Ревизские сказки и метрические книги как источник по переселению крестьян в XIX в. (на примере деревни Адонецкой Оренбургского уезда Оренбургской губернии)

выписка из метрической книги

Аннотация

В статье на основе неопубликованных архивных источников проанализировано переселение крестьян в XIX в. (на примере деревни Адонецкой Оренбургского уезда Оренбургской губернии). В этот период шел активный переселенческий процесс, развивающийся как по инициативе государства, так и стихийно. Основными категориями крестьян, активно участвующими в переселении на новые земли, были государственные крестьяне, а также однодворцы из центральных губерний Российской империи. Землю на новых территориях они получали официально, либо самовольно заселяли, что естественно часто вызывало конфликты, если там уже проживали другие крестьяне-переселенцы. Оренбургская губерния в нач. XIX. была регионом, который активно колонизировался. Если в XVIII в. ее заселяли преимущественно дворяне, получая земли и переселяя крепостных, то в следующем столетии это уже были свободные крестьяне. Источниками сведений по переселению крестьян являются документы государственных органов власти, осуществлявших процесс переселения. Данная информация часто содержится в ревизских сказках и метрических книгах. Анализ данных источников позволяет нам выявить важную информацию, поскольку в них могут быть прямые указания на прежнее местожительство переселявшихся крестьян.

На основе исследования архивных документов (ревизских сказок, метрических книг), рассмотрен процесс переселения в деревню Адонецкую крестьян из Пензенской губернии. а также выявлены фамилии крестьян-первопоселенцев и поверенных крестьян, которые подавали прошение о переселении. Обращено внимание на сословную мобильность переселяющихся крестьян на примере перехода крестьян деревни Адонецкой в казачество.

Ключевые слова и фразы: крестьянство, переселение крестьян, ревизские сказки, метрические книги, поверенные крестьяне, казачество.

Annotation

Revision fairy tales and metric books as a source for the people’s migration in the XIX century (on the example of the villages of Adonetsk Orenburg district of Orenburg gubernia).

In the article, on the basis of unpublished archival sources, the peasants’ relocation in the 19th century was analyzed. (on the example of the village of Adonetsk, Orenburg district of the Orenburg province). During this period there was an active resettlement process, developing both at the initiative of the state and spontaneously. The main categories of peasants, actively involved in resettlement to new lands, were state peasants, as well as single-residents from the central provinces of the Russian Empire. The land in the new territories they received officially, or arbitrarily populated, which naturally often caused conflicts, if there already lived other peasant migrants. Orenburg province in the beginning of the XIX century was a region that was actively colonized. If in the XVIII century it was inhabited primarily by noblemen, receiving land and resettling serfs, then in the next century it was already free peasants. Sources for the resettlement of peasants are documents of state authorities that carried out the process of resettlement, but also this information is often contained in the revision tale and metric books on the studied settlements. The analysis of these sources allows us to reveal important information on the resettlement of peasants, since they may have direct indications of the former residence of the peasants who moved.

The author showed the process of resettlement to the village of Adonets peasants from the Penza region on the basis of research of archival documents (revision books, metric books), and also revealed the names of peasant farmers and peasants who asked for the resettlement of Penza peasants. The author shows the class mobility of resettling peasants by the example of the transition of the peasants from the village of Adonetsk to the Cossacks.

Key words and phrases: peasantry, resettlement of peasants, revision tales, metric books, trusted peasants, cossacks.

О публикации

Авторы: .
УДК 94(47)“19”.
DOI 10.24888/2410-4205-2018-14-1-46-60.
Опубликовано 23 марта года в .
Количество просмотров: 578.

В начале XIX в. правительством Российской империи активно осуществлялась реализация переселенческой политики в отношении крестьянства. Крестьяне из центральных губерний (Курской, Тамбовской, Орловской, Воронежской, Пензенской, Рязанской и др.) отправлялись жить на новые осваиваемые земли Урала, Заволжья, Сибири. В основном переселялись государственные крестьяне и крестьяне-однодворцы (потомки служилого населения XVI-XVII вв.), в большом количестве проживавшие на территории указанных губерний. Главной причиной, вызвавшей волну крестьянских переселений, было малоземелье или отсутствие земли. Особенностью переселения начала XIX в. было то, что государство стало поддерживать крестьян-переселенцев соответствующими льготами и пособиями. Крестьяне получали от государства участки земли, единовременные денежные пособия на обустройство, трехлетние льготы по уплате податей и несению рекрутской и иных повинностей.

Оренбургский край стал одним из основных центров крестьянского переселения на новые земли. Особенно активно это начало проявляться с 1820-х гг. Безусловно, переселение не было быстрым процессом: на переписку с казенными палатами могли уходить годы. С течением времени происходило и самовольное заселение крестьянами, и правительство уже ничего не могло с этим поделать.

В исторических исследованиях вопросы крестьянской колонизации Оренбургского края впервые были подняты во второй половине XIX в. Работы авторов опирались на предварительные итоги переселенческой политики государства. Это труды А.А. Кауфмана [10], Г.И. Перетятковича [12], М.В. Свирелина [18] и др.

Советская историография обратила внимание на данный вопрос, но большинство работ этого периода практически не показывали роли государства в реализации переселения крестьян на новые земли [13-55; 17]. Впервые в советской исторической науке роль как правительства, так и самого крестьянства была показана в исследовании Н.В. Устюгова [20]. Обширный круг проблем крестьянской колонизации (в том числе историография вопроса) проанализирован в монографии Ю.М. Тарасова [19].

В постсоветский период проблема переселения крестьян в Оренбургский край в контексте социально-экономического развития региона разрабатывалась оренбургским историком Ю.С. Зобовым [7; 8].

Заслуживают внимания современные труды по проблематике переселенческого движения на примере других регионов, в частности в этом аспекте можно выделить публикации самарских историков П.С. Кабытова, О.Б. Леонтьевой, Э.Л. Дубмана [9; 11]. В данных работах на примере Среднего Поволжья проанализировано переселенческое движение, захватившее не только государственных крестьян, но представителей помещичьего землевладения. Одним из результатов этого движения стало формирование этноконфессионального и социокультурного облика региона. Из публикаций последних лет по актуальным вопросам истории крестьянства Южного Урала XIX в. следует выделить работы авторитетного уфимского историка-аграрника Р.Б. Шайхисламова [22-24]. В его научных исследованиях освещаются различные аспекты, касающиеся крестьянства Южного Урала, он затрагивает и вопросы переселения государственных крестьян, в частности освещает роль вольной колонизации.

В данной статье мы обратимся к рассмотрению переселения крестьян из Краснослободского уезда Пензенской губернии в Оренбургский уезд Оренбургской губернии. Одними из источников, позволяющими установить место выхода переселяющихся крестьян являются ревизские сказки и метрические книги. Ревизские сказки фактически выполняли функцию учета податного населения, и в ряде случаев в них отмечалось место выхода крестьян на новое место жительства, что позволяет нам проследить путь переселения. Метрические книги – это книги записи актов рождения, бракосочетания и смерти. В ряде случаев переселившиеся крестьяне некоторое время могли записываться в метрических книгах по прежнему месту проживания. Такие образом, данные источники необходимы для комплексного изучения переселения крестьян, а также для решения частных задач, например, в области генеалогии, поиска конкретных фамилий переселенцев.

Весной 1832 г. состоялось массовое переселение государственных крестьян из ряда сел и деревень Краснослободского уезда Пензенской губернии в Оренбургскую губернию. Уже осенью в Оренбургском уезде «в вершинах реки Самары по левую ее сторону возле хутора Ганецкого расстоянием от крепости Переволоцкой в 15 верстах» была основана деревня Адонецкая. Переселение крестьян было вызвано недостатком пахотных земель и осуществлялось Оренбургской и Пензенской казенными палатами.

Документами, содержащими необходимые сведения о переселенцах, являются ревизские сказки сел и деревень Краснослободского уезда Пензенской губернии и деревни Адонецкой Оренбургского уезда Оренбургской губернии 1834 и 1850 гг. (8 и 9 ревизии) [5, д.59, 76; 6, д.236, 250, 340, 342, 343; 21, д. 23а]. В настоящее время они хранятся в Государственных архивах Пензенской (ГАПО), Оренбургской (ГАОО) и Самарской (ЦГАСО) областей в соответствующих фондах казенных палат.

В ревизских сказках 1834 и 1850 гг. Краснослободского уезда Пензенской губернии и Оренбургского уезда Оренбургской губернии фамилии государственных крестьян, как правило, не указаны. Фамилии переселенных крестьян деревни Адонецкой (другие названия – дер. Гонецкий Хутор, Донецкий Хутор, Гонецкая, Донецкая), начиная с 1833 г. устанавливались в результате исследований материалов метрических книг приходов церквей Оренбургской консистории (учреждение с церковно-административными и судебными функциями, которое подчинялось епархиальному архиерею), а именно: Татищевской, Переволоцкой, Чернореченской крепостей (позже станиц), а с 1858 г., после постройки церкви во имя Михаила Архангела, — станицы Донецкой. Метрические книги станицы Донецкой хранятся в Государственном архиве Оренбургской области в фонде Духовной консистории (Ф. 173). Метрические книги сел и деревень Краснослободского уезда Пензенской губернии в настоящее время хранятся в Центральном государственном архиве Республики Мордовии (г. Саранск), поскольку с 1929 г. территория Краснослободского уезда стала относиться к Мордовии.

Для установления фамилий производился сопоставительный анализ имен, отчеств, возрастов и родственных связей крестьян по ревизским сказкам и метрическим книгам. В метрических книгах представлены записи о рождении, бракосочетании и смерти жителей населенных пунктов, входящих в приход определенной церкви.

Для примера, записи о рождении были такие: «В 1834 году, месяц май шестого числа деревни Донецкий хутор у удельного крестьянина Семена Данилова (Козонурдин. – Д.А.) и жены его Елены Яковлевой родился сын Иоанн; восприемники были оной же деревни удельный крестьянин Илья Парфенов (Лапин. – Д.А.) и Евдокия Филиппова; молитвовал и крестил священник Переволоцкой крепости Алексей Федоров» [1, д. 1206, л. 228]; «13 октября 1871 года рожден, 14 октября крещен Андрей, родители казак Донецкой станицы Григорий Семенов Рощин и законная его жена Татьяна Иванова, оба православного вероисповедания; восприемники той же станицы казак Зот Иванов Баландин и казачья дочь, девица Праскева Иванова Баландина; таинство крещения совершили священник Павел Словохотов с дьячком Петром Никольским» [3, д. 71, л. 111]; «2 августа 1893 года родилась Мария; родители: Донецкой станицы урядник Спиридон Иванов Трунин и законная жена его Александра Андреева, оба православного вероисповедания; восприемники: Донецкой Михаило-Архангельской церкви священник Николай Иванов Успенский и учительница Донецкой школы Марья Фадеева Емельянова; таинство крещения совершили священник Николай Успенский с псаломщиком Петром Никольским» [3, д. 869, л. 290].

Бракосочетание записывалось так: «брак 11 января 1871 года; жених: Донецкой станицы казак Дормидонт Ефремов Фомичев, православного вероисповедания, вторым браком, 25 лет; невеста: той же станицы казачка Екатерина Стефанова Карташева, православного вероисповедания, первым браком, 19 лет; поручители по жениху: Донецкой станицы казаки Никита Иванов Бабайкин, Павел Сергеев Ченгураев и Андрей Григорьев Логинов; по невесте: той же станицы казаки Гавриил Ломакин, Игнатий Керин и Никита Ломакин; таинство бракосочетания совершили священник Павел Словохотов с дьячком Петром Никольским и пономарем Николаем Феофиловым» [3, д. 71, л. 119].

В результате сбора информации по записям в метрических книгах можно проследить жизнь, судьбы людей. Скорбная третья часть этих документов содержит сведения об умерших. Много детей умирало от «младенческой слабости» (особенно в возрасте до года. – Д.А.), «от дизентерии, оспы, скарлатины, колики, кашля, дифтерита». В 1872 г. из 106 умерших был 81 ребенок в возрасте до 5 лет, дети умирали от младенческой слабости, дизентерии, натуральной оспы [3, д. 118, л. 78]. В 1877 г. умерло 125 детей в основном от оспы [3, д. 252]. Причинами смерти взрослых были «лихорадка, горячка, чахотка, простуда, удушье (астма), водянка, паралич», от холеры в 1848 г. умерло очень много жителей трудоспособного возраста. Пожилые люди умирали «от старости, престарелости, дряхлости». Возраст умерших, особенно пожилых людей, не всегда указывался правильно. Например, в 1872 г. 11 марта умер от продолжительной болезни, 13 марта погребен на местном кладбище Георгий Кочетков в возрасте 79 лет; исповедовали, совершали погребение священник Павел Словохотов с дьячком Петром Никольским [3, д. 118, л. 66]. В 8 ревизии 1834 г. по с. Слободские Дубровки Егору (Георгию) Максимову (Балакиреву, позднее Кочеткову. – Д.А.) на предыдущую 7 ревизию 1816 г. 9 лет [6, д. 236, л. 493], т.е. он 1805 г. рождения и на 1872 г. ему должно быть 67 лет. В 1871 г. в сводной таблице по родившимся и умершим приведены сведения по общему числу проживающих жителей: «мужеска пола 975, женска пола 1002, итого 1977 душ» [3, д. 71, л. 146].

В 1840-х гг. земли деревни Донецкой включили в состав территории Оренбургского казачьего войска. Для того чтобы избежать самовольного переселения крестьян, их перевели с разрешения Министерства государственных имуществ в казачье сословие. Согласно указу от 15 апреля 1854 г. крестьян деревни Донецкой в количестве 358 душ зачислили в состав Оренбургского казачьего войска.

По записям в метрических книгах крестьяне стали казаками в конце 1853 – нач. 1854 гг. Первые казаки «деревни Донецкой» — Филипп Тимофеев Учкин, Михаил Андреев Бурсайкин, Терентий Михеев Бойков, Семен Андреев Шиндяев, Василий Игнатьев Журавлев, Семен Васильев Герасимов (позднее Голованов. – Д.А.). Замужние женщины становились «казачками», перед именем девушки в качестве невесты или восприемницы указывалось «казачья дочь, девица». До вступления в казачье сословие сыновей казаков называли «казачий сиденок» или «малолеток». Исследование показало, что казаками стали все переселенцы 1832 г. – основатели деревни Донецкой. Первыми урядниками (по записям в метрических книгах. – Д.А.) были Аляев Никифор Трифонов (1859 г.), Веденякин Игнатий Афанасьев (1863 г.), Малышкин Яков Ефимов (1864 г.), Синельников Спиридон Иванов (1864 г.).

В числе жителей были и солдатские семьи. Солдатами упоминаются Шиндяев Евдоким Андреев, Жадобин Емельян Ефремов, Савельев Иван Петров, Арсюков Михаил Федоров, Лошкарев Трофим Федоров, Попов Тихон Матвеев и другие. В качестве восприемников при рождении детей были и солдатки: Лошкарева Анна Кириллова, Фунтяева Степанида Кондратьева, Трунина Евгения Николаева, Короткова Ульяна Дорофеева, Кочеткова Ксения Семенова и другие.

Семьи в 1832 г. переселялись или полностью дворами или частью от большой семьи. Так, в селе Слободские Дубровки Краснослободского района, ныне Мордовии, и сейчас проживают Жадобины, Кочетковы, Тарасовы (из семьи Баландиных), Нифатовы (Лушкины в Донецкой), Васюнины (из семейства Максютовых), Кошкины. У некоторых семей фамилии изменились лет через 20 после переселения: Чаторовы – Фомичевы, Пониваткины – Тремаскины, Торгашевы – Ореховы, Перякины – Керины, Дорофеевы – Егоровы (все из с. Мордовские Юнки).

В станице Донецкой наряду с казаками жили и крестьяне из Пензенской, Тамбовской, Нижегородской и других губерний. Например, из Пензенской губернии Краснослободского уезда села Слободские Дубровки крестьяне Инютины, Кошкины, Цыбины, Лодяевы, Аканины, Рученькины, Нифатовы, Гладковы, Мурзовы, Блохины, Козины, Тишкины и др.; из села Сутягино – Арсюковы, Моргуновы, Милютины, Захаркины, Лапины, Горбуновы; из села Мордовские Юнки – Камашкины, Соколовы, Чудайкины, Пекаевы; из деревни Новая Потьма Вишняковы; из села Селище – Романовы, Еркины, Демкины, Гробоздины, Марочкины; из села Оброчное – Никитины, Мякишевы, Турлаковы, Семаевы; из Нижегородской губернии Горбатовского уезда села Дубенок – Барановы; из Тамбовской губернии Темниковского уезда деревни Ардашевой – крестьянин Михаил Фадеев Калашников; из Тамбовской губернии Спасского уезда Малышинской волости деревни Ютыково – государственный крестьянин Петр Иванов Козин; из Саратовской губернии Хвалынского уезда села Черкасское – Вачуговы.

Браки совершались между казаками и крестьянами, например, 26 октября 1890 г. Бракосочетались «жених Донецкой станицы казак Трофим Архипов Максютов, первым браком, православный, 18 лет; невеста Пензенской губернии, села Слободские Дубровки крестьянская дочь, девица Евдокия Иванова Кошкина, православная, 18 лет; поручители по жениху: казаки Донецкой станицы Трофим Орлов, Андрей Максютов и Михаил Коротков; по невесте той же станицы казаки Андрей Логинов, Василий Леонтьев и крестьянин Никанор Гладков; таинство венчания совершил священник Николай Успенский» [3, д. 758, л. 412].

Записи о рождении, бракосочетании, смерти священнослужителей и членов их семей фиксировались в этих же метрических книгах. Например, «в 1865 году 8 марта рожден, 15 марта крещен Николай, родители: Донецкой станицы Михаило-Архангельской церкви священник Николай Иванов Успенский и его законная жена Марья Алексеева, оба православные; восприемники: Оренбургского уезда, села Абрамовки священник Петр Петров Никольский и родная дочь его Татьяна Петрова Никольская; таинство крещения совершили священник Петр Никольский с местными дьяконом Семеном Димитриевым и дьячком Александром Касимовским» [3, д. 101, л. 537]. Николай Николаевич Успенский стал потом офицером Оренбургского Казачьего Войска.

Имена родившимся детям при крещении давали, как правило, священники. Наряду с привычными именами Алексей, Семен, Петр, Мария, Авдотья, Анна и др. в 1847, 1848 гг. священник Татищевской крепости Феодор Богоявленский называл новорожденных редкими именами: Евтроп, Емпфирий, Руф, Пуд, Исмаил, Мануил, Каллистрат, Калинник, Пегасий, Маркиан, Анемподист, Кирияк, Дормидонт, Сиклистиния, Минодора, Митродора, Нимфора, Пульхерия. Имена эти в основном не прижились: дети или умирали, или в быту редкие имена заменялись на более привычные: Пегасий был Феодосием, Емпфирий – Леонтием, однако при бракосочетании указывались имена, записанные в метриках при рождении.

Сведения по семьям крестьян, переселившихся из с. Слободские Дубровки (54 двора), найдены только по 8-й ревизии 1834 г. в ГАПО [6, д. 236, л. 445, 451], где имеются отметки о переселении в 1832 г. в Оренбургскую губернию Бузулукский уезд. По прибытии крестьяне обосновывались на казенной земле в Оренбургском уезде «в вершинах реки Самары по левую ее сторону возле хутора Ганецкого расстоянием от крепости Переволоцкой в 15 верстах» [4, д.3332].

Интересно, что в хранящейся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) переписной книге 1712 г. по селу Дубровы (одно из ранних названий села Слободские Дубровки. – Д.А.) у большинства крестьян есть фамилии [16, д. 42, л. 36-42 об.]. У переселившихся в деревню Донецкую сохранены фамилии Горшков, Мошков, Орлов, Кошкин, Жадобин, Ворошилов, Холопов. Фамилии менялись, присваивались и другие.

В процессе работы с метрическими книгами были выявлены записи о жителях станицы Донецкой, не являвшихся рядовыми крестьянами или казаками, например: 1855 г. – «станичный писарь Никифор Трифонов Аляев»; 1873 г. – «станичный атаман, урядник Никита Петров Грехов»; в 1870-е гг. часто в восприемниках упоминается «дочь дворянина из Оренбурга Фадея Гаврилова Бегичева девица Мария Фадеева»; 1888 г. – «учительница Донецкой женской школы Мария Фадеева Емельянова»; в 1882 г. первое упоминание «об уволенном в запас армии унтер-офицере из дворян г. Оренбурга, учителе Донецкой мужской школы Леониде Александрове Кушлянском»; 1890 г. – «хорунжий Николай Николаев Успенский»; 1897-1901 гг. – «бомбардиры Василий Андреев Трунин, Никандр Тимофеев Трунин, Иван Юдин Инякин»; 1897 г. – «жена фельдшера Татьяна Климентьева Лошманова»; 1898 г. – «вахмистр Андрей Федоров Аляев», «приказной Иван Федоров Аляев»; 1900 г. – «юнкер Оренбургского казачьего училища Михаил Тимофеев Трунин, в 1902 г. он подхорунжий, в 1904 г. – хорунжий, в 1908 г. сотник»; 1904 г. – «фельдшер Донецкой станицы Федор Порфирьев Максютов»; 1904 г. — «учительница Евдокия Лаврентьева Горшкова»; 1906-1910 гг. – «вахмистры Андрей Козьмин Горшков, Николай Иванов Лебеденков, Дмитрий Петров Горшков»; с 1908 г. и позже в качестве восприемников при рождении детей упоминается «фельдшер Донецкой станицы Маркел Филиппов Мельников».

Важной задачей исследования было установить фамилии поверенных крестьян, которые задолго до общего переселения подавали прошения неоднократно Оренбургскому военному губернатору о разрешении на поселение пензенских крестьян. В результате изучения архивных документов удалось найти фамилии основателей деревни Донецкой:

1. «Спиридон Григорьев Сураев из села Мордовские Юнки» [6, д. 250]. У него 2 сына Василий Спиридонов и Александр Спиридонов Сураевы.

2. «Федор Степанов Журавлев из села Мордовские Юнки» [21, д. 23а, л. 206].

3. «Козьма Плешков из Мордовских Юнок», Плешаков по 8-й ревизии [6, д. 250, л. 1131] – он же «Козьма Иванов Чернобровин» в деревне Донецкой. Умер в Донецкой в 1836 г.

4. Удельный крестьянин «Максим Иванов из села Сутягино – Максим Иванов Копытин», умер в 1833 г., его сын Фока (Фотий) Максимов числился в 35 дворе по 9-й ревизии [5, д. 76, л. 111], проживал в деревне Алексеевке Оренбургского уезда, позднее Алексеевском отряде.

5. «Евдоким Кузьмин» – такие имя и отчество имел Палатов из деревни Новая Потьма (25 двор по 8 ревизии [6, д. 250, л. 384] и 22 двор по 9-й ревизии ГАОО [5, д. 76, л. 111]), на 1834 г. ему 34 года; умер в станице Донецкой в 1869 г. в возрасте 68 лет [2, д. 171], что соответствует дате рождения около 1800 г. Упоминающийся в документах о переселении «Федор Малин из деревни Самозлейка» – с большой вероятностью «Федор Иванов Потапов», поскольку у членов пяти переселившихся семей из этой деревни только одно имя Федор, а «Малин»могло быть уличной фамилией.

В ревизской сказке 8-й ревизии 1834 г. деревни Адонецкой на удельных крестьян [21, д. 23а, л. 583] приведены сведения по семьям переселенцев (всего 23 двора) только из сел Сутягино – Инякины, Лапины, Поповы, Карташевы, Тамгины, Масловы и Мордовские Юнки: Серватовы, Дорофеевы – Егоровы, Журавлевы, Логиновы, Еремеевы, Прохоровы, Бойковы, Чаторовы – Фомичевы. Фамилии установлены по результатам исследования.

Ревизская сказка 1834 г. деревни Донецкой [5, д. 59, л. 1131] отражает сведения о семьях переселившихся крестьян (за исключением семей из Слободских Дубровок) по источнику [21, д. 23а, л. 583] с сохранением номеров дворов по 8-й ревизии населенных пунктов Пензенской губернии Краснослободского уезда, но отметки об их исключении из Пензенской казенной палаты в 1838, 1839 гг. приведены в 9-й ревизии 1850 г. на государственных поселян Краснослободского уезда. Ревизская сказка деревни Донецкой 1850 г. [5, д. 76, л. 111] составлена на основе предыдущей ревизии 1834 г. [5, д. 59, л. 1131], в ней содержатся сведения о семьях 73 дворов. Показано число жителей мужского пола – 237, женского пола – 216 душ.

Ниже в таблице 1 приведен список фамилий крестьян деревни Адонецкой, переселившихся из сел и деревень Краснослободского уезда Пензенской губернии в 1832 г., составленный на основании архивных источников (ревизских сказок соответствующих населенных пунктов). По указанным номерам дворов можно определить состав семьи по каждой фамилии, изложенный в документах соответствующей ревизской сказки.

Фамилии крестьянОткуда переселились№№ дворов№№ ревизии
Арсюковс. Сутягино51, 52
68, 70
36
8
9
9
Артемьев (Куприянов). Глава семьи в 1834 году Иван Артемьев Куприянов. У членов семьи обе фамилиид. Новая Лепьевка17, 21
13, 14
8
9
Аляевс. Слободские Дубровки758
Байковс. Мордовские Юнки108
18
8
8
Байковс. Мордовские Юнки (самовольно)106
108
44
8
9
9
Бабайкинс. Мордовские Юнки (самовольно)102
103,104
41
8
9
9
Бурсайкинс. Жилые Полянки11
31
8
9
Бояровс. Мордовские Юнки (самовольно)79
81
56
8
9
9
Баландинс. Слободские Дубровки1918
Березинс. Сутягино53
82
37,38
8
9
9
Балабуновс. Слободские Дубровки148, 1508
Балакирев (Кочетков)с. Слободские Дубровки2078
Вертяевд. Новая Лепьевка51
11
8
9
Ворошиловс. Слободские Дубровки408
Веденякинс. Слободские Дубровки2618
Гаврилов (Каверин)д. Новая Потьма24
29
20
8
9
9
Гаврилов (Соколов)д. Новая Лепьевка40
44
12
8
9
9
Гвоздковс. Слободские Дубровки478
Глуховс. Слободские Дубровки918
Голованов
(Чаторов по 8-й рев. ГАПО)
с. Мордовские Юнки114
115
71
8
9
9
Горшковс. Слободские Дубровки1128
Егоров (Яковлев)с. Жилые Полянки26
29
8
9
Егоровс. Мордовские Юнки729
Егоров (Дорофеев)с. Мордовские Юнки28
9
8
8
Епишин (Епишев)с. Слободские Дубровки298
Ердаковс. Слободские Дубровки148
Еремеев (Каминов по 8 рев. ГАПО)с. Мордовские Юнки96
16
8
8
Жадобинс. Слободские Дубровки868
Журавлевс. Мордовские Юнки75, 77
11, 12
8
8
Журавлевс. Мордовские Юнки17
79
52
8
9
9
Захаров (из семейства Брилевых)с. Мордовские Юнки99
100
66
8
9
9
Инякинс. Сутягино65
1
8
8
Каверинд. Новая Потьма24
29
20
8
9
9
Камаевд. Самозлейка37
42
1
8
9
9
Касаткинд. Паникедовка35
61
8
9
Карташов (Краташов)с. Сутягино67
3
8
8
Керин (Перякин)д. Новая Лепьевка25
27
9
8
9
9
Козонурдинс. Сутягино
Кокоринс. Слободские Дубровки628
Коротковс. Слободские Дубровки2548
Кочетков (Балакирев)с. Слободские Дубровки2078
Кошкинс. Слободские Дубровки1558
Крайновс. Слободские Дубровки2738
Краснов (Красненьков)с. Слободские Дубровки2928
Кривоносов (Левкин)с. Слободские Дубровки608
Кузин (Лушин, Лушкин, Нифатов)с. Слободские Дубровки2998
Кудряшовд. Новая Потьма11
13
23
8
9
9
Кузнецовс. Мордовские Юнки83
86
58
8
9
9
Кукушкинс. Мордовские Юнки88
90
54
8
9
9
Куликовс. Мордовские Юнки129
123
45
8
9
9
Куприянов (Киприянов)д. Новая Лепьевка17, 21
18,22
13, 14
8
9
9
Лапинс. Сутягино66
2
8
8
Лебеденков (Лебедев)с. Слободские Дубровки226, 2408
Леонтьевс. Сутягино329
Липкинд. Жилые Полянки25
28
8
9
Лодяковс. Мордовские Юнки (самовольно)20
19
53
8
9
9
Логиновс. Мордовские Юнки88
13
8
8
Ломакинд. Новая Лепьевка26,27,29
28,29,32
6, 7, 8
8
9
9
Лошкаревс. Слободские Дубровки2198
Лошмановс. Мордовские Юнки22
69
8
9
Лушкин (Лушин, Кузин, Нифатов)с. Слободские Дубровки2998
Максютовс. Слободские Дубровки1458
Малышкинс. Слободские Дубровки358
Маркин (Резепкин)с. Мордовские Юнки (самовольно)8
60
8
9
Мартыновс. Сутягино19,229
Масловс. Сутягино69
6
8
8
Мошковс. Слободские Дубровки2418
Мырышкинс. Слободские Дубровки1028
Мягковс. Слободские Дубровки598
Нерушевс. Слободские Дубровки1748
Неясовд. Жилые Полянки12
30
8
9
Никифоровс. Мордовские Юнки (самовольно)90
91
43
8
9
9
Овчинниковд. Новая Потьма6
7
26
8
9
9
Орехов (Торгашев)с. Мордовские Юнки45
73
8
9
Ореховс. Слободские Дубровки2308
Орловс. Слободские Дубровки1018
Позевалкинс. Мордовские Юнки33
31
49
8
9
9
Поповс. Сутягино68
4
8
8
Потаповд. Самозлейка43
47
5
8
9
9
Прохоровс. Мордовские Юнки98
17
8
8
Пищуринс. Слободские Дубровки
Прошкинд. Новая Лепьевка4
4
18
8
9
9
Пяткинс. Слободские Дубровки2048
Рощинс. Мордовские Юнки60
62
70
8
9
9
Рузаевд. Новая Лепьевка49
53
15
8
9
9
Рыстинс. Слободские Дубровки158,3118
Савельев (Филатов)с. Слободские Дубровки2788
Савельев (Прохоров)с. Мордовские Юнки178
Сайгашев (Сайгашкин)д. Новая Лепьевка43
47
16
8
9
9
Сараевс. Мордовские Юнки (самовольно)90
43
8
9
Сидоров (Брилев)с. Мордовские Юнки99
65
8
9
Синельниковс. Слободские Дубровки1968
Синицынс. Слободские Дубровки3068
Серивяткинд. Новая Потьма10
21
8
9
Сероватов (Сарваткин)с. Мордовские Юнки2
7
8
8
Соколов (Гаврилов)д. Новая Лепьевка40
44
12
8
9
9
Соколовс. Мордовские Юнки (самовольно)7
59
8
9
Стрельцовс. Слободские Дубровки2658
Сураевс. Мордовские Юнки73,76
78
67,68
8
9
9
Тамгин (Майоров)с. Сутягино64
5
8
8
Тимофеевд. Жилые Полянки6
34
8
9
Топасов (Чегодаев)д. Самозлейка9
12
2
8
9
9
Тремаскин (Пониваткин)д. Новая Лепьевка10
10
17
8
9
9
Тришкинс. Мордовские Юнки121
121, 122
62
8
9
9
Трунинс. Слободские Дубровки52,538
Учкинд. Жилые Полянки9
33
8
9
Филатов (Савельев)с. Слободские Дубровки2788
Фомичев (Чаторов, Фомин)с. Мордовские Юнки111,112, 114
19,20,21
8
8
Фунтяевс. Слободские Дубровки108
Холоповс. Слободские Дубровки2968
Ченгураевс. Мордовские Юнки (самовольно)56
57
51
8
9
9
Чернобровин (Плешаков)с. Мордовские Юнки (самовольно)197
39
8
9
Шерстобитовд. Жилые Полянки29
27
8
9
Шикуновс. Слободские Дубровки2708
Шиндяевд. Новая Лепьевка41
10
8
9
Шиняевс. Слободские Дубровки2598
Шитовс. Слободские Дубровки2318
Щербаковс. Слободские Дубровки168
Щепиновс. Слободские Дубровки238
Яковлевс. Мордовские Юнки (самовольно)14
17
57
8
9
9

Мы рассмотрели проблему переселения крестьян в начале XIX в. на территорию Оренбургского края на примере перемещения крестьян из Краснослободского уезда Пензенской губернии. В результате анализа архивных источников (ревизских сказок и метрических книг) были выявлены фамилии крестьян, переселившихся в деревню Адонецкую, рассмотрен процесс перехода крестьян в казачье сословие. Необходимо отметить, что государственные крестьяне и крестьяне-однодворцы были наиболее мобильной частью крестьянства, поскольку не только интенсивно осваивали новые территории и пространства, но и обладали социальной мобильностью, пополняя ряды казачества, мещанства, купечества.

Автор выражает особую благодарность О.Л. Николаевой и А.Н. Николаеву (г. Пенза) за предоставленный фактический материал по фамилиям переселенцев из Краснослободского уезда.


Список литературы / References

На русском

  1. ГАОО (Государственный архив Оренбургской области). Ф. 173. Оп. 11.
  2. ГАОО. Ф. 173. Оп. 12.
  3. ГАОО. Ф. 173. Оп. 16.
  4. ГАОО. Ф. 6. Оп. 4.
  5. ГАОО. Ф. 98. Оп. 2.
  6. ГАПО (Государственный архив Пензенской области). Ф. 60. Оп. 4.
  7. Зобов Ю.С. Новые переселенцы // История Оренбуржья. – Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 1996. 351 с.
  8. Зобов Ю.С. Политика правительства по регулированию крестьянского переселенческого движения в первой половине XIX века // Вестник Челябинского государственного университета. – 1993. – С. 22-28.
  9. Кабытов П.С., Дубман Э.Л., Леонтьева О.Б. Средняя Волга и Заволжье в процессе формирования Российской государственности: современная концепция // Quaestio Rossica. № 2. С. 117131.
  10. Кауфман А.А. К вопросу о заселении казенных земель Самарской, Уфимской и Оренбургской губерний. – Ч. 3. – СПб., 1904. – 110 с.
  11. Леонтьева О.Б., Кабытов П.С.Дубман Э.Л., Артамонова Л.М., Ведерникова Т.И., Гончаренко Л.Н., Кабытова Н.Н., Кобозева З.М., Смирнов Ю.Н., Смыков Ю.И. «Обретение родины»: общество и власть в Среднем Поволжье (вторая половина XVI начало ХХ в.). Часть 2. Заселение региона и этнодемографическая ситуация. Самара: Самар. ун-т, 2014. 254 с.
  12. Перетяткович Г.И. Поволжье в XVII и начале XVIII века (Очерки из истории колонизации края). – Одесса, 1882. – 412 с.
  13. Пистоленко В.Н. Из прошлого Оренбургского края. – Чкалов: Типогр. изд-ва «Чкаловская коммуна», 1939. 152 с.
  14. Преображенский А.А. Очерки колонизации Западного Урала в XVII – начале XVIII в. – М.: Изд-во Академии наук СССР, 1956. 302 с.
  15. Преображенский А.А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI – начале XVIII века. – М.: Наука, 1972. – 392 с.
  16. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 1132. Оп. 1.
  17. Рязанов А.Ф. Оренбургский край. (Исторический очерк). – Оренбург: Издание журнала «Вестник просвещенца», – 142 с.
  18. Свирелин М.В. Колонизация Оренбургского края в первой половине XVIII в. // Древняя и Новая Россия. – № 6. – С. 178-186.
  19. Тарасов Ю.М. Русская крестьянская колонизация Южного Урала, вторая половина XVIII первая половина XIX в. М.: Наука, 1984. 175 с.
  20. Устюгов Н.В. Из истории русской крестьянской колонизации Южного Зауралья в XVIII в. // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы 1958 г. – Таллин: Изд-во Академии наук Эстонской ССР, – С. 33-42.
  21. ЦГАСО (Центральный государственный архив Самарской области). Ф. 150. Оп. 1.
  22. Шайхисламов Р.Б. Государственные крестьяне Южного Урала до отмены крепостного права. – Уфа: РИЦ БАШГУ, 2013. – 118 с.
  23. Шайхисламов Р.Б. История крестьянства Южного Урала первой половины XIX века в отечественных исследованиях 1950 – 1960-х годов // Вестник Башкирского университета. – Т. 18. – № 2. – С. 575-577.
  24. Шайхисламов Р.Б. Крестьяне на казенных землях Южного Урала до середины XIX века // Вестник Башкирского университета. Т. 22. № 1. С. 284-287.

English

  1. GAOO (State archive of Orenburg region). F. 173. Op. 11.
  2. GAOO. F. 173. Op. 12.
  3. GAOO. F. 173. Op. 16.
  4. GAOO. F. 6. Op. 4.
  5. GAOO. F. 98. Op. 2.
  6. GAPO (State archive of the Penza region). F. 60. Op. 4.
  7. Zobov Y.S. the New immigrants // History of the Orenburg region. Orenburg: Orenb. kN. ed. 1996. 351 p
  8. Zobov Yu. s. government Policy on the regulation of peasant re-selenskogo movement in the first half of the XIX century // Bulletin of the Chelyabinsk state University. 1993. S. 22-28.
  9. Kabytov P.S., Gubman E.L., Leontiev, O.B. Middle Volga and the Volga in the process of formation of Russian statehood: the modern concept // Quaestio Rossica. 2015. No. 2. S. 117-131.
  10. Kaufman A.A. To the question of the settlement of state lands in Samara, Ufa and Orenburg provinces. Part 3. SPb., 1904. 110 p.
  11. Leontiev O.B., Kabytov P.S., Gubman E.L., Artamonova L.M., Vedernikov T.I., Goncharenko L.N., Kabatova N.N., Kobozeva Z.M., Smirnov Yu.N., Smykov Y.I. «finding the Motherland»: society and government in the middle Volga region (second half of XVI beginning of XX century). Part 2. The settlement of the region and the ethnic and demographic situation. Samara: Samar. University, 2014. 254 p.
  12. Peretyatkovich G.I. Volga region in XVII and beginning of XVIII century (Essays from the history of colonization of the region). Odessa, 1882. 412 p.
  13. Postolenko, V.N. From the past of the Orenburg region. Chkalov: Tipogr. Izd-VA «Chkalov commune», 1939. 152 p.
  14. Preobrazhenskaya, A.A. Essays on the colonization of the Western Urals in the XVII beginning of XVIII century. M.: Publishing house of the Academy of Sciences of the USSR, 1956. 302 p.
  15. The Transfiguration A. the Urals and Western Siberia in the end of XVI beginning of XVIII ve-ka. M.: Nauka, 1972. 392 p.
  16. RGADA (Russian state archive of ancient acts). F. 1132. Op. 1.
  17. Ryazanov A.F., Orenburg region. (Historical sketch). Orenburg: Publishing of the journal «Bulletin of.», 1928. 142 p.
  18. Svirelin M.V. Colonization of the Orenburg region in the first half of the XVIII century // Ancient and New Russia. 1876. No. 6. P. 178-186.
  19. Tarasov Yu.M. Russian peasant colonization of the southern Urals, the second-Lovina XVIII first half XIX V., Moscow: Nauka, 1984. 175 p.
  20. Ustyugov N.V. From the history of Russian peasant colonization of the southern Urals in the XVIII century // the Yearbook on agrarian history of Eastern Europe in 1958 in Tallinn: Publishing house of the Academy of Sciences of the Estonian SSR, 1959. S. 33-42.
  21. CHACO (Central state archive of Samara region). F. 150. Op. 1.
  22. Shaikhislamov R. B. State peasants of the southern Urals before the abolition of serfdom. Ufa: RITS BASHGU, 2013. 118 p.
  23. Shaikhislamov R.B. History of peasantry of southern Urals in the first half of the XIX century in Russian studies in the 1950s and 1960s years // Bulletin of the Bashkir University. 2013. T. 18. No. 2. S. 575-577.
  24. Shaikhislamov R.B. the Peasants on state-owned lands of the southern Urals till the middle of XIX century // Bulletin of the Bashkir University. 2017. T. 22. No. 1. P. 284-287.

Оставить комментарий