К вопросу о практиках историописания на Дону в XIX в. как фактор самоорганизации местного научного сообщества

Аннотация

В статье рассматривается практика историописания в культуре Донского казачества в начале XIX в. Эта тема представлена в контексте формирования исторического сознания. Автор прослеживает процесс формирования образа прошлого, когда казаки выступают как носители традиционных ценностей. Автор обращается к творчеству первых историков на Дону: С.Ф. Номикосова, Н.И. Краснова, А.И. Ригельмана, В. Броневского. Исследуется архивный пласт местной источниковой базы, вводятся исторические и статистические сведения о войске донском. Рассматривается преемственность местной историографической традиции, анализируется опыт саморефлексии деятелей Донского статистического комитета. Исследование зарождения исторической науки в культуре донского казачества первой половины XIX в. позволило автору сделать несколько важных выводов. Прежде всего показать, что внимание к истории казачества было отражением важных исторических тенденций, что способствовало формированию образа прошлого казаков. Они представлялись как особая субкультура, для которой характерны патриотизм, религиозность и традиционализм. Автор утверждает, что в истории России второй половины XIX-XX веков этот образ получит дальнейшее развитие и станет частью массового сознания населения.

Ключевые слова и фразы: историописание, статистические комитеты, историко-статистические описания, происхождение казачества, войсковые и окружные архивы.

Annotation

On the question of the practice of the historiography on the Don in the XIX century as a factor of the self-organization of local scientific community.

The article deals with the practice of historiography in the culture of the Don Cossacks in the early 19th century. This topic is considered in the context of the formation of historical consciousness. The author demonstrates the process of forming the image of the past, where Cossacks are represented as carriers of traditional values. In the article the author turns to the work of the first quality historians on the Don: S.F. Nomikosov, N.I. Krasnov, A.I. Rigelman, V. Broniewski. Historical and statistical information about the Don army is introduced. The continuity of the local historiographic tradition is considered, the experience of self-reflection of figures of the Don statistical committee is analyzed. The study of the birth of historical science in the culture of the Don Cossacks of the first half of the XIX century. allowed the author to draw several important conclusions. First of all, to show that attention to the history of the Cossacks was a reflection of important historical trends. This contributed to the formation of the image of the past Cossacks. They were presented as a special subculture, which is characterized by: patriotism, religiosity and traditionalism. The author claims that in the history of Russia in the second half of the 19th and 20th centuries this image will be further developed and become part of the mass consciousness of the population.

Key words and phrases: historiography, statistical committees, historical and statistical descriptions, the origin of the Cossacks, military and district archives.

О публикации

Авторы: .
УДК 93/94.
DOI 10.24888/2410-4205-2018-15-2-58-62.
Опубликовано 18 июня года в .
Количество просмотров: 29.

При анализе историко-культурных процессов происходящих в обществе, отдельное внимание следует уделять историописанию как совокупности исторических текстов, созданных в конкретный временной промежуток на определенной территории. Историописание в какой-то степени есть отражение процесса самовосприятия, создание некого единого образа прошлого в историческом сознании социума. В данной статье речь пойдет о практике историописании в культуре донского казачества как важном феномене историко-культурного развития.

Практика историописания в среде донских казаков стала зарождаться в начале XIX в. [4, с. 272]. Так, Н.А. Мининков связывал этот процесс с патриотическим подъемом после Отечественной войны 1812 г. Он обратил справедливое внимание на то, что «лишь в условиях романтизма и культурного подъема на Дону, вызванного активным участием казачества в войне против наполеоновской Франции, создалась такая предпосылка появления на Дону собственного историописания, как возрастание интереса к донской истории» [4, с. 273].

Присоединяясь к высказанному мнению, добавим, что 1830-е годы были временем интереса к народной истории России, обращением к историческому наследию населяющих ее народов и традиционных социальных общностей. В этой связи казачество Дона вызывало особый интерес в общественных кругах, поскольку представлялось «исконно русским» традиционным войском, сохранившем традиции старого времени. Однако для научного изучения истории казачества необходимы были определенные условия, которые еще не сложились окончательно. В итоге эта задача была возложена на статистический комитет, бывший частью бюрократической системы государства. Это был первый, важный шаг в деле изучения истории казаков. Только в 1860-е годы А.М. Савельев (1835-1875), секретарь Донского статистического комитета (далее – ДОСК), в своей исторической монографии «Трехсотлетие Войска Донского» (1870) сумел написать обобщающий труд по истории казачества [7]. До этого времени на протяжении нескольких десятков лет развитие научных исторических знаний на Дону не получило большого развития.

Именно поэтому большую актуальность имеет обращение к истокам зарождения историописания на Дону. Полагаем, что роль предшествующих времени образования Новочеркасского статкомитета (1839) местных исторических трудов необходимо рассмотреть в связи с рядом важных исследовательских задач, напрямую относящихся к теме данной статьи. Во-первых, это необходимо потому, что изучение предпосылок и причин объединения местных интеллектуалов в статкомитет требует обращения к научному опыту их предшественников. Во-вторых, многие деятели ДОСК (донского статистического комитета) использовали в своих трудах исследования ученых и практиков, работавших до них на Дону: важно здесь проследить преемственность или «разрывность» местной историографической традиции. В-третьих, это помогает лучше проанализировать опыты саморефлексии деятелей ДОСК, создателей ряда историко-статистических описаний и других работ в связи с их обращением к предыдущей научной традиции [6; 8].

Сказанное вполне относится к творчеству, например, С.Ф. Номикосова, члена-секретаря Областного Войска Донского статкомитета [5, с. 234]. Автор признавал, что до его труда на Дону было создано три аналогичных произведения, и начинает он со «Статистического описания земли войска Донского», якобы составленного генерал-майором И.Ф. Богдановичем. Отмечая заслуги «Комитета об устройстве Войска Донского», С.Ф. Номикосов выделял деятельность по сбору материалов представителей «донской интеллигентной молодежи» во главе с В.Д. Сухоруковым [5]. Они одними из первых на Дону стали изучать архивы, обрабатывать статистические и исторические материалы для задуманного И.Ф. Богдановичем «Статистического и исторического описаний Войска Донского». Закончено оно было примерно в 1825 г., но стало публиковаться только с 1867 г. в качестве «прибавления» к газете «Донской вестник», а издание первого тома осуществлено только в 1869 г. Десять глав этого труда содержат в себе богатейший материал по топографии, гидрографии, орографии и, конечно, по истории. В последнем случае речь идет о двух главах – «Регалии Войска Донского» и «Права и привилегии Войска Донского». Пользовался С.Ф. Номикосов материалами других авторов, в т.ч. еще не опубликованными, например, Е.Н. Кательникова. Некоторые данные и труды его предшественников сознательно не использовались С.Ф. Номикосовым, среди них фигурируют произведения А.Г. Попова и В. Броневского [1; 5]. Указывал также С.Ф. Номикосов и на другие источники своего труда, причем не только на официальные, к числу которых он относит всеподданнейшие отчеты наказных атаманов Войска Донского.

Николаю Ивановичу Краснову, полковнику Генерального штаба и действительному члену Донского областного статкомитета принадлежат два труда, имеющие отношение к истории статистических исследований на Дону, написанные на донском материале. Первый труд называется «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Земля Войска Донского» [2, с. 62]. Исследование состоит из восьми очерков, включающих в себя исторический очерк, географическое и топографическое описание земли Войска Донского, описание физической географии и пр. Историческую часть автор начинает с изложения вопросов происхождения казачества и доводит здесь свое описание до Положения о Войске Донском 1835 г. Казалось, вполне обычно Н.И. Краснов начинает свою книгу «обозрением главнейших источников», играющим роль введения. Однако, на наш взгляд, необходимо проанализировать его более подробно. Дело в том, что эта часть текста отражает как источниковую базу разбираемого труда, так и его отношение к предшествующим историографическим наработкам.

Во-первых, Н.И. Краснов достаточно критически отнесся к исследованиям А.Г. Попова, В. Броневского и А.И. Ригельмана, о которых пойдет речь ниже, полагая их устаревшими и малоинформативными. Во-вторых, несомненный приоритет он отдает в этом отношении «Историческому описанию Земли Войска Донского», составленному, как утверждал Н.И. Краснов, под редакцией И.Ф. Богдановича в 1820-х гг. То же самое он утверждал годом раньше, когда впервые был опубликован его «Исторический очерк Земли Войска Донского». На самом деле, как теперь хорошо известно, это был один из главных исторических трудов В.Д. Сухорукова. Н.И. Краснов указал, что среди источников этого труда – архивные документы Главного Московского архива Генерального штаба, однако, по его мнению, не сверенные с документами, хранившимися в Новочеркасске [2, с. 41]. Известное нарекание с его стороны вызвало и то, что составители ограничили верхнюю хронологию своего описания «Булавинским возмущением» и не искали источники более позднего времени. Другие замечания носят более надуманный характер, например, об отсутствии собственного отношения авторов («убеждений») к проблеме происхождения донского казачества. Итоговая оценка, впрочем, Н.И. Красновым дана указанному труду достаточно весьма высокая: «…это – лучшее сочинение, относящееся до истории Донских казаков, а акты, приложенные к нему, составляют неоцененный материал для будущих исследователей» [3; 10]. Внимание Н.И. Краснова привлекла также рукопись «Описание калмыцкого кочевья». Ценным методическим замечанием предстает замечание Н.И. Краснова о том, что мало источников существует «до сих пор для истории и статистики Донского края», учитывая даже тот факт, что к числу источников автор отнес научные произведения.

Н.И. Краснов использовал труды и других авторов, включая неопубликованную на тот момент рецензию В.Д. Сухорукова на книгу В. Броневского, отдельные исследования членов Новочеркасского статкомитета, опубликованные в «Донских войсковых ведомостях» и пр. [2, с. 62; 8]. Разработка местной источниковой базы, как мы писали выше, стала одной из новаторских сторон деятельности членов Новочеркасского статкомитета. Итак, Н.И. Краснов отмечал, что некоторые из таких трудов написаны на основе документов войскового и окружных архивов. Например, состав источников к статье М. Сенюткина «Военные действия Донцев против Пугачева» вызвал дополнительный интерес Н.И. Краснова к исследованию местных архивов, например, Усть-Медведицкого, Хоперского и 1-го Донского сыскных начальств [2, с. 64]. Интересно, что в целом он невысоко оценивает эвристический потенциал архивов местных учреждений (однако он их посещал и изучал!), сетуя о сгоревшем в 1858 г. войсковом архиве в Новочеркасске: «…с этим вместе пропали все главнейшие исторические памятники XVIII столетия, а отдел новейшей истории Донских казаков, во всяком случае, подлежит будущему пересмотру актов петербургских архивов: бывшего Посольского приказа и департамента военных поселений» [3, с. 68].

Главное здесь то, что Н.И. Краснов указывает на недостаток исторических и современных ему статистических сведений о Войске Донском. В последнем случае его претензии адресованы не только распространенной на Дону методике сбора материалов, начиная с уровня станичных правителей, сыскных начальников и заканчивая отчетами наказных атаманов [2, с. 70]. Качество таких работ и источников, по мнению Н.И. Краснова, оставляет желать лучшего [10].

Подводя итог обзору историописания на Дону, отметим, что почти все работы имели военно-патриотическую направленность. Темы противостояния Москвы и Дона подавались в самых общих чертах и часто в качестве недоразумения. Неудобной темой для историописания был раскол на Дону и отношение казаков с Османской империей [3; 6; 9].

Таковы были процессы исторописания и зарождения исторической науки в культуре донского казачества первой половины XIX в. В конце статьи необходимо отметить, что этот процесс отразил важные исторические тенденции – интерес к истории казачества, который положил начало формированию определенного образа прошлого в историческом сознании как самих казаков, так и жителей России в целом. Это нашло отражение в формировании стереотипических представлений о казачестве, как особой субкультуре, пронизанной патриотизмом, религиозностью и традиционалистскими ценностями. В истории России второй половины XIX-XX вв. этот образ получит дальнейшее развитие и станет уже неотделим от общего массового сознания населения России.


Список литературы / References

На русском

  1. Историческое описание земли Войска Донского / Сост. В.Д. Сухоруков. Новочеркасск: Издание Войскового Статистического Комитета, 1867-1872. Т. 1, 2.
  2. Краснов Н.И. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Земля Войска Донского в 39 т. СПб.: Тип. Департамента генерального штаба, 1863. 598 с.
  3. Ляпин Д. А. Истребление дьявола: жизнь и учение Кузьмы Косого // История в подробностях. 2013. № 7 (37). С. 62-68.
  4. Мининков Н.А. Практики историописания и зарождение исторической науки в культуре Дона первой половины XIX в. // Терминология исторической науки и историописание: Сб. науч. ст. М.: ИВИ РАВН, 2010. 338 с. С.
  5. Номикосов С.Ф. Статистическое описание области Войска Донского. Новочеркасск: Издание Войскового Статистического Комитета, 1884. 1045 с.
  6. Попов И.П. Общежитие Донских казаков: исторический очерк. Новочеркасск: Издание Войскового Статистического Комитета, 1892. 236 с.
  7. Савельев А. М. Трехсотлетие Войска Донского: очерки из истории Донских казаков. СПб.: типография М.О. Вольфа, 1870.
  8. Сборник Областного Войска Донского статистического комитета. Новочеркасск, 1901 484 с.
  9. Сень Д.В. Казачество Дона и Северо-Западного Кавказа в отношениях с мусульманскими государствами Причерноморья (вторая половина XVII в. – начало XVIII в.) Ростов н/Д.: Изд-во ЮФУ, 2009. 280 с.
  10. Сенюткин М.Х. Донцы. М.: Донские войсковые ведомости, 1866. 484 с.

English

  1. Istoricheskoe opisanie zemli Voyska Donskogo /Sost. V.D. Sukhorukov. Novocherkassk: Izdanie Voyskovogo Statisticheskogo Komiteta, 1867-1872. T. 1, 2.
  2. Krasnov N.I. Materialy dlya geografii i statistiki Rossii, sobrannye ofitserami General’nogo shtaba. Zemlya Voyska Donskogo v 39 t. SPb.: Tip. Departamenta general’nogo shtaba, 1863. 598 s.
  3. Lyapin D. A. Istreblenie d’yavola: zhizn’ i uchenie Kuz’my Kosogo // Istoriya v podrobnostyakh. 2013. № 7 (37). S. 62-68.
  4. Mininkov N.A. Praktiki istoriopisaniya i zarozhdenie istoricheskoy nauki v kul’ture Dona pervoy poloviny XIX v. // Terminologiya istoricheskoy nauki i istoriopisanie: Sb. nauch. st. M.: IVI RAVN, 2010, 338 s. S. 272.
  5. Nomikosov S.F. Statisticheskoe opisanie oblasti Voyska Donskogo. Novocherkassk: Izdanie Voyskovogo Statisticheskogo Komiteta, 1884. 1045 s.
  6. Popov I.P. Obshchezhitie Donskikh kazakov: istoricheskiy ocherk. Novocherkassk: Izdanie Voyskovogo Statisticheskogo Komiteta, 1892. 236 s.
  7. Savel’ev A. M. Trekhsotletie Voyska Donskogo: ocherki iz istorii Donskikh kazakov. SPb.: tipografiya M.O. Vol’fa, 1870.
  8. Sbornik Oblastnogo Voyska Donskogo statisticheskogo komiteta. Novocherkassk, 1901-1915. 484 s.
  9. Sen’ D.V. Kazachestvo Dona i Severo-Zapadnogo Kavkaza v otnosheniyakh s musul’manskimi gosudarstvami Prichernomor’ya (vtoraya polovina XVII v. – nachalo XVIII v.) Rostov n/D.: Izd-vo YuFU, 2009. 280 s.
  10. Senyutkin M.Kh. Dontsy. M.: Donskie voyskovye vedomosti, 1866. 484 s.

Оставить комментарий