Город Добрый и уезд по материалам Ландратской переписи 1716 года

Аннотация

По мнению автора, в истории Липецкого края остается несколько малоизученных вопросов – к таковым относится судьба уездов, упраздненных в 1779 г. в результате административно-территориальной реформы Екатерины II. Территории Романовского, Сокольского и Добровского уездов входят в состав современной Липецкой области. Городов Романова и Сокольска сегодня не существует, Добрый потерял статус города и стал селом. Между тем население этих уездов активно участвовало в событиях общегосударственного масштаба. В XVII–XVIII вв. Петр I и его предшественники проводили здесь мероприятия, направленные на укрепление военного и экономического потенциала Российского государства: защита южных рубежей страны, строительство флота, развитие промышленного производства на Липецких железоделательных заводах, участие в военных походах и другие. Материалы всех переписей населения Российской империи, проводившихся правительством, являются не только ценным источником статистической информации и представляют огромный интерес при проведении генеалогических исследований, но и позволяют понять многие исторические процессы, происходившие в данный период времени. В статье исследуются материалы ландратской переписи 1716 г., проведенной в г. Добром и Добровском уезде, который был образован в 1647 г. и вошел состав Белгородской засечной черты. На основании результатов переписи можно сделать выводы о составе и численности населения уезда и проанализировать причины его изменения за период 1710-1716 гг.

Ключевые слова и фразы: г. Добрый, Добровский уезд, Петр I, перепись населения, служилые люди, работные люди, ландраты, двор, налог.

Annotation

The town of Dobryi and trains according to the materials of the landrat census of 1716.

To the author’s mind, there are a few issues in the Lipetsk region’s history that have not been thoroughly studied such as the fate of the districts that were abolished in 1779 as a result of the administrative and territorial reform of Catherine II. The territories of Romanovsky, Sokolsky and Dobrovsky counties are part of the modern Lipetsk region. Romanov and Sokolsk towns don’t exist today, Dobry has lost the status of the city and has become a village. Meanwhile, people of these counties actively participate in events of national scale. In the XVII-XVIII centuries Peter I and his predecessors held events to extend the strength of the military and economic potential of the Russian state here: protecting the southern borders of the country, building a fleet, developing industrial production at the Lipetsk iron works, participating in military campaigns and others.

The materials of all censuses of the population of the Russian empire, produced by the government, are not only a valuable source of statistical information and are of great interest in conducting genealogical research, but also make it possible to understand many of the historical processes that took place in a given period of time. This article examines the materials of the Landrace census of 1716, held in Dobry town and Dobrovsky county, which was established in 1647 and became the part of Belgorod Zasechnaya cherta. Based on the results, it is possible to draw conclusions about the population and its structure and analyze the reasons for its change during the period 1710-1716.

Key words and phrases: Dobry town, Dobrovsky county, Peter I, census, sluzhiliye people, rabotniye people, district authorities, yard, tax.

О публикации

Авторы: .
УДК 947.084.2:378(07).
DOI 10.24888/2410-4205-2018-16-3-86-94.
Опубликовано 16 декабря года в .
Количество просмотров: 23.

Официально Добровский (или, как писали в документах XVIII в., «Добренский») уезд возник в 1647 г. До его образования на этой территории находились владения богатых московских монастырей (Новоспасского и Чудова) и крупных вотчинников, владевших крепостными крестьянами в местных селах: Доброе Городище, Каликино, Ратчино, Борисовка, Кривец и некоторых других. После того как эти земли были «отписаны на государя», бывших монастырских и помещичьих крестьян обязали нести пограничную государеву службу, фактически сделав их поселенными служилыми людьми. После милитаризации Добровского уезда и включения его в Белгородскую засечную черту они стали драгунами [2; 14].

Появление таких поселенных драгун объяснялось стремлением государства улучшить комплектование армии и удешевить ее содержание: они почти не требовали казенных материальных затрат. Кормовым драгунам полагалось жалованье – «поденный корм», тогда как поселенным драгунам достаточно было однажды выделить земельный надел. При этом поселенные драгуны, кровно заинтересованные в обороне родных мест, подходили для сторожевой пограничной службы гораздо лучше кормовых драгунов, которых отправляли в южные пограничные города из других мест [3; 15].

Драгунская служба считалась очень тяжелой. Многие драгуны передавали часть обязанностей по ее несению (треть или половину) другим людям за деньги или за соответствующую часть своего земельного надела (отсюда и названия – третчик, половинщик) – этот факт нашел отражение в сказках служилых людей Добровского уезда конца XVII в. [6]. Через несколько лет после образования Добровского уезда и включения его в состав Белгородской засечной черты большая часть драгун была верстана в дети боярские – сословие, представители которого получали денежное и поместное жалованье и составляли основную часть населения южных уездов России. Дети боярские городовой службы несли военную службу по охране укреплений и городов в составе городских гарнизонов, дети боярские полковой службы участвовали в составе русского войска в военных походах.

Корпорация служилых людей Добровского уезда с годами росла и развивалась: проводились разборы и смотры служилых людей, верстания их в новые чины, испомещение на новые земли в уезде. Служилые люди начали отселяться из Доброго на свои поместные земли – основывались новые села. Все это нашло отражение в разборных, отказных и межевых книгах, хранящихся в настоящее время в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) [5]. Помимо этого, государство время от времени пыталось вести учет населения непосредственно с помощью переписей, преследуя этим как фискальные, так и военные цели.

Периоды проведения переписей населения в различных регионах России представляют собой своеобразные временные срезы, способные показать состав и количество населения конкретной административно-территориальной единицы, существовавшей на момент проведения переписи.

Первые учеты населения на Руси с целью податного обложения проводились с IX–X вв. В XIII в. провели переписи для определения размера дани, выплачиваемой русскими княжествами Золотой Орде – они носили похозяйственный (подворный) характер. Позже объектом обложения и учета становятся земельные участки, используемые в хозяйстве – «соха», четверть, десятина. В 1646–1647 и 1678–1679 гг. провели две переписи населения, которые, помимо всего прочего, обеспечили возможность бессрочного сыска беглых крестьян, поскольку те записывались в переписных книгах за своими помещиками. В 1710 г. по указу Петра I провели очередную подворную перепись – которую сам царь посчитал провальной, так как она показала резкое (на 19,5 %) сокращение податных хозяйств. Строительство новых городов, «корабельное дело», постоянные войны – все это требовало от государства колоссальных человеческих ресурсов. Кроме того, большие крестьянские семьи не спешили выделяться в отдельные «налогооблагаемые» хозяйства, что позволяло им на какой-то период облегчать для себя налоговое бремя. Нередко в одном дворе было записано по десять и более человек, росло число записанных во дворах «работных людей» и «свойственников». Перепись 1710 г. продемонстрировала уменьшение количества дворов по сравнению с предыдущей переписью – это означало уменьшение налогооблагаемой базы и, как результат, уменьшение сбора налогов с населения. По этой причине результаты переписи Петром I были отвергнуты, и подати принимались по-прежнему по книгам предыдущей переписи 1678 г. [1].

В начале 1715 г. Петр I начал проведение очередной административно-территориальной реформы: он упразднил ранее им же созданное территориальное деление губерний на уезды и провинции. Теперь губерния делилась на доли (каждая доля должна была включать в себя 5536 дворов), правителями которых назначались так называемые «ландраты», проживающие на управляемых ими территориях и ведавшие под руководством губернатора разнообразными вопросами местного самоуправления. Уже через несколько лет губернские доли и сами должности ландратов упразднят: в результате очередной петровской реформы местного управления территория России будет разделена на дистрикты и провинции. Просуществовавшие очень короткий срок, ландраты в отечественной истории будут отождествляться прежде всего с проведенной ими в 1716-1717 гг. переписью, вошедшей в историю как ландратская.

Указ от 10 декабря 1715 г. предписывал: «В губерниях ландратам переписать дворы крестьянские и бобыльские и другие и в них людей по именам, против прежних посланных в губернии Его Великого Государя указов вправду без всякой утайки и понаровки». Уже осенью 1717 г. Петр I приказывает Сенату послать указы губернаторам, «чтобы они всех ландратов по первому зимнему пути выслали в Петербург с переписными книгами» [4].

В ходе ландратской переписи учету подлежало все податное население по дворам, также переписывались церковнослужители, при этом отмечались пустые дворы. В переписные книги записывались как мужчины, так и женщины, с указанием возраста. В случае отсутствия кого-либо из членов семьи указывалась причина отсутствия и их местонахождение в данный момент. Кроме того, в переписи отмечались умершие или нетрудоспособные.

Если в предыдущие годы были замечены массовые случаи формального объединения дворов с целью относительного сокращения налогов, то ландратская перепись показала, что количество дворов менялось значительно медленнее, чем численность населения. Поэтому прежде чем были подведены итоги переписи, окружение Петра I предложило ряд проектов о прямом подушном обложении населения, при котором налог взимался бы не с каждого двора, а с каждого человека – с ревизской души. Но практически все это будет реализовано лишь после 1718 г…

В РГАДА в фонде ландратских книг и ревизских сказок хранится «Книга переписная церковнослужителей, подьячих, служилых людей: полковой и городовой службы Спасской и Чудовской сотен г. Доброго, церковнослужителей, работных людей (из служилых людей) и другого населения Добренского уезда» [7]. Орфография оригинала сохранена. В первоисточнике все годы и возраст указаны буквенной цифирью, как то: «SI», «I», «КЕ» и т. п. Мы приводим данные обозначения привычными нам арабскими цифрами.

[л. 1] Книга переписная города Доброго и Добренского уезду всякого чина людем переписи и свидетельства лантрата Ивана Михайловича Москотниева нынешнего 1716 году.
Город Доброй
В нем церковь соборная во имя боголепного Преображения Господня.
У тоя церкви
Во дворе поп Иван Яковлев сын 25 лет. У него жена Алена 25 лет. Да брат Андрей 18 лет. У него жена Авдотья 25 лет прибыла вновь после переписи 1710 году. А отец ево Иванов бывшей протопоп Ияков 57 лет постригся в монастырь. А дети ево Ивановы дочь Ирина 2 лет, сын Иван 10 дней померли в 1710 году. А сирота Логин 4 лет бежал безвесно.
Далее аналогичным образом написаны церковнослужители и их семьи: попы, дьяконы, пономари.

[л. 1 об.] В девичьем монастыре
Церковь во имя Пресвятые Богородицы Тифинския
У тоя церкви…
В приходах Спасской сотни
Церковь во имя Рождества Пресвятыя Богородицы.
У тоя церкви…

[л. 2] В той же Спасской сотни
Церковь во имя Рождества Пресвятыя Богородицы.
У тоя церкви…
Чудовской сотни
Церковь во имя чутодворца Николая
У тоя церкви…

[л. 2 об.] В той же Чудовской сотни
Церковь во имя чудотворца Николая.
У тоя церкви…

[л. 3] Дворы подьяческия
Приказныя…
Далее написаны подьячие и их семьи, а также крепостные и дворовые люди.

[л. 4 об.] Дворы площедных подьячих…

[л. 6] Дворы подьяческих солдацких жен…

[л. 6 об.] Убыли целыми дворами…

[л. 9] Спасской сотни
Городовой службы…

[л. 11 об.] Полковой службы…

[л. 14 об.] Пушкари…

[л. 17] После переписи 1710 году прибыли целыми дворами
Пушкарской…
Городовой службы…

[л. 17 об.] Салдацкие дворы ис пушкарей…

[л. 18 об.] Двор бобыльской Спаской сотни…
Вдовьи дворы…

[л. 19] Дворы нищецкия…

[л. 19 об.] Городовой службы бежали…

[л. 20] Полковой службы бежали…

[л. 20 об.] Бежали ис пушкарей…
Померли…

[л. 21] Померли городовой…
Померли полковой службы…

[л. 23] Вдовьи бежали…
Померли вдовьи…

[л. 23 об.] Померли бобыльския…
Выбыли целыми дварами в Добренской же уезд в другие села
Городовой службы…

[л. 24] Полковой службы …
На Липскихзаводех пушкарь…

[л. 24 об.] Итого по переписи 1710 году написано было Спаской сотни… А по переписи и по свидетельству нынешнего 1716 году явилось налицо и имянно…
Далее подсчитываются разные категории вышеозначенных людей: живущих, умерших и убывших.

[л. 27 об.] Чудовской сотни
Городовой службы…

[л. 29 об.] Полковой службы…

[л. 33 об.] Дворы приставыя безземельныя…

[л. 34] Прибыли целыми дворами…
Дворы вдов неимущих…
Бежали целыми дворами
Городовой службы…

[л. 34 об.] Полковой службы бежали…

[л. 35] Городовой службы померли…

[л. 36 об.] Полковой службы померли…

[л. 38 об.] Вдовьи дворы померли…

[л. 39] Взяты в солдаты целыми дворами…

[л. 39 об.] Итого в Чудовскойсотни по переписи 1710 году написано было… А по переписи и по свидетельству нынешнего 1716 году явилось налицо а имянно…

После Спасской и Чудовской сотен г. Доброго в книге аналогичным образом переписаны жители сел Добровского уезда: указана церковь, затем идут дворы священнослужителей, работных людей полковой и городовой службы, нищенские и вдовьи дворы, а также дворы, хозяева которых умерли, бежали или переселились на новое место. Для каждого населенного пункта приведены итоги предыдущей переписи 1710 г. и указаны результаты текущей переписи 1716 г.

[л. 43-48] Село Махоново

[л. 48 об.-56 об.] Село Богородицкое

[л. 57 об.-65] Село Панино

[л. 66-78] Село Замартынье

[л. 79-104] Село Каликино

[л. 106-113 об.] Село Владимирское

[л. 114 об.-120 об.] Село Крутое

[л. 121-127 об.] Село Делеховое

[л. 128-136 об.] Село Путятино

[л. 137-142 об.] Село Раковые Рясы

[л. 143-151] Село Волчье

[л. 151 об.] Новопоселенная деревня Куньи Липяги

[л. 152-162] Село Ратчино

[л. 162 об.-170 об.] Село Буховое

[л. 171-179] Село Демкино

[л. 179 об.-187] Село Колыбельское

[л. 187 об.-189] Село Пупки

[л. 189 об.-192 об.] Село Мелеховое

[л. 192 об.-196 об.] Село Теплое

[л. 197-201 об.] Село Черепянь

[л. 202-209 об.] Село Кривец

[л. 210-221 об.] Село Борисовка

[л. 222-227 об.] Село Лебяжье

[л. 228-235 об.] Село Хомутец (будущее с. Большой Хомутец)

[л. 236-251 об.] Всего городе Добром и в уезде по переписи 1710 году… По переписи и по свидетельству нынешнего 1716 году налицо…

Таким образом, Добровский уезд в 1716 г. включал в себя сам г. Добрый, 23 села и одну «новопоселенную деревню».

Итоговые таблицы 1 и 2 составлены по материалам ландратской переписи в Добровском уезде с учетом результатов предыдущей переписи и наглядно показывают изменение населения Добровского уезда в промежутке с 1710 по 1716 гг.


Таблица 1

Количество дворов, людей мужского и женского пола в Добровском уезде по данным переписей 1710 и 1716 гг.

Количество дворов и людей в Добровском уезде по данным переписей 1710 и 1716 гг.


Таблица 2

Количество дворов, людей мужского и женского пола в Добровском уезде, умерших и бежавших в 1710-1716 гг.

Количество дворов, людей в Добровском уезде, умерших и бежавших в 1710-1716 гг.

Как уже отмечалось выше, исторически большую часть населения Добровского уезда с момента его основания составляли служилые люди. Термин «дети боярские» в 1716 г. уже не встречается в переписи. Категория «служилые люди» осталась, но, как и в переписи 1710 г., для государства это еще и «работные люди», чей труд использовался главным образом для строительства кораблей на верфях р. Воронеж. Уже через три года, в период проведения первой ревизии в 1719 г., все потомки служилых людей будут записаны как «однодворцы». Это название в официальных бумагах сохранится за ними до 1866 г.

Количество дворов служилых людей городовой службы за период с 1710 по 1716 г. сократилось с 576 до 311, количество служилых людей городовой службы (далее берем только мужской пол) – с 1108 до 419 человек, в том числе умерло 360, бежало 240, «сошли той же губернии в иные городы» 15. Аналогичная ситуация и со служилыми людьми полковой службы: за период с 1710 по 1716 г. количество дворов сократилось с 843 до 449, количество служилых людей полковой службы – с 1418 до 586 человек, в том числе умерло 505, бежало 240, сошли 12. Для женского пола, проживавшего в Добровском уезде (то есть для жен, дочерей и других родственниц служилых людей) ситуация аналогичная. Кроме того, за тот же период 116 служилых людей городовой и 75 полковой службы были взяты в «рекрутные солдаты» (в ходе проведения военной реформы в 1705 г. Петром I была введена рекрутская повинность); шесть человек из семей церковнослужителей и один из подьяческой семьи «взяты в суконщики».

В переписи показано, что в период с 1710 по 1716 г. людей городовой службы прибыло десять дворов (67 человек), полковой службы – девять дворов (92 человека). Как видно из статистических данных, количество прибывших дворов и людей несопоставимо с катастрофическим оттоком населения из Добровского уезда (общее количество дворов в уезде уменьшилось на 42 %, количество населения (включая мужской и женский пол) – на 59 %). Основными причинами уменьшения численности населения стали высокая смертность и бегство. Государство жестоко наказывало не только за бегство со службы, но даже за укрывательство беглых служилых людей или недоносительство об этом. Несмотря на это, нужда, непосильные налоги и невозможность прокормить семью заставляли покидать свои места не только служилых людей, но даже церковнослужителей.

В целом по стране ландратская перепись 1716 г. осталась фактически незаконченной. Еще прежде чем можно было подвести ее общие итоги, они потеряли свое практическое значение: при переходе с податного на подушное налогообложение государству необходима была уже новая, подушная перепись, о проведении которой объявлялось в указах 1718-1719 гг.: «…ради расположения полков армейских на крестьян всего государства, брать во всех губерниях сказки с таким определением о дворцовых и прочих государевых, патриарших, архиерейских, монастырских, церковных, помещиковых и вотчинниковых селах и деревнях, також однодворцам, татарам и ясачным … без всякой утайки, не взирая ни на какие старые и новые о дворовом числе и поголовные переписки, но учиня самим переписки правдивые, сколько где в которой волости, в селе или в деревне крестьян, бобылей, задворных и деловых людей (которые имеют свою пашню), по именам есть мужска полу всех, не обходя от старого до самого последнего младенца, с летами их, и подавать те сказки в губерниях» [13]. Проведение первой подушной переписи растянется на десять лет. Ее данные, собранные на местах, будут постоянно пересматриваться, перепроверяться и дополняться. По этой причине в РГАДА хранится 5 книг, относящихся ко времени проведения первой подушной переписи, и датируемых 1719 [8; 9], 1722 [10], 1722-1727 [11; 12] гг.

В дальнейшем называемые «ревизскими сказками» (всего в период 1718–1859 гг. было проведено десять ревизий), материалы всех переписей населения Российской империи являются ценным источником статистической информации и представляют огромный интерес при проведении генеалогических исследований.


Список литературы / References

На русском

  1. Дементьев В. С. История учета населения России до начала XX века // Географический вестник.   № 4(35). С. 11–17.
  2. Загоровский В. П. Белгородская черта. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та. 1969. 304 с.
  3. Курбатов О. А. Драгунский строй на Белгородской черте в 1630-х – начале 1650-х годов // От Донца до Ворсклы: сборник статей и материалов по истории Белгородской оборонительной черты. Белгород, 2016. С. 25–
  4. Милюков П. Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. Изд. 2-е. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1905. 678 с.
  5. Ракитин А. С. Формирование корпорации детей боярских Данковского уезда во второй половине XVII столетия. (По материалам Российского государственного архива древних актов). Липецк, 2016. 48 с.
  6. РГАДА. Ф. 210. Оп. 13. Д. 955.
  7. РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Д. 29. Л. 1-251.
  8. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 869.
  9. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 870.
  10. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 871.
  11. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 874.
  12. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 875.
  13. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. 16. Царствование Петра I Алексеевича. 1709–1722 гг. М.: АСТ, 2002.
  14. Фурсов С. В. Росписной список Доброго Городища 1657 г. // Записки Липецкого областного краеведческого общества. Выпуск XII. Липецк, 2017. С. 39–47.
  15. Чернов А. В. Вооруженные силы Русского Государства в XV–XVII вв. М.: Воениздат, 1954. 224 с.

English

  1. Dement’ev V. S. Istoriya ucheta naseleniya Rossii do nachala XX veka // Geograficheskij vestnik. 2015. № 4 (35). S. 11–
  2. Zagorovskij V. P. Belgorodskaya cherta. Voronezh: Izd-vo Voronezh. universiteta. 1969. 304 s.
  3. Kurbatov O. А. Dragunskij stroj na Belgorodskoj cherte v 1630-kh – nachale 1650-kh godov // Ot Dontsa do Vorskly: sbornik statej i materialov po istorii Belgorodskoj oboronitel’noj cherty. Belgorod, 2016. S. 25–
  4. Milyukov P. N. Gosudarstvennoe khozyajstvo Rossii v pervoj chetverti XVIII stoletiya i reforma Petra Velikogo. Izd 2-e. SPb.: Tip. M. M. Stasyulevicha, 1905. 678 s.
  5. Rakitin А. S. Formirovanie korporatsii detej boyarskikh Dankovskogo uezda vo vtoroj polovine XVII stoletiya. (Pom aterialam Rossijskogo gosudarstvennogo arkhiva drevnikh aktov). Lipetsk, 2016. 48 s.
  6. RGАDА. F. 210. Op. 13. D. 955.
  7. RGАDА. F. 350. Op. 1. D. 29. L. 1-251.
  8. RGАDА. F. 350. Op. 2. D. 869.
  9. RGАDА. F. 350. Op. 2. D.
  10. RGАDА. F. 350. Op. 2. D.
  11. RGАDА. F. 350. Op. 2. D.
  12. RGАDА. F. 350. Op. 2. D.
  13. Solov’ev S. M. Istoriya Rossii s drevnejshikh vremen. T. 16. Tsarstvovanie Petra I А 1709–1722 gg. M.: АST, 2002.
  14. Fursov S. V. Rospisnoj spisok Dobrogo Gorodishcha 1657 g. // Zapiski Lipeckogo oblastnogo kraevedcheskogo obshchestva. Vypusk XII. Lipetsk, 2017. 39–47.
  15. Chernov А. V. Vooruzhennye sily Russkogo Gosudarstva v XV–XVII vv. M.: Voenizdat, 1954. 224 s.

Оставьте комментарий