Церковно-приходские школы дореволюционной России в системе воспитания крестьянской молодежи (на примере Липецкого уезда Тамбовской губернии)

Учащиеся церковно-приходской школы с учителем

Аннотация

Проблема развития религиозного образования и воспитания является актуальной проблемой в современной педагогике. В дореволюционной России духовное развитие народа было поручено церкви. Основными источниками знаний для крестьян стала церковно-приходская школа. Данная статья посвящена анализу политики в области формирования системы церковно-приходских школ и школ грамотности. В статье исследуется позиция государства и церкви в деле организации народной школы. Особое внимание уделяется изучению методики преподавания Закона Божьего. В ходе анализа архивных данных была предпринята попытка охарактеризовать процесс обучения крестьянского населения на территории Липецкого уезда Тамбовской губернии. Автором предпринята попытка изучить основную методику преподавания в школах, познакомить читателей с основными направлениями воспитательной политики того времени. Изучение исторического опыта, положительных и отрицательных моментов в религиозном воспитании дореволюционной России, дает возможность изучить ситуацию с народным образованием более детально. Церковно-приходская школа стала самой популярной в крестьянской среде. Мы наблюдаем рост интереса к данному типу школ со стороны государства и крестьянского населения. Преподавание Закона Божьего, катехизиса и Нового и Ветхого завета имело цель – воспитать религиозность и нравственность, любовь к своему Отечеству и уважение к царю. Методика преподавания Закона Божьего имела ряд минусов. Самым главным было несоответствие данных, представленных в религиозной литературе и научных знаний.

Ключевые слова и фразы: церковно-приходские школы, школы грамоты, крестьяне, реформа образования, дореволюционная Россия, воспитание крестьян, Закон Божий.

Annotation

Church schools of pre-revolutionary Russia in the system of education of peasant youth (on the example of Lipetsk district Tambov gubernia).

The problem of the development of religious education is an actual problem of modern pedagogy. In pre-revolutionary Russia, the spiritual development of the people was entrusted to the Church. The main sources of knowledge for farmers was the parish school. This article is devoted to analysis of the legislated policy of formation of the system of parochial schools and schools of education. This article examines the position of the state and the Church in the organization of public schools. Special attention is paid to study methods of teaching the law of God. On the analysis of archival data, an attempt was made to characterize the learning process of the peasant population in territory of the Lipetsk district, Tambov province.

The author attempts to explore the basic teaching methods in schools, to acquaint readers with the main directions of educational policy of the time.

The study of historical experience, the positive and negative aspects of a religious upbringing in pre-revolutionary Russia, as well as concentrating attention on a particular region allows to study the situation with public education in detail.

In the study the following conclusions were obtained. Parochial school became the most popular among the peasants. We can see the increased interest in this type of schools from the state and the peasant population. The teaching of the Law of God, catechism and the New and Old Testament had a purpose to bring religion and morality, love for the Fatherland and respect for the monarch. Methods of teaching God’s Law had several drawbacks. The most important thing was that the data presented in religious literature did not correspond the scientific knowledge.

Key words and phrases: parochial school, school education, farmers, education reform, pre-revolutionary Russia, education of the peasants, the Law of God.

О публикации

Авторы: .
УДК 93/94.
DOI 10.24888/2410-4205-2018-14-1-61-68.
Опубликовано 23 марта года в .
Количество просмотров: 93.

С разрушением советской системы образования в условиях политических и экономических преобразований в нашей стране идет поиск новой воспитательной модели. В Концепции Федеральной целевой программы развития образования на 2016-2020 гг. сформирован и реализуется комплекс стратегических задач, направленных на развитие образования [6]. Данный документ провозгласил «поиск новых моделей, механизмов, инструментов и технологий в сфере образования, перспективных разработок по наиболее важным направлениям модернизации, позволяющим достичь наибольшего эффекта и повысить доступность, качество и конкурентоспособность российского образования на мировом уровне».

Главным принципом воспитания остается воспитание гражданской ответственности, правового самосознания, духовности, нравственности, толерантности, способности к социализации в обществе, адаптации к условиям современной экономики.

Церковь активно выступает за создание воспитательной системы, ориентированной на духовную составляющую. На открытии XVII Рождественских чтений 15 февраля 2009 г. патриарх Московский и всея Руси Кирилл сказал, «что национальная образовательная система не может устраняться от духовного и нравственного воспитания личности… у Церкви и светской педагогики, по большому счету, одна задача: воспитать не только знающего и работоспособного человека, но и полноценную личность, живущую осмысленно и одухотворенно, имеющую нравственное измерение своих слов и дел, приносящую пользу не только себе, но и ближним, равно как и своему Отечеству» [9].

В истории отечественной педагогики всегда уделялось особое внимание воспитанию достойного гражданина своего Отечества.

Духовная составляющая в системе образования стала основой в дореволюционной системе воспитания. После отмены крепостного права в стране в огромном количестве стали открывать народные церковно-приходские школы.

Законодательная политика второй половины XIX в. давала возможность открывать школы всем заинтересованным людям: богатым крестьянам, горожанам, частным лицам. Епархиальные власти и приходское духовенство не оставались в стороне, стремясь организовать в каждом приходе хотя бы одну школу.

В Российской империи еще до отмены крепостного права уже существовало более 8.227 приходских и уездных учились, где училось около 450.002 учеников. Но школ не хватало, в среднем на сто человек приходилось семь обученных грамоте. Большая часть оставалась далека от процесса обучения [8, с. 901].

Пока общественность спорила о целях воспитания в церковно-приходской школе, правительство в 1864 г. приняло «Положение о начальных народных училищах». Государство поставило под контроль все школы духовного ведомства. Теперь Министерство народного просвещения руководило народным образованием.

Несмотря на то, что правительство пыталось контролировать систему народного образования, церковь сохранила право воспитывать детей в духе православия. «Церковь имеет не только неоспоримое право, но и непременную обязанность воспитывать православных детей в исповедуемых ею началах веры и жизни, это ее неотъемлемое право и одновременно долг» [5, с. 184].

Церковно-приходские школы открывались по ходатайству священников к епархиальному училищному совету в случае, если в приходе было много детей школьного возраста, которые не могли попасть в другую школу из-за отдаленности ее места нахождения или переполненности.

Священник должен был заручиться поддержкой прихожан и получить пожертвования на приобретение необходимого инвентаря. Только после этого он мог обратиться с рапортом в епархиальный училищный совет с просьбой открыть школу. После одобрения Советом рапорт поступал на рассмотрение Владыки и только после этого школу открывали [10, с. 50].

В Липецком уезде Тамбовской губернии благодаря инициативе местных жителей, церкви и частных лиц росло число школ духовного ведомства и к 1899 г. их число достигло 59 сельских школ, а к 1900 г. – 62 [2, л. 159].

Наблюдается и положительная тенденция касательно численности учеников. Если в 1890 г. в с. Красиловка Липецкого уезда проживало 139 детей в возрасте от 7 до 12 лет, из них училось лишь 28 мальчиков и 2 девочки, то в 1892 г. детей школьного возраста стало 170 человек, а местную школу посещал 61 ребёнок (50 мальчиков и 11 девочек) [1, л. 25].

В Липецком уезде в 1892 г. проживало 23.473 ребенка школьного возраста. Среди них 11.830 мальчиков и 11.643 девочек. В начальные школы ходило только 4.275 мальчиков и 759 девочек. В школах духовного ведомства – 1.655 мальчиков и 427 девочек.

Порядок организации учебного дела в церковно-приходских школах был следующий. Священник осуществлял контроль над работой школы. Преподавание велось строго в соответствии с программами, рекомендованными епархиальным училищным советом. В случае каких-либо нарушений необходимо было сообщать совету [10, с. 56].

Православная идеология стала основой формирования народной школы. В учебных планах особое внимание уделялось Закону Божьему. Методика преподавания этого предмета оговаривалась в «Правила о церковно-приходских школах» 1884 г. Религиозное обучение охватывало изучение краткого катехизиса, важнейших молитв, нравоучений. Ученикам необходимо было заучивать богослужебные книги на церковно-славянском языке, выучивать основные молитвы, символ веры, десять заповедей.

В уездных училищах на уроке Закона Божия учили катехизис и библейскую историю. В средних учебных заведениях в первом и втором классе изучали «Священную историю» Т.Е. Житенева, а также Ветхий и Новый Завет. В третьем классе полагалось знакомиться с учением о Богослужении, с песнопением. На четвертом году и пятом ученики знакомились с пространным катехизисом. В пятом классе к изучению катехизиса добавлялась церковная история. А на шестом-седьмом году обучения в учебном плане были выделены такие предметы, как История христианской и русской церкви.

Таким образом, в церковно-приходской школе Закон Божий преподавали каждый день по одному уроку на протяжении всего периода обучения. Церковно-славянский язык изучали 4 часа в неделю, пение и чистописание по 2 часа.

В 1883 г. был принят «Устав Духовных Консисторий». Данный документ обязывал священнослужителей «читать поучения из писаний Св. Отец и из назначенных для того книг, а получившие надлежащее образование должны произносить и собственные свои поучения, приспособленные к понятию и потребностям местных слушателей» [12, с. 3].

Епархиальное начальство должно было поощрять священников «к заведению и поддержанию при церквях училищ, в виде простом и приспособленном к народному быту, для поучения детей поселян чтению, письму, молитвам и начаткам катехизиса» [11, с. 5].

Священник должен был «отвращать православных христиан от всяких суеверий и суеверных обрядов» [11, с.7]. Суеверие и незнания необходимо было развеивать с помощью «поучений и запрещений».

В 1886 г. Синод разработал программу учебных предметов для церковно-приходских школ. В ней детализировался перечень и объем знаний, преподаваемых в церковно-приходских школах. Этим правительство четко разграничило церковно-приходские школы от школ грамоты.

Новая образовательная программа включала в себя семь обязательных предметов. Необходимые предметы школы грамоты: «научение чтению, часослов, псалтырь, пение молитв и главнейших, более употребительных, церковных песнопений». После этих предметов по степени важности следовали «чтение гражданской печати, письмо и начальное счисление» [11, с. 493].

Учебный день начинался с чтения молитв из Учебного Часослова, изданного по благословению Священного Синода. Особо часто читали такие молитвы, как «Царю Небесный», «Святый Боже», «Пресвятая Троице», «Отче наш». Программа рекомендовала не просто чтение данных молитв, а пение. Тем самым ребенок получал певческие навыки. Помимо этих молитв в Пасхальные дни надлежало петь «Христос Воскресе», «Святися, святися». Таким образом в школе ребенок осваивал около 17 церковных песнопений.

Первым уроком после утренней молитвы был Закон Божий. Далее шли остальные предметы [11, с.492].

Обучение русскому и церковно-славянскому языку строилось на практическом обучении принципам письма букв, а потом следовало умение читать и писать отдельные слова.

Уроки арифметики знакомили детей со счетом от одного до ста и с простыми арифметическими действиями.

Таким образом, детей знакомили с повседневными молитвами, важнейшими событиями священной истории, символами веры, заповедями. Содержание курса было элементарным и простым для восприятия детей раннего школьного возраста.

На втором году обучения знакомились с рассказами из «Священной истории Ветхого и Нового Заветов». На третьем году поднимали на более высшую ступень религиозного знания.

В двухклассных школах обучение проходило в течение пяти лет. За два полагалось освоить Закон Божий в том объеме, в котором его изучали в одноклассных. На третьем году обучения предполагалось проводить повторение Священной истории, дополняя её новыми статьями и изучать историю церкви. На четвертом году продолжали изучать «Катехизис» и «Учения о богослужении».

В начальных школах существовало три направления методики преподавания Закона Божьего: поступательная, совместная и концентрическая. По поступательной системе обучение шло от простого к сложному – от Священной истории Ветхого и Нового Заветов до освоение молитв, катехизиса и богослужения. При совместной системе преподавание Закона Божьего сочетается с другими предметами. Знакомство с молитвами, катехизисом и богослужением тематически связывалось с изучением священно-исторических рассказов.

По концентрической системе все сведения, входящие в Закон Божий, распределялись по степени их важности и необходимости. При таком методе законоучитель в первый год обучения стремился преподнести самые важные моменты дисциплины, а в последующие годы прошедшая программа повторялась и дополнялась новыми знаниями.

В ходе преподавания учитель пользовался методом зазубривания материала. Он вслух произносил молитвы, а ученики повторяли за ним. Такой метод был связан с тем, что Священный Синод не мог оснастить все учебные заведения необходимым количеством книг.

Перед изучением молитв учителю надлежало провести беседу с учениками и раскрыть содержание непонятных слов, сделать перевод молитвы, ответить на возникшие вопросы и преступить к заучиванию молитвы. Предполагалось закрепление изученного материала через прочтение священной Истории.

Воспитание детей должно было быть не только теоретическим посредством бесед, но и практическим через совместные молитвы перед началом уроков, посещением храма, участием в богослужении. Детям рекомендовалось в воскресные, праздничные и высокоторжественные дни принимать участие в церковных службах.

Преподавание Закона Божьего входило в обязанность священника или особого законоучителя. Священник являлся «естественным руководителем воспитания и всего образования детей».

Занятия могли проводить либо церковнослужители, либо учителя, получившие разрешение от уездного училищного совета. «Свет веры, дух церковности должен пронизывать и объединять все действия учителя, направленные на раскрытие в ребенке нравственно-сознательной личности. Поэтому учитель должен сам стоять в деле воспитания под руководством и наблюдением священника, как его младший брат и сотрудник» [5, с. 185].

К учителю народной школы предъявлялись такие требования, как «искренняя набожность, православная церковность и сердечная мягкость». В плане педагогических и научных знаний достаточно уметь «верно и толково читать по церковно-славянскому и по-русски», а также иметь элементарные знания арифметики [11, с. 493]. Между уроками предусматривали перерывы, во время которых детям разрешалось попрыгать и побегать на воздухе.

Общение учителя и ученика должно было основываться на принципе кротости и любви. Строгость и наказание применялись к особо ленивым ученикам. Так, например, есть сведения о том, что в селе Ивановка Липецкого уезда Тамбовской губернии наказания были такие: «постановка в угол столбом и на колени, … словесный выговор и оставляли без обеда» [3, л. 3].

Преподавание основных дисциплин проводилось с применением специальных книг, присылаемых православным училищным советом. Для этого использовались «Священная история Ветхого и Нового Завета» протоирея Крылова, «Молитвы, заповеди и символ веры» протоирея Соколова, «Азбука русская и церковно – славянского языка» Викторина, Никольского, «Обучение церковно – славянской грамоте» Ильминского, «Первая Пчёлка» Поливанова, «Сборник арифметических задач» Лубенца, Полубояринова, «Русская пропись», «Уроки чистописания» Гербача, «Руководство по квадратной ноте» Соловьёва, и другие [4, л.12].

Процесс обучения в школах духовного ведомства сводился к изучению арифметических действий, чтению статей и передачи прочитанного своими словами, заучиванию басен и стихов. Ученики знакомились с текстами основных молитв, «с объяснением буквального значения слова и выражения, символа веры, десятью заповедями», Ветхозаветной Священной историей. Важная роль в воспитании детей отводилась урокам церковного пения. При большей части церковно – приходских школ организовывались хоры. Главные молитвы на уроках пения познавались с голоса учителя.

Церковно-приходские школы и школы грамоты не обладали большим книжным фондом. В некоторых школах учебники вообще отсутствовали. Из-за этого учитель мог применять только одну методику преподавания- повторение вслух учебного материала. Отсутствие писчих принадлежностей не давало возможности сделать процесс обучения грамоте эффективным. Для письма использовали обрывки бумаги, доски. Текст писали, а потом вновь стирали. Из-за слабой материальной базы школа не могла обеспечить каждого посадочным местом. В некоторых школах дети занимались письмом лежа на полу.

Большинство школ духовного ведомства не имели чёткого расписания и не вели записи посещения занятий учениками. Занятия осенью и весной начинались с 8 часов и длились до 14 часов, в зимнее время года время начала занятий сдвигалось на 9 часов. Так удавалось экономить на освещении классных комнат.

В отчётных сведениях о школах грамоты в графе о наличии расписания и выполнения его находим запись: «…расписания не было, записей тоже не было, за не имением тёплой одежды, ученики в большие холода школу почти не посещают» [2, л. 1].

В церковно-приходских школах и школах грамоты не существовало единой даты начала и окончания учебного года. Занятия могли начинаться в сентябре, а завершиться в зависимости от сроков наступления весенних полевых работ.

Многие дети в крестьянских семьях были помощниками по хозяйству. Они обязаны были с раннего возраста выполнять определенные виды работ. Именно по этой причине они часто прогуливали школу и помогали родителям по хозяйству. В школах предусматривались каникулы – летние и рождественские с 24 декабря по 7 января. От занятий освобождались и в первую неделю Великого Поста [2].

К концу XIX в. в методике преподавания Закона Божьего стали видны большие минусы. В первую очередь зазубривание. Очень часто содержание духовного воспитания противоречило научным знаниям о явлениях, описываемых в религиозных книгах. В церковно-приходских школах зачастую преподавали люди, далекие от педагогики.

Постепенно Закон Божий становился рядовым предметом учебного курса церковно-приходской школы. Изучение нового материала проводилось больше умом нежели сердцем. Многие законоучителя стали формально относиться к своим обязанностям, а в преподавательской среде по-прежнему оставались люди, не имеющие педагогического опыта и попавшие в эту среду случайно. Православная школа испытывала на себе колоссальное влияние светского образования и культуры. Именно поэтому усилия добросовестных законоучителей сводились к минимуму.

Большая часть общества продолжало воспринимать церковно-приходскую школу как неотъемлемую часть крестьянской жизни. Люди верили, что только церковь сможет воспитать крестьян в любви и уважении к своему отечеству. В результате изучения Закона Божьего ребенок будет приобщен к христианским нормам.

Но сторонники светского образования считали, что церковные школы калечат молодое поколение. Оно воспитывается в страхе и невежестве, его «не развивают, а забивают, … учат верить во все старинные поповские сказки и строго держаться всех суеверий и предрассудков» [7, с. 56].

Преподавание Закона Божьего имело огромное воспитательное значение для подрастающего поколения. Анализируя методику преподавания и содержания воспитательной системы нельзя сказать, что она была безупречной.

Большой интерес правительства к проблеме преподавания Закона Божьего и его роли в системе духовного воспитания способствовал улучшению методики обучения данного курса.

Особую важность предмета Закона Божьего определяет и тот факт, что данный предмет был первым в аттестатах даже светских учебных заведений.

В церковно-приходских школах предусматривалось и трудовое воспитание детей. У школы должен быть приусадебный участок, на котором ученики практиковались и расширяли свои аграрные знания. Но в реальности данный предмет не проводился.

В соответствии с «Правилами о школах грамоты» от 4 мая 1891 г. «все школы грамоты, как существующие уже, так и вновь открываемые, подлежат исключительно наблюдению духовному» [10, с. 6].

Теперь правительство разрешило организовывать школы грамоты членам причитов, монастырям, благотворительным учреждениям, сельским и городским обществам. Люди, не равнодушные к данной проблеме, должны были обращаться к местным священникам, которые должны были найти «благонадежных учителей».

Основной задачей данного типа школ становилось даже не распространение начальной грамотности, а только элементарных знаний.

В них преподавали священники, дьяконы, светские учителя, но православные по вероисповеданию, имеющие представление о методике начального обучения.

Если у претендента на работу было свидетельство на право преподавания, то он должен быть еще и благонадежным.

Священникам предоставлялось право проводить инспектирование знаний учителя на профпригодность. Он контролировал знание учителем молитв, священной истории, краткого катехизиса и только после этого своего предмета.

С целью контроля работы школ велась специальная классная книга, куда учитель вписывал имена и фамилии детей, количество занятий, изучаемые темы. Священник и попечитель также могли оставлять свои замечания и давать рекомендации в этой книге.

Ежегодно проводились испытания для учеников. Комиссия в составе учителя, священника, попечителя были экзаменаторами. Ученики, которые выдерживали испытания, получали удостоверение с подписью экзаменаторов и церковной печатью.

Анализируя данные инспекторских отчетов по школам Липецкого уезда за 1890-1891 гг. можно сделать следующий вывод. Не все школы уезда справились с поставленной задачей. Ученики некоторых школ знали счет только до 50, в других до 100 и умели выполнять четыре арифметических действий. Инспектор обращал особое внимание на духовное воспитание. Качество пения в большинстве церковных хоров оценил, как «не совсем стройное». Лишь в селе Ивановка церковный хор учеников выглядел достойно [1, л. 1].

По данным Отчётных ведомостей Липецкого уезда 35 церковно – приходских школ и школ грамоты по уровню знаний были оценены положительно, 8 – показали отличные, 15 – удовлетворительные и только одна школа отличалась посредственными знаниями [1, л. 1].

Реформирование образовательной системы во второй половине XIX в. начало проводиться в связи с тем, что освобождённому крестьянскому населению необходимо было дать элементарные знания, навыки письма и счёта для приспособления его к новым взаимоотношениям на рынке товаров и услуг.

Накануне реформы 1861 г. сеть общеобразовательных учреждений в основном состояла из гимназий, приходских и уездных училищ. Но к 1887 г. удалось создать образовательную сеть из 5.517 церковно-приходских школ. А к 1905 г. их число достигло 42.696. Таким образом, к концу XIX в. церковно – приходская школа становится серьезным конкурентом земской.


Список литературы / References

На русском

  1. ГАЛО (Государственный архив Липецкой области). Ф. 10. Оп. 1. Д. 10.
  2. ГАЛО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 1.
  3. ГАЛО. Ф. 266. Оп. 1. Д. 1.
  4. ГАЛО. Ф.266. Оп. 1. Д. 10.
  5. Каптерев П.Ф. История русской педагогии. – СПб.: Алетейя, 2004. – 746 с.
  6. Концепции Федеральной целевой программы развития образования на 2016-2020 гг. http://static.government.ru
  7. Крутицкая Е.В. Церковно-приходские школы России в конце XIX – начале XX века: Дис. … канд. ист. наук. М., 2004. 246 с.
  8. Малышева О.В. Организация работы провинциальных школ в середине XIX в. (на примере Усманского уезда Тамбовской губернии) // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – – Т. 20. С. 901-905. [Электронный ресурс]. URL: http://e-koncept.ru/2014/54444.htm (дата обращения: 18.04.2017)
  9. Патриарх об образовании, учебе и пастырстве. [Электронный ресурс]. URL: http://sdsmp.ru/smi/3185/ (дата обращения: 22.04.2017)
  10. Сборник распоряжений, касающихся церковно-приходских школ и школ грамоты Петербургской епархии. СПб., 1893. 90 с. [Электронный ресурс]. URL: http://xn--90ax2c.xn. (дата обращения: 10.04.2017)
  11. Тамбовские Епархиальные Ведомости. – – № 18. [Электронный ресурс]. URL: http://elibrary.tambovlib.ru. (дата обращения: 20.09.2017)
  12. Устав духовных консисторий. Санкт-Петербург: Синод. тип., 1883 [Электронный ресурс]. URL: http://search.rsl.ru/ru/record/01003570904 (дата обращения: 10.04.2017)

English

  1. GALO (Gosudarstvennyj arhiv Lipeckoj oblasti). F. 10. Op. 1. D. 10.
  2. GALO. F. 23. Op. 1. D. 1.
  3. GALO. F. 266. Op. 1. D. 1.
  4. GALO. F.266. Op. 1. D. 10.
  5. Kapterev P.F. Istoriya russkoj pedagogii. SPb.: Alteya, 2004. – 746 s.
  6. Koncepcii Federal’noj celevoj programmy razvitiya obrazovaniya na 2016-2020 gg. http://static.government.ru
  7. Krutickaya E.V. Cerkovno-prihodskie shkoly Rossii v konce XIX – nachale XX veka: Dis. … kand. ist. nauk. M., 2004. 246 s.
  8. Malysheva O.V. Organizaciya raboty provincial’nyh shkol v seredine XIX v. (na primere Usmanskogo uezda Tambovskoj gubernii) // Nauchno-metodicheskij ehlektronnyj zhurnal «Koncept». 2014. T. 20. S. 901-905. [Elektronnyj resurs]. URL: http://e-koncept.ru/2014/54444.htm (data obrashcheniya: 18.04.2017)
  9. Patriarh ob obrazovanii, uchebe i pastyrstve. [Elektronnyj resurs]. URL: http://sdsmp.ru/smi/3185/ (data obrashcheniya: 22.04.2017)
  10. Sbornik rasporyazhenij, kasayushchihsya cerkovno-prihodskih shkol i shkol gramoty Peterburgskoj eparhii. SPb., 1893. 90 s. [Elektronnyj resurs]. URL: http://xn--90ax2c.xn. (data obrashcheniya: 10.04.2017)
  11. Tambovskie Eparhial’nye Vedomosti. 1886. № 18. [Elektronnyj resurs]. URL: http://elibrary.tambovlib.ru. (data obrashcheniya: 20.09.2017)
  12. Ustav duhovnyh konsistorij. Sankt-Peterburg: Sinod. tip., 1883 [Elektronnyj resurs].URL: http://search.rsl.ru/ru/record/01003570904 (data obrashcheniya: 10.04.2017)

Оставить комментарий