, правительством Конфедерации предпринимаются шаги для восстановления советско-швейцарских дипломатических отношений, коммунистическая угроза продолжает являться одной из центральных тем в «Neue Zürcher Zeitung» и «Tages-Anzeiger».


Список литературы / References

На русском

  1. Кораблёва В.Ю. Потенциальный союзник или враг: образ России в региональной британской прессе перед началом и в первые дни Второй мировой войны (апрель-сентябрь 1939 г.) // Вестник МГЛУ. 2014. № 2(688). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/potentsialnyysoyuznikilivragobrazrossiivregionalnoybritanskoypresseperednachalomivpervyednivtoroymirovoyvoynyaprel (дата обращения: 26.02.2018).
  2. Мухаметов Р.С. Внешнеполитические концепции СССР: от пролетарского интернационализма до нового мышления // Вестник ЧелГУ. 33 (287). C. 7-11.
  3. Найда О.А. Идеология советского патриотизма: вектор изменений в годы Великой отечественной войны // Известия ВолгГТУ, 2015. № 2 (155). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/ideologiyasovetskogopatriotizmavektorizmeneniyvgodyvelikoyotechestvennoyvoyny (дата обращения: 31.01.2018).
  4. Робертс Джефри. Представления Запада о Советском Союзе в 1945 году // Вестник МГИМО, 2010. № 5. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/predstavleniyazapadaosovetskomsoyuzev-1945-godu (дата обращения: 15.02.2018).
  5. Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества первой половины ХХ века / Отв. ред. А.В. Голубев. М., 1998.
  6. Albert C. Der «Stalinismus» in der zeitgenössischen Perspektive. Das Bild der Sowjetunion in der Schweiz 1933–1936 anhand von ausgewählten überparteilichen, deutschschweizerischen Wochenzeitungen: Historisches Institut der Universität Bern, 2004. 125 p.
  7. Andreas Moser. Land der unbegrenzten Unmöglichkeiten Das Schweizer Russland- und Russenbild vor der Oktoberrevolution. 2006. 448 p.
  8. B. Hintergrunde und Ziele des Deutsche-Russischen Krieges / C. B. // Neue Zürcher Zeitung 27 Juni. 1941. P
  9. Daniel Neval. Mit Atombomben bis nach Moskau. Daniel Neval. Chronos. Zurich, 2003. 722 p.
  10. Dütschler M. «Braver Muschik» – «Roter Zar». Das Bild der Sowjetunion in der katholisch-konservativen Luzerner Tageszeitung Vaterland (1938 bis 1946): Historisches Institut der Universität Bern, 2000. 134 p.
  11. Editorial. Der Geist des neuen Russlands / Editorial // TagesAnzeiger. 24. 29 January. P. 1.
  12. Der Geist des vaterländischen Krieges / Editorial // “Tages-Anzeiger”. 1943. № 42. 19 Feb. P. 1.
  13. Editorial. Moskau sagt letzte Wort/ Editorial // Tages-Anzeiger. 27 Mai.1939. P 1.
  14. Revolution Feuer in Berlin / Editorial // Neue Zürcher Zeitung. 1939. № 1913. 4 November. P. 1.
  15. Georg Kreis, Andre Lasserre. Switzerland and the Second World War, 2014. 378 p.
  16. Die Trabanten Moskaus in der Schweiz / Korr // Neue Zürcher Zeitung. 1940. № 289. 26 Februar. P. 8
  17. P.U. Ideologien / M. P. U. // Neue Zürcher Zeitung. – 1941. № 33. 24 Juni. P. 5.
  18. Rosa Marti. Die rote Illusion / Rosa Marti // Neue Zürcher Zeitung. 1939. № 5717. 4 Apr. P. 1.
  19. Von unserem englischen Korrespondenten. Die Sowjetunion und die Angelsachsen / Von unserem englischen Korrespondenten // Tages-Anzeiger. 1944. № 220. 19 Sep. P. 3.
  20. J. Das Ende der «Komintern» / W. J. // Neue Zürcher Zeitung. 1943. № 829. 24 May. P. 5.
  21. J. Der vaterländische Krieg der Sowjets / W. J. // Neue Zürcher Zeitung. 1941. № 1033. 4 July. P. 3.
  22. J. Faschismus und Bolschewismus / W. J. // Neue Zürcher Zeitung. 1941. № 8. 4 July. P. 3
  23. J. Leninschuler / W. J. // Neue Zürcher Zeitung. 1940. № 753. 22 Mai. P. 5
  24. J. Vom russischen Patriarchat / W. J. // Neue Zürcher Zeitung. 1944. № 33. 6 Jan. P. 6.

English

  1. Korableva V.U. Potenzialnii sojuznik ili vrag: obraz Rossii v regionalnoi britanskoi presse pered nachalom i v pervie dni Vtoroi mirovoi voini (aprel-sentiabr 1939) // Vestnik MGLU, 2014. № 2 (688).
  2. Muhametov R.S. Vneschnepoliticheskie konsepzii SSSR: ot proletarskogo internazionaliyma do novogo mishlenia // Vestnik ChGLU. 2012. №33 (287). P. 7-11.
  3. Naida O.A. Ideologiya sovetskogo patriotizma: vektor izmeneniy v gody Velikoy Otechestvennoy voyny // Izvestya VolgGTU. 2015. № 2 (155).
  4. Rossia i Zapad. Formirovanie vneshnepoliticheskih stereotipov v soznanii rossiiskogo obtshestva pervoi polovini XX veka / Отв. ред. А.В. Голубев. М., 1998.

Оставить комментарий