Использование подземных комплексов народными Вооруженными силами Освобождения южного Вьетнама в период военной интервенции США в Индокитае 1964–1973 гг. по воспоминаниям вьетнамских участников войны

Аннотация

Статья посвящена вопросу военного применения вьетнамскими коммунистическими силами подземных структур в ходе интервенции США в Индокитае 1964–1973 гг. Работа построена с привлечением мемуаров — переводов воспоминаний вьетнамских участников боевых действий в Индокитае, бойцов и командиров Народных Вооруженных сил Освобождения (НВСО) и Вьетнамской Народной Армии (ВНА). Указанные материалы размещены в монографиях американских и австралийских исследователей индокитайского конфликта 1960–1970-х гг.

В локальных войнах второй половины ХХ–XXI вв. противоборствующие стороны нередко прибегали к приемам борьбы, на первый взгляд, серьезно устаревшим. Одним из таких является создание подкопов, подземных галерей не только в оборонительных, но и в наступательных целях, а также с целью проведения диверсионных операций. Подземные структуры широко использовались воюющими сторонами в войнах в Корее, Афганистане, на Ближнем Востоке. Одним из примеров эффективного применения тактики подземной войны является масштабный вооруженный конфликт в Индокитае. НВСО и ВНА широко использовали подземные баз и туннели.

В представленной публикации отражены особенности вооруженной борьбе в уезде Ку Чи (провинция Тэй Нинь, Южный Вьетнам) в период американской интервенции в Индокитае. Во время войн с Францией и США в 1940–1970-х гг. отряды Вьетминя и Национального Фронта освобождения Южного Вьетнама, используя ручной труд, создали туннели протяженностью в тысячи миль, которые соединяли деревни, тыловые районы и зоны боевых действий. В этих подземных укреплениях располагались склады снабжения, оружейные мастерские, госпитали, типографии, спальные помещения, кухни и театры для пропагандистских представлений. Несмотря на успехи американских войск в 1965–1970-е гг., подземные базы снова служили плацдармом для партизанских рейдов.

В данной статье рассмотрена технология строительства подземных комплексов, их основное назначение, круг задач указанных объектов в ходе вьетнамской войны. Особое внимание уделено автором анализу тактических приемов, технических приспособлений, использовавшихся формированиями НВСО и ВНА, диверсионными группами. В публикации рассматриваются условия существования партизан, крестьян, беженцев, которые были вынуждены провести несколько лет в подземных укрытиях. Туннели Ку Чи стали для вьетнамских коммунистов символом их упорства и стойкости во время борьбы против интервенции США в 1965–1973 гг.

Ключевые слова и фразы: вьетнамская война, подземные комплексы, Ку Чи, Южный Вьетнам, Народные Вооруженные силы Освобождения (НВСО), Вьетнамская Народная Армия (ВНА).

Annotation

The use of underground complexes by people’s armed forces of Southern Vietnam in the period of the us military intervention to Indokita 1964-1973 on the memories of the vietnam participants of the war.

The article devoted to military use by the Vietnamese Communist forces underground structures during the United States intervention in Indochina 1964–1975. The work is built with the assistance of a memoir – translations memories combatants in Indochina, soldiers and commanders of the People’s Liberation Armed Forces (PLAF) and People’s Army of Vietnam (PAVN). The materials housed in the monographs of American and Australian researchers of the Indochina conflict, 1960–1970-s. In local wars second half of XX-XXI centuries, warning parties often resorted to techniques of struggle, at first glance, seriously outdated. One of these is the establishment immediately, underground galleries not only defensive but also offensive purposes as well as for the purpose of carrying out sabotage operations. Underground structures were widely used by the belligerents in the wars in Korea, Afghanistan, the Middle East. One example of effective application of tactics of the underground war is a large scale military conflict in Indochina. PLAF and PAVN successfully used underground bases and tunnels.

Thе article about specifical fighting in the district Cu Chi (province Tay Ninh, South Vietnam) during the American intervention in Indochina. During the wars with France and the United States in 1940–1970s, groups of Vietminh and the National Liberation Front dug by hand thousands of miles tunnels that connected villages, staging areas to the battle zones. Inside these underground fortresses were supply depots, ordnance factories, hospitals, printing presses, sleeping quarters, kitchens, and even theaters for propaganda plays. Despite the success American troops during 1965–1967s, underground bases again served as staging ground for guerrilla raids.

This article describes the technology of construction of underground complexes, their main purpose, range of tasks specified objects during Vietnam war. Special attention is given to the author of the analysis of tactical receptions, technical aids used by the PLAF, PAVN and subversive groups. The examines the conditions of existence of the partisans, farmers, refugees who were forced to spend several years in underground shelters. The tunnels of Cu Chi have become for the Vietnamese Communists a symbol of their tenacity and endurance during the war against the intervention of United States from 1965 to 1973.

Key words and phrases: Vietnam war, underground complexes, Cu Chi, South Vietnam People’s, Liberation Armed Forces (PLAF), People’s Army of Vietnam (PAVN).

О публикации

Авторы: .
УДК 355.48:94(597) «1964/1973».
DOI 10.24888/2410-4205-2018-16-3-160-170.
Опубликовано 25 сентября года в .
Количество просмотров: 3.

История локальных войн второй половины XX – начала XXI вв. отчетливо продемонстрировала широкое использование участниками ряда крупных вооруженных конфликтов подземных баз и коммуникаций. Несмотря на внешнюю архаику и примитивность, тактика применения подкопов, туннелей, галерей оказалась весьма эффективной в условиях современной войны. Подземные укрепления были важной составляющей оборонительных рубежей Корейской народной армии и Народно-освободительной армии Китая в период войны в Корее 1950–1953 гг. Северокорейские войска и части НОАК весьма успешно использовали подземные галереи для внезапных штурмов опорных пунктов противника.

Разветвленные подземные структуры стали важным элементом при использовании одной из противоборствующих сторон партизанской тактики. В замаскированных укрытиях («схронах») в 1944–1956 гг. находили убежище отряды «лесных братьев» в Прибалтике, ОУН-УПА — на Западной Украине. В 1990 — начале 2000-х гг. аналогичные убежища строили формирования чеченских боевиков и дагестанских ваххабитов. Во время гражданской войны в Афганистане 1978 — начале XXI в. отряды моджахедов при отступлении часто укрывались в кяризах — подземных каналах. Эти лабиринты протяженностью несколько километров, созданные природой и человеком, традиционно служили важным элементом в оросительных системах стран Средней Азии. Нередко эти коммуникации использовались как склады для хранения оружия, продовольствия и даже транспортных средств.

В 1990–2000-х гг. сотни подземных туннелей построили боевики ХАМАС, Хезболла и «Исламского джихада» для проникновения на территорию Израиля из южного Ливана и Синайского полуострова. Проблема поиска и ликвидации коммуникаций террористов не утратила своей актуальности для Тель-Авива до настоящего времени. В ходе гражданской войны в Сирии правительственным войскам и ВКС России часто приходится уничтожать хорошо укрепленные базы ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», оборудованные под землей.

Одним из крупных конфликтов второй половины XX в., в котором широко использовалась тактика подземной войны, стала военная интервенция США в Индокитае 1964–1973 гг. Условия для строительства разветвленной системы подземных военных баз во Вьетнаме создала сама природа: горные и лесные массивы на севере страны, густые джунгли на юге. Традиционно при отражении нападений внешних врагов правители Дай Вьет избегали прямых столкновений, предпочитая партизанские методы борьбы. При этом население укрывалось не в крепостях, а в горах или джунглях. Сложный рельеф, бездорожье, возможность маневрирования позволяли вьетнамской армии и отрядам ополчения наносить внезапные и эффективные удары по многократно превосходящим силам противника.

В период колониальной войны 1946–1954 гг. сооружение сети подземных укрытий в районе Вьет Бак Демократической Республики Вьетнам (ДРВ, Северный Вьетнам) было связано с комплексом мероприятий по переводу административных институтов страны на нелегальное положение в связи с вторжением французских войск. В период интервенции США в Индокитае 1964–1973 гг. аналогичная кампания осуществлялась с целью эвакуации в горные районы гражданского населения, подвергавшегося бомбардировкам ВВС США.

Совершенно иначе развивалась ситуация на юге Вьетнама. Так же, как и на севере, подземные объекты в южновьетнамской провинции Тэй Нинь начали создаваться еще в период войны против колонизаторов. Первоначально эти объекты служили щелями-убежищами от налетов французских ВВС. Кроме того, в этих укрытиях крестьяне прятали продовольствие от реквизиций, проводившихся властями. Разветвленные туннели протяженностью несколько километров позволяли партизанам не только укрываться от ударов авиации, но и уходить от преследования колониальных войск.

Подписание Женевских соглашений по Индокитаю в 1954 г. привело к образованию социалистической ДРВ и Республики Вьетнам (Южный Вьетнам), ориентированной на США. В начале 1960-х гг. борьба между правительством Юга и левой оппозицией вступила в стадию вооруженного противостояния. В стране фактически началась гражданская война. В декабре 1960 г. был создан прокоммунистический Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ), который поддерживали ДРВ и КНР. На Юге формировались Народные вооруженные силы Освобождения. Начались работы по восстановлению старых подземных структур и строительству новых. В 1961–1962 гг. в Южный Вьетнам из ДРВ стали нелегально прибывать части Вьетнамской народной армии (ВНА).

К середине 1960-х гг. противостояние коммунистических сил и правительства Южного Вьетнама приобрело характер полномасштабных боевых действий. В этой связи подпольные комплексы должны были играть роль не только убежищ и хранилищ оружия, но и позиций для проведения крупных операций. Учитывая, что в 1965–1973 гг. руководство НФОЮВ придерживалось преимущественно партизанской стратегии и тактики, самым надежным укрытием для подпольных баз НВСО были подземные комплексы. Одним из самых подходящих мест для создания будущих крупных подпольных баз стала территория так называемого «Железного треугольника» — район уездов Чанг Банг, Бен Кат и Ку Чи (пров. Тэй Нинь) в междуречье притоков рек Сайгон и Тхи Тинь. Важным объектом будущей подпольной инфраструктуры НФОЮВ стал крупный подземный комплекс, более известный как Ку Чи (вьетнамская трактовка «Dia Dao Cu Chi») [4, p. 243]. Его военное и политическое значение объяснялось следующими причинами.

Во-первых, населенный пункт Ку Чи, который некоторые исследователи называют уездным центром, другие — деревней, находился в 25 км от Сайгона — столицы Южного Вьетнама. Это позволяло городским подпольным организациям НФОЮВ активно сотрудничать с НВСО и ВНА на протяжении всей вьетнамской войны. Кроме того, это облегчало сбор и доставку разведданных для руководства Фронта, инфильтрацию диверсионных групп в Сайгон. Ветеран партизанского движения Ба Хюэт вспоминал: «Когда мы получили приказ — возвести здесь тайную базу — первый вопрос, который мы решали, — начать строительство 30 км туннелей. Это был не только один из первых, ближайших аванпостов к Сайгону, но это был наш самый передовой командный пункт на протяжении всей войны» [5, p. 24]. Один из лидеров НФОЮВ Май Чи Тхо дал более емкое определение подземным комплексам в Ку Чи: «Это было подобно шипу, вонзившемуся в глаз» [3, p. 153].

Во-вторых, в соответствии с военно-административным разделением Южного Вьетнама, территории провинций, примыкавших к столице, входили в III корпусную тактическую зону. Здесь располагались многие военные базы правительственных войск и интервентов, командные структуры американской группировки.

В-третьих, в районе «Железного треугольника» располагался участок шоссе № 1 – важная стратегическая коммуникация Сайгон — Пномпень.

В-четвертых, немаловажное значение имела близость Тэй Нинь к границе с Камбоджей, где в начале 1960-х гг. функционировали военные базы НФОЮВ.

В-пятых, у коммунистических сил Южного Вьетнама уже был опыт успешного применения в Тэй Нинь подземных объектов во время колониальной войны 1946–1954 гг.

Важными факторами для создания крупных подпольных баз в Ку Чи стали благоприятные природные условия. Латеритовая почва была прекрасным строительным материалом в сооружения многокилометровых подземных галерей. В отличие от северных районов Вьетнама при их строительстве в провинциях Тэй Нинь, Хау Нгиа, Бинь Зыонг не было необходимости в использовании горного оборудования или взрывчатки. Даже в сезон дождей подземные коммуникации были надежным укрытием для тысяч партизан и крестьян.

Традиционно в качестве арматуры и перекрытий туннелей широко использовался бамбук. Позже партизаны пускали в ход любые подручные материалы. С этой целью они демонтировали с подбитой вражеской бронетехники не только вооружение и средства связи, но и все, что можно было использовать для оснащения бункеров: съемную броневую защиту, десантные люки, сиденья, гусеничные траки, фонари. Например, срезанные танковые орудийные стволы служили балками в подземных галереях [9, p. 39].

Полковник ВНА Чау Лам (в 1962 г. лейтенант, командир взвода, 7-й военный округ) отмечал, что земляными работами, как правило, занимались группы по пять человек: «В то время как один копал, другой насыпал землю в корзины, а трое оставались на поверхности. Первый вытаскивал корзину, другой относил ее к месту свалки, третий занимался маскировкой. Функции между членами бригады периодически менялись» [12, p. 312-313].

Капитан ВНА Нгуен Тхань Линь (7-й военный округ) вспоминал: «Копая туннели, мы разделяли работу. Старики готовили корзины, чтобы носить землю. Старухи готовили пищу. Молодые люди и женщины копали землю. Дети собирали листву для маскировки» [5, p.74]. Подростки также занимались заготовкой бамбука для укрепления стен туннелей и перекрытий. Кроме того, они изготавливали колья для охотничьих ловушек [9, p. 18-19].

Обычный подземный комплекс состоял из трех-четырех уровней. Как правило, галереи первого уровня находились на глубине 3-4 м, второго — 5-6 м, третьего — 12 м, четвертого — 15 м [12, p. 312]. Максимальная толщина перекрытий составляла 1,5 м; допустимая ширина коммуникаций была не более чем 1,2 м, но не уже 0,8 м [5, p. 57-60]. Существовали и другие стандарты подземных галерей: высота — 1 м, ширина — 0,75 м [4, p. 548]. Габариты отдельных помещений зависели в первую очередь от их назначения. Помимо хранилищ и укрытий, под землей находились жилые комнаты, госпитали, склады, мастерские, типографии, штабы, учебные классы.

По свидетельству полковника медицинской службы ВНА Хоанг Ван Ле: «Мы построили целый подземный госпиталь — с операционной, лабораторией, аптекой, приемным покоем и т.д. Мы построили эти помещения на глубине 3-4 м. Первоначально мы использовали в качестве арматуры бревна. Позже в ход пошли металлические пластины, которые американцы применяли для укладки взлетно-посадочных полос» [12, p. 57].

Обычно входы в верхний туннельный ярус образовали форму треугольника на расстоянии 40-45 м друг от друга и оборудовались с расчетом на разные чрезвычайные ситуации: быстрый отход, эвакуация раненых и т.п. Стандартные параметры входного люка были следующими: квадратный — 1,5 м на 1,5 м; прямоугольный — 1 м на 1,8 м, круглый — 1 м в диаметре [5, p. 60]. При оборудовании выходов на поверхность учитывалась вероятность попыток врага затопить туннель, а также возможность применения химического оружия. Это позволяло партизанам оторваться от преследования при непосредственном контакте с противником, даже находясь под землей.

Особой проблемой при возведении подземных комплексов было создание надежной системы жизнеобеспечения. В условиях влажного климата Юго-Восточной Азии, длительного сезона муссонных дождей в туннелях постоянно сохранялась угроза затопления. Чтобы этого избежать на всех уровнях через 20-30 м строились дренажные сооружения. Кроме того, через каждые 100 м прокапывались специальные туннели для отвода воды, а также туалеты U-образной формы. Военный врач Хоанг Ван Ле вспоминал: «Различные помещения госпиталя были связаны туннелями. Внутри мы также выкапывали колодцы. Пустые канистры мы использовали в качестве туалета. Ночью их вытаскивали на поверхность, чтобы вычистить» [12, p. 57]. Помимо своего прямого назначения, подземные каналы водоснабжения и клозеты служили своеобразными блокираторами дымов и отравляющих веществ, широко применявшихся американскими войсками против партизан.

Важной проблемой при строительстве туннелей была их маскировка. Первоначально эти функции выполняла сама природа. В Тэй Нинь, Хау Нгиа естественным прикрытием были густая растительность, джунгли, плантации каучука. Позже партизаны использовали искусные способы маскировки. Военный фотограф Зыонг Тхань Фонг вспоминал: «Моя первая встреча с американцами произошла, когда я был под землей с отрядом партизан. Через маленькое входное отверстие я видел, как убитый GI упал прямо передо мной, а один из партизан при помощи бамбукового колышка снял с него винтовку» [1, p. 248].

Высокий уровень маскировки подземных коммуникаций партизан признавал противник. Сержант армии США К.У. Боуэн отмечал: «Большинство туннелей было очень хорошо замаскировано, и я полагаю, что они [бойцы НВСО] имели специальные рекомендации, указывавшие, как копать туннели, как изготавливать люки так, чтобы можно было в них протиснуться, и если они один раз закрывали вход в подземелье, то вы не смогли бы определить что это» [2, p. 95]. Специалист 4 класса К. Кори, воевавший в Ку Чи, признавал: «Вы могли находиться в 6 дюймах от туннеля и не знать об этом; они были хорошо укрыты» [2, p. 98].

Как уже упоминалось, подземные комплексы имели самое разнообразное назначение. Первоначально, как и в период колониальной войны, это были обычные укрытия, хранилищ и коммуникации. В первой половине 1960-х гг. функции этих объектов, с сохранением прежних, значительно расширились. Под землей располагались командные и наблюдательные пункты, штабы, склады всего необходимого для ведения войны, учебные центры, мастерские по изготовлению и ремонту вооружения, жилые помещения, госпитали, классы для политзанятий, кинозалы, школы, загоны для домашнего скота и птицы, камеры для размещения пленных и даже временные кладбища.

Мнения исследователей об общей протяженности подземных комплексов НВСО – ВНА серьезно расходятся. Американский историк С. Кутлер считал, что она составляла около 200 км (125 миль) [4, p. 348]. Т. Мэнголд и Дж. Пеникейт, ссылаясь на вьетнамских ветеранов Ку Чи — бывшего партизана Ба Хюета и майора НВСО Нгуен Куота, приводят другие данные. По мнению Нгуен Куота в 1961 г. общая протяженность подземной инфраструктуры составляла 48 км. К середине 1965 г. она превысила 200 км [5, p. 39]. Следовательно, к началу 1973 г. этот показатель должен был увеличиться в разы. Генерал-майор ВНА Чан Хай Фунг, командовавший формированиями НВСО в Ку Чи, утверждал: «Площадь одной туннельной системы составляла 16 тыс. гектаров. Это территория, где располагались шесть деревень» [12, p. 295-296]. По мнению Чан Хай Фунга, в 1975 г., т.е. к окончанию войны во Вьетнаме, протяженность подземных комплексов достигла 340 км [12, p. 298].

Таким образом, к середине 1960-х гг. НВСО — ВНА располагали разветвленными подземными структурами тылового обеспечения, которые постоянно расширялись и модернизировались. Фактически в Тэй Нинь был создан плацдарм для нанесения внезапных ударов по Сайгону и всей инфраструктуре войсковой группировки США в III корпусной тактической зоне. Военные успехи НФОЮВ поднимали авторитет Фронта у населения Юга.

Создание надежной подземной инфраструктуры в Тэй Нинь позволяло решать руководству НФОЮВ следующие военные и политические задачи:

1. Осуществлялось строительство стратегической базы для эскалации эффективной борьбы с целью свержения правящего режима и изгнания американских интервентов.
2. Проведение диверсий против военных баз и инфраструктуры тылового обеспечения войсковой группировки США и их союзников.
3. Использование туннелей серьезно снижало результативность применения мобильных подразделений, ВВС и артиллерии — основных эффективных средств борьбы с партизанами.
4. В значительной степени облегчало проведение среди населения пропагандистских акций, рекрутирование пополнения из местной молодежи, взимание налогов.
5. Помимо строительных работ, крестьяне помогали партизанам продовольствием, вели разведку, собирали неразорвавшиеся вражеские боеприпасы, ремонтировали вооружение.
6. Совместные работы по созданию подземных структур, работа подпольных школ, госпиталей, способствовали укреплению социальной базы НФОЮВ в лице крестьянства.
7. Туннельные комплексы имели важное пропагандистское значение для Фронта. Во время войны их неоднократно посещали высокопоставленные политические и общественные деятели, ДРВ, а также писатели, иностранные репортеры. Например, в 1963 г. в Ку Чи нелегально побывал известный австралийский журналист У. Барчет [8, p. 59].

Особой функцией подземных баз являлась подготовка личного состава НВСО, акклиматизация бойцов ВНА. Начальная фаза подготовки начиналась в подростковом возрасте. Будущие призывники занимались сельским хозяйством, осваивали оружие, работали связными. Особой задачей являлось ведение разведки. Среди наиболее известных юных героев Ку Чи были следующие персоналии. Чан Ван Нго, 14 лет, обнаружил, обезвредил и доставил партизанам выстрел от гранатомета М-79, 800 патронов, 15 гранат [9, p. 55]. Девочка-партизанка Чан Тхи Ганг за храбрость, многократно проявленную в боях, получила почетное звание «Доблестный солдат в отражении американской пехоты» [8, p. 38-39]. Юный боец НВСО Лам Хынг Лак в одиночку принявший бой с ротой противника, был награжден орденом Освобождения 2 степени [9, p. 54].

По достижении призывного возраста (17 лет) молодые воины проходили подготовку в подземных учебных центрах. Здесь они осваивали профессии стрелка, пулеметчика, гранатометчика, минометчика, сапера, связиста. При этом не делалось исключений для девушек и девочек-подростков. Сроки обучения были предельно сжатыми. Например, обучение диверсантов «Bo Tu Linh Dаc Cong» НВСО (южновьетнамский аналог частей спецназначения армии ДРВ) осуществлялось в течение 6 месяцев [7, p. 56]. В отличие от бойцов ВНА подавляющее большинство призывников — уроженцев Юга — составляли неграмотные молодые крестьяне. Лейтенант Нгуен Тхань Линь, (7-й батальон, 7-й военный округ) вспоминал, что его подчиненных долго волновал вопрос: сможет ли пуля, выпущенная из старого карабина, убить солдата-афроамериканца [3, p. 153]. В этой связи параллельно с боевой подготовкой призывники проходили в подземных школах краткий курс обучения по ряду общеобразовательных дисциплин.

В начале 1960-х гг. первые операции южновьетнамской армии против отрядов НВСО, укрывавшихся в туннелях, завершились неудачно. Сайгонские войска были вынуждены вести борьбу с неуловимым врагом, который внезапно появлялся там, где его быть не могло, наносил урон и также бесследно исчезал. В 1960–1965 г. армия Южного Вьетнама, имевшая численное и техническое превосходство, не достигла ощутимых успехов даже в случае обнаружения подземных баз. Капитан Тай Дык Тхао (1-я рота, 31-й батальон ВНА) вспоминал: «18 июля 1965 г. южновьетнамские войска малыми силами штурмовали деревню Ань Тхео. Наша рота отбила все атаки. На следующий день подошли крупные силы противника с бронетехникой и тяжелой артиллерией. 20 июля они предприняли новый штурм Ань Тхео. Их артиллерия выпустила по деревне более двухсот 105 мм снарядов. Интенсивный обстрел уничтожил большую часть наших полевых укреплений. В новой атаке приняли участие по меньшей мере три роты и семь бронемашин. Мы отступили в подземные туннели и продолжали обороняться. К вечеру южновьетнамские войска прекратили атаки. На следующий день они отступили» [10, p. 51].

Ввод в Южный Вьетнам войск США и их союзников в 1965 г. первоначально не изменил ситуацию в борьбе с подземными базами НФОЮВ. В январе 1966 г. в Ку Чи были передислоцированы части 1-й пехотной дивизии, 173-й воздушно-десантной бригады американской армии и австралийские части. Их прибытие сопровождалось созданием крупных баз, структур жизнеобеспечения. Интервенты не предполагали, что строительство их будущих объектов протекало на территории, где располагался крупный базовый район НВСО. Американцам впервые пришлось столкнуться с диверсантами из туннелей Ку Чи.

Наиболее распространенным и эффективным тактическим приемом частей НВСО и северовьетнамской армии при ведении подземной войны было нанесение внезапных ударов по базам противника. Непосредственно осуществлением терактов и диверсий занимались группы партизан и части специального назначения «Bo Tu Linh Dаc Cong» (126 и 198 полки ВНА) [7, p. 55-56]. Главным преимуществом вьетнамцев при использовании подземных укрытий были следующие факторы: скрытность, внезапность, подвижность. Ведение туннелей позволяло диверсантам сконцентрироваться в непосредственной близости от цели. При нападении малые группы бойцов НВСО и спецназа ВНА действовали неожиданно и стремительно. Как правило, главными целями диверсий становились склады боеприпасов и горючего, командные пункты, узлы связи. Особое значение придавалось уничтожению авиатехники. Каждая группа имела свой объект атаки, направление отхода, сигнализацию.

Одним из распространенных приемов НВСО являлись обстрелы вражеских баз. Обычно этим занимались снайперы, действовавшие из замаскированных «лисьих нор». Кроме того, для ведения беспокоящего огня вьетнамцы оборудовали под землей минометные позиции и пусковые площадки для неуправляемых ракет (НУРС). Подобные акции, как правило, были скоротечны и не имели большого военного эффекта. Их основной целью было поддержание атмосферы напряженности на базах противника, морального изнурения личного состава. Кроме того, группы партизан («охотники за катерами»), вооруженные гранатометами, используя выходы из туннелей к водоемам, в ночное время обстреливали вражеские корабли и транспортные конвои на реках Сайгон и Тхи Тинь [8, p. 42].

В ходе боев с южновьетнамскими и американскими войсками НВСО и ВНА широко использовали разнообразные системы минирования. Еще в период войны 1946–1954 гг. партизаны, постоянно испытывавшие недостаток взрывчатки, часто применяли самодельные мины, фугасы. В 1960-е гг. бойцы НВСО совершенствовали тактику минной войны. Например, создавали вокруг вражеских баз подвижные минные поля, оснащенные дистанционными фугасами большой мощности [8, p. 40]. Это позволяло осуществить диверсию в назначенное время. Наличие подземных выходов к водоемам позволяло бойцам «Dac Cong» периодически минировать фарватеры на реках Сайгон и Тхи Тинь [8, p. 41-42].

В середине 1960-х гг. отряды НВСО весьма успешно использовали так называемые «вертолетные ловушки» — системы минирования, разработанные крестьянином То Ван Дыком (деревня Нуан Дык). Основной замысел заключался в закладке американских мин DH-10 («Прыгающая Бетти») в местах предполагаемой посадки вертолетов. На ветках деревьев и высоких кустарников, растущих в радиусе нескольких метров, устанавливались специальные фрикционы, игравшие роль детонаторов. В момент приземления лопасти боевой машины приводили в действие механизм DH-10. Одновременный взрыв нескольких мин неизбежно приводил к гибели вертолета, экипажа и десантной группы [5, p. 119].

Для нанесения урона противнику вьетнамцы весьма успешно применяли различные охотничьи ловушки: арбалеты-самострелы, камнеметы, специальные сети, деревянные шары, утыканные отравленными шипами, петли-удавки и т.п. Одним из весьма эффективных видов поражения были приспособления в виде загнутого ствола бамбука длиной 5 футов с острым выступом на конце. Это приспособление, рассчитанное на убийство тигра, могло нанести человеку смертельное увечье [5, p. 120]. Самой распространенной разновидностью ловушек были «волчьи ямы» различных типов. Например, глубокие ямы, оснащенные острыми кольями, рассчитанные на крупного хищника (тигра). В сооружение подобного рода могло угодить отделение или разведгруппа врага.

Об эффективности применения вьетнамцами ловушек можно судить по следующим данным. На протяжении войны в Индокитае 11% погибших и 17% раненых американских военнослужащих были жертвами приспособлений подобного рода. Например, в 9-й пехотной дивизии армии США в 1969 г. 100% потерь приходилось на ловушки [5, p. 115]. Несомненно, что уровень смертности мог быть и выше, если бы в войсках интервентов не функционировала эффективная система эвакуации раненых при помощи вертолетов.

Помимо ловушек и мин, бойцы НВСО весьма успешно применяли своих подземных врагов против интервентов — крыс, скорпионов и змей. Крысы производили деморализующее впечатление на американцев, так как многие из них являлись носителями бубонной чумы. Более широкое предпочтение бойцы НВСО отдавали применению ядовитых змей. Лейтенант Дж. Флауэрс (армия США) вспоминал: «Вьетнамцы использовали бамбуковых гадюк. Они не были очень длинными, но имели весьма высокую потенцию укуса. Партизаны привязывали змею к бамбуковой палочке и укрепляли на потолке туннеля и, когда появлялся американский солдат, выпускали гадюку. Змея внезапно кусала жертву в шею или лицо. Укушенный после этого мог сделать один или два шага; умирал почти мгновенно. Мы этих змей так и называли: одношаговая, двухшаговая» [5, p. 123].

Иногда гадюк сажали в полые бамбуковые палки, которые крепились к потолку галереи. Расчет был простым и верным. Спустившийся под землю американский военнослужащий в первую очередь светил фонарем себе под ноги, опасаясь мин или самострелов, не ожидая нападения сверху. Кроме того, укус змеи в шею или лицо намного опаснее, чем в ноги, обутые в ботинки. Эффективность использования змей была весьма высокой. Пострадавший погибал даже в случае немедленной эвакуации. В туннелях на манер мин-растяжек партизаны устанавливали коробки со скорпионами. Американцы, плохо ориентировавшиеся под землей, часто становились жертвами таких «сюрпризов». Однако эффективность яда членистоногих зависела от его разновидности и времени года.

Эффективным оружием партизан стали дикие пчелы. В отличие от змей укусы насекомых не приводили к летальному исходу, но, вызвав асфиксию и отеки, могли на несколько дней вывести из строя пострадавшего. Медсестра ВНА Чи Нгуйет вспоминала: «В нашем районе, так же как во многих других была особая порода очень агрессивных пчел. Они были более чем в два раза больше обычных. Они не собирали мед, но их укусы были очень болезненными. Мы очень осторожно изучали их повадки, а потом приступали к дрессировке…» [5, p. 125].

Вьетнамцы использовали пчел в качестве часовых и деморализующего средства. Обычно на тропах, ведущих к входу в подземелье, партизаны размещали маленькие ульи (бумажные коробки), от которых натягивались веревки к побегам бамбука. Когда вражеский патруль проходил по тропе, он неизбежно подвергался пчелиной атаке. Были случаи, когда интервенты, спасаясь от разъяренных насекомых, попадали в «волчьи ямы» или на мины, заблаговременно установленные в местах возможного продвижения противника. По свидетельству медсестры Чи Нгуйет, во время одной из пчелиных атак было выведено из строя 30 солдат южновьетнамских солдат [5, p. 126].

Таким образом, на первом этапе конфликта в Южном Вьетнаме подземные инфраструктуры позволяли НВСО-ВНА вести маневренную войну. Туннели служили не только укрытиями, складами всего необходимого, но и тайными коммуникациями. Это позволяло партизанам наносить удары по базам врага, осуществлять перегруппировку своих сил, перебрасывать резервы на наиболее важные участки боевых действий.

В январе 1966 г. части 1-й пехотной дивизии армии США провели первую операцию под кодовым наименованием «Crimp», главной целью которой являлось уничтожение основных объектов противника в Тэй Нинь, включая подземный комплекс Ку Чи [11, p. 151]. Группировке интервентов численностью 8 тыс. солдат противостояло несколько сотен бойцов НВСО [12, p. 301]. Полковник ВНА Чау Лам вспоминал: «Целью американцев при проведении операции «Crimp» являлось не сражаться с нами в туннелях, а прижать к реке Сайгон и уничтожить. Это был тот случай, когда враг впервые понял, что у нас в Ку Чи были туннели» [12, p. 301]. Учитывая многократное превосходство противника, вьетнамцы действовали небольшими группами, укрываясь под землей. Чау Лам подчеркивал: «Из-за того, что у нас было меньше бойцов, мы использовали тактику нанесения ударов малыми силами. Это дало нам серьезное преимущество» [12, p. 301]. Несмотря на провал операции «Crimp», урон, понесенный партизанами, был значительным. По американским данным, НВСО потеряли 107 чел. убитыми, 9 — пленными [11, p. 151].

Первые операции, проводившиеся южновьетнамскими и американскими войсками в Тэй Нинь, Бинь Зыонг и Хау Нгиа в 1965–1966 гг., показали не только эффективность подземных сооружений, но и высокие боевые качества бойцов НВСО – ВНА. Сержант Чан Тхань (3-я рота, 174-й полк, 316-я дивизия ВНА) вспоминал: «В 1966 г. южновьетнамские подразделения атаковали туннельный комплекс одной из деревень. В течение двух суток наша 3-я рота и формирования местных партизан успешно защищали деревню. Хотя мы и одержали победу, я потерял одного из своих лучших друзей. Вуонг был тяжело ранен, когда южновьетнамские солдаты уничтожили один из участков туннеля. Они забросали гранатами убежище, где он находился… Лейтенант Нга сообщил нам, что в бою мы подбили бронемашину, уничтожили 19 и ранили 36 солдат противника» [10, p. 46].

1967–1971 гг. стали периодом наиболее ожесточенных сражений в Тэй Нинь. Внимательно проанализировав опыт предыдущих операций, командование группировки США в Южном Вьетнаме решило разгромить противника, используя самые мощные и эффективные на тот момент средства борьбы. Районы предполагаемого расположения подземных комплексов НВСО подвергались «ковровым» бомбежкам американских ВВС. С 1968 г. в нанесении ударов по Ку Чи участвовали стратегические бомбардировщики Б-52. Их радиус действия значительно превышал показатели армейской авиации. Кроме того, «летающие крепости» применяли бомбы огромной мощности, снабженные взрывателями замедленного действия. Такие боеприпасы взрывались на глубине 12 м [12, p. 305]. Результаты ударов Б-52 были опустошительными. В разрушенных в нескольких местах туннелях воздух не мог циркулировать, и все находившиеся внутри люди, не имея возможности выбраться наружу, погибали от удушья. Для уничтожения лесов, служивших естественным прикрытием баз НВСО-ВНА, а также посевных площадей интервенты в беспрецедентных масштабах использовали гербициды и напалм.

Несмотря на почти полную безнадежность дальнейшего сопротивления, части НВСО и ВНА не только продолжали вести оборонительные бои, но и совершали нападения на вражеские объекты. 23-26 февраля 1969 г. партизанские отряды внезапно атаковали многие военные базы противника. При этом особое внимание придавалось ударам по аэродромам [6, p. 151]. В ряде случаев вьетнамцам удалось добиться серьезных успехов. Например, в конце февраля три диверсионных группы НВСО (39 чел.), используя туннели, проникли на военную базу США Донг Зу в районе Ку Чи. В ходе ночного нападения 38 американских военнослужащих были убиты, уничтожено 14 вертолетов CH-47 Chinook [5, p. 146-147].

Несмотря на неэффективность дальнейшего использования тактики подземной войны, строительство новых туннелей и бункеров продолжалось вплоть до вывода американской группировки из Южного Вьетнама в 1973 г. Последнюю операцию по ликвидации туннельного комплекса войска США осуществили зимой 1972 г. 25 февраля американцы в течение 5 часов вели бои за систему бункеров, расположенную в 42 км от Сайгона [10, p. 393]. Тем не менее интервентам не удалось уничтожить отряд НВСО.

В 1971–1973 гг. стратегическая ситуация в Индокитае кардинально изменилась. В связи с началом поэтапного вывода войск США из Индокитая в 1969 г. НВСО и ВНА перешли от партизанских методов к тактике ведения войны в ее общепринятом понимании. Вместо небольших отрядов в боевых действиях участвовали полки и дивизии, оснащенные артиллерией и бронетехникой. В этих условиях подземные комплексы выполняли свои первоначальные функции бомбоубежищ и тайных складов.

Таким образом, в течение интервенции США и их союзников в Южном Вьетнаме коммунистические силы весьма успешно использовали тактику подземной войны. В 1967–начале 1970-х гг. американским войскам, использовавшим в беспрецедентных масштабах огневые средства, технику и отравляющие вещества, удалось уничтожить значительную часть подпольных баз НВСО — ВНА в провинциях Тэй Нинь, Хау Нгиа, нанести серьезный урон личному составу формирований противника. Тем не менее важность роли подземных комплексов как весьма эффективного средства борьбы НФОЮВ против войск Южного Вьетнама и США несомненна.


Список литературы / References

  1. Appy C.G. Vietnam. The Definitive Oral History, Told from All Sides / C.G. Appy. – N.Y.: Viking, 2008. – 574 p.
  2. Gilmore D.L. Giangreco D.M. Eyewitness Vietnam. Firsthand Accounts from Operation Rolling Thunder to the Fall of Saigon / D.L. Gilmore D.M. Giangreco. – N.Y.: Sterling Publishing Co., Inc, 2006. – 304 p.
  3. Ham P. Vietnam: the Australian War / P. Ham. Harper Collins Publishers, 2007. – 814 p.
  4. Kutler S. Encyclopedia of the Vietnam War / S. Kutler. – N.Y.: Simon and Schuster Macmillan, 1996. – 711 p.
  5. Mangold T. Penycate J. The Tunnels of Cu Chi. Remarkable Story of War in Vietnam / T. Mangold. – London: Orion Books Ltd, 1985. – 291 p.
  6. Nalty B.C. Air War over South Vietnam 1968–1975 / B.C. Nalty. Wash. D.C.: Air Force History and Museums Program United States Air Force, 2000. – 540 p.
  7. Rottman G.L. Viet Cong Fighter / G.L. Rottman. – Oxford: Osprey Publishing Ltd., 2007. – 63 p.
  8. The Document Album of Cu Chi 1960–1975. Album № 1. Thanh Pho Ho Chi Minh, 2001. – 68 p.
  9. The Documentary Album of Cu Chi 1960–1975. Album № 2. Nha Xuat Ban Mui Ca Mau, 2002. – 79 p.
  10. Xiaobing Li Voices From Vietnam War: stories from American, Asian and Russian Veterans / Li Xiaobing. The University Press of Kentucky, 2010. – 280 p.
  11. Willbanks J.H. Vietnam War Almanac / J.H. Willbanks. Facts on File, Inc, 2009. – 590 p.
  12. Zumwalt J.G. Bare Feet, Iron Will. Stories from other’s Side of Vietnam’s Battlefields / J.G. Zumwalt. Fortis Publication, 2010. – 336 p.

Оставить комментарий