Условия развития рыбной промышленности Калмыкии в годы Великой Отечественной войны

Аннотация

В статье исследуются исторические обстоятельства и проблемы развития рыбной промышленности Калмыкии в годы Великой Отечественной войны. Раскрываются аспекты отраслевой организации рыбного хозяйства, вопросы технического оснащения рыболовецкого флота, проблемы кадрового обеспечения в условиях войны. Показаны меры мобилизационной активности руководства, направленной на выполнение рыбозаготовительными хозяйствами Калмыкии повышенных плановых показателей. Освещены показатели добычи и нормы выработки рыбопродукции, охарактеризованы индивидуальные трудовые достижения рыбаков и переработчиков. Описаны проблемные стороны рыбозаготовительной деятельности в условиях войны. Показаны способы нормативного и организационного воздействия партийно-хозяйственных органов на интенсификацию труда в условиях дефицита трудовых резервов. Освещены результаты массового трудового энтузиазма работников рыбной промышленности Калмыкии, выраженные в соответствующих показателях выработки продукции. Затронута проблема выбывания трудовых ресурсов в рыбной промышленности Калмыкии в разгар войны в связи с депортацией калмыцкого народа и рассмотрены меры, направленные на решение данной проблемы. Показаны трудовые достижения калмыцких рыбаков и производственников в местах спецпоселений.

Ключевые слова и фразы: история хозяйства, рыбная промышленность, Калмыкия, Великая Отечественная война, интенсификация труда, труженики тыла, депортация калмыков.

Annotation

Conditions for the development of the fish industry of Kalmyky in the years of the Great Patriotic war.

The article explores the historical circumstances and problems of development of the fishing industry in Kalmykia during the Great Patriotic War. The aspects of the branch organization of the fishing industry, the issues of the technical equipment of the fishing fleet, the problems of personnel support in the conditions of war are revealed. Measures of the mobilization activity of the leadership aimed at the fulfillment of planned indicators by fish production enterprises in Kalmykia are shown. The norms and indicators of extraction and production of fish products are covered, individual labor achievements of fishermen and processors are characterized. The problematic aspects of fish production activity in the conditions of war are described. The methods of the regulatory and organizational influence of the party and economic bodies on the intensification of labor in conditions of a deficit of labor reserves are shown. The results of mass labor enthusiasm of fish industry workers of Kalmykia, expressed in the corresponding indicators of output, are highlighted. The problem of disposing of labor resources in the fishing industry of Kalmykia at the height of the War in connection with the deportation of the Kalmyk people and measures aimed at solving this problem was touched upon. The labor achievements of the Kalmyk fishermen in the place of deportation are shown.

Key words and phrases: the history of the economy, the fishing industry, Kalmykia, the Great Patriotic War, the intensification of labor, the workers of the rear, the deportation of Kalmyks.

О публикации

Авторы: .
УДК 947.
DOI 10.24888/2410-4205-2018-14-1-151-160.
Опубликовано 23 марта года в .
Количество просмотров: 6.

Вопросы истории хозяйственного развития нашей страны обладают статусом актуальны, так как именно их понимание вносит ясность в раскрытие ключевых закономерностей исторического процесса России. Наименее благоприятные природно-климатические условия хозяйствования на территории нашего государства, в сравнении с другими странами, предопределяли заведомо проигрышные позиции страны по ряду показателей развития. Однако победа СССР в Великой Отечественной войне поставила вопрос о том, каким образом производственные ресурсы стране удалось мобилизовать в тылу, в условиях оккупации и захвата противником большей части производительных сил. В частности, потери рыбопромысловых регионов в результате оккупации привели к выбыванию порядка 30% от довоенного объема добычи рыбных ресурсов, но уже за первые два года войны эти потери были частично компенсированы ростом добычи рыбных ресурсов в других рыбопромысловых районах (до 81% к уровню 1940 года), среди которых Волго-Каспийский регион имел наибольший вес. По справедливой оценке С.В. Виноградова, «с потерей части рыболовных районов на западе Волго-Каспийский бассейн являлся основным поставщиком рыбной продукции для фронта и всей страны, несмотря на то, что в 1942 г. боевые действия велись в непосредственной близости от рыбных промыслов и центров переработки рыбы [2, c. 52]. Важность рыбопродукции для обеспечения нужд фронта и тыла трудно переоценить. 23 августа 1941 года рыба вошла в перечень нормируемых продуктов для населения 43 городов СССР (в т.ч. Сталинграда), распределяемых по карточкам [12, c. 37]

В истории вопроса еще остается множество непроясненных конкретных обстоятельств организации социалистического труда при дефиците средств производства, вопросов об источниках и формах повышения производительности труда, обстоятельств раскрытия мобилизационного потенциала трудящихся и резервов интенсификации труда в тылу в критических условиях военного времени.

Эта проблематика исследуется историками давно и плодотворно [2, 5, 7, 8], что позволяет обобщить накопленные факты и сформулировать выводы относительно комплекса объективных условий развития рыбной промышленности Калмыкии в годы Великой Отечественной войны. Частным вкладом в понимание этих процессов является данное исследование, построенное на извлечении из архивов и анализе первичного исторического материала о показателях производства рыбной промышленности Калмыкии в годы Великой Отечественной войны.

Как справедливо указывал в своей работе В.Е. Калгин, «чтобы выстоять и победить в длительной, самой тяжелой из войн в истории нашей Родины, нужно было остановить падение производства пищевых продуктов, чтобы улучшить снабжение продовольствием армии и тыла. Рыбная промышленность должна была выполнить одну из важнейших задач – поддержать на возможно более высоком уровне производство рыбных продуктов при минимальных дополнительных вложениях в материально-техническую базу. В условиях военной экономики их приходилось буквально отрывать от военной промышленности, от других отраслей хозяйства. Совместить эти требования можно было только одним путем – концентрацией дополнительных ресурсов в тех районах, где при очень ограниченных затратах и в кратчайшие сроки можно было бы максимально увеличить вылов рыбы» [7, с. 140-141].

Накануне Великой Отечественной войны рыбная промышленность являлась ведущей отраслью промышленности Калмыцкой республики. К 1941 г. она была представлена различными предприятиями двух крупных объединений – Калмгосрыбтреста и Калмрыбакколхозсоюза.

В состав Калмыцкого рыбопромышленного треста входили 10 рыбозаводов, 4 моторно-рыболовные станции, 130 бригад и 1210 рыбацких звеньев. При этом рыбопромышленному тресту республики подчинялись предприятия, расположенные как на территориях Лаганского, Приволжского, Долбанского улусов Калмыцкой АССР, так и находившиеся в пригороде Астрахани: Трусовский рыбозавод имени Молодежи (часто называемый Молодежным рыбозаводом) и Могутинский рыбозавод, расположенный на территории Икрянинского района Астраханского округа Сталинградской области. Все эти предприятия были ориентированы на обработку добываемой рыбной продукции Северного Каспия и Нижнего Поволжья [5, с. 95]. В состав Калмгосрыбтреста входило и одно из крупнейших предприятий рыбной промышленности страны – Лаганский рыбоконсервный комбинат.

В объединение Калмрыбакколхозсоюз вошли 23 рыболовецких колхоза, поставлявших сырье для дальнейшей переработки. В рассматриваемый период предприятия рыбной промышленности Волго-Каспийского бассейна играли важнейшую роль в данной отрасли экономики, особенно после оккупации фашистами европейской части Советского Союза. Возможно, именно по этой причине в августе 1941 года Наркомат рыбной промышленности СССР был переведен из Москвы в Астрахань.

Начало войны осложнило условия работы, поставив под вопрос выполнение предприятиями рыбной отрасли плановых обязательств. В первые месяцы войны значительная часть мужского населения рыбацких районов Калмыкии была призвана на фронт. Трудящиеся, остававшиеся в тылу, привлекались для выполнения военно-оборонных работ, в частности, на строительство стратегически важного объекта – железной дороги Кизляр-Астрахань. На нужды армии и флота изымались рыболовецкие суда (реюшки, плашкоуты, баркасы), автомашины, лошади с упряжью, горючее, леса, сетеснастные материалы (дель, канат и прочее) [16, д. 1347, л. 112]. В результате военной мобилизации людских и материальных ресурсов произошло существенное снижение производственных мощностей рыбной промышленности Калмыцкой республики.

Для строительства участка железнодорожной линии Кизляр-Астрахань, проходившего через калмыцкую степь (участок длиной 280 км), в 1941 г. из республики было мобилизовано 6200 человек. Для проведения этих работ трудовые ресурсы были привлечены преимущественно из Яндыко-Мочажного и Приволжского улусов, население которых трудилось на рыбных промыслах Волго-Каспийского бассейна, что вкупе с военной мобилизацией значительно усиливало проблему нехватки рабочих рук в рыбной отрасли Калмыкии.

Кроме того, именно приволжские и приморские колхозы обеспечивали мобилизованных на работы людей продовольствием, жильем, а также одеждой и обувью. На долю этих же колхозов выпало материальное обеспечение стройки, а именно: гужевой транспорт в количестве более 3 тысяч подвод и тягловая сила к нему (лошади, верблюды, волы) вместе с упряжью и фуражом, рабочий инвентарь (лопаты, кирки, пешни, ломы, рыбопромысловые тачки и дощатые настилы к ним, носилки, плетеные корзины, вёдра).

Практически при полном отсутствии тракторов, автомашин, которые, как и в других краях и областях страны, с началом войны были мобилизованы для нужд армии, при отсутствии бульдозеров, грейдеров и другой спецтехники колхозники, немногочисленные рабочие и служащие восточных улусов Калмыкии вместе с астраханцами, дагестанцами и ставропольцами под руководством специалистов 83-й железнодорожной бригады завершили строительство железной дороги в точно установленный Советским правительством срок – к началу августа 1942 г. И уже 4 августа 1942 года по этой дороге с Северного Кавказа через Астрахань на Сталинград пошли первые поезда, доставляющие все необходимые военные и вспомогательные грузы на стратегически важный участок фронта, где разворачивалась Сталинградская битва [18, с. 79].

Что касается самой рыбопродукции, то вся добытая рыба и рыбные продукты уходили в государственные фонды, а оттуда – на продовольственное обеспечение Красной Армии. В этих условиях для пропитания своей семьи калмыцкие рыбаки занимались рыболовством в свободное от работы время [1, c. 65].

Тем не менее статистика производственных показателей за весь период военных лет выглядит внушительно. Постановка вопроса об источниках и ресурсах, позволивших достигать эти показатели, привела к необходимости рассмотреть организацию работы в трудовых коллективах.

В условиях нехватки квалифицированной рабочей силы, плавсредств, орудий лова, специальной одежды и обуви, слабой механизации основных производственных циклов, дефицита льда и соли одним из важнейших факторов повышения производительности труда стало социалистическое соревнование. Его инициаторами выступили рыбаки реюшечных колонн колхоза имени Ворошилова и коллектив рыбозавода имени Молодежи. Стахановцы из Лаганского улуса, звеньевые реюшечного колхоза «Каспиец» Алымов Григорий, Карпов Михаил, Удодов Трофим и рыбак рыболовецкого колхоза имени Чапаева Чимидов Бадма-Халга за 25 дней июля 1941 года перевыполнили план третьего квартала по добыче рыбы-сырца. За трудовую доблесть они были удостоены звания «Отличник социалистического соревнования Наркомрыбпрома СССР». Поддержал начинание коллег и коллектив рыбозавода «Улан Хальмг», выполнив производственный план за первую половину июля на 177,7 процента [16, д. 1441, л. 38, 71].

В целом годовой план на 1941 год по добыче рыбы-сырца калмыцкие рыбколхозы выполнили на 108,7 процента. В натуральном выражении всего на переработку заводам рыбаками Калмыкии было сдано 336,8 тыс. центнеров рыбы. Наибольших результатов достигли Приволжская МРС (моторно-рыболовная станция), рыбозаводы «Улан Хальмг» и «Могутинский». Их ударный труд позволил сдать государству 193,2 тыс. центнеров соленой, 8,11 тыс. центнеров копченой, 5,09 тыс. центнеров сушеной и 1,0 тыс. центнеров маринованной рыбы [16, д.1441, л.л. 38, 71]. В целом по отрасли в 1941 году, по сравнению с довоенным 1940 годом, было добыто на 45 тыс. центнеров рыбы больше.

Однако, несмотря на перевыполнение плана по добыче, выпуск мороженой и охлажденной рыбы, а также консервов оказался ниже плановых показателей. Это происходило из-за нехватки льда, жести и соли. Увеличение выпуска копченой, сушеной продукции, освоение производства рыбных концентратов, маринованной сельди, очень актуальных для фронта ввиду долгого срока хранения, было достигнуто за счет перестройки и пуска новых цехов на Молодежном рыбозаводе и рыбозаводе «Улан Хальмг». Частичной реконструкции эти рыбозаводы подверглись также в целях организации выпуска рыбных сухарей, муки, заготовки рыбной печени [14, д. 1360, л. 60, 115, 117; д. 1349, л. 292, 294].

Зимой 1942 года сильные морозы не позволили вести в промышленных объемах подледный лов рыбы. Но не только погода вносила свои коррективы, остро ощущалась и нехватка рабочих рук. Так, на весеннюю путину 1942 г. тресту требовалось 1519 ловцов, в то время как могло быть привлечено в качестве ловцов только 1017 человек. Кроме того, необходимо было изыскать 338 средств вооружения и орудий лова [9, с. 21]. Критическая ситуация складывалась с рыболовецким флотом, так как по мере приближения фронта к Нижнему Поволжью приемный флот стал чаще использоваться для перевозок людей и материальных ценностей в военных целях.

В этих усложнившихся условиях возросла степень администрирования рыбаков со стороны Наркомата рыбной промышленности и партийных органов, обусловленная достижением главной цели – снабжения армии и тыла рыбной продукцией. Одной из мер повышения интенсивности труда можно рассматривать введение института комиссаров на моторно-рыболовных станциях. Другой мерой было нормативное увеличение норм выработки: вступило в действие постановление Совнаркома КАССР и обкома партии «О повышении на время войны для каждого трудоспособного колхозника и колхозницы обязательного минимума трудодней в год» [5, с. 97]. Весеннюю путину 1942 года рыбаки Калмыкии провели с большим патриотическим подъемом, вылившимся в значительное перевыполнение плановых показателей. Все коллективы отрасли приняли участие во Всесоюзном социалистическом соревновании. В частности, инициативу проявили стахановцы из колхоза «Каспиец» Лаганского улуса, обратившиеся к труженикам рыболовецких улусов со специальным письмом, одобренным бюро Калмыцкого обкома партии [14, д. 173, л. 5].

К лету 1942 г. производственные показатели калмыцких рыбохозяйств продемонстрировали значительный рост. Особо отличились рыболовецкие колхозы и рыбозавод «Улан Хальмг» Приволжского улуса. Так, неводная бригада коммуниста Эрдни Бяткаева из колхоза «Новая жизнь» к 10 июня 1942 года выполнила план лова рыбы на 321%. Женское неводное звено депутата Приволжского улусного Совета Амуланг Манджиевой из колхоза «Соревнование» выполнило годовой план лова на 357%, а звено Очира-Ара Менкеева – на 388%. Рыбак, отличник рыбной промышленности, Очир-Гаря Буршумов, выполнил годовое задание по лову рыбы на 300%. Позже, в 1943 г., О–Г. Буршумов за выдающиеся успехи в ловле рыбы был награжден орденом Ленина. На 10 июня 1942 г. рыбаки и рыбачки Приволжья годовой план выполнили на 120,6 процента. Таким образом, годовой план был выполнен за 5 месяцев. Рабочие рыбозавода «Улан Хальмг» в массе своей производственные задания выполняли на 200% и более.

Правительство вводило поощрения для тружеников тыла. За досрочное выполнение годового плана лова рыбы 8 человек из колхоза «Соревнование» были награждены похвальными грамотами Наркомрыбпрома СССР, а председатель колхоза П.П. Зверев, секретарь парторганизации Г.М. Байнхараев, звеньевая А.Ш. Манджиева и бригадир Д.С. Петров были награждены значками «Отличник рыбной промышленности СССР». За образцовое выполнение заданий по лову и обработке рыбы Президиум Верховного Совета КАССР наградил Почетными грамотами более ста передовиков рыбной промышленности и рыболовецких колхозов из Приволжского, Долбанского, Лаганского и Уланхольского улусов. [9, с. 47-48]. Коллективам колхоза «Соревнование», Приволжской МРС и рыбозавода «Улан Хальмг» были вручены Переходящие Красные знамена обкома партии и Совнаркома Калмыцкой АССР.

Как показал М.С. Гаряев, военно-патриотическое движение, развернувшееся в стране, не было однообразным, а развивалось в нескольких видах, имевших своих многочисленных последователей и в отрасли добычи и переработки рыбы: «движение тружеников тыла за выполнение заданий фронта, за снабжение его военной техникой, боеприпасами, продовольствием и обмундированием, усиление социалистического соревнования, создание фронтовых бригад, движение «двухсотников» (выполнение плана на 200 % и более) и т.д.» [4, c. 15].

Нельзя не отметить также, что картина производственного энтузиазма рыбаков в годы Великой Отечественной войны была бы не полна без понимания суровости условий, в которых промысловикам и переработчикам приходилось совершать трудовые подвиги. Как показал С.В. Виноградов, «в период войны резко ухудшились условия жизни работников рыбной промышленности. В рыбацких селах часто отсутствовали товары первой необходимости, а введенные с начала войны талоны отоваривались с большим трудом. Положение усугублялось многочисленными нарушениями в системе Рыболовпотребкооперации, отвечавшей за снабжение рыболовецких колхозов. Вопросы снабжения рыбаков Волго-Каспия необходимыми продуктами в годы войны и в первые послевоенные годы постоянно вызывали недовольство среди рыбаков, которые требовали наведение порядка в этом вопросе» [2, c. 52].

Рыбная промышленность Калмыкии по своей продуктивности выделялась на общесоюзном уровне и была также признана победителем во Всесоюзном социалистическом соревновании среди предприятий Урало-Каспийского бассейна, заняв первое место по итогам работы за первое полугодие 1942 г. При этом в других рыболовецких бассейнах добыча рыбопродукции была организована не менее интенсивно. Например, на предприятиях и рыболовецких колхозах Обь-Иртышского бассейна было занято три четверти всего взрослого трудоспособного населения региона [10, c. 70].

Всего в первом полугодии 1942 года калмыцкие рыбколхозы сдали на переработку 225460 центнеров рыбы-сырца, дав сверх плана 31360 центнеров продукции. Рыбаки треста в свою очередь заготовили 233,2 тыс. центнеров рыбы, что составило 112,7 процентов к полугодовому плану [5, с. 100-101].

В октябре 1942 года коллектив рыбозавода «Улан Хальмг» досрочно выполнил месячную программу на 101,6% и занял первое место по тресту. Рыбаки послали фронтовикам 600 центнеров свежей рыбы и 6900 рублей. В сборе подарков для бойцов Красной Армии приняли участие 2464 рыбака и рыбачки. План добычи рыбы Калмгосрыбтрестом на 11 ноября уже был выполнен на 86 процентов. В целом рыбаки план 1942 года значительно перевыполнили и дали фронту 328600 центнеров рыбы. Только один рыбозавод «Улан Хальмг» дал сверх плана 25400 центнеров рыбы и 8 млн. 200 тыс. рублей прибыли. Помимо своей прямой продукции рыбаки Калмыкии оказывали фронту и добровольную материальную помощь. Так, за короткий срок рыбаки собрали на строительство танковой колонны «Советская Калмыкия» 1 млн. 35 тыс. рублей, а также отправили на фронт в подарок бойцам Красной Армии рыбной продукции и вещей на сумму 80444 рубля [11].

Оценивая итоги рыбодобычи в Волго-Каспийском бассейне в 1942 г., следует также учитывать отмеченные специалистами не самые лучшие объективные природные обстоятельства истощения рыбных ресурсов Каспия [2, c. 53].

Для выполнения плана на 1943 г. очень важным было сохранить кадровый состав рыболовецких хозяйств. Руководители предприятий треста и рыбколхозов ежегодно подавали в военный отдел списки военнообязанных, пользующихся отсрочками и отмобилизованных. В феврале 1943 г. в таких списках по Лаганскому рыбоконсервному заводу значились: рабочий А. Бисихатов, моторист В. Павлов, кормщик Г. Любицкий, кормприемщики П. Вашутин и М. Бадмаев, рулевой Я. Анненков и другие, всего 103 человека [16, д. 1305, л. 48; д. 1422, л. 19, 22].

В 1943 г. фронт вплотную приблизился к Нижнему Поволжью, напряжение материальных и трудовых ресурсов сказывалось на работе тыла. Это потребовало от рыбаков предельной мобилизации труда. В начале апреля 1943 г. рабочие рыбозавода «Улан Хальмг» обратились с призывом ко всем работникам отрасли к 1 мая выполнить план 1943 г. на 45 процентов. В итоге годовой план вылова рыбы в целом по отрасли был выполнен за 8,5 месяцев [9, с. 154-155].

Еще с июня 1943 г. участились налеты немецкой авиации на участки лова. Среди мирных тружеников были жертвы – затонуло плавсредство Лаганской МРС «Фурманов» со всей командой и рыбаками. В результате налета также были затоплены плавзавод и нефтеналивные баржи [11]. Но ни налеты вражеских самолетов, ни сложные условия путины не смогли сломить волю рыбаков. Только Лаганский рыбозавод обработал за 1943 г. 110 тыс. центнеров рыбы.

В целом, «в 1943 г. довольно успешно потрудились рыболовецкие колхозы и предприятия рыбной промышленности Калмыцкой АССР. Рыбаки колхозов при годовом плане 330 тыс. ц, установленном постановлением правительства СССР № 102-37с от 27 января 1943 г., к 1 декабря выловили и сдали 395 тыс. ц. рыбы (120%). 5 крупных предприятий Калмгосрыбтреста заготовили 342 829 ц. (104%) рыбной продукции» [13, c. 13].

Последовавшая в конце декабря 1943 г. депортация калмыцкого народа пагубно отразилась на состоянии рыбной отрасли республики. Значительно сократилось число рабочих на рыбозаводах, рыбаков в колхозах, сделав невозможным выполнение государственного плана. Калмгосрыбтрест и Калмрыбакколхозсоюз были ликвидированы, а их предприятия были переданы Волго-Каспийскому Госрыбтресту. Уланхольская МРС (моторно-рыболовная станция) вливалась в Лаганскую, Приволжская – в Пригородную.

По решению Астраханского облисполкома, рыболовецкие колхозы «Улан Туг», «20-я годовщина Октября», «Соц-Халга» прекратили свое существование, а их имущество было передано колхозам «Каспиец» и «Вторая пятилетка». Оценить убыль трудовых ресурсов поможет сравнение: так, в Волжской МРС (моторно-рыболовная станция) в 1943 г. на добыче рыбы были заняты 855 рыбаков. На 1 января 1944 года эта МРС имела только 57 рабочих [16, д. 1425, л. 63]. После выселения калмыков в Каспийском районе из 1050 рыбаков колхозов осталось всего 280, кадровый состав уменьшился почти в четыре раза. Но, несмотря на такие катастрофические потери, коллективы МРС, рыбозаводов и рыбколхозов продолжали решать важнейшую для страны задачу. И в 1944 г. колхозами Астраханского госрыбтреста, после пополнения их трудовыми ресурсами, план добычи был выполнен на 107% [3, с. 47].

Калмыки, несмотря на тяжелую моральную травму и лишения, в очень короткие сроки трудоустраивались на местах спецпоселений. Имеющиеся данные говорят о том, что труженики рыбной отрасли упраздненной Калмыцкой республики продолжили успешно работать по своему профилю.

Из числа калмыков, прибывших в Красноярский край, 2100 семей были определены в Красноярский рыбтрест и 900 семей – в Таймырский. В Омской области в рыбную отрасль были трудоустроены 18718 калмыков, в Тюменской – 8597 человек [19, с. 317]. Причем в Омской области калмыцкие спецпоселенцы пережили еще одно переселение.

30 апреля 1944 г. было принято постановление обкома ВКП(б) и постановление исполкома облсовета «О переселении спецпереселенцев-калмыков в рыбопромышленные районы области». Совместное постановление от 30 апреля принималось в соответствии с постановлением ГКО от 18 января 1944 г. «О подготовке к весенней путине и увеличении добычи рыбы в 1944 г. по Наркомрыбпрому СССР» и санкционировало переселение конкретной группы переселенцев. Основанием же для постановления ГКО послужило совместное постановление СНК и ЦК ВКП(б) от 06.01.1944 № 19 «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем востоке», которым предусматривалось выделение значительного количества рабочей силы для рыбных промыслов и было санкционировано переселение спецпереселенцев для нужд рыбной промышленности. Расселение вторично переселенных было произведено в трех северных округах: в системе трех рыбопромышленных трестов: Тобольского – 1879, Ханты-Мансийского – 5999 и Ямало-Ненецкого – 1467 человек. В результате калмыки были закреплены за предприятиями рыбной отрасли Омской области, но последовавшее административно-территориальное выделение Тюменской области из Омской привело к тому, что все калмыки, переданные в рыбную промышленность, оказались на территории Тюменской области [6, с. 212].

В отчете Тюменского обкома партии за 1944 г. отмечалось, что калмыки, занятые на работах Самаровского консервного комбината, Сургутского консервного завода, Нижневартовского рыбзавода, норму выработки выполняют в большинстве на 100-150 процентов. По Самаровскому консервному комбинату среди стахановцев значилось 39 калмыков, по Сургутскому консервному заводу – 19 [19, с. 318].

Как показал С.А. Иванов, более половины всех калмыков-спецпереселенцев в Тюменской области трудилось в рыбной промышленности (3353 человека), а к началу 1945 года за рыбной промышленностью было закреплено 6906 человек, что составляло 32,7% от численности спецпереселенцев всех категорий. Калмыки существенно пополнили оскудевшие за годы войны трудовые ресурсы предприятий рыбной промышленности. Из общего количества занятых в 1945 году в промышленности по предприятиям рыбопромышленных трестов калмыки составляли: в Тобольском – 26%, в Ханты-Мансийском – 17%, в Ямало-Ненецком – около 15% [6, с. 212-213].

Отрицательным аспектом трудораспределения калмыков на рыбопромышленные предприятия Тюменской области было то, что спецпереселенцы поступали в полное распоряжение рыбопромышленных предприятий, где формальные права работников были не ясны и не закреплены документально, что открывало широкое поле для злоупотреблений и несправедливости (в частности, ущемлений в сфере оплаты труда) руководства предприятий в отношении работников-калмыков. При этом необходимо учитывать, что основной трудовой контингент спецпереселенцев на рыбопромышленных предприятиях (70-80% и более) составляли женщины и подростки 14-16 лет.

А.С. Иванов справедливо отмечает, что калмыки, находясь в тяжелейших условиях депортации, внесли посильный вклад в развитие народного хозяйства Омской и Тюменской областей, при этом наибольшее значение труд калмыков-спецпереселенцев имел в системе рыбной промышленности, где спецпереселенцы-калмыки составляли в военные годы порядка 20% работников предприятий. Они добросовестно трудились и совершенствовали трудовые навыки. К концу 1945 года показатели нормы выработки по Ханты-Мансийскому госрыбтресту среди калмыков выросли на 15-16% в сравнении с показателями 1944 года [6, с. 216].

Эти факты говорят о том, что, несмотря на определенные ограничения в правах, демобилизованные военнослужащие и трудящиеся калмыцкого народа продолжали с энтузиазмом работать в тылу, на спецпоселении, внося свой вклад в общую победу в Великой Отечественной войне.

Анализ фактического материала позволяет выделить наиболее существенные условия развития рыбной промышленности Калмыкии в годы Великой Отечественной войны, а именно:

1.    Стесненность в средствах развития отрасли, опора на имеющиеся технические ресурсы без возможности их модернизации в условиях войны.

2.    Ограниченные трудовые резервы, осложненные военной мобилизаций, отягощенные депортацией калмыцкого народа с территории Калмыцкой АССР в районы Сибири.

3.    Военное время как мотив формирования высокой личной и коллективной ответственности за выполнение планов заготовок рыбной продукции.

4.    Усиление давления на моральные аспекты сознательного отношения к результатам труда рыбаков со стороны партийных и хозяйственных органов управления рыбной отрасли.

5.    Атмосфера максимальной мобилизации сил трудящихся, создававшаяся организационно-пропагандистскими методами: массовый энтузиазм, стремление к перевыполнению плановых показателей, общие социалистические интересы трудящихся, общие государственные интересы победы в Великой Отечественной войне.

В итоге, как можно видеть, трудящиеся рыбной отрасли Калмыкии в чрезвычайных условиях военного времени смогли внести весомый вклад в решение важнейшей для страны задачи по обеспечению армии и тыла рыбной продукцией.

Таким образом, на примере конкретного фрагмента хозяйственной истории можно сделать вывод о том, что социалистическая организация и практика труда, мотивированная войной, в условиях предельного напряжения физических и моральных сил воспитала высокий уровень сознательной трудовой дисциплины народа.

Заложенный потенциал обеспечил высокие показатели созидательной деятельности как во время, так и после войны, что и демонстрировали калмыки как на родине, так и в местах спецпоселений, будучи уже в статусе депортированного народа. Этот ключевой фактор позволил СССР в кратчайшие сроки восстановить разрушенное войной хозяйство и выйти на лидирующие позиции в мире по росту производства.


Список литературы / References

На русском

  1. Бадмаева Е.Н. Проблемы управления в период коллективизации и их отражение в историографии (на материале Калмыкии) // Вестник калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. – 2015. – № 3. – С. 35-42.
  2. Виноградов С.В. Рыбная промышленность Волго-каспийского бассейна в 1918-1991 гг. (опыт анализа эффективности партийно-государственного руководства отраслью) // Вестник калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. – 2011. – №. 2. – С. 49-55
  3. Вклад трудящихся Калмыкии в победу над фашистской Германией (1941- 1945 гг.) сборник научных трудов. Элиста: Издательство: КалмГУ, 2002. – 120 с.
  4. Горяев М.С. Мобилизация средств и сил населения Калмыкии в Великой Отечественной войне // Каспийский регион: политика, экономика, культура. – 2010. – № 1. – С. 5-17.
  5. Гиляшаева М.Н. Рыбная промышленность и рыбаки Калмыкии в первый год Великой Отечественной войны // Вклад трудящихся Калмыкии в победу над фашистской Германией 1941-1945 гг. Элиста, 1999. – 158 с.
  6. Иванов А.С. Спецпереселенцы – калмыки на территории Омской и Тюменской областей в годы войны: трудовой аспект // Вклад регионов Юга России в победу в Великой Отечественной войне 1941-1945. Российская научно-практическая конференция (Элиста, 2010): материалы. – Элиста: изд-во Калм. университета. – С. 211-216.
  7. Калгин В.Е. Развитие рыбной промышленности Нижнего Поволжья в 1918-1945 гг.: дис. … канд. ист. наук. Астрахань, 2005. 242 с.
  8. Калгин В.Е. Рыбная промышленность Калмыцкой АССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Вклад народов Северного Кавказа в победу над фашизмом в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.: материалы межрегиональной научно-практической конференции (27-28 апреля 2005 года). – Элиста: КалмГУ, 2005. – С. 104-106.
  9. Кичиков М.Л. Во имя победы над фашизмом. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1974. 208 с.
  10. Колобова Б.А. Рыбное хозяйство Ханты-Мансийского автономного округа и Нижневартовского района в предвоенные годы и годы войны // «Мира не узнаешь, не зная края своего»: Материалы 7-х краеведческих чтений. Нижневартовск, 2003. С. 65-71.
  11. Коммунист, 29 января 1943 г.
  12. Красноженова Е.Е. Организация государственного снабжения населения в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. (на материалах Нижнего Поволжья) // Каспийский регион: политика, экономика, культура. – 2012. – № 1. – С. 36-41.
  13. Максимов К.Н. Калмыкия в годы Великой Отечественной войны: всенародная помощь фронту // Вестник калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. – 2010. – № 1. – С. 5-14.
  14. Нациоланльный архив республики Калмыкия (НА РК). Р-89. Оп.1.
  15. НА РК. Р-131. Оп. 1.
  16. НА РК. Р-136. Оп. 1.
  17. НА РК. Р-136. Оп. 3.
  18. Оглаев Ю.О. Крестьянство Калмыкии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. // Вклад трудящихся Калмыкии в победу над фашистской Германией (1941-1945 гг.): Сборник научных трудов. – Элиста: КГУ, 1999. – С. 58-95.
  19. Очерки истории Калмыцкой АССР. Эпоха социализма. М.: Наука, 1970. – 432 с.

English

  1. Badmaeva E.N. Problemy upravlenija v period kollektivizacii i ih otrazhenie v istoriografii (na materiale Kalmykii)//Vestnik kalmyckogo instituta gumanitarnyh issledovanij RAN. 2015. № 3. S. 35-42.
  2. Vinogradov S.V. Rybnaja promyshlennost’ Volgo-kaspijskogo bassejna v 1918-1991 gg. (opyt analiza jeffektivnosti partijno-gosudarstvennogo rukovodstva otrasl’ju) // Vestnik kalmyckogo instituta gumanitarnyh issledovanij RAN. 2011. №. 2. – S. 49-55.
  3. Vklad trudjashhihsja Kalmykii v pobedu nad fashistskoj Germaniej (1941-1945 gg.) sbornik nauchnyh trudov. Jelista, Izdatel’stvo: KalmGU, 2002. – 120 s.
  4. Gorjaev M.S. Mobilizacija sredstv i sil naselenija Kalmykii v Velikoj Otechestvennoj vojne // Kaspijskij region: politika, jekonomika, kul’tura. 2010. № 1. S. 5-17.
  5. Giljashaeva M.N. Rybnaja promyshlennost’ i rybaki Kalmykii v pervyj god Velikoj Otechestvennoj vojny // Vklad trudjashhihsja Kalmykii v pobedu nad fashistskoj Germaniej 1941-1945 gg. Jelista, 1999. – 158 s.
  6. Ivanov A.S. Specpereselency – kalmyki na territorii Omskoj i Tjumenskoj oblastej v gody vojny: trudovoj aspekt // Vklad regionov Juga Rossii v pobedu v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945. Rossijskaja nauchno-prakticheskaja konferencija (Jelista, 2010): materialy. – Jelista: izd-vo Kalm. universiteta. S. 211-216.
  7. Kalgin V.E. Razvitie rybnoj promyshlennosti Nizhnego Povolzh’ja v 1918-1945 gg.: dis. … kand. ist. nauk. Astrahan’, 2005. 242 s.
  8. Kalgin V.E. Rybnaja promyshlennost’ Kalmyckoj ASSR v gody Velikoj Otechestvennoj vojny (1941-1945 gg.) // Vklad narodov Severnogo Kavkaza v pobedu nad fashizmom v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-45 gg.: Materialy mezhregional’noj nauchno-prakticheskoj konferencii (27-28 aprelja 2005 goda). – Jelista: KalmGU, 2005. S. 104-106.
  9. Kichikov M.L. Vo imja pobedy nad fashizmom. Jelista: Kalmyckoe knizhnoe izdatel’stvo, 1974. 208 s.
  10. Kolobova B.A. Rybnoe hozjajstvo Hanty-Mansijskogo avtonomnogo okruga i Nizhnevartovskogo rajona v predvoennye gody i gody vojny // «Mira ne uznaesh’, ne znaja kraja svoego»: Materialy 7-h kraevedcheskih chtenij. Nizhnevartovsk, 2003. – S. 65-71.
  11. Kommunist, 29 janvarja 1943 g.
  12. Krasnozhenova E.E. Organizacija gosudarstvennogo snabzhenija naselenija v period Velikoj Otechestvennoj vojny 1941-1945 gg. (na materialah Nizhnego Povolzh’ja) // Kaspijskij region: politika, jekonomika, kul’tura, 2012. № 1. S. 36-41.
  13. Maksimov K.N. Kalmykija v gody Velikoj Otechestvennoj vojny: vsenarodnaja pomoshh’ frontu // Vestnik kalmyckogo instituta gumanitarnyh issledovanij RAN. 2010. № 1. – S. 5-14.
  14. Naciolanl’nyj arhiv respubliki Kalmykija (NA RK). R-89. Op. 1.
  15. NA RK. R-131. Op. 1.
  16. NA RK. R-136. Op. 1.
  17. NA RK. R-136. Op. 3.
  18. Oglaev Ju.O. Krest’janstvo Kalmykii v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg. // Vklad trudjashhihsja Kalmykii v pobedu nad fashistskoj Germaniej (1941-1945 gg.): Sbornik nauchnyh trudov. – Jelista: KGU, 1999. S. 58-95.
  19. Ocherki istorii Kalmyckoj ASSR. Jepoha socializma. M.: Nauka, 1970. – 432 s.

Оставить комментарий