Красный Крест в событиях голода на территории европейской России 1897-1898 годов.

Аннотация

Статья посвящена деятельности Общества Красного Креста по оказанию помощи населению, пострадавшему от неурожая и голода 1897-1898 гг. Традиционно объектом изучения отечественных исследователей являются сюжеты, связанные с голодом 1891-1892 гг., который историки и современники определили как «всероссийское разорение» начала 1890-х гг. Неурожай и голод 1897-1898 гг. по характеру разорения пострадавших местностей были вполне сопоставимы с событиями 1891-1892 гг. и уступали им только по обширности охваченной неурожаем территории. В статье рассматриваются механизмы оказания продовольственной, медицинской и трудовой помощи населению. Так, для помощи трудоспособной части нуждающихся в районах неурожая были организованы специальные бюро, которые сосредотачивали у себя сведения о лицах, ищущих работу, собирали информацию о спросе на рабочий труд. Общество Красного Креста действовало по системе, проверенной продовольственной кампанией 1891-1892 гг.: повсеместно открывались уездные, участковые и сельские попечительства, была развернута сеть общественных и школьных столовых, организована работа по изготовлению предметов первой необходимости. Приводятся цифры ассигнований Общества Красного Креста на борьбу с последствиями неурожая и голода. Анализируется деятельность уполномоченных Общества Красного Креста, командированных в наиболее пострадавшие губернии во время неурожая 1898 г. и ее результаты. В конце статьи делается вывод об эффективности участия Общества Красного Креста в оказании помощи населению пострадавших местностей.

Ключевые слова и фразы: Общество Красного Креста, голод, продовольственное обеспечение, трудовая помощь, медицинская помощь, попечительства.

Annotation

The red cross in the events of famine on the territory of European Russia in 1897-1898.

The article is devoted to the activities of the Red Cross Society to provide assistance to the population affected by the crop failure and famine of 1897-1898. Traditionally, the object of studying domestic researchers are the stories related to the famine of 1891-1892, which historians and contemporaries defined as «all-Russian devastation» of the early 90’s. XIX century. At the same time, the crop failure and famine of 1897-1898 by the nature of the ruin of the affected areas was quite comparable with the events of 1891-1892 and conceded to them only on the vastness of the crop-affected area. The article examines the mechanisms for providing food, medical and labor assistance to the population. So, to help the able-bodied part of the poor in the areas of poor harvest, special bureaus were organized, which concentrated on themselves information about persons seeking work, collected information on the demand for labor. The Red Cross Society operated according to the system tested by the food campaign of 1891-1892: uezd, district and rural guardianships were opened everywhere, a network of public and school canteens was opened, work was organized on the manufacture of essentials. Numbers of allocations of the Society of the Red Cross for struggle against consequences of a crop failure and famine are resulted. The activity of the authorized Red Cross Society, sent to the most affected provinces during the crop failure of 1898 and its results, is analyzed. At the end of the article, a conclusion is drawn on the effectiveness of the participation of the Red Cross Society in providing assistance to the population of the affected areas.

Key words and phrases: Red Cross Society, hunger, food security, labor assistance, medical care, guardianship.

О публикации

Авторы: .
УДК 94 (47).
DOI 10.24888/2410-4205-2018-15-2-52-57.
Опубликовано 18 июня года в .
Количество просмотров: 33.

В России, стране, преимущественно земледельческой, неурожаи издавна были обычным, периодически повторяющимся явлением. Начиная с XVIII в., борьба с ними начала приобретать общегосударственный характер. А к середине XIX в. была разработана целая государственная продовольственная система, которая сохранила свои основные принципы до конца столетия. Помощь правительства нуждающемуся населению оказывалась преимущественно в виде продовольственного обеспечения и удовлетворения семенных нужд. Череда неурожайных лет, постигших Россию в конце XIX в., дискредитировала принципы государственной продовольственной системы. Хлебозапасные магазины и денежные продовольственные капиталы как основные механизмы продовольственной политики в силу субъективных обстоятельств оказывались недостаточны для борьбы с последствиями неурожаев. Перманентные пособия из общеимперского продовольственного капитала, образованного на случай непредвиденной нужды, истощали государственный бюджет. В сложившейся социально-экономической ситуации на помощь нуждающемуся населению пришло российское благотворительное сообщество, самую деятельную роль в котором сыграло Российское Общество Красного Креста.

Рассматривая степень изученности проблемы реакции благотворительного сообщества на социальные нужды, связанные с неурожаем и голодом в Российской империи, необходимо отметить, что современная отечественная историография представлена, как правило, исследованиями, связанными с развитием благотворительности во время голода 1891–1892 гг., последствия которого погрузили страну в состояние глубокого социально-экономического кризиса [2; 4; 7]. Однако в самом конце столетия Россию постиг вполне сопоставимый с голодом 1891–1892 гг. голод 1897–1898 гг., уступавший первому лишь по обширности охваченной неурожаем территории. Поэтому целью настоящей статьи является исследование деятельности Общества Красного Креста по борьбе с последствиями неурожая и голода именно1897–1898 гг.

В 1897 г. сбор хлебов на территории Европейской России был довольно плох. Продовольственная нужда обнаружилась в 7 губерниях – Воронежской, Калужской, Курской, Орловской, Псковской, Тамбовской и Тульской. Характерной чертой этого неурожая была его крайняя пестрота. Не только в пределах одной и той же губернии или уезда, но на пространстве одной и той же волости и даже одного хозяйства встречались полосы и десятины, которые не вернули семян или были скошены на корм скоту, тогда как другие дали удовлетворительный и даже хороший сбор [3, с. 145].

В конце 1897 г. в Главное Управление Общества Красного Креста стали поступать сведения о постигшем различные местности империи неурожае и о необходимости прийти на помощь пострадавшему населению. Особенно тревожные вести приходили из Воронежской, Орловской и Тамбовской губерний, где местные органы Общества вследствие острой нужды признали необходимой организацию широкой благотворительности. Кроме того, МВД уведомило Главное Управление о желательности оказания благотворительной помощи еще 5 другим губерниям – Калужской, Курской, Рязанской, Ставропольской и Тульской, а впоследствии также Донской и Кубанской.

Получив сведения о необходимости оказания помощи населению 10 губерний, Главное управление открыло прием пожертвований. По примеру 1891-1892 гг. на местах были открыты уездные и сельские попечительства, куда было немедленно отчислено из запасного капитала 150 тыс. руб., в счет ожидаемых пожертвований. Помимо продовольственной, в ряде наиболее пострадавших губерний, население испытывало необходимость и в медицинской помощи. На фоне скудного питания у жителей неурожайных местностей развились различные болезни, которые принимали местами эпидемический характер. Около 80 тыс. руб. было отчислено Главным Управлением на покупку рабочего скота и лошадей для нуждающегося населения, а в некоторых селениях были организованы общественные работы.

Всего по случаю неурожая 1897 г. Обществом Красного Креста было израсходовано на помощь населению 10 губерний свыше 550 тыс. руб., из которых 440 тыс. руб. были обращены на продовольственное обеспечение, 7,5 тыс. руб. – на пособия погорельцам, 78,6 тыс. руб. – на покупку лошадей и рогатого скота и около 25 тыс. руб. – на медицинскую и врачебно-питательную помощь [3, с. 148].

1898 г. оказался в продовольственном отношении еще более скудным. От сильного неурожая пострадало 18 губерний, преимущественно восточных и юго-восточных – Вятской, Казанской, Пермской, Самарской, Саратовской, Симбирской и Уфимской, а в меньшей степени губернии Воронежская, Калужская, Курская, Нижегородская, Оренбургская, Орловская, Пензенская, Рязанская, Ставропольская, Тамбовская и Тульская. Для борьбы с последствиями этого неурожая пришлось прибегнуть к чрезвычайным мерам и отпустить значительные суммы как на продовольствие населению, так и на поддержание крестьянского хозяйства. Всего из государственного казначейства было ассигновано на борьбу с последствиями неурожая 1898 г. 35 214 518 руб., из которых 29 783 000 руб. было потрачено на закупку продовольственного и семенного хлеба [3, с. 154]. Для сравнения, на борьбу с голодом 1891–1892 гг. было отпущено из государственной казны – 128 559 265 руб. (на 20 губерний) [1, с. 6].

По примеру продовольственной кампании 1891-1892 гг. в 80 лесничествах Тульской, Пензенской, Самарской, Симбирской, Казанской, Уфимской, Вятской и Пермской губерний были организованы общественные работы, которые дали нуждающемуся населению заработок на сумму около 1 200 000 руб.; сельским обывателям пострадавших местностей было разрешено пользоваться лесом в казенных дачах, в чем повсеместно наблюдалась крайняя необходимость; в некоторых местностях был разрешен бесплатный отпуск дров для столовых.

Последствия неурожайного 1898 г. вновь заставили обратиться к помощи Общества Красного Креста. Во всех учреждениях Общества открыт сбор пожертвований в пользу пострадавших от неурожая и предложено всем местным деятелям прийти на помощь голодающим.

К началу открытия деятельности по оказанию помощи пострадавшим от неурожая 1898 г. Общество располагало следующими средствами: в кассе Главного Управления имелось 151 182 руб.; в местных учреждениях Общества – 241 596 руб.; всего 392 596 руб. [6, л. 230]. Главное Управление, учитывая несоответствие притока пожертвований предстоящим расходам, ассигновало из своего запасного капитала 200 000 руб. авансом для удовлетворения неотложных нужд по оказанию пособий пострадавшим, предполагая, что аванс будет возвращен ожидаемыми пожертвованиями. Вместе с тем, 11 ноября 1898 г. император Николай II пожертвовал Российскому Обществу Красного Креста 500 000 руб. «на подкрепление средств общества по предпринятой им организации помощи нуждающемуся населению в пострадавших районах» [6, л. 230].

Общее руководство деятельностью Красного Креста в губерниях было вверено местным управлениям, в уездах – местным комитетам, а где их не было – специальным местным попечительствам Красного Креста. Уездные попечительства по мере необходимости открывали участковые и сельские попечительства, которые устраивали общественные столовые, питательные пункты, склады и пр. Вместе с тем, чтобы не вселить в население надежд на постоянную даровую помощь, Главное управление поручило местным учреждениям принять меры к тому, чтобы помощь оказывалась действительно нуждающимся, а также установить порядок, согласно которому пособием не могли воспользоваться лица, избегавшие работы.

Помимо обычных общих распоряжений об открытии в кассах Красного Креста приема пожертвований, создания местными комитетами особых попечительств, Главное управление признало необходимым командировать на места своих уполномоченных «для ускорения организации благотворительной помощи» [6, л. 230].

Это постановление Главного управления по Всеподданнейшему докладу председателя Главного управления генерал-адъютанта О.К. Кремера было удостоено одобрения Августейшей покровительницы Общества Красного Креста Государыни императрицы Марии Федоровны.

Во исполнение указанного постановления в Казанскую, Вятскую, Пермскую, Саратовскую и Симбирскую губернии был командирован главноуполномоченный генерал-майор Шведов и его 15 помощников; в Уфимскую и Самарскую – уполномоченный штабс-ротмистр Александровский и его 8 помощников и в Тульскую и Рязанскую – князь П.М. Волконский с одним помощником.

После прибытия уполномоченных в назначенные губернии, они немедленно приступали к работе: местность распределялась между помощниками уполномоченного, при необходимости открывались участковые попечительства, в район которых входили 2-3 волости, а затем – сельские попечительства, непосредственно взаимодействующие с населением и применяющие соответствующий местным условиям вид помощи.

Во главе попечительств стояли уездные предводители дворянства, председатели земских управ, земские начальники, священники, помещики, учителя, волостные старшины и писари, сельские старосты и крестьяне.

С наступлением учебного года весьма важной проблемой стало устройство школьных столовых, в которых дети могли бы получать горячую пищу. Подобные столовые уже действовали во многих селениях. Они находились на попечении учителей и священнослужителей. Пропитание каждого школьника обходилось в день от 3 до 4 коп. Особое внимание уделялось снабжению детей теплой одеждой и обувью.

Местные учреждения контролировали санитарное состояние населения, чтобы Красный Крест, не дожидаясь эпидемии, мог подключить медицинскую помощь. Однако эпидемии избежать не удалось. Вследствие появления цинги в Саратовской и Вятской губерниях и сильного ее распространения в Казанской и Самарской Главное управление постепенно увеличивало санитарный персонал, командировав в пораженные районы 7 санитарных отрядов. В самый разгар эпидемии медико-санитарный персонал 7 губерний насчитывал 1 250 человек. Для лечения больных было открыто 450 больниц, где лечили свыше 15 000 человек и еще 125 000 пользовались лечением амбулаторно. Для питания больных из Санкт-Петербурга, Москвы и Киева в пострадавшие местности отправлялись партии прессованной квашеной капусты, лимонов, овощей и зелени.

По общему правилу Общество Красного Креста оказывало продовольственную благотворительную помощь, подобно правительству и земству, нетрудоспособному населению – престарелым, детям и больным, рабочему населению – лишь в исключительных случаях.

Для помощи трудоспособной части нуждающихся в районах неурожая были организованы специальные бюро, которые сосредотачивали у себя сведения о лицах, ищущих работу, собирали сведения о спросе на рабочий труд, а также предлагали своим учреждениям в других губерниях оказывать содействие в поиске работ, которые могли быть выполнены крестьянами нуждающихся местностей. За время своей работы бюро трудоустроили около 30 000 человек [3, с. 157].

Поскольку главной задачей Общества Красного Креста в продовольственной кампании 1898 г. было предотвращение болезней и смертности людей вследствие недостатка пищи, Красный Крест снимал с себя ответственность за решение вопроса о прокормлении рабочего скота, обсеменении полей и вообще поддержании экономического благосостояния населения. В то же время в конце 1898 г. Общество Красного Креста приняло участие в весьма крупной операции, которая позволила населению заработать около 400 000 руб. на собственное продовольствие и поддержку домашнего рабочего скота. Речь идет об организации гужевой перевозки с пристаней и затонов р. Волги и железнодорожных станций правительственного хлеба, закупленного для нуждающихся местностей. Ввиду раннего закрытия навигации и наступившей распутицы хлеба накопилось огромное количество – 3 500 000 пудов. Чтобы доставить такие запасы до пункта назначения, ежедневно требовалось до 1 000 подвод. Непосредственная помощь Красного Креста в этом случае заключалась в устройстве по пути следования обозов чайных и питательных пунктов, а также доплаты из кассы Общества определенной суммы за доставку хлеба сверх установленного земского тарифа.

Результаты деятельности уполномоченных Красного Креста к 1 декабря 1898 г. сводились к следующим цифрам: в Казанской губернии были открыты 1 губернское, 7 уездных, 39 участковых и 40 сельских попечительств, 32 школьные столовые (на сумму 159 825 руб.); в Саратовской губернии – 1 губернское, 10 уездных, 22 участковых, 40 сельских попечительств, 26 столовых (на сумму 58 878 руб.); в Симбирской губернии – 1 губернское, 7 уездных, 128 участковых и сельских попечительств, 24 школьные столовые. Нуждающимся производилась выдача муки и печеного хлеба (на сумму 112 102 руб.). В Вятской и Пермской губернии – начали работу попечительства; в Уфимской губернии была организована сеть участковых и сельских попечительств, заработали школьные столовые, кружки по пошиву теплой детской одежды (на сумму 125 487 руб.); в Самарской губернии – сеть участковых и сельских попечительств, организованы школьные столовые, бюро «для приискания работ» (на сумму 135 581 руб.); в Тульской и Рязанской губерниях действовали уездные, приходские и сельские попечительства, открытые еще в 1897 г. (на сумму 39 000 и 44 684 руб.). Последние губернии были пронизаны сетью железных дорог, что значительно облегчало их положение. Всего же средства Общества Красного Креста на оказание помощи нуждающимся вследствие неурожая 1898 г. составили следующие поступления: 3 000 000 руб. были пожалованы Государем Императором, 1 750 000 сложились из добровольных пожертвований. Израсходованными оказались свыше 3 860 000 руб. [3, с. 158].

Таким образом, социально-экономическая ситуация, вызванная голодом 1897-1898 гг. вновь подтвердила готовность благотворительного сообщества незамедлительно прийти на помощь нуждающимся. Общество Красного Креста действовало по системе, проверенной продовольственной кампанией 1891-1892 гг.: повсеместно открывались уездные, участковые и сельские попечительства, была развернута сеть общественных и школьных столовых, организована работа по изготовлению предметов первой необходимости. Весьма широкое распространение получила организация трудовой помощи населению путем создания специализированных трудовых бюро, налажено взаимодействие с соседними губерниями и уездами по вопросам, связанным с трудоустройством рабочего населения голодающих местностей. Внимание Общества Красного Креста к созданию условий для самостоятельного заработка нуждающихся оказалось не случайным. Оно было продиктовано стремлением избежать возникновения характерного для крестьянского менталитета ожидания даровой помощи от казны, что «развивало в нем беспечность и склонность к тунеядству» [6, л. 16]. В этом отношении деятельность Общества Красного Креста находилась в русле государственной продовольственной политики, которая ограничивалась выработкой общих мероприятий, обеспечивающих населению возможность беспрепятственного экономического развития и способствовала успешному выходу населения из сложившегося социально-экономического положения и преодолению последствий голодных лет.


Список литературы / References

На русском

  1. «Новый продовольственный закон»: пособие к применению Временных правил 1900 г. по обеспечению продовольственных потребностей сельских обывателей / Составил В.Я. Филимонов. М.: Ф.В. Бусыгин, 1902. 177 с.
  2. Бочкарева З.В., Пантюхина Т.В. «В Россию – с любовью»: гуманитарная акция американского Красного Креста в период голода 1891-1892 гг. // Кавказ в отражении мировой истории. Сборник научных статей к 75-летию профессора Ставрополь: Северо-Кавказский федеральный университет, 2017. С. 177-180.
  3. Ермолов А.С. Наши неурожаи и продовольственный вопрос. Т. 1-2. СПб.: Тип. В. Киршбаума, 1909. 599 с.
  4. Пантюхина Т.В. Гуманитарная акция американского Красного Креста во время голода в России в 1891-1892 гг. // Кубанские исторические чтения. Материалы VIII Международной научно-практической конференции, 23 июня 2017 г. Краснодар: Краснодарский центр научно-технической информации, 2017. С. 14-19.
  5. РГИА (Российский государственный исторический архив). Ф. 1282. Оп. 2. Д. 203.
  6. РГИА. Ф. 1287. Оп. 4. Д. 2540.
  7. Рогожина А.С. Деятельность Общества Красного Креста во время голода 1891-1892 гг. // Русский сборник. Брянск: Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского, 2016. С. 232-235.

English

  1. «Novyj prodovol’stvennyj zakon»: posobie k primeneniyu Vremennykh pravil 1900 g. po obespecheniyu prodovol’stvennykh potrebnostej sel’skikh obyvatelej / Sostavil V.YA. Filimonov. M,: F.V. Busygin, 1902. 177 s.
  2. Bochkareva Z.V., Pantyukhina T.V. «V Rossiyu – s lyubov’yu»: gumanitarnaya aktsiya amerikanskogo Krasnogo Kresta v period goloda 1891-1892 gg. // Kavkaz v otrazhenii mirovoj istorii. Sbornik nauchnykh statej k 75-letiyu professora А.А. Kudryavtseva. — Stavropol’: Severo-Kavkazskij federal’nyj universitet, 2017. S. 177-180.
  3. Ermolov А.S. Nashi neurozhai i prodovol’stvennyj vopros. T. 1-2. SPb.: Tip. V. Kirshbauma, 1909. 599 s.
  4. Pantyukhina T.V. Gumanitarnaya aktsiya amerikanskogo Krasnogo Kresta vo vremya goloda v Rossii v 1891-1892 gg. // Kubanskie istoricheskie chteniya. Materialy VIII Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, 23 iyunya 2017 g. Krasnodar: Krasnodarskij centr nauchno-tehnicheskoj informacii, 2017. S. 14-19.
  5. RGIА (Rossijskij gosudarstvennyj istoricheskij arkhiv). F. 1282. Op. 2. D. 203.
  6. RGIА . F. 1287. Op. 4. D. 2540.
  7. Rogozhina А.S. Deyatel’nost’ Obshhestva Krasnogo Kresta vo vremya goloda 1891-1892 gg. // Russkij sbornik. Bryansk: Brjanskij gosudarstvennyj universitet imeni akademika I.G. Petrovskogo, 2016. S. 232-235

Оставить комментарий