А.Я. Ефименко о крестьянском обычном праве в России (к 170-летию со дня рождения и 100-летию гибели)

Аннотация

Протест крестьянства в начале ХХ века, как активный, так и пассивный, всегда опирался на уверенность деревенских тружеников в несправедливости существующих отношений и на убежденность в своем праве изменить их. При этом крестьянство ориентировалось на представления о должном и справедливом, закрепленные в крестьянском правосознании, опиравшемся на «нормы» народного обычного права. Изучение народных правовых обычаев началось в связи с крестьянской реформой 1861 г., и среди публицистов и ученых одним из первых их внимательных исследователей стала А. Я. Ефименко (1848-1918).

В статье рассмотрены ее работы 70-х гг. XIX в., в которых впервые четко и достаточно обстоятельно, на материале источников изучались важнейшие содержательные стороны обычного права, а именно: субъективизм и трудовое начало, отличающие его от объективного – римского права.

Субъективизм формировал такие подходы, которые позволяли на их основе создать национальное, типически отличное от римского, право.

Важнейшей убежденностью крестьянства было признание права труда – именно труд формировал право собственности и поэтому активный протест крестьянства опирался на их убежденность в правоте действий.

Таким образом, работы А. Я. Ефименко об обычном праве заложили основы правильного понимания и оценки активных действий сельских тружеников, что до сих пор в научной литературе оценивается недостаточно точно. Употребление термина «погром» применительно к крестьянским действиям необходимо дополнять анализом содержания правовых воззрений крестьянства на справедливое разрешение проблемы взаимоотношений с поместным дворянством. Сразу после публикации работ А. Я. Ефименко критические оценки были высказаны некоторыми юристами, не согласными с выводами исследователя.

Наша работа обращает внимание на правомерность утверждений А. Я. Ефименко, подтверждаемых и современными исследователями, и данными источников..

Ключевые слова и фразы: А.Я. Ефименко, крестьянство России второй половины XIX века, обычное право, волостной суд, трудовое начало, субъективизм права.

Annotation

«Hopelessly hanging over the abyss…» The revolutionary daily life in 1918 in the M.M. Prishvin’s diary.

Тhe Protest of the peasantry in the early twentieth century, both active and passive, has always relied on his confidence in the injustice of existing relations and on the conviction of the right to change them. The peasantry relied on the concept of the proper and equitable, secured in the peasant sense of justice, relying on the “norm” of customary international law. His study began in connection with the krestanski reform of 1861 and one of the first careful researchers became A. Y. Efimenko (1848-1918).

The article deals with her work of the 70s, which for the first time clearly and thoroughly enough, on the material of sources, studied the most important aspects of customary law-its subjectivity and labor principle.

Subjectivity formed such approaches that allowed them to create a national, typically different from the Roman law.

The most important conviction of the peasantry was the recognition of the right to work – it was labor that formed the right of ownership and, therefore, the active protest of the peasantry was based on their conviction in the correctness of actions.

Thus, the work of A. Y. Efimenko on customary law laid the Foundation for the correct understanding and evaluation of the active actions of rural workers, which is still not accurately assessed in the scientific literature. Immediately after their publication, critical assessments were made by some lawyers who disagreed with the researcher’s conclusions.

Our work draws attention to the legitimacy of the statements of A. Y. Efimenko, confirmed by modern researchers and data sources.

Key words and phrases: A.Y. Efimenko, peasantry of Russia of the second half of the XIX century, customary law, volost court, labor law, subjectivity.

О публикации

Авторы: .
УДК 947/07.
DOI 10.24888/2410-4205-2018-16-3-60-67.
Опубликовано 16 декабря года в .
Количество просмотров: 12.

Первая женщина – доктор истории honoris causa Александра Яковлевна Ефименко оставила заметный след в исторической науке, изучая историю великорусского крестьянства и историю Украины. В работах, ей посвященных, традиционно упоминаются два направления ее исследований: изучение крестьянской общины на Севере России и истории Украины [15; 19]. Нередко упоминаются, но никак подробно не рассматриваются её исследования русского крестьянства и его обычного права [10].

Между тем именно А. Я. Ефименко, ее работы – среди тех первых, кто ответил на призыв И. С. Аксакова 1861 г. В газете «День» лидер пореформенного славянофильства опубликовал статью, прямо обращавшую внимание ученых на то, что право обычное, которым живут миллионы крестьян, как и многие другие явления народной жизни, «не были до сих пор предметом ни изучения, ни наблюдения, ни анализа, ни оценки… Почти все наши крестьяне живут под законом общинного быта, создавшим совершенно особенные поземельные и имущественные отношения. Опека над малолетними, наследство, дележ имущества, суд и применение наказаний – все это в нашем простонародном быту совершается на основании коренных древних обычаев, вполне ведомых народу и вполне неведомых нашему образованному обществу» [1, с. 533-534].

В современной исторической литературе правовому быту русского крестьянства второй половины XIX – начала ХХ вв. уделяется самое пристальное внимание. Это связано в первую очередь с выяснением народной правовой культуры, уровнем и содержанием народного правосознания, поскольку отмеченное оказало решающее влияние на события начала ХХ в. и позицию в них многомиллионного крестьянства [3, 4, 5, 20, 26]. Поэтому необходимо выяснять оценки отмеченных явлений в трудах исследователей, начинавших изучение своеобразия русского народного права.

Среди тех, кто на конкретном материале изучал во второй половине XIX – начале ХХ вв. правовой быт крестьянства и его историю, назовем имена А. Ф. Кистяковского, П.П. Чубинского, К. Р. Качоровского, М. С. Зарудного, И. Г. Оршанского, С. В. Пахмана, П. С. Ефименко и др.

Среди этих исследователей не теряется и имя Александры Яковлевны Ефименко (Ставровская, 18. 05. 1848 – 18.12. 1918) [8, с. 146-155]. Она родилась в Архангельской губернии в семье мелкого чиновника, окончила Архангельское женское училище 1 разряда (приравненное к женской гимназии) и с 1864 г. работала учительницей в Холмогорах. Много занималась самообразованием, большую помощь ей оказывал ссыльный П. С. Ефименко, женой которого она стала в 1870 г. В 1872-1873 гг. П. С. Ефименко получил разрешение закончить срок ссылки в Воронеже, где семья прожила почти год, затем жили в Самаре и Чернигове, а с 1879 г. – в Харькове. С 1907 г. семья переехала в Петербург, где в 1908 г. скончался Петр Саввич. Революционные события 1917 г. заставили Александру Яковлевну с дочерью вернуться на Украину, в Харьковскую губернию. Там, на хуторе Любочка, она вместе с дочерью 18 декабря 1918 г. была убита бандитами.

Одним из самых ярких событий ее жизни было широко отмеченное общественностью в 1910 г. 40-летие творческой деятельности. Тогда Совет Харьковского университета по предложению академика Д. И. Багалея избрал ее доктором истории honoris causa. При праздновании юбилея на Высших женских курсах в Санкт-Петербурге, где преподавала Александра Яковлевна, выступил С. Ф. Платонов. Приведу полностью его речь – это необходимо, чтобы принять во внимание возможные вопросы об отсутствии у Александры Яковлевны «официального» высшего образования.

Сергей Федорович Платонов сказал: «В рядах замечательных русских женщин прошлого столетия вы занимаете, конечно, одно из самых почетных мест, а среди ученых русских женщин вам, разумеется, принадлежит первенство. Природа одарила вас с изумительною щедростью: она дала вам исключительную логическую способность и склонность к юридическому мышлению, дар художественного представления и превосходный стиль. Она дала вам необыкновенное трудолюбие и столь же необыкновенную сдержанность, и скромность. Богатые силы вашей природы недолго таились в юном прозябании. Вы очень рано вышли на поле научной работы и общественного служения. В настоящую минуту, после 40-летней ученой работы, ваше имя стало известным всей интеллигентной России, а ваши печатные труды служат коренным пособием для русских историков. Трудовая жизнь дала вам ученую славу. Но и теперь, в пору богатой жатвы, вы та же, какою были в пору первых ваших ученых посевов. Ваши духовные силы так же велики, как и ваша выдержанная скромность».

Он закончил свою речь пожеланием Александре Яковлевне – «еще много лет работать с профессорами и учить молодежь не только науке, но и труду, и жизни, в строгом соответствии с величием долга и точного знания» [28, с. 1208].

Выделяются первые научные работы А. Я. Ефименко посвященные коренному населению Архангельской губернии [1*], положению крестьянской женщины [2*], артелям, крестьянскому обычному праву, при том, что в каждой из работ присутствует правовая составляющая. Многие исследования современных ученых так или иначе касаются вопросов, поставленных в свое время «самоучкой, жинкой, кацапкой». Но рассмотрение позиций в изучении народного права А. Я. Ефименко практически отсутствует, хотя отмечается ее приоритет в изучении обычного права русской деревни [3, 40-41]; ее утверждение своеобразия народных правовых обычаев [20, с. 9].


[*1] В связи с этим статья о ней присутствует в одной из современных энциклопедий Финляндии [30].
[*2] Изучение правового положения женщины-крестьянки нашло отражение в современном исследовании [4].


Остановимся на работах А.Я. Ефименко, посвященным крестьянскому обычному праву, в контексте исследований рубежа XIX–ХХ вв. Сборник ее статей «Исследования народной жизни» включил работы, посвященные темам, к которым в конкретно-историческом плане Александра Яковлевна позднее, с середины 70-х гг., практически не обращалась.

Перечислим эти ее работы: 1. Народные юридические воззрения на брак; 2. Женщина в крестьянской семье [3*]; 3. Семейные разделы; 4. Трудовое начало в народном обычном праве; 5. Субъективизм в русском обычном праве; 6. Крестьянское землевладение на Крайнем Севере. Не представлены в сборнике, но должны быть отмечены ее работы об артелях среди крестьянства Архангельской губернии [11].


[*3] Опубликована под названием: Крестьянская женщина. Этнографический этюд // Дело. 1873. № 2,3.


Вспомним и ее более позднюю публикацию в журнале «Русская мысль», в которой она обратила внимание на то, что приведенные в источнике [2] сведения о деятельности копных судов в северо-западной России, относящаяся к XVI – XVII вв., с «особенною силою» представлена в тех местностях, «которые густо и сплошь были населены русским народом» [2, с. ХХ; 12, № 8, с. 9].

В современных условиях критики процессов глобализации [24] необходимо, конечно же, иметь в виду мнение А. Я. Ефименко, высказанное в середине 70-х гг. XIX в.: «Изучение почвы, т.е. народа, может нам дать гораздо больше, чем мы привыкли ожидать: во-первых, лишь путем такого изучения можно усвоить себе, что составляет наши настоящие национальные особенности, а едва ли кто сомневается в безусловной важности такого национального самопознания; во-вторых, оно может указать тот путь, которому должно следовать, чтобы прийти к каким-нибудь веским и ценным результатам – в вышеприведенном случае он дает прямые указания юристам и законодательству, что нужно делать, чтобы создать вполне цельное и последовательное и в то же время национальное право» [10, с. 180-181].

Она имела в виду то, что римское (объективное) право и русское народное обычное (субъективное) представляют два отличающихся типа правовых воззрений и отличие последнего должно быть учтено в российском законодательстве.

Остановимся только на двух моментах, отражающих понимание А.Я. Ефименко своеобразия русского обычного права. Именно она четко сформулировала идею о правотворящем значении трудового начала [3, с. 41] и привела значительное количество фактов, доказывавших этот вывод. До этого о его значении коротко написал Н.В. Калачов в известной статье 1859 г. [14] [4*]. Обращал внимание на значение трудового начала и В.В. Берви-Флеровский. Он писал об «учении о собственности, порождаемой трудом», выработанном «лишь сознанием безграмотного народа» и не имевшем «никакой юридической теории», но которое «должно установить порядок несравненно высшего свойства» [6, с. 190].


[*4] На это обратил внимание Е.И. Якушкин [29, с. XII.].


Достаточно широко трудовое начало проявлялось в решениях главного источника по истории обычного права и народной юстиции – решениях волостных судов, изученных нами на материалах Центрального Черноземья [13, с. 8-10].

Эту идею, доказательно представленную в статье А. Я. Ефименко, подвергли критике ее современники-юристы, сторонники формально-логического подхода к праву – М.И. Кулишер, С. В. Пахман, А. Х. Гольмстен. Распространенность негативного отношения к упомянутой теории наглядно демонстрирует то внимание, которое было уделено ей в публицистическом анализе Н. К. Михайловского. Выводы основаны на отклонении приоритета труда не только на примере решений волостных судов, но и на анализе морального значения подхода с точки зрения затраченных трудовых усилий в тех сферах, в которых указанное начало не может иметь значения, а должны преобладать совершенно иные ценности [21, стб. 695-701].

Ответ на критику был дан А. Я. Ефименко в предисловии к переизданию ее работ, посвященных обычному праву [10, с. I-XIV.]. Отметив некоторые утверждения критиков, с которыми она не была согласна, А. Я. Ефименко привела аргумент, который тогда имел важное значение: появилась книга немца Шелльвина, «настоящий немецкий добросовестный труд» («Труд и его право»). Он утверждал, что «наше современное право объявляет труд за неправоспособный; что это огромный пробел и общественное зло, которое должно быть устранено законодательным признанием самостоятельного юридического значения труда, как правопроизводящего факта» [10, с. Х]. Добавим лишь, что не только в труде ученого немца отмечена указанная идея. Значение труда в качестве обоснования права собственности отметил еще в конце XVII в. Д. Локк [18, с. 277-278].

Отвечая на возражения С. В. Пахмана, А. Я Ефименко подчеркнула, что в своей книге автор просмотрел в обычном праве то, что составляет его душу – трудовой дух; что к обычному праву нельзя подходить «с научными юридическими нормами, извлеченных из права культурного», поскольку «народное обычное право и право культурное представляют собою два строя юридических воззрений, типически отличных один от другого, и потому всякая попытка систематизировать народное право по нормам юридической теории есть самое неблагодарное дело» [10, с. 168,171].

Позднее, в работах начала ХХ в., подробно обосновывал идею трудового начала в крестьянском обычном праве К. Р. Качоровский. Он показал наличие двух составляющих в трудовом начале: индивидуалистическое «право труда» и общинно-коллективистическое «право на труд» [17] [5*].

[*5] См. мнение современного исследователя [16, с. 126].

В современной литературе отмечается факт наличия трудового начала в работах Т. Шанина, М. М. Громыко, Т. А. Тарабановой, Т. В. Шатковской, В. Б. Безгина и других исследователей.

Заметим еще одно немаловажное обстоятельство. В своей статье А.Я. Ефименко утверждает «полное торжество в крестьянском наследственном праве трудового начала над кровным» [10, с. 156]. Уже вскоре в законодательстве, провозгласившем аграрную реформу (столыпинскую), в разъяснениях и циркулярах МВД, Второго Департамента Правительствующего Сената неоднократно отмечалась необходимость признавать завещательные распоряжения крестьян-укрепленцев в том только случае, если они «не противоречат местным обычаям» [7, с. 54]. Этим самым принимались во внимание те составляющие общинного духа, которые присутствовали в обычном праве и в первую очередь признание права труда, которое сохранялось в крестьянском правосознании.

Еще в одной работе Александры Яковлевны, представленной в сборнике, отмечена важнейшая сторону народного обычного права – его последовательный субъективизм, так отличающий его от классического римского права. Обычное право предусматривало не твердо установленные нормы, а своеобразные подходы к рассмотрению дел. Трудовое начало являлось основой субъективизма крестьянского права, то есть, по мнению А. Я. Ефименко, вынесения суждения, во-первых, «глядя по человеку» («персонифицированное право»), и, во-вторых, исходя из того, «чтобы никому не было обидно», в том числе используя распространенный способ – «грех пополам». Крестьянские судьи учитывали личные качества человека и, отказываясь от формально-логического подхода, делили при сомнительности доказательств, прошедшем сроке давности, неумышленном или неосторожном причинении ущерба и т.д. долг, ущерб или убытки поровну между истцом и ответчиком.

При разрешении гражданских дел судьи останавливались на том или ином приговоре исходя в первую очередь из обстоятельств дела, но при необходимости принимали во внимание и личные качества представителя той или иной стороны. Действительно, прав Н. Н. Покровский, утверждавший, что «община дает … пример действенного функционирования общественного мнения, основанного в первую очередь на трудовой репутации человека …» [25, с. 248]. Заметим, что А. Я. Ефименко показала наличие подхода «глядя по человеку» и в решениях копных судов, относящихся к XVI–XVII вв. (12, № 8, с.18; № 9, с. 24, 25).

Особенно последовательно субъективизм в принятии решения проявлялся при рассмотрении проступков. Учет понимания членами судейской коллегии личных качеств каждой из сторон – важная часть крестьянского представления о справедливости. Так, истец, пасынок, возражает против выделения доли вдове после смерти отца и мужа; суд мотивирует решение и принимает во внимание, что вдова «прежде вела себя распутно, равно и в настоящее время … неоднократно в семействе учиняла и учиняет буйственные дерзкие поступки…», то не отделять «никакой части … Афимье Марковой как вдове недобропорядочного поведения …» [8, № 2].

Отмеченный принцип обычного права – в основе своеобразного типа судебно-правовой системы. Только его применение означало для крестьянина справедливое (с его точки зрения, «по закону») разрешение дела. Именно этим объясняется очень незначительное количество решений крестьянского суда, итоги которых пытались пересмотреть истцы, ответчики или обвиняемые. Крестьянский обычай выражался в возможности к каждому отдельному случаю применять не строгие и постоянные требования права, а видоизменяемые требования жизни. В этом – показатель возможностей динамичного развития крестьянского обычного права.

Именно на это обратила внимание А. Я. Ефименко; но очевидно, как такое утверждение должны были принять «настоящие» юристы, для которых справедливость заключалась в законе и его однообразном применении.

Но как бы отвечая на поставленные в связи с изучением взглядов А. Я. Ефименко проблемы, наши современники, правоведы, совершенно справедливо, на наш взгляд, формулируют следующую идею: «При всей неизбежности и оправданности формально-логического обсуждения права вообще и текущего законодательства в частности, господствующий во многих государствах юридический позитивизм как типичное воплощение такого рода обсуждения, так или иначе сводит все возможное содержания права к закону и, таким образом, фактически используемое и недоиспользованное богатство правового воображения и соответствующего ему практического регулирования делает обедненным, упрощенным или заинтересованно урезанным и потому неадекватным, а в определенной степени и несправедливым» [27, с. 232-233].

Таким образом, в современных условиях не только изучение, но и освоение взглядов А. Я. Ефименко, а также подходов народного обычного права необходимо, особенно принимая во внимание сохранение его принципов и сейчас в жизни некоторых народов России [22, 23].


Список литературы / References

На русском

  1. Аксаков И. С. О праве обычном, игнорируемом нашими юристами // Соч. Т. 4. М.: Б.и., 1886. 770 с.
  2. Акты, издаваемые Виленскою Археографическою Комиссиею. Т. XVIII. Акты о копных судах. Вильна: Б.и., 1891. 634 с.
  3. Безгин В. Б. Мужицкая правда. Обычное право и суд русских крестьян. М.: Common place, 2017. 334 с.
  4. Безгин В. Б. Повседневный быт русской крестьянки периода поздней империи. М.: Ломоносовъ, 2017. 248 с.
  5. Безгин В. Б. Сельское правосудие и правовые обычаи русских крестьян второй половины XIX – начала ХХ века. Тамбов: Изд-во ИП Чеснокова А. В., 2014. 288 с.
  6. Берви-Флеровский Н. Н. Положение рабочего класса в России. М.: Соцэкгиз, 1938. XXIV. 462 с.
  7. Волков Н. Т. Законы 9 ноября 1906 – 14 июня 1910 г. 2-е изд. М.: Изд. Юридического книжного магазина И. К. Голубева под фирмою «ПРАВОВЕДЕНИЕ», 1910. 180 с.
  8. Государственный архив Липецкой области (ГАЛО). Ф. 245. Оп. 1. Д. 65. 12.06. 1866.
  9. Дойков Ю. В. «Одна из самых выдающихся русских женщин». Александра Яковлевна Ефименко // Самые знаменитые историки России. М.: Вече, 2004. 384 с.
  10. Ефименко А. Я. Исследования народной жизни. Обычное право. 2-е изд. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011. (1-е изд. –1884). 400 с.
  11. Ефименко А. Артели в Архангельской губернии // Сборник материалов об артелях в России. Вып. 1. СПб., 1873. С. 1-75; вып. 2. СПб., 1874. С. 1-174.
  12. Ефименко А. Народный суд в Западной Руси // Русская мысль. 1893. № 8. С. 1-20 (второй отдел); № 9. С. 21-40 (второй отдел).
  13. Земцов Л. И. Трудовое начало в крестьянской юстиции России 60-70-х гг. XIX века // Сельская Россия: прошлое и настоящее. Вып.3. Доклады и сообщения IX российской научно-практической конференции. (Москва, декабрь, 2004). М.: Энциклопедия российских деревень, 2004. 496 с. С. 8-10.
  14. Калачов Н. В. Юридические обычаи крестьян в некоторых местностях // Архив исторических и практических сведений, относящихся к России. Вып. 2. СПб., 1859. 2-я пагинация. С. 15-28.
  15. Капелер А. Самоучка, жiнка, кацапка: Олександра Ефименко та Киiвська iсторична школа // Украiна Модерна. 2010. № 17 (6). С. 45-76.
  16. Кара-Мурза С. Г. 5 ошибок Столыпина. «Грабли» русских реформ. М.: Алгоритм, 2016. 224 с.
  17. Качоровский К. Р. Народное право. М.: Книгоизд-во «Молодая Россия», 1906. 254 с.
  18. Локк Д. Два трактата о правлении // Соч. в 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1988. С. 137-405.
  19. Марков П. Г. А. Я. Ефименко – историк Украины. Киев: Изд-во Киевского ун-та, 1966. 123 с.
  20. Менщиков И. С., Федоров С. Г. Волостные суды и крестьянское правосудие в Южном Зауралье. Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2017. 152 с.
  21. Михайловский Н. К. Литературные заметки 1879 года // Соч. СПб.: Издание редакции журнала «Русское богатство», 1897. Т. 4. 1021 стб.
  22. Обычай и закон. Исследования по юридической антропологии. М.: Стратегия, 2002. 400 с.
  23. Олень всегда прав. Исследования по юридической антропологии. Сб. статей. М.: Стратегия, 2003. 320 c.
  24. Панарин А. С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке. М.: Русскiй мiръ, 2005. 432 с.
  25. Покровский Н. Н. Труд и обычай // Новый мир. 1987. № 12. С. 245-248.
  26. Сорокин В. В. Право и православие. Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2007. 547 с.
  27. Философия права в России: из опыта ХХ века. М.: Норма: ИНФРА-М, 2016. 240 с.
  28. Юбилей Ефименко // Исторический вестник. 1910. Т. 122. № 12. С. 1207-1208.
  29. Якушкин Е. И. Обычное право. Вып. 2. Ярославль, б/изд., 1896. 545 с.
  30. Rantala, Leif. Efimenko, Alexandra Yakolevna(англ.) // Saamelaiskulttuurin ensyklopedia. Helsingin yliopisto (2003).

English

  1. Aksakov I. S. O prave obychnom, ignoriruemom nashimi yuristami // Soch. T. 4. M.: B.i., 1886. 770 s.
  2. Akty, izdavaemye Vilenskoyu Arheograficheskoyu Komissieyu. T. XVIII. Akty o kopnyh sudah. Vil’na: B.i., 1891. – 634 s.
  3. Bezgin V. B. Muzhickaya roble. Obychnoe pravo I sud russkih krest’yan. M.: Common place, 2017. 334 s.
  4. Bezgin V. B. Povsednevnyj byt russkoj krest’yanki perioda pozdnej imperii. M.: Lomonosov”, 2017. 248 s.
  5. Bezgin V. B. Sel’skoe pravosudie I pravovye obychai russkih krest’yan vtoroj poloviny XIX – nachala HKH veka. Tambov: Izd-vo IP Chesnokova A.V., 2014. 288 s.
  6. Bervi-Flerovskij N. N. Polozhenie rabochego klassa v Rossii. M.: Socehkgiz, 1938. XXIV + 462 s.
  7. Volkov N. T. Zakony 9 noyabrya 1906 – 14 iyunya 1910 g. 2-e izd. M.: Izd. Yuridicheskogo knizhnogo roblem I.K. Golubeva pod firmoyu «PRAVOVEDENIE», 1910. 180 s.
  8. Gosudarstvennyj arhiv Lipeckoj oblasti. F. 245. Op. 1. D. 65. 12.06. 1866.
  9. Dojkov YU. V. «Odna iz samyh vydayushchihsya russkih zhenshchin». Aleksandra Yakovlevna Efimenko // Samye znamenitye istoriki Rossii. M.: Veche, 2004. 384 s.
  10. Efimenko A. YA. Issledovaniya narodnoj zhizni. Obychnoe pravo. 2-e izd. M.: Knizhnyj dom «LIBROKOM», 2011. (1-e izd. –1884). 400 s.
  11. Efimenko A. Arteli v Arhangel’skoj gubernii // Sbornik materialov ob artelyah v Rossii. Vyp. 1. SPb., 1873. S. 1-75; vyp. 2. SPb., 1874. S. 1-174.
  12. Efimenko A. Narodnyj sud v Zapadnoj Rusi // Russkaya mysl’. 1893. № 8. S. 1-20 (vtoroj otdel); № 9. S. 21-40 (vtoroj otdel).
  13. Zemcov L. I. Trudovoe nachalo v krest’yanskoj yusticii Rossii 60-70-h gg. XIX veka // Sel’skaya Rossiya: proshloe I nastoyashchee. Vyp.3. Doklady I soobshcheniya IX rossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii. (Moskva, dekabr’, 2004). – M.: Ehnciklopediya rossijskih dereven’, 2004. 496 s. S. 8-10.
  14. Kalachov N. V. Yuridicheskie obychai krest’yan v nekotoryh mestnostyah // Arhiv istoricheskih I prakticheskih svedenij, otnosyashchihsya k Rossii. Vyp. 2. SPb., 1859. 2-ya paginaciya. S. 15-28.
  15. Kapeler A. Samouchka, zhinka, kacapka: Oleksandra Efimenko ta Kiivs’ka istorichna shkola // Ukraina Moderna. 2010. № 17 (6). S. 45-76.
  16. Kara-Murza S. G. 5 oshibok Stolypina. «Grabli» russkih reform. M.: Algoritm, 2016. 224 s.
  17. Kachorovskij K. R. Narodnoe pravo. M.: Knigoizd-vo «Molodaya Rossiya», 1906. 254 s.
  18. Lokk D. Dva traktata o pravlenii // Soch. V 3 t. T. 3. M.: Mysl’, 1988. S. 137-405.
  19. Markov P. G. A. YA. Efimenko – istorik Ukrainy. – Kievskij gosudarstvennyj universitet, 1966. 123 s.
  20. Menshchikov I. S., Fedorov S. G. Volostnye sudy I krest’yanskoe pravosudie v Yuzhnom Zaural’e. Kurgan: Izd-vo Kurganskogo gos. Un-ta, 2017. 152 s.
  21. Mihajlovskij N. K. Literaturnye zametki 1879 goda // Soch. SPb.: Izdanie redakcii zhurnala «Russkoe bogatstvo», 1897. T. 4. 1021 stb.
  22. Obychaj I zakon. Issledovaniya po yuridicheskoj antropologii. M.: Strategiya, 2002. 400 s.
  23. Olen’ vsegda prav. Issledovaniya po yuridicheskoj antropologii. Sb. Statej. M.: Strategiya, 2003. 320 c.
  24. Panarin A. S. Revansh istorii: rossijskaya strategicheskaya iniciativa v XXI veke. M.: Russkij mir”, 2005. 432 s.
  25. Pokrovskij N. N. Trud I obychaj // Novyj mir. 1987. № 12. S. 245-248.
  26. Sorokin V. V. Pravo I pravoslavie. Barnaul: Izd-vo Altajskogo un-ta, 2007. 547 s.
  27. Filosofiya prava v Rossii: iz opyta HKH veka. M.: Norma: INFRA-M, 2016. 240 s.
  28. Yubilej Efimenko // Istoricheskij vestnik. 1910. T. 122. № 12. S. 1207-1208.
  29. Yakushkin E. I. Obychnoe pravo. Vyp. 2. Yaroslavl’, b/izd., 1896. 545 s.
  30. Rantala, Leif. Efimenko, Alexandra Yakolevna (angl.) // Saamelaiskulttuurin ensyklopedia. Helsingin yliopisto (2003).

Оставьте комментарий