Расформирование Елецкой провинции в ходе губернской реформы Екатерины II¹

Аннотация

В статье исследуется реализация губернской реформы 1775 г. на территории Елецкой провинции. Как известно, она была сопряжена с крупнейшей в истории Российской империи перестройкой системы административно-территориального деления и местного управления; существовавшая ранее трехуровневая система местных органов управления (губерния – провинция – уезд) была упразднена и сменилась двухуровневой (губерния – уезд). При этом границы губерний и уездов были определены заново, исходя из принципа примерного равенства населения.

Автором предпринимается попытка восстановить дореформенные административные границы уездов Елецкой провинции и выяснить, как были перераспределены ее территории между новыми губерниями. Для этого требуется создать и совместить две карты административного деления – до и после реформы; современные ГИС-технологии дают большие возможности для обработки и пространственной систематизации картографических источников. Пореформенное деление восстановлено на основе обработки уездных планов Генерального межевания средствами ГИС, дореформенное – посредством анализа материалов топографических съемок 1720-х гг. (т.н. «петровских геодезистов»). При этом рассмотрены и решены проблемы, связанные с особенностями названных источников, относящихся к начальному этапу развития русской картографии. Впервые составлена детальная карта Елецкой провинции накануне реформы (в нее входили Елецкий, Ливенский, Чернавский, Ефремовский, Лебедянский, Данковский и Скопинский уезды).

На основе сопоставления составленных электронных карт и анализа законодательных актов анализируются замыслы авторов реформы и их воплощение. Показано, что открытие новых губерний происходило постепенно, сначала в центре страны, а затем на ее окраинах, так что в течение некоторого времени старые и новые административно-территориальные единицы существовали одновременно, граничили друг с другом и передавали друг другу те или иные территории. Оказавшись на стыке вновь создаваемых наместничеств (Тульского, Орловского, Рязанского, Курского, Тамбовского и Воронежского), территория Елецкой провинции была поделена между ними. Несмотря на значительные изменения, связанные с созданием новых уездов и переформатированием старых, заметно стремление правительства по возможности сохранять существующие административные и хозяйственные связи, что выразилось в сохранении больших массивов земель при старых городах.

Ключевые слова и фразы: Губернская реформа 1775 г., историческая картография, Елецкая провинция, ГИС в исторических исследованиях.

Annotation

Disestablishment of Elets province in the course of the gubernia reform of Catherine II.

The article examines the implementation of Catherine II’s gubernia reform in the Elets province. The author reconstructs the borders of the administrative units before and after the reform and reveals his approach to the reform.

The reform was associated with the largest in the history of the Russian Empire reconstruction of the system of administrative-territorial division and local governance; the previously existing three-tier system of local government (gubernia – province – uezd) was abolished and replaced by the two – level (gubernia — uezd). The boundaries of the gubernias and uezds were redefined on the principle of approximate equality of population.

This article is an attempt to restore the pre-reform administrative boundaries of the counties of the Yelets province and to find out how the territories were reallocated between the new provinces. This requires the creation and combination of the two maps of administrative division before and after the reform; the modern GIS technologies provide great opportunities for spatial processing and systematization of cartographic sources. The post-reform division was restored on the basis of processing of the uezd plans of the General Land survey by means of GIS, and the pre-reform, through the analysis of materials of 1720s surveyings (the so-called «Petrine geodesists»). Also, the problems associated with the peculiarities of these sources, relating to the initial stage of the development of Russian cartography were resolved. For the first time a detailed map of the Yelets province on the eve of the reform was developed (it included Yelets, Livny, Chernavskii, Efremov, Lebedyansky, Dankowski and Skopin districts).

On the basis of comparison of the electronic maps and analysis of the legislative acts the intentions of the authors of the reforms and their implementation were analysed. It is shown that the opening of the new gubernias took place gradually, first in the center of the country, and then on its outskirts, so that for some time the old and the new administrative-territorial unit exised at the same time, were bordering each other exchanged certain territories. Located at the junction of the newly created governorships (Tula, Orel, Ryazan, Kursk, Tambov and Voronezh), the area of the Elets province was divided between them. Despite the significant changes associated with the creation of new uezds and the reformatting of the old, the government’s commitment to maintain the existing administrative and economic ties can be tracked, which resulted in the keeping of large amounts of land in the districts of the old towns.

Key words and phrases: Gubernia reform of 1775, historical cartography, Elets province, GIS in the historical research.

О публикации

¹ Исследование выполнено при поддержке РФФИ, проект № 16-01-00068

Авторы: .
УДК 94 (470).
DOI 10.24888/2410-4205-2018-14-1-107-117.
Опубликовано 23 марта года в .
Количество просмотров: 21.

Как известно, губернская реформа, проведенная правительством Екатерины II в 1775-1783 гг., была сопряжена с крупнейшей в истории Российской империи перестройкой системы административно-территориального деления и местного управления [4; 5; 8; 13]. Существовавшая ранее трехуровневая система местных органов управления (губерния – провинция – уезд) была упразднена и сменилась двухуровневой (губерния – уезд). Одновременно были заново определены границы уездов – в уезде должно было, согласно «Учреждению для управления губерниями», быть от 30 до 40 тыс. душ мужского пола, а при определении новых административных границ в первую очередь учитывалась близость той или иной территории к городу [3].

Административная подчиненность одного города другому, как правило, создает сложную сеть управленческих, хозяйственных и социальных связей между ними, изменение этой подчиненности влечет за собой существенные перемены во всех сферах территориальной организации жизни общества. Существует представление, что губернская реформа привела к тому, что административное деление стало более дробным, количество уездных и губернских центров возросло. Оно является верным, однако не учитывает того факта, что упразднение провинций привело к сокращению количества административных центров второго уровня: на территории Европейской России (без Прибалтики и Украины) 27 губернских и провинциальных центров стали губернскими, а 17 – уездными; при этом всего три бывших уездных центра получили губернский статус.

Среди расформированных провинций одной из крупнейших была Елецкая. В нее входили Елецкий, Ливенский, Чернавский, Ефремовский, Лебедянский, Данковский и Скопинский уезды, общее население которых по третьей ревизии составляло 175289 д.м.п. [9]; по численности населения она превосходила большинство провинций Воронежской губернии, включая центральную, и уступала только Тамбовской и Шацкой.

В настоящей статье мы попытаемся восстановить дореформенные административные границы уездов Елецкой провинции и выяснить, как были перераспределены ее территории между новыми губерниями. Для этого требуется создать и совместить две карты административного деления – до и после реформы; современные ГИС-технологии дают большие возможности для обработки и пространственной систематизации картографических источников, которые являются ключевыми для нас.

Реконструкция дореформенных уездных границ важная и до сих пор не вполне решенная научная задача. Основная проблема состоит в том, что русская картография на протяжении XVIII века находилась в стадии становления, и поставленная еще в первой половине столетия задача создания детального атласа Российской империи не была в полной мере решена на момент реформы [См.: 1; 2; 14]. Правда, достаточно многочисленные подготовительные материалы, так называемые «съемки петровских геодезистов», сохранились в архивах. Среди них имеется полный комплект уездных карт Елецкой провинции, оказавшийся в рукописном собрании Библиотеки Академии Наук; второй комплект тех же документов, выполненный по-французски, был вывезен из России Ж.Н. Делилем и находится в Национальной библиотеке Франции [http://catalogue.bnf.fr/ark:/12148/cb42369595k/, Дата доступа: 15.12.2017. См. также: 11; 12]. Эти материалы давно известны специалистам [6]; имеется и небольшая специальная работа, посвященная коллекции карт БАН по Елецкой провинции, важным результатом которой является ее приблизительная схема [7].

Проблема в том, что, несмотря на достаточно передовые для своего времени методы съемки, общий объем полевых работ и измерений, выполненных геодезистами, был невелик в сравнении с масштабами стоявших перед ними задач, и значительная часть содержания карт нанесена на них примерно, на основании опроса местных жителей. Это приводит к крупным искажениям в определении расстояний, очертаний и даже направления рек и дорог. Еще более важным для стоящих перед нами задач представляется тот факт, что уездные границы вообще не были предметом специального внимания картографов. Нанеся на карту важнейшие реки и дороги, и разместив на этом «каркасе» относящиеся к уезду населенные пункты, геодезисты в лучшем случае обводили совокупность поселений уезда примерной, сглаживающей неровности границы межой; нередко, однако, даже такая граница отсутствует.

В результате оказывается, что механический «перенос» границ с этих карт на современную основу средствами ГИС невозможен. На рис. 1 показано, как одна и та же территория отображена на картах Елецкого и Ефремовского уездов.

Ефремовский и Елецкий уезды на картах 1720-х годов

Рис. 1. Изображение территории, чересполосно принадлежащей смежным уездам, на картах 1720-х гг.


Как мы видим, обе карты игнорируют чересполосность расположения поселений, отмечая только «свои» населенные пункты. Даже в тех случаях, когда существование анклава чужого уезда все-таки отмечается, его границы не показываются. В распоряжении исследователей остается единственная возможность – последовательная локализация поселений того или иного уезда.

Иначе обстоит дело с реконструкцией «пореформенных» границ. Генеральное межевание, начатое в 1765 г., привело к появлению первых детальных крупномасштабных карт большинства губерний страны, все элементы которых, в том числе и границы, были отрисованы на основе полевых измерений. Межевые работы в губерниях Центрального Черноземья развернулись в начале 1780-х гг. Несмотря на отсутствие математической основы, уездные планы Генерального межевания отличаются высокой точностью и могут быть привязаны средствами ГИС. На основании этой привязки с высокой точностью реконструируются и границы уездов. Более того, межевые карты позволяют определить не только административную принадлежность того или иного населенного пункта, но и с высокой точностью реконструировать положение межи между крайними селениями уездов. В случае если «дореформенная» уездная граница перестала существовать после реформы, ее очертания могут быть восстановлены на основе межей дач, приписанных к этим поселениям.

Таким образом, работа по реконструкции дореформенных границ проходит три этапа: на первом локализуются поселения, отмеченные на картах 1720-х гг., и приблизительно определяются очертания уездов.


Карта 1. Реконструкция очертаний дореформенных уездов.

Реконструкция поселений до реформы Екатерины II

На втором привязываются уездные планы Генерального межевания и создается электронная карта пореформенных границ (карта 1). Наконец, на третьем с использованием межевых карт реконструируются границы дореформенных уездов.

Полученный результат представлен на карте 2.


Карта 2. Уезды Елецкой провинции в середине XVIII века

Уезды Елецкой провинции в середине XVIII века

Он заметно отличается от приблизительной схемы, созданной Т.Н. Мельниковой. На ее карте существенно упрощена конфигурация границ Ефремовского и Елецкого уездов, опущены один из анклавов Лебедянского уезда внутри Елецкого и анклав Добрянского – внутри Лебедянского. Уточненные размеры дореформенных уездов представлены в таблице 1.


Таблица 1. Размеры уездов Елецкой провинции и численность их населения

УездКм²Население по III ревизии, д.м.п.
Данковский457925044
Елецкий1149947348
Ефремовский500118260
Лебедянский351915155
Ливенский1588355055
Скопинский22509331
Чернавский29704580

Какова была судьба этих территорий в ходе губернской реформы? (Cм. карту 3).


Карта 3. Перераспределение земель Елецкой провинции в ходе губернской реформы Екатерины II

Перераспределение земель Елецкой провинции в ходе губернской реформы 1720 года

Как известно, открытие новых губерний происходило постепенно, сначала в центре страны, а затем на ее окраинах, так что в течение некоторого времени старые и новые административно-территориальные единицы существовали одновременно, граничили друг с другом и даже передавали друг другу те или иные территории. Понимание деталей этого процесса особенно важно для территории Елецкой провинции, которая оказалась поделенной сразу между пятью новыми наместничествами.

Первым из интересующих нас наместничеств было открыто Тульское [10. № 14652. 19 сентября 1777 г., с. 553.], которому был передан Ефремовский уезд, к которому надлежало отдать из Елецкого «до 6200» д.м.п. Фактически, как мы видим, к Ефремовскому уезду отошли не только северные чересполосные владения Елецкого уезда, но и западная часть Данковского, а сам этот уезд потерял часть земель на севере, отошедших к Богородицку. Следом за Тульским наместничеством было создано Рязанское [10. № 14786. 24 августа 1778 г. С. 741], которому были переданы Данковский уезд и «Дворцовой Конюшенной канцелярии село Скопин». К ним должно было быть примежевано «от Козловского уезда село Ранинбург с ближайшими селениями» и населением до 3 тыс. д.м.п. Оба уезда не дотягивали до указной нормы населения (Данковский к тому же потерял западную часть, отошедшую к Ефремову, и восточную, перешедшую под ведомство ставшего городом Ранненбурга [10. № 14918. 16 сентября 1779 г., с. 867.]), и к ним пришлось примежевывать обширные территории с востока за счет обширного и густонаселенного Ряжского.

После открытия Тульского и Рязанского наместничеств в Елецкой провинции осталось всего четыре уезда, а граница первого из них прошла всего в 40 километрах к северу от провинциального города. Таким образом, становилось ясно, что судьба Ельца предрешена: он был обречен стать рядовым уездным городом, потому что между границами уже сформированных наместничеств на севере и городами Воронежской провинции на юге не оставалось места для новой губернии. Вскоре было объявлено о включении Ливенского, Елецкого и упраздняемого Чернавского уездов в состав формирующегося Орловского наместничества [10. № 14793. 5 сентября 1778 г., с. 744]. На территории огромного Ливенского уезда возникал новый город – Малоархангельск, кроме того, 10 тыс. душ отделялось к Белгородской губернии. Что касается Елецкого уезда, который по-прежнему оставался слишком обширным, то от него следовало отписать 18 тыс. душ к Воронежской губернии; при этом не оговаривалось, о каких именно провинциях шла речь. Как мы видим, предписания законодателя были исполнены: на этих территориях возникли три восточных уезда Орловской губернии, а отделенная к Белгородской губернии часть Ливенского уезда стала после учреждения Курского наместничества [10. № 14880. 23 мая 1779 г., с. 825], основой уезда вновь созданного города Щигры.

После перемен, произошедших осенью 1778 г., от бывшей Елецкой провинции остались только Лебедянский уезд (утративший свою северную часть), а также части Елецкого уезда, расположенные к востоку от Дона и на юге, в бассейне Сновы. Спустя почти год, при формировании Тамбовского наместничества [10. № 14917. 16 сентября 1779 г., с. 866], ему был передан город Лебедянь; при этом правительство предложило передать в Рязанское наместничество 18 тыс. д.м.п. «по способности», что, видимо, и было реализовано за счет северной части уезда; интересно, что о поглощении анклава Добренского уезда в указе специально не говорится. Наконец, при открытии Воронежского наместничества [10. № 14922. 25 сентября 1779 г., с. 868] ему были переданы «оставшиеся от Елецкого уезда» 18 тыс. д.м.п., а кроме того, «из уездов, назначенных в Тамбовское наместничество 12 000 душ по способности». На этом основании, видимо, к вновь образованному Задонскому уезду перешла южная часть Лебедянского уезда.

Несмотря на то, что проведение на землях Елецкой провинции губернской реформы оказалось растянутым на несколько лет, в деятельности администрации заметно стремление сохранить существующие территориальные связи если не на губернском, то на уездном уровне, характерное для процесса создания новых наместничеств во многих районах Российской империи [15]. На карте 4 штриховкой показаны территории, для которых уездный центр поменялся (они отошли либо к соседним старым, либо ко вновь назначенным городам), а однотонной заливкой – те, для которых он остался неизменным.


Карта 4. Изменение уездных центров в ходе реформы

Изменение уездных центров в ходе губернской реформы 1720 года

Как хорошо видно, вторые абсолютно преобладают над первыми (58% всей территории провинции). Это связано с тем, что вокруг всех сохранивших свой статус городов – Ельца, Ливен, Ефремова, Данкова, Лебедяни и Скопина – сохранились обширные примежеванные к ним территории, которые составили ядро соответствующих уездов. Среди причин этого следует назвать не только стремление правительства по возможности сохранять существующие административные и хозяйственные связи, но и высокую организованность и зрелость местных дворянских сообществ, в руках которых и оказалось сосредоточено управление вновь учрежденными уездами.


Список литературы / References

На русском

  1. Багров Л. История русской картографии. – М.: Центрполиграф, 2004. – 320 с.
  2. Гольденберг Л.А. Первый академический атлас России и картографические работы Географического департамента Академии наук // Очерки истории географической науки в СССР. – М., 1976. – С. 49-60.
  3. Готье Ю.В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. – Т. 1-2. – М.: Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1913-1941.
  4. Градовский А.Д. История местного управления в России. – Т. 1. – СПб.: Печатня В. Головина, 1868. – 567 с.
  5. Григорьев В.А. Реформа местного управления при Екатерине. – СПб.: Типография и литография «Русская скоропечатня», 1910. – 396 с.
  6. Кабузан В.М. Обзор историко-географических источников по административно-территориальному делению России в 1720-1770 гг. // Историческая география России XVIII в. – М., 1981. – С. 45-56.
  7. Мельникова Т.Н. Материалы первых топографических съемок б. Воронежской губернии 1720-1723 гг. // Труды Воронежского государственного университета. – Т. 43. Сборник работ географического факультета. – Харьков, 1957. – С. 155-163.
  8. Павлова-Сильванская М.П. Социальная сущность областной реформы Екатерины II // Абсолютизм в России (XII-XVIII вв.): Сборник статей. – М., 1964. – С. 460-491.
  9. Переписи населения России. Итоговые материалы подворных переписей и ревизий / Сост. Я.Е. Водарский, В.М. Кабузан. – Вып. 3. – М., 1972. – 256 с.
  10. Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. – Т. XX. – СПб.: Типография II отделения Собственной Е.И.В. канцелярии, 1932. – 1034 с.
  11. Постников А.В. Новые данные о российских картографических материалах XVIII – нач. XIX вв. во Франции // Вопросы истории естествознания и техники. – № 3. – 2005. – С. 17-38.
  12. Салищев К.А. Собрание русских карт первой половины XVIII в. в Париже (коллекция акад. Ж.Н. Делиля) // Известия АН СССР. Серия: География. – 1960. – N 4. – С. 104-110.
  13. Середа Н.В. Реформа управления Екатерины Второй. – М.: Памятники исторической мысли, 2004. – 450 с.
  14. Фель С.Е. Картография России XVIII века. – М.: Геодезиздат, 1960. – 226 с.
  15. Хитров Д.А., Пахунов С.Н. Губернская реформа 1775 г. в Смоленской губернии // Родина. – 2013. – № 9. – С. 80–83.

English

  1. Bagrov L. Istoriya russkoj kartografii. – M.: Centrpoligraf, 2004. – 320 s.
  2. Gol’denberg L.A. Pervyj akademicheskij atlas Rossii i kartograficheskie raboty Geograficheskogo departamenta Akademii nauk // Ocherki istorii geograficheskoj nauki v SSSR. – M., 1976. – S. 49-60.
  3. Got’e YU.V. Istoriya oblastnogo upravleniya v Rossii ot Petra I do Ekateriny II. – T. 1-2. – M.: Tip. G. Lissnera i D. Sobko, 1913-1941.
  4. Gradovskij A.D. Istoriya mestnogo upravleniya v Rossii. – T. 1. – SPb.: Pechatnya V. Golovina, 1868. – 567 s.
  5. Grigor’ev V.A. Reforma mestnogo upravleniya pri Ekaterine. – SPb.: Tipografiya i litografiya «Russkaya skoropechatnya», 1910. – 396 s.
  6. Kabuzan V.M. Obzor istoriko-geograficheskih istochnikov po administrativno-territorial’nomu deleniyu Rossii v 1720-1770 gg. // Istoricheskaya geografiya Rossii XVIII v. – M., 1981. – S. 45-56.
  7. Mel’nikova T.N. Materialy pervyh topograficheskih s»emok b. Voronezhskoj gubernii 1720-1723 gg. // Trudy Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. – T. 43. Sbornik rabot geograficheskogo fakul’teta. Har’kov, 1957. – S. 155-163.
  8. Pavlova-Sil’vanskaya M.P. Social’naya sushchnost’ oblastnoj reformy Ekateriny II // Absolyutizm v Rossii (XII-XVIII vv.): Cbornik statej. – M., 1964. – S. 460-491.
  9. Perepisi naseleniya Rossii. Itogovye materialy podvornyh perepisej i revizij / Sost. YA.E.Vodarskij, V M. Kabuzan. – Vyp. 3. – M., 1972. – 256 s.
  10. Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj imperii. Sobranie pervoe. – T. XX. – SPb.: Tipografiya II otdeleniya Sobstvennoj E.I.V. kancelyarii, 1932. – 1034 s.
  11. Postnikov A.V. Novye dannye o rossijskih kartograficheskih materialah XVIII – nach. XIX vv. vo Francii // Voprosy istorii estestvoznaniya i tekhniki. – № 3. – 2005. – S. 17-38.
  12. Salishchev K. A. Sobranie russkih kart pervoj poloviny XVIII v. v Parizhe (kollekciya akad. ZH. N. Delilya) // Izvestiya AN SSSR. Seriya: Geografiya. – 1960. – N 4. – S. 104-110.
  13. Sereda N.V. Reforma upravleniya Ekateriny Vtoroj. – M.: Pamyatniki istoricheskoj mysli. 2004. – 450 s.
  14. Fel’ S. E. Kartografiya Rossii XVIII veka. – M.: Geodezizdat, 1960. – 226 s.
  15. Khitrov D. A., Pahunov S. N. Gubernskaya reforma 1775 g. v Smolenskoj gubernii // Rodina. – 2013. – № 9. – S. 80–83.

Оставить комментарий