Повседневная жизнь населения тылового региона в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. (на материалах Дагестанской автономной республики)

Аннотация

Статья посвящена исследованию повседневной жизни и условий проживания жителей Дагестана в годы Великой Отечественной войны. Изучение целого ряда проблем, связанных с обеспечением социальных и культурных потребностей тылового населения в условиях непрекращающегося интереса общества к событиям самой кровопролитной войны в новейшей истории, является, на наш взгляд, актуальным и востребованным. Повседневная жизнь населения тылового региона в годы военного лихолетья позволяет раскрыть новые страницы истории, а также показать значимость героизма советских людей. На основе документальных источников, литературы и опубликованных воспоминаний современников автором сделана попытка проанализировать проблемы снабжения продовольственными и промышленными товарами, а также жилищно-бытовых проблем народа в 1941-1945 гг. Рассматриваются шаги, предпринимаемые партийными и советскими организациями республики по улучшению социального положения жителей региона в военные годы. Все принятые ими меры были направлены на обеспечение граждан самым необходимым для поддержания их работоспособности при использовании минимума средств. Население Дагестана, невзирая на все проблемы, внесло существенный вклад в победу советского народа в Великой Отечественной войне. В заключение сделан вывод о том, что, несмотря на суровые будни и скудные возможности, центральные и республиканские властные структуры смогли облегчить сложное материально-бытовое положение населения региона.

Ключевые слова и фразы:  Великая Отечественная война, Дагестан, тыловая повседневность, продовольственное обеспечение, культурный досуг, жилищно-бытовое обслуживание.

Annotation

The everyday life of the population of the South region in the years of the Great Patriotic war 1941-1945 (on the materials of the Dagestanian autonomous republic).

The article is devoted to the study of everyday life and living conditions of the inhabitants of Dagestan during the Great Patriotic War. The study of a number of problems related to the provision of social and cultural needs of the rear population, in the conditions of the society’s continuing interest in the events of the bloodiest war in modern history, is, in our view, topical and in demand. The daily life of the population of the rear region during the war years will open new pages of history, as well as show the significance of the heroism of Soviet people. The author on the basis of documentary sources, literature and published memoirs of contemporaries made an attempt to analyze the problems of supplying food and industrial goods, as well as solving the housing and communal problems of the people in 1941-1945. The steps taken by the party and Soviet organizations of the republic to improve the social situation of the region’s inhabitants in the war years are considered. All measures taken by them were aimed at providing citizens with the most necessary to maintain their efficiency with the use of a minimum of funds. The population of Dagestan, despite all the problems, made a significant contribution to the victory of the Soviet people in the Great Patriotic War. In conclusion, the author concluded that, despite the harsh routine and meager opportunities, central and republican power structures were able to alleviate the difficult material and everyday situation of the region’s population.

Key words and phrases:  Great Patriotic War, Dagestan, rear everyday life, food security, cultural leisure, housing and communal services.

О публикации

Авторы: .
УДК 94 (470.67).
DOI 10.24888/2410-4205-2017-13-4-128-136.
Опубликовано 19 декабря года в .
Количество просмотров: 100.

Изучение различных аспектов и проблем Великой Отечественной войны относится к числу ключевых тем в современной российской исторической науки. Отечественными историками затронуты разнообразные стороны этого сложного и драматического периода, написано большое количество работ. Однако, на наш взгляд, несмотря на огромный пласт исследований по данной проблеме, военная тематика до сих пор не исчерпала своей актуальности и остроты. Более того, в последние годы важность ее научной разработки значительно усилилась в связи с возрастанием у историков стремления к восстановлению исторической истины, ликвидации «белых пятен» и «закрытых зон» в отечественной историографии. Современных любителей прошлого уже не удовлетворяют научные работы, где дается упрощенная картина прошлого. Они хотят новых исследований, свободных от условностей и шаблонов, где дается адекватная реконструкция событий. Для появления таких работ необходимо расширить документальную базу исследований, привлекать малодоступные и ранее не использовавшиеся архивные материалы, использовать устные свидетельства современников событий.

Исследование повседневности, условий проживания и быта граждан в сложных условиях военного лихолетья относятся к числу наиболее проблемных тем в исторической науке конца XX – начала XXI века, имеющих особую ценность, так как в проблемное поле исторической науки вводятся новые явления, до этого не представлявшие интерес для российских историков. В свете вышеизложенного материально-бытовые проблемы людей в годы самой кровопролитной в истории нашей страны войны требуют комплексного освещения, беспристрастного и свободного от каких-либо ограничений и рамок, что, в свою очередь, позволит отразить события той поры во всей ее многогранности, а также объективно показать все трудности, выпавшие на долю гражданского населения СССР.

Великая Отечественная война привела к ухудшению условий жизни и быта гражданского населения. Стремительное наступление немецко-фашистских войск и последовавший за ним захват западных областей Советского Союза, производивших до войны примерно половину сельскохозяйственной и промышленной продукции, привели к сокращению материальных ресурсов страны. В результате большие проблемы стало вызывать снабжение граждан продуктами питания и промышленными товарами. К числу ключевых направлений в работе партийно-государственных структур стал поиск решения жилищно-бытовых, коммунальных проблем людей, а также забота о различных социально незащищенных категорий населения.

В этих условиях важная роль отводилась работе местных органов власти по организации повседневной жизни населения. В первую очередь требовала незамедлительно решения проблема обеспечения людей продовольственными товарами. Повышенный спрос на продуты питания, масштабные государственные заготовки во многих населенных пунктах страны привели к нехватке продовольственных товаров и росту цен на них. Результатом снижения доли рыночных фондов продовольствия и неустойчивости товарно-денежных отношений стала полная централизация снабжения граждан продуктами питания, для чего с июля 1941 г. в стране было введено их нормированное снабжение на основе карточной системы. Суть его состояла в распределении основных видов продовольствия (хлеб, сахар, крупы, мясо) и предметов ширпотреба по талонам, с указанием фиксированной цены [7, с. 150]. В течение трех месяцев практически все регионы страны постепенно осуществили переход к карточной системе.

Нормы выдачи продовольствия по талонам были строго ранжированы и зависели от вида деятельности конкретного человека. Наибольший размер пайка выдавался рабочим и служащим промышленных объектов оборонного значения и транспорта, наименьший – иждивенцам и детям до 12 лет. Кроме того, все работники были разделены на две категории, исходя от значимости предприятия в деле обороны страны. Работники по первой категории получали от 800 до 1200 грамм хлеба в день. Рабочие остальных отраслей получали 500 грамм, служащие – 400-500 грамм, иждивенцы и дети – 300-400 грамм. Продовольственные карточки полагались жителям городов и рабочих поселков, работникам промышленных предприятий и транспорта, имеющим стратегическое значение, а также специалистам в сельской местности, не связанным с сельским хозяйством (учителям, врачам и др.) [10, с. 38-39]. На полном государственном обеспечении находились учащиеся ремесленных училищ и ФЗО, а также воспитанники детских домов и интернатов.

В Дагестанской автономной республике нормированное снабжение для населения на основные виды продовольствия было введено с начала сентября 1941 г. Только за первый месяц его было выдано на сумму 374 тысяч [15, л. 6]. В последующем число жителей республики, состоявших на государственном обеспечении продовольственными товарами, увеличивалось. Однако даже обладание продовольственной карточкой не означало его полного отоваривания. Зачастую, чтобы получить продукты по карточкам, людям приходилось стоять в очередях несколько часов. Нередко оказывалось, что продовольственные товары закончились, иногда не хватало даже хлеба. Воспоминает уроженка Махачкалы Каплановой Патимат: «Приходилось занимать очередь с 4-5 утра, и отойти было нельзя – потеряешь место. Стоишь с карточками в руке и ждешь, когда подойдет твоя очередь» [3, с. 182].

Продовольственные талоны выдавались на месяц, и их потеря означала голодную смерть. Следствием введения нормированного снабжения в стране на основные виды продовольствия стало появление таких негативных явлений, как ограничение выбора и объема закупок продовольственных товаров, снижение их качества и бедность ассортимента. «На каждого члена семьи полагалось 200 граммов, – вспоминает Капланова Патимат, – причем хлеб был наполовину из кукурузы и ячменя» [3, с. 182].

Карточная система играла на руку спекулянтам и ворам, так как в республике частым явлением стали случаи злоупотреблений, подделок и мошенничества с их выдачей и отовариванием. Результатом подобных правонарушений стал, например, перерасход хлеба с сентября по ноябрь 1941 г. только в столице Дагестана на 79 тонн больше, чем фактически было выдано по карточкам [14, л. 1]. К тому же многие дагестанцы, предчувствуя долгосрочный характер дефицита товаров первой необходимости, спешили запастись впрок продовольствием и товарами повседневного обихода, что также играло на руку нарушителям и преступным элементам, создававшим зачастую искусственный ажиотаж в их обеспечении.

Продовольственные талоны обеспечивали лишь минимальные потребности граждан республики, которым приходилось изыскивать дополнительные ресурсы для пропитания. Главным источником для восполнения продовольственных товаров служили подсобные и индивидуальные хозяйства. Особенно активно процесс расширения подобных хозяйств произошел после принятия постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 7 апреля 1942 г. «О выделении земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих и служащих», согласно которому труженикам промышленных предприятий и учреждений под огороды выделялись свободные пустоши в городах и посёлках, а также колхозные земельные участки, не используемые под посевы [11]. Продукты, получаемые с подсобных хозяйств заводов, фабрик и учреждений уходили в функционировавшие при них столовые и буфеты, а также распределялись среди показавших хорошие результаты на производстве рабочих и служащих.

Горожане на своих индивидуальных участках выращивали преимущественно кукурузу и картофель, причем помощь им оказывалась со стороны администрации промышленных предприятий и учреждений. На заводах и фабриках были учреждены специальные огородные комиссии, в функции которых входило распределение земли среди работников, снабжение их семенами, инвентарем, помощь в уборке и вывозе полученного урожая. В 1944 г. в республике 25 тысяч семей рабочих и служащих имели свои огороды [5, с. 140], часть полученного откуда урожая они продавали на рынках или обменивали на бытовые товары, одежду и обувь.

Продовольственные товары можно было приобрести и на городских рынках, но по более высоким ценам. Стоимость килограмма картофеля на центральном колхозном рынке Махачкалы с 2,50 руб. доходила до 6-7 рублей, цена сала выросла с 25-30 рублей до 50, а куриные яйца – с 6-7 рублей до 12 [13, л. 4]. Большинство населения республики не могли себе позволить покупать продукты питания на рынках. Вдобавок многие базары не отвечали санитарно-гигиеническим и бытовым нормам, частым явлением там были обмер, обвес, продажа некачественной продукции, реализация товаров спекулянтами втридорога. Таким образом, окончательно решить продовольственную проблему в военные годы партийно-государственными организациями не получилось. Большая часть жителей городов и рабочих поселков жили впроголодь, кормясь в основном картофелем и хлебом.

Обеспечение граждан основными промышленными товарами также основывалось на карточной системе. Из-за преимущественного обеспечения всем необходимым потребностей Красной армии в стране остро ощущалась нехватка предметов повседневного обихода, в результате чего произошло резкое сокращение потребления промышленных товаров на душу населения, особенно одежды и обуви. К числу острых проблем относилось обеспечение посудой, которой не хватало даже в столовых и буфетах промышленных предприятий и организаций. Дефицитом в годы войны стали мыло и предметы личной гигиены.

В ином, гораздо худшем состоянии, по сравнению с городским населением, находились сельские жители, в первую очередь, это касалось рациона питания. Если жители городов и рабочих поселков, а также сельские специалисты получали от государства хоть какие-то гарантированные нормы продовольствия, то крестьяне обеспечивались по остаточному принципу. Преимущественное развитие отраслей народного хозяйства, имеющих оборонное значение, материальная поддержка работников этой сферы при значительном резком сокращении товарных фондов, привели к тому, что село оказалось практически не обеспечено продовольствием и товарами первой необходимости. Материальное состояние сельских тружеников было обусловлено доходами колхозов, урожаем с приусадебного хозяйства. Однако из-за того, что значительная часть колхозного урожая отдавалась государству в счет обязательных поставок, выплаты крестьянам по трудодням были небольшими. Поэтому единственным спасением для колхозников стали их подсобные хозяйства.

Но и личное хозяйство крестьян было обложено различными налогами, для выплаты которых колхозникам приходилось продавать на рынке часть полученного на личном приусадебном участке урожая, сокращая своей семье собственное потребление. Почти ничего не выделяя сельскому населению, выживавшему в основном за счет натурального хозяйства, государство, в то же время, облагало их многочисленными налогами и в добровольно-принудительном порядке обязывало участвовать в покупке облигаций государственных займов и в денежно-вещевых лотереях.

Скудных запасов продовольствия, сделанных крестьянам летом и осенью, едва хватало, чтобы сводить концы с концами. Из воспоминаний Кудиомаровой Марьям Алиевны, уроженки с. Маали Гергебильского района, 1925 года рождения: «Первые годы войны выдались очень засушливыми, дождей почти не было, поэтому урожай был совсем маленьким. Его не хватало на прокорм семьи. Из кукурузы и пшеницы мы сами мололи муку, сами пекли хлеб. В то время мы ели очень много зелени. Все дети умели отличать от несъедобных и находить годные в пищу травы: крапиву, одуванчик, подорожник. Из этих трав дома готовили суп, добавляя в него немного муки. Но чувство голода никогда не покидало нас» [3, с. 206].

Таким образом, большая часть получаемых доходов крестьян приходилась не за колхозный труд, а от реализации продуктов, произведенных в личных подсобных хозяйствах. Уровень денежных доходов колхозников от работы в сельскохозяйственных предприятиях был небольшим. То же самое можно сказать также о пенсиях и государственных пособиях крестьян. Фактически в годы Великой Отечественной войны колхозники использовались государством как бесплатная и безотказная рабочая сила, за счет которого обеспечивались нужды армии и тыла.

Еще хуже обстояло дело с обеспечением сельского населения промышленными товарами и предметами повседневного обиход. Чтобы хоть как-то удовлетворить свои потребности, крестьянам приходилось самим заниматься изготовлением одежды и обуви. «Почти вся одежда для нас была сшита из домотканой ткани. Обуви у детей не было, ходили босиком», – пишет в своих воспоминаниях Исмаилов Хажа Исмаилович, уроженец села Бакни Дахадаевского района [3, с. 168].

Снижение уровня потребления населения в военные годы происходило на фоне увеличения трудового дня и обязательных поставок государству. Перестройка жизни дагестанцев проходила под лозунгом «Все для фронта! Все для победы!». С первых дней войны были узаконены обязательные сверхурочные работы для рабочих и служащих, рабочий день был увеличен до 11 часов, отпуска были отменены. Для нарушителей трудовой дисциплины вводились жесткие санкции, так, например, за уход с завода или фабрики без разрешения руководства предприятия предусматривался тюремный срок от пяти до восьми лет. Но даже несмотря на столь кардинальные меры на промышленных объектах республики наблюдалась нехватка рабочих рук, в результате чего было принято решение компенсировать на производстве дефицит мужчин за счет женщин и детей старшего возраста. Только за 1941 год около пяти тысяч дагестанок освоили новые специальности, более 3,5 тысяч горянок были мобилизованы на заводы и фабрики республики [2, с. 259].

В апреле 1942 г. центральными партийно-государственными структурами было принято решение о повышении для сельских тружеников обязательного минимума трудодней. Если колхозник не выполнял без уважительных причин установленный минимум, то ему грозило уголовное наказание в виде исправительно-трудовых работ на срок до полугода с удержанием 25 % его доходов в пользу колхоза. В случае злостного отказа от дальнейшего выполнения поставленных властью установок, его исключали из колхоза и лишали приусадебного участка [1].

Огромное число эвакуированных, проблема с их размещением в условиях военного времени изменили повседневную жизнь республики и ухудшили материально-бытовое положение местных жителей. Стремительное продвижение войск вермахта в глубь страны, кровопролитные бои, зверства немцев по отношению к гражданскому населению на оккупированных территориях, привели к массовой эвакуации мирных жителей и производительных сил в тыловые регионы, в том числе в Дагестан. Вместе с государственными учреждениями, промышленными предприятиями с рабочим персоналом часть людей прибывала в республику стихийно. В результате к лету 1942 г. в временных эвакопунктах столицы региона Махачкалы находилось около 150 000 эвакуированных граждан [6, с. 36]. Всю эту огромную армию вынужденных переселенцев следовало обеспечить теплыми вещами, питанием и жильем, что, учитывая материальные затруднения республики, объективно связанные с суровыми реалиями военного времени, было крайне затруднено.

Массовый приток беженцев привел к изменениям в быте и повседневной жизни дагестанцев. Одной из наиболее злободневных проблем, обострившейся из-за прибытия в республику огромного количества эвакуированных граждан, стала жилищная проблема. Руководству республики приходилось расселять их в коммунальных и государственных домах, общежитиях. Для расселения беженцев передавались здания школ, домов культуры, ведомственных клубов, кроме того, в добровольно-принудительном порядке их подселяли в квартиры горожан.

Средняя жилая площадь в республике на одного проживавшего в условиях военного времени была установлена в пределах 6 кв. метров на одного человека, излишки жилой площади изымались для нужд эвакуированных граждан, семей фронтовиков, прикомандированных партийных и советских работников, инвалидов и т.д. [9, с. 657]. Однако из-за продолжавшегося массового наплыва беженцев в города республики и мобилизации с сельской местности на нужды промышленности рабочих рук, указанные нормы жилой площади не соблюдались. В результате исполнительными органами местных Советов принимались решения, в соответствии с которыми планировалось строительство жилья упрощенного типа: бараков, казарм, полуземлянок. Например, в конце 1941 г. власти республики постановили отпустить около 43000 рублей из средств местного бюджета на строительство бараков для временного размещения эвакуированных в столице республики [6, с. 35].

Отдельного рассмотрения требует вопрос о жилищно-бытовых условиях рабочих и служащих. В годы войны в Дагестане были размещены заводы и фабрики, эвакуированные преимущественно из Украины и Ростовской области, которые обеспечивались трудовыми резервами за счет трудовой мобилизации сельской молодежи республики. В основной своей массе рабочие эвакуированных предприятий и направленная на производство из школ ФЗО и ремесленных училищ. Молодежь устраивались в общежитиях, условия проживания в которых были тяжелыми. Большинство общежитий в городах и поселках республики были переполнены и требовали капитального ремонта. В небольших комнатах проживало по 4-5, а то и более человек. Многие из них не имели нормального освещения, ощущалась нехватка мебели и предметов домашнего обихода, большинство помещений в холодное время не отапливались.

Повсеместным явлением в рабочих общежитиях были скученность, антисанитария и отсутствие ремонта в комнатах, что способствовало распространению простудных и вирусных заболеваний. Однако на многих предприятиях ощущался дефицит даже таких помещений, нередко вновь прибывшее пополнение размещали в вагонах или полуземлянках. Несмотря на то, что республиканские власти старались облегчить жилищно-бытовые условия населения, ситуация в этой сфере в республике в годы войны оставалась достаточно напряженной.

В годы войны государство стремилось взять под контроль все сферы жизни населения, в том числе и то небольшое количество свободного времени, которое оставалось у трудящихся. Большие изменения в военное время произошли в сфере культурного обслуживания населения республики. Главной задачей учреждений культуры ДАССР стала работа, направленная на мобилизацию сил на защиту Родины, а также на решение стоявших на повестке дня основных задач народного хозяйства [12, с. 289]. Работники культуры разъясняли населению республики характер, цели и ход войны, а также раскрывали сущность нацистской идеологии.

Пропагандистско-агитационная деятельность стала играть ключевую роль в жизни населения. Воспитательная работа с гражданами проводилась во время перерывов на работе в цехах, полевых бригадах и звеньях. Для рабочих и служащих на предприятиях и учреждениях проводились собрания, доклады и беседы героических страницах в истории Дагестан и СССР, об истории совместной борьбы русского и дагестанских народов против иноземных завоевателей. В массовую работу с населением привлекались представители взрослого поколения, участники революционных событий и Гражданской войны.

Основной формой культурно-бытового обслуживания населения стали индивидуальные и групповые беседы, коллективное чтение газет с последующим их обсуждением, концертные выступления в перерывах между сменами, проведение собраний домохозяек, интеллигенции. Для вовлечения в массовую работу сельских тружеников во время сбора урожая были организованы передвижные библиотеки, походные клубы, агитпоезда. Работники учреждений культуры и агитаторы во время перерывов на полях разъясняли колхозникам речи руководителей страны, давали сводки с полей сражений. Перед просмотром фильмов в кинотеатрах проводились беседы.

Важную роль в патриотическом воспитании населения сыграло радио, которое постоянно держало жителей республики в курсе событий, происходящих на фронтах, в тылу и на международной арене. Радиопередачи велись не только на русском, но и на основных языках Дагестана, и всегда заканчивались сообщениями Совинформбюро. Большой популярностью у населения пользовались такие программы на национальных языках, как «Письма с фронта», «Слушая фронт», «Все для победы», «Мы победим», «Герои не умирают», а также цикл передач на тему: «Героическое прошлое народов Дагестана». В эфире радио звучали радиорассказы, очерки, стихи, посвященные подвигам дагестанцев – героям Советского Союза: моряку-подводнику М. Гаджиеву, летчикам-истребителям В. Эмирову и Амет-хану Султану и другим. Проводилась работа по популяризации их подвигов [4, с. 110-113].

Необходимо отметить, что государственный и общественный контроль над всеми сферами жизни населения республики был вынужденной мерой, так как государству необходима была мобилизация всех ресурсов на борьбу с нацизмом и достижения победы в Великой Отечественной войне.

В условиях частых потерь и поражений советских воинских частей на фронтах, а также значительного осложнения военно-политической обстановки в первые месяцы войны руководством страны было принято постановление об организации обязательных занятий по военному делу граждан в возрасте от 16 до 50 лет. В районных центрах, заводах, фабриках и колхозах республики была организована сеть военно-учебных пунктов. Обязательное военное обучение проводилось по 110-часовой программе без отрыва от производства силам военкоматов всех районов Дагестана [9, с. 385].

Население республики было задействовано на различных курсах подготовки противовоздушной и противохимической обороне (ПВХО), отрядах народного ополчения, группах самозащиты и др. Решением партийного руководства Дагестана на случай оккупации немцами республики из числа подготовленных и надежных коммунистов и комсомольцев были созданы партизанские отряды каждый по 30-50 человек [9, с. 408, 415]. Женщины состояли в кружках ГСО (Готов к санитарной обороне), а также были охвачены обучением на курсах медсестер и санитарных дружинниц.

Принимаемые со стороны государства столь радикальные меры находили поддержку и понимание у жителей республики. В сложных военных условиях люди без сна и отдыха, перевыполняли трудовые нормы в несколько раз. Повседневная жизнь населения Дагестана характеризовалась общими проблемами, целями, заботами, взаимовыручкой, взаимоуважением, которые поддерживали их, позволяя напряженно всем трудиться, выживать и приближать час победы. Призыв: «Все для фронта, все для победы!» стал для всех граждан поистине всенародным.

Таким образом, анализ архивных документов и материалов показывает, что в годы Великой Отечественной войны произошли серьезные изменения в повседневной жизни всех слоев населения Дагестана. Из-за тяжелой военной обстановки произошло сокращение продовольственных и промышленных государственных фондов, что сказалось на обеспечении граждан товарами массового спроса. Проблема обеспечения продовольственными и промышленными товарами в годы войны в республике решалась путем нормированного снабжения, в первую очередь, городского населения, эвакуированных граждан и сельских специалистов. В то же время материальные условия и обеспечение продуктами питания сельского населения зависели от количества выработанных ими трудодней. Несмотря на предпринимаемые партийно-государственными структурами страны и региона сельчане испытывали значительные трудности и лишения. Все законодательные акты, принимавшиеся в годы войны партийно-государственными структурами, были направлены на обеспечение населения республики самым необходимым для поддержания их работоспособности при использовании минимума средств.

Военная повседневность оставила свой след на культурном досуге жителей Дагестана и коренным образом изменила работу учреждений культуры республики, сыгравших важную роль в организации и мобилизации масс на решение военных и хозяйственных задач. Суровые военные будни оказали влияние и на сознание людей, и на их патриотический настрой. Невзирая на все проблемы и затруднения, у дагестанцев не ослабевала вера в скорую победу над немцами, не позволяла им ослабеть духом. Государство принимало меры для облегчения положения населения республики, но сложное материально-финансовое положение, преимущественное развитие военно-промышленного комплекса, приоритет в снабжении фронта не позволяли в военное время добиться положительного эффекта в социальном развитии Дагестана и организации повседневной жизни жителей региона..


Список литературы / References

На русском

  1. Аксененок Г.А., Григорьев В.К., Пятницкий П.П. Колхозное право. М., 1950. URL: http://istmat.info/node/23721. (дата обращения 22.03.2017)
  2. Амирханова М.М. Трудовой подвиг женщин Дагестана в годы войны // Народы Кавказа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: Материалы международной научной конференции, посвященной 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Махачкала: ИИАЭ ДНЦ РАН, 2005. С. 258-260.
  3. Детство, опаленное войной. Дагестан. 1941-1945 гг. Воспоминания /ИИЭА ДНЦ РАН. Махачкала: «МавраевЪ», 2015. 464 с.
  4. Дибиров Г.Ш. Роль радиовещания в патриотическом воспитании населения Дагестана в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // 65-летие Победы в Великой Отечественной войне: дагестанцы на фронте и в тылу. Материалы республиканской научной конференции. Махачкала: Издательство «Наука ДНЦ», 2010. С. 109-114.
  5. Каймаразов Г.Ш., Керимов И.К., Койстинен Г.С., Мелешко А.Г. Дагестан в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 470 с.
  6. Какагасанов Г.И. Роль органов власти и управления Республики Дагестан в приеме и размещении эвакуированных предприятий, населения и продовольствия в 1941-1943 гг. // Вестник института ИАЭ ДНЦ РАН. Махачкала, 2010. № 2. С. 33-40.
  7. Кринко Е.Ф.Карточная система и регламентация потребления советских граждан в 1941–1945 гг. //Сумський історико-архівний журнал. 2012. № XVI-XVII. С. 149-155.
  8. Народы Дагестана в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. (Документы и материалы). Махачкала: Типография «ДНЦ РАН», 2005. 776 с.
  9. Орлов И.Б. Карточное снабжение в 1941-1943 гг.: расчеты и просчеты //Современные проблемы сервиса и туризма. 2010. № С. 36-42.
  10. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 7 апреля 1942. URL: http://istmat.info/node/23721. (дата обращения 07.03.2017)
  11. Сафаралиев М.С. Роль культурно-просветительских учреждений в военно-патриотическом воспитании трудящихся Дагестана в годы Великой Отечественной войны // Народы Кавказа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: Материалы международной научной конференции, посвященной 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Махачкала: ИИАЭ ДНЦ РАН, 2005. С. 289-291.
  12. Центральный Государственный архив Республики Дагестан (далее – ЦГА РД). Ф. п-1. Оп.1. Д. 4949.
  13. ЦГА РД. Ф. п-1. Оп. 1. Д. 5468.
  14. ЦГА РД. Ф-491. Оп. 8. Д. 100.

English

  1. Aksenenok G. A., Grigorev V. K., Pjatnickij P. P. Kolhoznoe pravo. , 1950. URL: http://istmat.info/node/23721. (data obrashhenija 22.03.2017)
  2. Amirhanova M.M. Trudovoj podvig zhenshhin Dagestana v gody vojny // Narody Kavkaza v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg.: Materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii, posvjashhennoj 60-letiju Pobedy sovetskogo naroda v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg. Mahachkala: IIAJe DNC RAN, 2005. S. 258-260.
  3. Detstvo, opalennoe vojnoj. Dagestan. 1941-1945 gg. Vospominanija / IIJeA DNC RAN. Mahachkala: «Mavraev», 2015. 464 s.
  4. Dibirov G.Sh. Rol’ radioveshhanija v patrioticheskom vospitanii naselenija Dagestana v gody Velikoj Otechestvennoj vojny 1941-1945 gg. // 65-letie Pobedy v Velikoj Otechestvennoj vojne: dagestancy na fronte i v tylu. Materialy respublikanskoj nauchnoj konferencii. Mahachkala: Izdatel’stvo «Nauka DNC», 2010. S. 109-114.
  5. Kajmarazov G.Sh., Kerimov I.K., Kojstinen G.S., Meleshko A.G. Dagestan v gody Velikoj Otechestvennoj vojny 1941-1945 gg. Mahachkala: Dagestanskoe knizhnoe izdatel’stvo, 1963. 470 s.
  6. Kakagasanov G.I. Rol’ organov vlasti i upravlenija Respubliki Dagestan v prieme i razmeshhenii jevakuirovannyh predprijatij, naselenija i prodovol’stvija v 1941-1943 gg. // Vestnik instituta IAJe DNC RAN. Mahachkala, 2010. № 2. S. 33-40.
  7. Krinko E.F. Kartochnaja sistema i reglamentacija potreblenija sovetskih grazhdan v 1941–1945 gg. // Sums’kij іstoriko-arhіvnij zhurnal. 2012. № XVI-XVII. S. 149-155.
  8. Narody Dagestana v gody Velikoj Otechestvennoj vojny 1941-1945 gg. (Dokumenty i materialy). Mahachkala: Tipografija «DNC RAN», 2005. 776 s.
  9. Orlov I.B. Kartochnoe snabzhenie v 1941-1943 gg.: raschety i proschety // Sovremennye problemy servisa i turizma. 2010. №3. S. 36-42.
  10. Postanovlenie SNK SSSR i CK VKP (b) ot 7 aprelja 1942. URL: http://istmat.info/node/23721. (data obrashhenija 07.03.2017)
  11. Safaraliev M.S. Rol’ kul’turno-prosvetitel’skih uchrezhdenij v voenno-patrioticheskom vospitanii trudjashhihsja Dagestana v gody Velikoj Otechestvennoj vojny // Narody Kavkaza v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg.: Materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii, posvjashhennoj 60-letiju Pobedy sovetskogo naroda v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg. Mahachkala: IIAJe DNC RAN, 2005. S. 289-291.
  12. Central’nyj Gosudarstvennyj arhiv Respubliki Dagestan (dalee – CGA RD). F. p-1. Op.1. 4949.
  13. CGA RD. F. p-1. Op. 1. D. 5468.
  14. CGA RD. F-491. Op. 8. D. 100.

Оставить комментарий