История взаимоотношений Русской православной и Римско-католической церквей в 40–50-е гг. XX века

Церковное священное писание

Аннотация

Статья посвящена периоду взаимоотношения Русской православной и Римско-католической церквей в период 40-х – 50-хх гг. XX века. К концу Второй мировой войны по мере продвижения на запад советской армии в Римско-католической церкви стали возникать мысли о новой униональной интеграции с православным Востоком. В октябре 1944 г. в Лилле был образован Епархиальный комитет для единения («Comitu diocusain pour l’Unitu») по указанию кардинала монсеньера Льенара, который являлся председателем движения «Ad Lucem». Комитет имел цель объединиться в изучении Библии и отцов церкви, дабы в дальнейшем сблизиться с протестантами и православными. В декабре 1944 г. сформированная ещё покойным митрополитом А. Шептицким делегация во главе с его братом архимандритом Климентием Шептицким отправилась в Москву и через Президиум Верховного Совета СССР просила патриарха РПЦ принять их. Ранее он обнародовал обращение «К духовенству и верующим», в котором содержался призыв к лицам, сотрудничавшим с нацистами встать на верный путь. Но они были направлены в НКВД, где встретились с генералами П. Судоплатовым, Федотовым и Леонтьевым. Те потребовали признания и раскаяния в сотрудничестве с немцами. И в этом случае их заверили в том, что если униатские иерархи лично не совершали военных преступлений, то их не будут преследовать. В период окончания Второй мировой войны полностью оформилась инициированная католиками так называемая «богословская неделя».

Ключевые слова и фразы: Русская православная церковь, Римско-католическая церковь, Вторая мировая война, СССР.

Annotation

The history of relations between the Russian Orthodox and Roman Catholic churches in the 40–50-ies of the XX century.

Article is devoted to the period of a relation of the Russian of orthodox and Roman Catholic churches in the period of the 40th – the 50-hkh of of the 20th century. By the end of World War II in process of promotion to the west of the Soviet army in the Roman Catholic Church thoughts of new unionalny integration with the orthodox East began to arise. In October, 1944 in Lille the Diocesan committee for a unification («Comitu diocusain pour l’Unitu») on specifying of the cardinal of a monsenyer Lyenar who was the chairman of movement of «Ad Lucem» was formed. The committee aimed to unite in studying of the Bible and fathers of church further to approach Protestants and Orthodox Christians.In December, 1944 the delegation created still by the late metropolitan A. Sheptitsky headed by his brother archimandrite Klimenty Sheptitsky went to Moscow and through Presidium of the USSR Supreme For suggestions asked the patriarch of ROC to accept them. Earlier it promulgated the address «To clergy and believers» which contained an appeal to the persons cooperating with Nazis to follow a right way. But they were sent to People’s Commissariat for Internal Affairs where met generals P. Sudoplatov, Fedotov and Leontyev. Those demanded recognition and repentance of a cooperation with Germans. And in this case they were assured that if uniatsky hierarches personally didn’t commit war crimes, then they won’t be pursued. During the end of World War II the so-called «theological week» initiated by Catholics was completely arranged.

Key words and phrases: Russian Orthodox Church, Roman Catholic Church, World War II, USSR.

О публикации

Авторы: .
УДК 947.07.
DOI 10.24888 / 2410-4205-2017-11-2-167-174.
Опубликовано 29 июня года в .
Количество просмотров: 21.

В период окончания Второй мировой войны полностью оформилась инициированная католиками так называемая «богословская неделя». Еще в 1941 г. стали происходить ежегодные встречи представителей христианских церквей из разных стран в Амстердаме.

Выступления Папы только обострили конфронтацию. 2 февраля 1945 г. вместо умершего Сергия (Страгородского) (р. в 1867 г., патриарх в 19431944 гг.) патриархом избрали Алексия (Симанского) (р. в 1877 г., патриарх в 19451970 гг.). Одновременно Поместный Собор отверг предложения Папы. 15 марта 1945 г., в соответствии с указаниями В. Молотова, председатель Совета по делам РПЦ Г.Г. Карпов (18981967 гг.) провел «предварительное изучение» вопроса об отношениях между православием и католицизмом, пришёл к выводу, что с помощью униатства Ватикан стремиться к поглощению православия и предложил И.В. Сталину «организовать в Львове православную епархию», на основе отошедших к СССР униатских территорий. К этому времени на Западной Украине было 3 католические епархии с 5 миллионами униатов, 3000 священников и 7 епископов, во главе с митрополитом Галича И. Слипым.

В это время в Европе продолжали развиваться предпосылки, позже приведшие к формированию католического экуменизма. Так, в 1945 г. в Лилле (Франция) Епархиальным комитетом для единения была проведена католическая «Неделя Единения».

Незадолго до окончания войны в газетах западных областей Украины, и в первую очередь в львовской партийной газете «Вiльна Украïна», была напечатана резкая статья о Шептицком «З хрестом чи з ножем», где ее автор, Ярослав Галан, неоднократно обращавшийся в своей публицистике к биографии митрополита , на этот раз подписавшийся псевдонимом Володимир Росович, писал: «…Вороги украïнського народу, вдягненi в ряси унiатських священникiв, є органiзаторами банд украïнсько-нiмецьких нацiоналiстiв, є агентами мiжнародноï реакцiï». 11 апреля 1945 г. газета «Правда Украины» перепечатала эту статью. Сразу был арестован И. Слипый и другие епископы, священники и миряне Западной Украины.

В 1945 г. патриарх Алексий с митрополитом Николаем (Ярушевичем) начал паломничество в Святую Землю. Вскоре Николай уехал в Лондон. В Йорке он произнёс речь, назвав Рим общим врагом православия и англиканства, которые богословски почти тождественны. В мае 1945 г. патриарх Алексий предложил униатам с призывом возвратиться в лоно матери – Русской церкви. 27 февраля 1945 г. митрополит Иосиф Слипый обратился к И.В. Полянскому, возглавлявшему Совет по делам религиозных культов, с жалобой на действия местных органов власти, изымавших у греко-католического монастыря в предместье Львова Збоисках помещения и стремящихся закрыть монастырь. 16 марта представители монастыря послали в Совет телеграмму, извещая о направлении письма митрополита. Однако, судя по переписке, затянувшейся до начала августа, вопрос не находил своего решения. Такая же ситуация развивалась и вокруг других монастырей, которые, в конечном счёте, закрывались [4, с. 114].

Правительство СССР способствовало созданию инициативной группы по подготовке к воссоединению униатов с православием. Этим по поручению И.В. Сталина занимался лично Н.С. Хрущёв, являвшийся первым секретарём ЦК КП(б) Украины. 28 мая 1945 г. такая «инициативная группа» из числа униатского духовенства во главе с Г. Костельником была создана. Приехав в Москву, Н.С. Хрущёв проинформировал И.В. Сталина о проведенной им деятельности «по разложению» греко-католической церкви и переходу ее духовенства в РПЦ. Инициативная группа прислала в адрес Совнаркома УССР письмо о положении униатской церкви и проект письма группы к униатскому духовенству. Этот документ планировалось разослать духовенству после того, как правительство Украины разрешит деятельность самой инициативной группы. Все документы были составлены самими священнослужителями и в их редактировании люди из ЦК ВКП (б) Украины, как пишет Н.С. Хрущев, «никакого участия не принимали».

Затем Н.С. Хрущев направил И.В.Сталину сообщение о проделанной работе вместе с проектом ответа и просил указаний. При этом он предлагал согласиться с предложениями группы. Кроме того, Н. Хрущев планировал опубликовать подготовленные документы в «сменных полосах», введеных в республиканских газетах для населения западных областей Украины. Н.С. Хрущев высылал И.В. Сталину заявление униатов с их просьбой утвердить инициативную группу, за подписями доктора богословия о. Г.Ф. Костельника настоятеля Преображенской церкви во Львове, председателя группы, о. М.И. Мельника (19031955 гг.) и о. А.А. Пельвецкого. В ноябре 1945 г. патриарх Алексий снова призвал униатов вернуться к матери-церкви. Католический историк Э. Суттнер называет пастырское послание патриарха, обращенное к униатам, фальшивкой, распространявшейся НКВД.

Однако папа в своей энциклике «Orientalis omnes» («Восточное единство») в декабре 1945 г. осудил эти выступления. В свою очередь энциклика вызвала «разоблачения» московским радио политики Ватикана. Утверждалось, что папа нападает на Закарпатскую Украину и ее власти. В ответ «L` Osservatore romanо» в феврале 1946 г. писала, что папа не нападал в энциклике на Закарпатскую Украину, а, наоборот, встал на ее защиту.

Советские власти настораживали слухи об экуменических стремлениях части католического духовенства. Было известно, что в феврале 1946 г., во время проведения сессии Временного комитета ВСЦ в Женеве, к ВСЦ 11 февраля 1946 г. с частным письмом, переданным через пастора Бегнера, обратился аббат Роберт Прево с планом воссоединения православных и протестантов с РКЦ в трёх пунктах.

В том же месяце в Москву из Львова с сообщением о Соборе приехала делегация от Львовского Собора в составе: Г. Костельник, епископы Антоний и Михаил, священники Е. Юрик и И. Латочинский [8, с. 39]. Курию раздражала и активность РПЦ, пытавшейся создать «православный Ватикан», и наблюдатели трактовали эти события как начало кампании за объединение христианских церквей вокруг папского престола в преддверии Московского всеправославного совещания.

20 февраля 1946 г. в Киев прибыла первая группа из 13 униатских священников, для воссоединения с православием. После этого акта, имевшего место в Киево-Печерской лавре, там же были пострижены в монашество о. Антоний Пельвецкий и о. Михаил Мельник. Затем во Владимирском соборе состоялось их хиротония: о. Антония во епископа Станиславского, а о. Михаила во епископа Самборо-Дрогобычского [3, с. 67]. Советские власти настораживали слухи об экуменических стремлениях части католического духовенства. Было известно, что в феврале 1946 г., во время проведения сессии Временного комитета ВСЦ в Женеве, к ВСЦ 11 февраля 1946 г. с частным письмом, переданным через пастора Бегнера, обратился аббат Роберт Прево с планом воссоединения православных и протестантов с РКЦ в трех пунктах [7, л. 66].

Весной 1947 г. аббат Прево даже рассчитывал быть в Москве и иметь личное свидание с патриархом. Он надеялся в то время на поддержку со стороны членов Парижской делегации (начальника братства св. Фотия Н.А. Полторацкого и др.). Однако его приезд не удался.

810 марта 1946 г. в храме Святого Юра состоялся Львовский Собор в составе 216 священников и 19 мирян. Он решил, что Рим «откололся в XI столетии» от «братской православно-соборной церкви», а уния, объединяющая католиков и православных обширных земель Литовского княжества, была насильно навязана в XVI веке. Были отменены постановления Брестского Собора 1596 г., и униаты возвращались в православие.

В результате проведения насильственного «соединения» было дискредитировано униатское течение, искренне желавшее воссоединения с православием. Греческий исследователь Димитриос Гонис считает, что слабым пунктом Собора явилось отсутствие епископов. Он отмечает роль Кремля, желавшего наказать униатов за сотрудничество с Гитлером. Все это возмущало Ватикан. Но при этом папа понимал, что многих униатов в СССР считали пособниками фашистов. По сообщению римского корреспондента газеты «Нью-Йорк таймс» Мэттьюса от 25 февраля 1948 г., в Ватикане утверждали, что две трети прикарпатских украинцев являлись католиками, что СССР передал приходы свыше 50 католических церквей РПЦ. По словам Мэттьюса, Ватикан отмечал, что три тысячи прикарпатских украинцев в Германии, 50 тысяч в Австрии, 28 тысяч в Италии и несколько тысяч в других местах не желают подвергнуться репатриации, и заявлял, что репатриированные прикарпатские украинцы отправляются в Сибирь.

Московское совещание автокефальных православных церквей в июле 1948 г. свидетельствовало об обострении отношений православных с католиками. В его резолюции «Ватикан и Православная Церковь» осуждалось папство. Митрополит Николай (Ярушевич) на первой Всесоюзной конференции сторонников мира 26 августа 1949 г. осудил католическое руководство, вдохновляющее «военную истерию».

В 1948 г. конгрегация инквизиции выразила отрицательное отношение к организационному оформлению экуменического движения вне католической церкви. Папа Пий XII своей энцикликой от 5 июня 1948 г. также вновь подтвердил отказ римско-католической церкви участвовать в экуменическом движении и напомнил о «запрещении какого-либо общения с некатоликами».

В августе 1948 г., выступая на пленарном заседании открывшейся в Амстердаме Генеральной ассамблее ВСЦ, Генеральный секретарь ВСЦ Вссерт Хуфт (19001985 гг.) проинформировал собравшихся, что, поскольку от католиков поступало очень много запросов с пожеланиями участвовать в ассамблее, Предварительный комитет ВСЦ в 1947 г. решил официально пригласить в Ассамблею «ограниченное число наблюдателей» от РКЦ. Но, хотя многие получили приглашение и «изъявили живое желание отправиться в Амстердам, и это с ведома их прямого начальства», в июне Рим решил, что «никто не получит разрешение на поездку в Амстердам». Эти действия Ватикана Хуфт оценил, как слепое подавление нового обнадеживающего сближения.

Уже к 1950 г. ускоренными темпами завершилось «воссоединение» униатов с православной церковью в Закарпатье. Теперь всего на территории Западной Украины находилось около 3000 бывших униатских церквей (из 3215 православных), которые были переданы Московскому патриархату. Из 1254 православных священников Западной Украины около 1000 составляли бывшие униаты. В 230 храмах, которые не были воссоединены, служба была прекращена. Имевшиеся 48 греко-католических монастырей были закрыты. 344 священнослужителя и монаха из 590, отказавшихся от воссоединения, были арестованы и осуждены [5, с. 57]. Но, как явствует из документов Совета по делам РПЦ, у партийных и государственных чиновников не вызывало сомнения, что «значительная часть униатского духовенства воссоединилась с православной церковью формально, сохраняя почти полностью внутрицерковный порядок отправления богослужения и религиозных обрядов по-униатски».

В папской энциклике «Ecclesia Catholica», изданной весной 1950 г., уже заметны тенденции, которые, в конечном счёте, привели к складыванию католического экуменизма. В ней хотя и с оговорками, но одобряется идея христианского объединения, правда, лишь в целях борьбы с коммунизмом. Однако при этом впервые отмечается, что эта нициатива принадлежит протестантским церквам, в чём виден намёк на ВСЦ. Вскоре Всемирный совет церквей в знаменитой Торонтской декларации пошёл на теологическое сближение с церквами Писания, создав этим базу для сотрудничества с ними. Церкви обещали избегать прозелитизма и включались в программу «Совместное свидетельство».

Правда вскоре последовало новое охлаждение отношений православных и протестантов с Ватиканом, осудившим всяческий модернизм и снова утверждашим, что лишь католические священники могут подавать причастие. Однако это не помешало в 1952 г. трем официальным католическим предстаивителям впервые участвовать в экуменических дискуссиях на очередной Всемирной конференции движения «Вера и порядок» в Лунде (Швеция). Ватикан смягчает свое отношение к православию. В 1952 г. Папа в послании «Sacro vergente anno» к народам России отдал дань народам, которые оказались «оторваны» от Рима, но хранят «христианское звание». Он подчеркнул, что отдаление «неблагоприятно отразилось на общении духовном». Папа назвал себя отцом христиан и отметил, что ответственность за разделение лежит и на католиках. Кстати, И.В. Сталин открыто хвалил инстранцам Пия XII за выступления в защиту мира.

После смерти И.В. Сталина среди униатов возникло движение покутников («покута» покаяние), ратовавших за уход от мирских дел. В 1954 г. на II Генеральной ассамблее ВСЦ в Эванстоне был принят новый устав, согласно которому членами ВСЦ могли стать церкви, признающие базис ВСЦ и отвечающие критериям: наличие 10 тысяч членов, стабильность и самостоятельность. Это подогрело интерес к экуменизму со стороны католических богословов. Учащаются их частные встречи с протестантами, в известной степени, став подготовкой нового этапа истории католицизма [1, с. 38].

В 1951 г. католический священник Йоханнес (Иоанн) Герард Мария Виллебрандс (19092006 гг.) образовал «Католическую конференцию по делам экуменизма», подготовившую доклад на тему «Царство Христа», исследовавший главную тему ассамблеи ВСЦ «Иисус Христос – надежда мира». В 1955 г. в Италии при посредничестве мэра Флоренции Джорджо Ла Пира (19041977 гг.) прошли первые контакты советских дипломатов с секретарем Папы Пия XII. Зондировалась возможность достижения договорённости между Ватиканом и Советским правительством.

Либерализация в СССР в период правления Н.С. Хрущева активизировала греко-католиков. Весной 1956 г. И. Слипый обратился к Секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву «с настоятельной просьбой» легитимизировать униатов. Он отмечал, что прошло 11 лет с момента ликвидации униатской церкви. В то время как другие конфессии существуют в СССР свободно, «…одна только Греко-католическая церковь не была взята под рассмотрение и осталась за скобками» (так в документе – прим. авт.) Но, тем не менее, «живут её иерархия, духовенство и миллионы верующих», ожидая «с нетерпением облегчения своего положения». При этом он ссылался на Конституцию.

В ответ 18 мая 1956 г. Совет направил в ЦК КПСС информацию за подписью Белышева о деятельности униатского духовенства в западных областях Украины. В ней указывалось, что к тому времени основная масса репрессированного униатского духовенства была освобождена «и возвратились к месту своего жительства». По заявлению архиепископа Станиславского Антония, только в одной Станиславской области ему было известно более 70 униатских священников во главе с униатским епископом И. Лятишевским и множество монахов-униатов, занимавшихся священнической деятельностью. В Совет стал поступать вал заявлений униатов. Так, заявление о возвращении Успенской церкви в Тернополе подписал 671 человек, о церкви в с. Мшаны, Львовской области – 540 человек, о церкви в с. Зарудня, Тернопольской области – 287 человек. Поступавшие заявления не удовлетворялись. Униаты обращались и в Совет по делам религиозных культов.

Борьба с культом личности И.В. Сталина породила надежды греко-католиков на возрождение их церкви. 6 августа 1956 г. Совет по делам Русской православной церкви информировал ЦК КПСС, что освобождены и возвратились на Украину епископ И. Лятишевский в Станиславской области и епископ Н.И. Мурани в Закарпатской. 243 униатских священнослужителя из 344 репрессированных в 19451950 гг. были освобождены и возвратились к месту жительства. В информации указывалось, что некоторые из них захватывали даже отдельные воссоединённые церкви.

4 января 1957 г. Г. Карпов снова сообщал в ЦК КПСС: невоссоединенное духовенство стало захватывать «действующие православные церкви»; верующие мотивировали свои требования «проводимыми мероприятиями по восстановлению законности»; православные иерархи и представители власти в регионах бездействовали.

Однако в начале 1957 г. наметился спад активности униатов, что было связано с новыми арестами униатского духовенства. Г. Карпов указывал, что в Львовской и Закарпатской областях находилось большинство униатского духовенства. В Львовской – 142, из них 114 возвратившихся из заключения, в Закарпатской – 121, из них 90 возвратившихся. Общее число униатских священников в пяти западных областях составляло 402 человека, из них 283 возвратившихся из заключения. Однако активная деятельность все ещё велась «многими униатскими священниками».

К началу шестидесятых годов открытые протесты униатов ослабели, но, как считали представители власти, формировалось униатское подполье, связанное с бандеровцами. В 1958 г. начались встречи совместные обсуждения телогических вопросов между РКЦ и ВСЦ. Но первые контакты РПЦ с ВСЦ породили в Риме обеспокоенность. В октябре 1958 г. умер Пий XII, и римским первосвященником был избран Иоанн XXIII (р. в 1881 г., папа в 19581963 гг.), с деятельности которого начался новый период в православно-католическом экуменическом диалоге. Католическое понимание церковного единства до Второго Ватиканского Собора предполагало, что отпавшие от РКЦ церкви должны воссоединиться с ней. Вскоре этот постулат был поколеблен [6, с. 54].

В это же время после страшного антигреческого погрома в Стамбуле 6 сентября 1955 г. (из остальной страны все греки были депортированы еще в 1920-е гг.) 60 из 80 православных храмов города были опустошены. К началу 1960-х гг. было закрыто издательство патриархии и все публикации прекращены [6, с. 114]. Патриарх Афинагор (19481972 гг.), «смелый мечтатель», по характеристике епископа Каллиста (Уэра), которого в СССР считали ставленником США, учитывая ситуацию, решил искать сближения с Римом. Он послал архиепископа Иакова к Иоанну XXIII. Архиепископ в своей речи отнёс шестой стих первой главы Евангелия от Иоанна к самому папе, отметив, что он и есть тот самый человек, который послан Богом и имя которого Иоанн, призванный свидетельствовать о свете, дабы через него уверовал мир. Призыв к сотрудничеству содержался и в новогоднем послании Афинагора папе [9, с. 114].

Таким образом, рассмотрение взаимодействия РПЦ с Католической церковью в середине 1940-х начале 1950-х гг. показывает, что оно первоначально в основном сводилось к противодействию восточной политике Ватикана со стороны РПЦ и Советского государства. В начале рассматриваемого периода действия курии были направлены на унионисткое проникновение в СССР. В то же время Ватикан стремится глубже изучить ориентальные основы православия, надеясь на успехи своей миссии в Советской России. Однако в СССР после победы в Великой Отечественной войне усилился административный нажим на греко-католическую церковь, и была осуществлена ее насильственная интеграция с РПЦ..


Список литературы / References

На русском

  1. Гайковський М. Преображення Церкви // Киïвська Церква. 1999. № 6. С. 31–38
  2. ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 65. Л. 8; Д. 456.
  3. ЖМП. 1961. № 1.
  4. Ливцов В.А., Зубанова С.Г., Дорская А.А., Меркулов П.А., Гавриленков А.Ф., Филонов В.И., Махно Л.Л. Религиозный вопрос в контексте ценностных доминант России: глазами российских православных исследователей. М.: Научно-издательский центр ИНФРА-М, 2016. 260 с.
  5. Ливцов В.А., Филонов В.И., Лепилин А.В. Взаимоотношения православия и католичества в истории РОССИИ в контексте идеи единства церкви. М.: Изд-во Национального института бизнеса, 2006. 367 с.
  6. Одинцов М.И. Русская православная церковь в XX в.: история, взаимоотношения с государством и обществом. М.: ЦИНО, 2002. 237 с.
  7. Россискйи государственный архив политической истории (РГАСПИ). Ф.17. Оп. 132. Д. 9.
  8. Филонов В.И. Проблемы взаимоотношений между Русской православной церковью и Ватиканом в период с 1929 по 1933 гг. // Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. 2014. № 2 (37). С. 39–41
  9. Филонов В.И. Начало православно-католического диалога и участие в нем Русской православной церкви // Власть. 2013. № 9. С. 114–116

English

  1. Gajkovs’kij M. Preobrazhennja Cerkvi. Kiïvs’ka Cerkva. 1999. No. 6. P. 31–38.
  2. GARF. F. 6991. Op. 2. D. 65. L. 8; D. 456.
  3. ZhMP. 1961. No. 1.
  4. Livcov V.A., Zubanova S.G., Dorskaja A.A., MerkulovP.A., Gavrilenkov A.F., Filonov V.I., MahnoL.L. Religioznyj vopros v kontekste cennostnyh dominant Rossii: glazami rossijskih pravoslavnyh issledovatelej. Moscow: Publ. Nauchno-izdatel’skijcentr INFRA-M, 2016. 260 p.
  5. Livcov V.A., Filonov V.I., Lepilin A.V. Vzaimootnoshenija pravoslavija I katolichestva v istorii ROSSII v kontekste idei edinstva cerkvi. Moscow: Publ. Izd-vo Nacional’nogo institute biznesa, 2006. 367 p.
  6. OdincovM.I. Russkaja pravoslavnaja cerkov’ v XX v.: istorija, vzaimootnoshenija s gosudarstvom I obshhestvom. Moscow: Publ. CINO, 2002. 237 p.
  7. Rossiskji gosudarstvennyj arhiv politicheskoj istorii (RGASPI). F.17. Op. 132. D. 9.
  8. FilonovV.I. Problemy vzaimootnoshenij mezhdu Russkoj pravoslavnoj cerkov’ju i Vatikanom v period s 1929 po 1933. Publ. Vestnik Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Novye gumanitarnye issledovanija. 2014. No. 2 (37). P. 39–41.
  9. Filonov V.I. Nachalo pravoslavno-katolicheskogo dialoga i uchastie v nem Russkoj pravoslavnoj cerkvi. Pub Vlast’. 2013. No. 9. P. 114–116.

Оставить комментарий