Первая сессия Приамурского Народного Собрания (июль – декабрь 1921 г.)

Копейка золотом - денежный знак Земского Приамурского Края

Аннотация

В статье рассматривается работа депутатов Приамурского Народного собрания во время первой парламентской сессии в 1921 г. Цель автора статьи состоит в исследовании деятельности Народного собрания в июле-декабре 1921 г. Автор ставит перед собой следующие задачи: рассмотреть заседания первой сессии Народного собрания; выявить основные вопросы, стоящие на повестке парламента в июле–декабре 1921 г.; охарактеризовать отношения между проправительственным большинством и оппозицией в Народном собрании, а также между депутатами и Временным Приамурским правительством. Показано, что на первых заседаниях Народного собрания депутаты, не имея возможности заниматься рассмотрением законопроектов, уделили основное внимание декларации председателя Совета управляющих ведомствами и огласили программы фракций. Оппозиционные фракции во время первой сессии пытались повлиять на политику правительства С.Д. Меркулова с помощью депутатских запросов. Проправительственное большинство в Народном собрании отклоняло все инициативы оппозиции, направленные против правительства. Наиболее резонансные события в Приморье обсуждались депутатами на заседаниях парламента. В связи с началом Хабаровского похода и отказом правительства С.Д. Меркулова от сотрудничества с Советом несоциалистического съезда, проправительственное большинство в парламенте распалось. Автор приходит к выводу, что Приамурское Народное собрание в первой сессии вместе с законотворческой работой большое внимание уделяло политическому состоянию Приамурского государственного образования. Парламент в 1921 г. прошел путь от борьбы проправительственного большинства с оппозицией до объединения всех сторонников отставки С.Д. Меркулова с целью переформирования Временного Приамурского правительства и расширения полномочий представительного органа власти.

Ключевые слова и фразы: Приамурское Народное собрание, Временное Приамурское правительство, Приамурское государственное образование, Приморская область, гражданская война на Дальнем Востоке России.

Annotation

The first session of the Amur People’s Assembly (july–december 1921).

The article deals the work of deputies of the Priamursky National assembly during the first parliamentary session in 1921. The purpose of the author is to study the activity of the National Assembly in July and December 1921 For the decision targets the following tasks: to consider the meeting of the first session of the National Assembly; identify the main issues on the agenda of the Parliament in July-December 1921; to characterize the relationship between the pro-government majority and the opposition in the National Assembly, as well as between the deputies and the Provisional Priamursky government.

It is shown that at the first meeting of the National assembly deputies, not being able to engage in consideration of bills focused on the declaration of the Chairman of the Council of Governors of departments and factions announced program. Opposition factions have tried to influence the policy of the government during the first session of the S.D. Merkulova using parliamentary inquiries. The pro-government majority in the National assembly rejected all the initiatives of the opposition against the government. The most resonant events in Primorye deputies discussed at meetings of the parliament. In connection with the start of the campaign and the Khabarovsk government’s refusal to S.D. Merkulov of cooperation with the Council of the non-socialist congress, pro-government majority in the parliament collapsed. It is concluded that the Priamursky National assembly in the first session with the legislative work has paid great attention to the political of the Priamursky state formation. Parliament in 1921 passed a way of fighting the pro-government majority and the opposition to unite all supporters of the resignation S.D. Merkulov with a view to the reorganization of the Provisional Priamursky government and the empowerment of the representative body of power.

Key words and phrases: Priamursky National assembly, Provisional Priamursky government, Priamursky state formation, Primorye region, the civil war in the Far East of Russia.

О публикации

Авторы: .
УДК 94 (47).
DOI 10.24888 / 2410-4205-2017-11-2-134-142.
Опубликовано 29 июня года в .
Количество просмотров: 43.

Одной из особенностей гражданской войны на Дальнем Востоке России в 1918–1922 гг. являлось существование нескольких региональных представительных органов власти. В период с июля 1921 г. по конец мая 1922 г. во Владивостоке действовало Приамурское народное собрание, изучению которого посвящены отдельные моменты в исследованиях дальневосточных историков. В монографиях В.В. Сонина, В.Ю. Куцыго, Ю.Н. Ципкина и Д.А. Ляхова, исследовавших заключительный период гражданской войны на Дальнем Востоке, даны характеристики Положения о выборах в Приамурское Народное собрание и Положения о Народном собрании, показаны аспекты деятельности парламента, связанные с взаимоотношением с правительством в 1921–1922 гг., позиции фракций по основным вопросам внутренней политики, а также выявлены причины конфликта между правительством и депутатами, приведшего к политическому кризису июня 1922 г. [16; 17; 20; 22]

Пришедшее к власти во Владивостоке в конце мая 1921 г. Временное Приамурское правительство под руководством С.Д. Меркулова низложило Приморское областное управление ДВР. Приморское областное Народное собрание – представительный орган власти Приморской области, отказавшееся признать правительство С.Д. Меркуловым законным, – было распущено. Новая верховная власть осознавала, что для легитимации своего режима и поддержки иностранных держав, необходимо иметь представительный орган власти с законодательными полномочиями, избранный на всеобщих выборах.

Еще в марте 1921 г. съезд несоциалистических организаций Дальнего Востока, который в мае 1921 г. «передаст власть» Временному Приамурскому правительству, высказался за создание «законодательного народно-представительного собрания», избранного на основе всеобщих, равных, прямых и тайных выборов [18, с. 55]. Согласно Положению о Приамурском Народном собрании, депутаты осуществляли законодательную власть совместно с правительством. Закон вступал в силу после его принятия Народным собранием и одобрения правительством [21, с. 189–191].

Положение закрепляло права и обязанности Приамурского Народного собрания, такие как: рассмотрение и принятие законов (кроме вопросов, касающихся верховной власти и пр.); участие в надзоре за управлением; создание парламентских комиссий; рассмотрение политических трактатов и торговых договоров с иностранными государствами; рассмотрение бюджета, налогов, пошлин, повинностей, новых займов и размеров эмиссий [17, с. 114–115].

Победу на выборах в Приамурское Народное собрание одержали проправительственные силы. К середине октября 1921 г. в Народном собрании состояло 74 депутата: к правой группе принадлежало 43 члена Народного собрания (20 национал-демократов, 7 несоциалистов, 8 беспартийных крестьян, 7 казаков и 1 «дикий»); к группе центра относилось 17 депутатов (1 прогрессивный демократ, 1 кадет, 7 членов крестьянской трудовой партии и 8 членов фракции демократического союза) и к левой группировке относилось 14 парламентариев (4 эсера и 10 членов крестьянской фракции) [8, с. 3]. Обладая абсолютным большинством в Народном собрании, проправительственные депутаты могли принимать законопроекты без какого-либо сотрудничества с парламентской оппозицией.

Первая сессия Приамурского Народного собрания продолжалась с июля по декабрь 1921 г. Парламентская сессия прошла в борьбе оппозиции с проправительственным большинством, которая продолжалась с самого начала работы депутатов и до конца ноября 1921 г.

Торжественное открытие Приамурского Народного собрания состоялось 21 июля 1921 г. Заседание открыл старейший депутат А.А. Кропоткин, объявив о наличии кворума в 50 парламентариев. С речью выступил С.Д. Меркулов, заявивший, что правительство ради спасения Приморья будет работать совместно с Народным собранием, первой задачей которого станет разработка Положения о выборах в Учредительный съезд – представительный орган, который планировалось созвать для избрания верховной власти и определения политического режима в Приморье. Как выяснилось позже, на первом заседании присутствовало только около 40 депутатов [3, с. 2]. На следующих заседаниях явка депутатов возросла в связи с приездом во Владивосток новых депутатов из районов.

В Народном собрании были образованы постоянные парламентские комиссии: хозяйственно-распорядительная, по запросам, по наказам, ревизионная и др. Новые комиссии создавались депутатами по мере необходимости [16, с. 87; 22, с. 85].

Задача проправительственного большинства заключалась в поддержке всех решений правительства С.Д. Меркулова, принятии внесенных правительством и Советом управляющих ведомствами законопроектов и отклонении внесенных предложений и запросов оппозиции. Оппозиционные депутаты в парламенте намерены были добиваться права формирования Совета управляющих и его ответственности перед Народным собранием, соблюдения законности правительством и решения других важных проблем Приморья.

26 июля 1921 г. на втором заседании парламента председателем Приамурского Народного собрания был избран К.Т. Лихойдов. Касаясь выборов президиума, депутат С.Н. Николаев от имени фракции социалистов-революционеров заявил, что Народное собрание не может претендовать на то, чтобы именоваться подлинным выразителем воли населения, так как от участия в выборах уклонилось 80% населения. Председатель фракции эсеров Ф.С. Мансветов отметил, что его фракция не признает Народное собрание парламентом [13, л. 2 об.–3]. После избрания президиума перед депутатами выступил председатель Совета управляющих ведомствами В.С. Колесников.

В своей декларации В.С. Колесников заявил, что он, как председатель Совета управляющих ведомствами, признает полную ответственность Совета перед Народным собранием. Председатель Совета сообщил депутатам, что он будет работать только при полном доверии правительства и Народного собрания и известил членов Народного собрания, что если после декларации депутаты выразят ему доверие, то он немедленно приступит к формированию кабинета Совета управляющих ведомствами, а если депутаты откажут ему в доверии, то он подаст заявление об отставке [13, л. 14 об.]. Против создания коалиционного Совета управляющих ведомствами категорически выступил С.Д. Меркулов [22, с. 85]. Обсуждению декларации председателя Совета депутаты посвятили заседания с 4 по 10 августа 1921 г., которые фракции использовали для заявлений о своих целях в Народном собрании и своем отношении к парламенту.

4 августа 1921 г. член крестьянской фракции П.Л. Назаренко заявил, что фракция будет стремиться объединить Дальний Восток в демократическую республику, возглавляемую Народным собранием, избранным по закону 1917 г. [17, с. 117–118] Эти требования фракция предложила принять депутатам как формулу перехода, с включением пункта об ответственности Временного Приамурского правительства перед Народным собранием. От имени фракции демократического союза С.Ф. Знаменский предложил подтвердить факт ответственности председателя Совета управляющих ведомствами перед Народным собранием, так как заявление В.С. Колесникова исходило от него самого, и следующий председатель Совета управляющих мог уже не отчитываться перед парламентом [13, л. 49–49 об.].

На заседании Народного собрания 5 августа 1921 г. депутат С.Н. Николаев зачитал декларацию фракции эсеров. В ней указывалась причина участия партии в выборах: по мнению эсеров, революционная демократия должна использовать все средства и методы борьбы с реакцией и признавала бойкот «добровольным отказом трудящихся от лишнего средства борьбы с реакцией». Национал-демократ Д.И. Густов отметил, что, благодаря ответственности Совета управляющих ведомствами перед Народным собранием, «будет поддержано реальное соотношение сил и можно будет влиять на государственный ход жизни». Депутат вместе с тем выразил недоумение фактом, что комиссии Народного собрания не получили ни одного законопроекта. Представитель фракции несоциалистического съезда П.В. Оленин подверг критике председателя Совета управляющих ведомствами за финансово-экономическую часть декларации, переговоры с лидерами забастовщиков и пр., предложив не выносить ни доверия, ни недоверия Совету управляющих ведомствами [13, л. 67–74 об.].

Член фракции, стоящей на платформе несоциалистического съезда, С.М. Широкогоров на заседании 9 августа 1921 г. заявил, что главной задачей фракции виделась разработка закона об Учредительном съезде [17, с. 119]. Член фракции крестьянской трудовой партии А.Г. Соболев отметил, что, по его мнению, парламентаризм не скоро водворится в России из-за неподготовленности к нему населения. Единственное спасение края, по мнению А.Г. Соболева, находилось в единении членов Народного собрания, которые должны были заниматься не болтовней и партийными дрязгами, а работой [6, л. 81–88 об.]. 10 августа 1921 г. кадет Л.А. Кроль и прогрессивный демократ Э.И. Синкевич высказались за политическую ответственность Совета управляющих ведомствами перед депутатами [4, с. 2]. Без участия в голосовании представителей оппозиции была принята формула национал-демократов, где отмечалось, что Совет управляющих ведомствами, заявив об ответственности перед Народным собранием, «стоит на верном пути устроения края на демократических и национальных началах» [5, с. 2]. Заручившись поддержкой большинства депутатов, Совет управляющих ведомствами проводил целиком проправительственную политику.

Первые законопроекты поступили в Приамурское Народное собрание на шестом очередном заседании 9 августа 1921 г. На том же заседании представитель фракции демократического союза М.Н. Павловский поставил в вину правительству бездеятельность Народного собрания из-за невнесения законопроектов в парламент. П.В. Оленин в защиту правительства отметил тот факт, что Народное собрание всего три дня назад до заседания избрало комиссию по законодательным предположениям, а также то, что сами депутаты не внесли ни одного законопроекта [6, л. 75, 93–96 об.]. 30 августа 1921 г. председатель Совета управляющих ведомствами заверил депутатов, что законы, принятые с 26 мая по 21 июля 1921 г., будут внесены в Приамурское Народное собрание [10, л. 11].

С целью поставить военную и внешнеполитическую сферу деятельности правительства под контроль Народного собрания, фракция демократического союза 16 августа внесла в повестку вопрос об образовании военно-морской и по иностранным делам комиссий. Отдельные члены проправительственного большинства осознавали необходимость создания комиссий. Так, депутат национал–демократической фракции Д.И. Густов на том же заседании высказался за учреждение комиссий [7, с. 2]. Данный вопрос будет подниматься оппозицией практически на каждом заседании и отвергаться большинством депутатов вплоть до создания комиссий в первой половине 1922 г.

Наиболее важным средством демонстрации депутатами своего отношения к внутренней политике Временного Приамурского правительства являлись запросы управляющим ведомствами. Большинство запросов вносились оппозиционными фракциями и касались наиболее резонансных событий в жизни Приамурского государственного образования.

10 августа 1921 г. фракция эсеров внесла запрос об аресте трех рабочих Дальневосточного завода. На следующем заседании Л.А. Кроль предложил передать вопрос об аресте рабочих в комиссию по запросам, но это предложение было отвергнуто проправительственным большинством [6, с. 2]. Большинство запросов все же доходили до комиссии, и управляющим ведомствами приходилось отвечать на них. Следует отметить, что оппозиционные депутаты от эсеров С.Н. Николаев и Ф.С. Мансветов и от демократического союза М.К. Павловский привлекались к суду за размещение антиправительственных материалов в редактируемых ими газетах [16, с. 93–94].

Важной проблемой, волновавшей население Приморья, являлись набеги хунхузов. 23 августа 1921 г. В.С. Колесников, отвечая на вопрос казачьей фракции о борьбе с хунхузничеством, заявил, что Советом управляющих ведомствами ведется работа по пересмотру соглашения с японцами от 29 апреля 1920 г., так как правительство получило от японцев недостаточное количество оружия для милиции. Через месяц, 21 октября 1921 г., депутаты вновь отправили запрос председателю Совета управляющих ведомствами по поводу увода хунхузами гражданского населения. Депутаты в своих выступлениях обращали внимание на поведение японских войск, которые, по их мнению, должны были защищать население от набегов хунхузов [6, л. 98; 12, л. 3–14]. Если в действиях против хунхузов оппозиция и проправительственное большинство могли найти точки соприкосновения, то в других вопросах оппозиция резко критиковала действия правительства и Совета управляющих ведомствами.

Столкновение во Владивостоке на Эгершельде между Союзом грузчиков и Владивостокской трудовой артелью в сентябре 1921 г. привело к созданию парламентской комиссии для расследования произошедших событий [1, с. 438–439]. Народное собрание признало наличие бездействия властей в произошедшем конфликте и совершенную недопустимость применения оружия со стороны артели для защиты своих экономических интересов.

Резкую критику оппозиции вызвало введение правительством цензуры. По вопросу о незакономерных действиях цензуры на заседании Народного собрания 23 сентября 1921 г. выступил Л.А. Кроль. Рассматривая «Закон о неуважении к власти», депутат заметил, что цензура в России была отменена в 1906 г. и ее введение в 1921 г. является нонсенсом. Л.А. Кроль заявил, что по содержанию закона можно вынести суждение, что закон защищает не государство, а определенную группу лиц. Выступая 21 октября 1921 г., Л.А. Кроль в своей длинной речи отметил, что введение цензуры усугубит положение Приамурского государственного образования на международной арене, в том числе и на предстоящей Вашингтонской конференции [11, л. 7–8; 12, л. 15–36]. В итоге, запрос о цензуре печати был отклонен большинством депутатов.

Парламентарии рассматривали и незаконные операции членов правительства. 23 сентября 1921 г. депутаты разбирали запрос управляющему военно-морским ведомством и управляющему финансовым ведомством о поставках предполагаемым сыном Н.Д. Меркулова, Н.Н. Меркуловым, табака, курительной бумаги и спичек интендантству без официального договора. Эсер С.Н. Николаев в своем выступлении заявил, что должен существовать договор между Н.Н. Меркуловым и интендантством о поставках товара, иначе бы это было семейной сделкой. С.Н. Николаев не нашел в официальном печатном органе правительства «Вестник Временного Приамурского правительства» договора, что, по его мнению, свидетельствовало о незаконности сделки, так как не были соблюдены формальные требования о торгах на поставки [11, л. 31, 35–38, 43]. Запрос был передан в комиссию Народного собрания.

Народное собрание обращало свое внимание и на тяжелое положение жителей сельской местности. 20 сентября 1921 г. депутаты внесли в Совет управляющих запрос по поводу задержки жалования учителям, связанный с деятельностью депутата и особоуполномоченного Никольск-Уссурийского уезда Н.И. Кузьмина [11, л. 43]. Действия Н.И. Кузьмина не повлекли за собой какой-либо ответственности, но весной 1922 г. его вновь обвинят в превышении полномочий и большинство депутатов поддержат запрос оппозиции.

К своей основной задаче – рассмотрению закона об Учредительном съезде – Приамурское Народное собрание приступило только 23 сентября 1921 г., после внесения законопроекта правительством. Учитывая важность будущего Учредительного съезда, депутаты единогласно решили не передавать законопроект в комиссию законодательных предположений, а избрать для рассмотрения данного закона особую комиссию, выборы в которую должны были состояться в ближайших заседаниях [11, л. 1–4]. Комиссия была избрана 7 октября 1921 г.

В правительственной редакции закон об Учредительном съезде предусматривал выборы от дальневосточных областей (Приморской, Амурской, Сахалинской и Камчатской), но комиссия постановила произвести выборы в Учредительный съезд на территории фактически подвластной Временному Приамурскому правительству. Национал-демократы предложили до создания единого Всероссийского правительства объявить Приамурскую государственность автономной и выработать конституцию. После разработки конституции съезд приступил бы к решению вопроса о верховной власти. Оппозиция выступила против этого предложения, считая, что главная задача Народного собрания – это разработка закона о выборах в Учредительный съезд [9, с. 3]. В комиссии возобладало мнение оппозиции. Окончательно законопроект об Учредительном съезде депутаты разработают к маю 1922 г.

Оппозиция ставила в вину Совету управляющих ведомствами нарушение прав парламента. 17 октября 1921 г. депутаты внесли запрос по факту издания правительством 10 октября 1921 г. указа № 49, согласно которому отменялось постановление Временного Сибирского правительства от 16 июля 1918 г. и восстанавливалось действие Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия Свода законов Российской империи.

Депутаты исходили из Положения о Народном собрании, по которому ни один закон не мог войти в силу без его принятия парламентом. Председатель Совета управляющих ведомствами ответил на данный запрос 18 ноября 1921 г. Он признал, что нарушил порядок законодательной инициативы, использовав это право в экстраординарном порядке. Председатель Совета управляющих заявил, что мог использовать право о перерыве сессии, но не стал этого делать, что указ № 49 по всем правилам внесен в Народное собрание в двухнедельный срок и законодательные права парламента не нарушены, так как указ № 49 получит юридическую силу только после его принятия депутатами [10, л. 1–4].

21 октября 1921 г. в связи с отказом К.Т. Лихойдова от должности председателя Народного собрания состоялись выборы нового председателя. За пост боролись два кандидата – от национал-демократов Н.А. Андрушкевич и от фракции несоциалистов А.А. Чудаков. Н.А. Андрушкевич (получил 37, его соперник 18 голосов) стал новым председателем Народного собрания [12, л. 2–3].

Действия депутатов, направленные против политики С.Д. Меркулова, оказали влияние даже на членов правительства. Как отмечал в 1922 г. в своем докладе Земскому собору член правительства Е.М. Андерсон, переход части проправительственного большинства на сторону оппозиции сказался на работе правительства с Народным собранием. В ноябре 1921 г. в правительстве поднимался вопрос о необходимости роспуска Приамурского Народного собрания, но против данного решения выступили трое членов правительства, которые настаивали на примирении с парламентским большинством, в результате чего Народное собрание продолжило свою работу [15, л. 90–91 об.].

Начало боевых действий с Дальневосточной республикой, недовольство депутатов тем, что Хабаровский поход подготовлялся без их ведома, и отказ правительства С.Д. Меркулова считаться с лидерами проправительственного большинства в Народном собрании привели к объединению действий оппозиции и бывшего проправительственного большинства против Временного Приамурского правительства.

Рассматривая деятельность Приамурского Народного собрания на Земском соборе в августе 1922 г., С.Д. Меркулов заявил, что в течение первых 6–7 месяцев работы Народное собрание, благодаря созданному проправительственному большинству, действовало вместе с правительством против оппозиции. К концу данного периода оппозиция была побеждена. Однако после победы проправительственное большинство пошло по пути оппозиции. Главной причиной такого поведения стало недовольство Совета второго несоциалистического съезда правительством и его претензии на власть. После отказа правительства от вмешательства Совета съезда в вопросы управления Приморья, члены Совета перенесли борьбу с правительством в Приамурское Народное собрание и действовали на заседаниях парламента совместно с оппозицией [14, л. 85–86].

Лидеры проправительственного большинства – Н.А. Андрушкевич, К.Т. Лихойдов и др. – входили в созданный в июне 1921 г. Совет второго несоциалистического съезда. После того, как К.Т. Лихойдов стал управляющим ведомством финансов, то, по данным Вс.Н. Иванова, начались бесконтрольные и бездокументальные выдачи денежных средств Совету. Вопрос о выходе ставленников Совета из состава Совета управляющих ведомствами стал поводом для первой распри между Народным собранием и правительством [19, с. 2]. Отказавшись идти на соглашение с лидерами Совета несоцсъезда, С.Д. Меркулов потерял поддержку большинства парламентариев.

Нежелание правительства С.Д. Меркулова иметь оппозиционный парламент во время военной операции и возможное образование военно-морской комиссии в Народном собрании стали главными причинами указа о перерыве парламентской сессии. Правительство не могло допустить контроля со стороны депутатов своей деятельности во время Хабаровского похода.

23 декабря 1921 г. правительство приняло указ № 62, согласно которому на основании ст. 9 Положения о Приамурском Народном собрании объявилось о перерыве занятий парламента с 30 декабря 1921 г. по 15 февраля 1922 г. [2, с. 1] Отказавшись подчиняться указу о роспуске, Народное собрание объявило о перерыве работы без прекращения деятельности парламентских комиссий. Конфликт между парламентом и правительством разрешится только в 31 мая 1922 г. роспуском С.Д. Меркуловым Народного собрания.

Из вышеизложенного, следует, что деятельность Приамурского Народного собрания в первую парламентскую сессию характеризовалась борьбой проправительственного большинства с оппозицией. Парламент принимал все законопроекты, внесенные правительством и Советом управляющих ведомствами. Оппозиция пыталась повлиять на внутреннюю политику путем внесения депутатских запросов. Кроме основной своей деятельности – рассмотрения и принятия законопроектов, – парламентарии старались оказать влияние на внутреннюю политику правительства. Представительный орган власти проявлял интерес к проблемам населения Приморья, но не мог приступить к их решению, не обладая контролем над исполнительной властью. Результаты работы первой сессии Народного собрания нельзя считать плодотворными. Проправительственное большинство отклонило все разумные предложения оппозиции, не был принят закон об Учредительном съезде, а правительство к концу 1921 г. перестало считаться с депутатами.


Список литературы / References

На русском

  1. Болдырев В.Г. Директория. Колчак. Интервенты: Воспоминания (Из цикла «Шесть лет» 1917–1922 гг.); под. ред., с предисл. и примеч. В.Д. Вегмана. Новониколаевск: Сибкрайиздат, 1925. 102 с.
  2. Вестник Временного Приамурского правительства. Владивосток. 1922. 12 января.
  3. Голос Родины. Владивосток. 1921. 22 июля.
  4. Голос Родины. Владивосток. 1921. 11 августа.
  5. Голос Родины. Владивосток. 1921. 12 августа.
  6. Голос Родины. Владивосток. 1921. 14 августа.
  7. Голос Родины. Владивосток. 1921. 18 августа.
  8. Голос Родины. Владивосток. 1921. 18 октября.
  9. Голос Родины. Владивосток. 1921. 10 ноября.
  10. Государственный архив Приморского края (далее – ГАПК). Ф. Р-1495. Оп. 1. Д. 6.
  11. ГАПК. Ф. Р-1495. Оп. 1. Д. 8.
  12. ГАПК. Ф. Р-1495. Оп. 1. Д. 13.
  13. ГАПК. Ф. Р-1495. Оп. 1. Д. 25.
  14. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-5194. Оп. 1. Д. 3.
  15. Государственный архив Хабаровского края. Ф. Р-1058. Оп. 1. Д. 3.
  16. Куцый В.Ю. Внутренняя контрреволюция в Приморье. 1920–1922 гг. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1992. 345 с.
  17. Ляхов Д.А. Небольшевистские модели политического устройства Дальнего Востока России (конец 1919–1922 гг.). Хабаровск: Хабаровский краевой музей им. Н.И. Гродекова, 2015.
  18. Ляхов Д.А. Съезд несоциалистических организаций Дальнего Востока. Попытка консолидации антибольшевистских сил Приморья // Россия и АТР. 2007. № 4. С. 54–58
  19. Приамурье. Владивосток. 1922. Июль. № 1.
  20. Сонин В.В.«Приамурское» буржуазное государственное образование («черный» буфер) и крах политики и практики контрреволюции в Приморье (май 1921–октябрь 1922 гг.). Владивосток, 1974. 133 с.
  21. Сонин В.В. Дальневосточная конституционная модель (1920–1922) // Дальний Восток России в период революций 1917 года и гражданской войны: Сб. науч. статей. (Материалы к 1-й книге 3-го тома «Истории Дальнего Востока России»), Владивосток: ДВО РАН, 1998. С. 178–195
  22. Ципкин Ю.Н. Белое движение на Дальнем Востоке (1920–1922 гг.). Хабаровск: ХГПУ, 1996. 234 с.

English

  1. Boldyrev V.G. Direktorija. Kolchak. Interventy: Vospominanija (Iz cikla «Shest’ let» 1917–1922); pod. red., s predisl. i primech. V.D. Vegmana. Novonikolaevsk: Publ. Sibkrajizdat, 1925.
  2. Vestnik Vremennogo Priamurskogo pravitel’stva. Vladivostok. 1922. 12 janvarja.
  3. Golos Rodiny. Vladivostok. 1921. 22 ijulja.
  4. Golos Rodiny. Vladivostok. 1921. 11 avgusta.
  5. Golos Rodiny. Vladivostok. 1921. 12 avgusta.
  6. Golos Rodiny. Vladivostok. 1921. 14 avgusta.
  7. Golos Rodiny. Vladivostok. 1921. 18 avgusta.
  8. Golos Rodiny. Vladivostok. 1921. 18 oktjabrja.
  9. Golos Rodiny. Vladivostok. 1921. 10 nojabrja.
  10. Gosudarstvennyj arhiv Primorskogo kraja (GAPK). F. R-1495. Op. 1. D. 6.
  11. GAPK. F. R-1495. Op. 1. D. 8.
  12. GAPK F.R.-1495. Op. 1. D. 13.
  13. GAPK. F. R-1495. Op. 1. D. 25.
  14. Gosudarstvennyj arhiv Rossijskoj Federacii. F. R-5194. Op. 1. D. 3.
  15. Gosudarstvennyj arhiv Habarovskogo kraja. F. R-1058. Op. 1. D. 3.
  16. Kucyj V.Ju. Vnutrennjaja kontrrevoljucija v Primor’e. 1920–1922. Vladivostok: Publ. Izd-vo Dal’nevost. un-ta, 1992.
  17. Ljahov D.A. Nebol’shevistskie modeli politicheskogo ustrojstva Dal’nego Vostoka Rossii (konec 1919–1922). Habarovsk: Publ. Habarovskij kraevoj muzej im. N.I. Grodekova, 2015.
  18. Ljahov D.A. Syezd nesocialisticheskih organizacij Dal’nego Vostoka. Popytka konsolidacii antibol’shevistskih sil Primor’ja. Publ. Rossija i ATR. 2007. No. 4. P. 54–58.
  19. Priamur’e. Vladivostok. 1922. Ijul’. No. 1.
  20. Sonin V.V. «Priamurskoe» burzhuaznoe gosudarstvennoe obrazovanie («chernyj» bufer) i krah politiki i praktiki kontrrevoljucii v Primor’e (maj 1921–oktjabr’ 1922). Vladivostok, 1974.
  21. Sonin V.V. Dal’nevostochnaja konstitucionnaja model’ (1920–1922). Publ. Dal’nij Vostok Rossii v period revoljucij 1917 goda i grazhdanskoj vojny: Sb. nauch. statej. (Materialy k 1-j knige 3-go toma «Istorii Dal’nego Vostoka Rossii»), Vladivostok: DVO RAN, 1998. P. 178–195.
  22. Cipkin Ju.N. Beloe dvizhenie na Dal’nem Vostoke (1920–1922). – Habarovsk: Publ. HGPU, 1996.

Оставить комментарий