На пути к свободе: передовая общественность города Землянска Воронежской губернии в 1905-1907 гг.

Выдача агитационных материалов революционерам

Аннотация

Статья посвящена общественному движению в уездном городе Землянске в революцию 1905-1907 гг. Впервые прослеживается влияние революционных событий тех лет на настроения и поведение передовой части землянского общества. Основное внимание уделяется появлению новых для местной общественности способов ее консолидации: от профсоюзных объединений врачей и учителей до политических партий и организаций (от радикальных до консервативных). Устанавливается особая роль в активизации общественной жизни «тихого» Землянска органов земского самоуправления и его лидеров: А.Г. Хрущова, А.И. Шингарева и П.Я. Ростовцева.

Отмечается вовлечение в местную общественную жизнь представителей всех социальных групп: от дворян до мещан, мужчин и женщин, и, что особенно важно – передовой молодежи: земских служащих, приказчиков и чиновников. Правда, участие последней, в силу свойственного молодым людям радикализма (призывы к решительной борьбе с отжившим режимом, запугивание полицейских чинов, революционная агитация в деревне), привело к росту уровня напряженности в городе и примыкающих к нему слободах из-за опасений терактов и погромов. А вместе с тем вскрылась неготовность местных властей к своевременной локализации и устранению конфликтных ситуаций.

В заключении делается вывод о том, что первая народная революции не привела к каким-то существенным изменения в положении местного общества. Но бурные события 1905-1907 гг., несомненно, способствовали пробуждению в нем духа свободы и сознания своих прав. Провинциальная русская интеллигенция, наконец-то, получила возможность активного участия в обсуждении внутренней политики страны и влиянии на нее через своих наиболее выдающихся представителей, избранных в Государственную думу.

Ключевые слова и фразы: Землянск, революция 1905-1907 гг., интеллигенция, общественное движение, земство, марксистские кружки.

Annotation

On the way to freedom: advanced public of Zemlyansk, Voronezh province in 1905-1907..

The article is devoted to a social movement in the provincial town of Zemlyansk in the revolution of 1905-1907. For the first time, the influence of the revolutionary events of those years on the mood and behavior of the advanced part of the earthly society is traced.The main attention is paid to the emergence of new ways for the local community to consolidate it: from trade unions of doctors and teachers to political parties and organizations (from radical to conservative). A special role is set in activating the social life of the Zemlyansk is assigned to the bodies of zemstvo self-government and its leaders: A.G. Khrushchov, A.I. Shingarev and P.Ya. Rostovtsev.

It is noted that representatives of all social groups were involved in local social life: from noblemen to petty bourgeoises, men and women, and, most importantly, many advanced youth: zemstvo employees, clerks and officials. True, the participation of the latter, due to the radicalism characteristic of young people (calls for a decisive struggle against the obsolete regime, intimidation of police officers, revolutionary agitation in the countryside), led to an increase in the level of tension in the city and adjacent settlements due to fears of terrorist attacks and pogroms. At the same time, the unpreparedness of local authorities to timely localization and elimination of conflict situations was revealed.

In conclusion, the conclusion is drawn that the first people’s revolution did not lead to any significant changes in the life of local society. But the turbulent events of 1905-1907 undoubtedly contributed to the awakening in him of the spirit of freedom and the consciousness of their rights. The provincial Russian intelligentsia, at last, has received an opportunity of active participation in discussion of an internal policy of the country and influence on it through the most outstanding representatives selected in the state duma.

Key words and phrases: Zemlyansk, the revolution of 1905-1907, the intelligentsia, the social movement, zemstvo, Marxist circles.

О публикации

Авторы: .
УДК 94 (470.324).
DOI 10.24888 / 2410-4205-2017-12-3-84-94.
Опубликовано 29 сентября года в .
Количество просмотров: 41.

В современной российской историографии отмечается рост интереса к проблемам российского общества на региональном уровне, в том числе в исторической ретроспективе. И одна из наиболее актуальных тем: первая народная революция и ее влияние на пробуждение общественного самосознания в русской провинции.

Революция 1905 г. началась в Петербурге, но очень быстро охватила всю страну. Не остался в стороне и город Землянск – один из рядовых уездных центров Воронежской губернии. В начале 1905 г. это был тихий провинциальный городок, главную достопримечательность которого составляли четыре православных храма. Население Землянска вместе с пригородами составляло около 5,5 тыс. человек. Это были мещане, купцы, отставные чиновники, но, в основном, конечно, крестьяне, которые занимались торговым огородничеством, снабжая местных жителей продуктами питания.

На рубеже ХIХ-ХХ вв. находящийся в стороне от железных дорог и крупных водных магистралей Землянск практически остановился в своем экономическом развитии. Это был единственный город Воронежской губернии, где отсутствовали промышленные заведения и, соответственно, не было рабочих. Собственного городом он продолжал считаться только благодаря статусу уездного центра.

Начинающий писатель В.М. Бахметьев в рассказе «Кандальник» представил грустную зарисовку из жизни старого, дореволюционного Землянска. «Стоит она среди базарной площади, толстобрюхая, грузная, – тюрьма. Слева – полицейское управление с двуглавым орлом, над парадным входом. Справа – собор, старый, темный, с окнами в железных, как у тюрьмы, решетках. Сто лет тому назад уткнул он золоченый шпиль свой в небо, будто указывая, где счастье человеку искать, да так и зацепенел с немым перстом своим, обращенным в пустую бездну. А вокруг лабазы, лавчонки, двухэтажный трактир с питейным заведением. С утра до ночи торговый шум тут, надсадные выкрики, пьяная ругань… А подальше – кривой строй замызганных домишек мещан, тухлый, на выезде пруд и кладбище в зеленых березах. Парочками гуляют среди могил молодые горожане, любятся, обзаводятся семьями, а потом, выполнив незатейливый долг свой перед матерью-природой, укладываются в старости под березками – навеки» [8, с. 359-360].

По свидетельству «передовых» современников, еще в самом начале ХХ в. Землянск действительно представлял собой «сонное царство», где интеллигентному человеку, как в известном стихотворении М.Ю. Лермонтова, «и скучно и грустно, и некому руку подать…». Но не будем забывать, что Землянск все-таки являлся центром общественной и культурной жизни уезда. Здесь действовало уездное земство, городское самоуправление, несколько обществ культурно-просветительского характера. Имелись своя больница и аптека, три начальных учебных заведения, две библиотеки, летний клуб в городском саду, где по вечерам играл духовой оркестр и ставились любительские спектакли. Услуги населению предлагали представители более 40 профессий, в том числе: модистки, стекольщики, живописцы, извозчики, часовщики, цирюльники и колбасник [24, с. 177]. Иными словами, Землянск не был «медвежьим» уголком. Да и располагался он всего в 45 верстах к северо-западу от Воронежа, а, следовательно, здешний «оппозиционный элемент» обладал определенными преференциями для развития.

Общественным движением в Землянске в революцию 1905-1907 гг. первыми заинтересовались местные краеведы во второй половине 1950-х гг. Тогда Землянск был уже селом, но сохранял статус районного центра. Здесь находилось педагогическое училище, выходила районная газета «Землянская правда», с 1966 г. начал работу школьный краеведческий музей. Представители этих учреждений (А.Ф. Артамонов, О.Г. Ласунский, Г.Р. Анохина и др.) и занялись сбором материалов по интересующей нас тематике.

В советское время внимание исследователей общественного движения было, в основном, сосредоточено на партии большевиков. А как раз в Землянске в годы первой русской революции возникло как минимум два кружка молодежи, сочувствующей «искровцам». Неслучайно именно им — «главным» землянским революционерам (В.М. Бахметьеву, Н.М. Ростовцевой, Н.А. Гудкову и др.), было посвящено большинство статей [5; 9; 23]. Основным источником для их написания послужили воспоминания упомянутых выше землянцев, собранные Галиной Анохиной в школьной «Летописи села Землянска», а также документальные материалы, опубликованные в 1955 г. в сборнике «Революционное движение в Воронежской губернии 1905-1907 гг.» [2]. Все последующие публикации о землянских социал-демократах будут основываться на этих источниках [6; 24; 34].

Настоящий прорыв в изучении общественной жизни Землянска начала ХХ в. произошел только в 2000-е гг., когда этой проблематикой заинтересовались современные российские историки и краеведы (А.Н. Акиньшин, П.А. Попов, М.Д. Карпачев, А.А. Куцеволов, Н.О. Баранова и др.) [4; 6; 21; 22]. Особо следует выделить труды М.Е. Разинькова, который впервые ввел в оборот источники, характеризующие участие в этом движении кадетов и эсеров, а также представителей уездного земства и ряда общественных организаций [31]. Однако до сих пор в литературе отсутствует обобщающее исследование, специально посвященное деятельности в Землянске различных политических партий и обществ в период революции 1905-1907 гг.

Постараемся проследить влияние революционных событий тех лет на настроения и поведение землянской общественности и, в частности, установить, какие новые формы общественного протеста появились в Землянске в «эпоху перемен», кто был их движущей силой и как все это отразилось на жизни землянского общества.

О начале революции, точнее о событиях 9 января 1905 г. в С.-Петербурге, в Землянске благодаря телеграфу стало известно уже на следующий день. Нельзя сказать, что для всех землянцев это была полнейшая неожиданность. О нарастании в стране революционного движения знали и уездные власти (по долгу службы) и представители местной интеллигенции, причем те и другие, конечно, не только из газет. Еще в 1903 г. в Землянске, как и в других уездных городах губернии, появилась конно-полицейская стража (для подавления крупных крестьянских волнений). Для нее был снят отдельный дом и во дворе устроена конюшня. В Государственном архиве Воронежской области сохранились поименные списки этих стражников и даже клички их лошадей (Воин, Вулкан, Гитара, Гроза, Гусар и т.д.) [13, л. 3-6].

Вихри революции достигли Землянска весной 1905 г. Центром «революционного брожения» изначально стало уездное земство. Здесь были свои «гиганты мысли», генерирующие освободительные идеи. Это председатель управы А.Г. Хрущов, санитарный врач земства А.И. Шингарев, а также П.Я. Ростовцев, возглавлявший Землянскую земскую управу в 1889-1894 гг., а позже занимавший пост заместителя председателя губернской земской управы.

О Петре Ростовцеве как одном из лидеров воронежских кадетов и депутате Первой Государственной думы стоит сказать особо. Революцию 1905 года он встретил в Воронеже, присутствовал на революционных митингах, где выдвигались требования политических свобод. Часто бывал в родном Землянске, где у него (купца 2-й гильдии) оставалась часть семейного бизнеса. С участием Ростовцева Землянская земская управа быстро превращается в место собраний свободолюбивой интеллигенции. Все это подробно зафиксировано в протоколах жандармского ведомства [21, с. 49].

В мае 1905 г. Землянский санитарный совет – главный на тот момент очаг свободомыслия, по инициативе земцев Александра и Константина Хрущовых (родных братьев) поддержал мартовскую резолюцию всероссийского Пироговского съезда, предложившего для улучшения медицинского обеспечения населения полностью изменить государственный строй России [31, с. 63].

Через некоторое время к врачам присоединились и учителя Землянского уезда. Пробуждению их политической активности способствовало образование сначала Всероссийского учительского союза (апрель), а потом его отделения в Воронеже (июнь). Требование общественных преобразований было поддержано и на общем собрании земских служащих Землянска в июне 1905 г. [31, с. 54-55].

Образование профессиональных союзов – это далеко не единственная форма консолидации передовой общественности. В первую русскую революцию возрождается и так называемое женское освободительное движение. Так, в июле 1905 г. в Землянске возникает «Союз русских женщин», где наиболее заметную роль играла княгиня М.Н. Сумбатова — жена князя А.И. Сумбатова-Южина, известного актера, драматурга и театрального деятеля [31, с. 64]. Семье Сумбатовых принадлежало имение в с. Малая Покровка Землянского уезда.

1 августа в Землянской земской управе было созвано очередное заседание санитарного совета с участием А.Г. Хрущова, А.И. Шингарева и П.Я. Ростовцева. По заявлению доносчика, собравшиеся занимались «исключительно обсуждением незаконных действий администрации» (обыски и арест земского врача К.Г. Хрущова, кстати, дворянина по происхождению за «подстрекательство» крестьян Землянского уезда к аграрным беспорядкам) и «рассмотрением своего проекта государственного переустройства, каковой проект с протестом против действий администрации и решили внести на обсуждение предстоящего экстренного земского собрание». При этом было условлено, что если председатель собрания Л.Н. Бочаров не допустит их протест к обсуждению, то забастуют и весь состав уездной управы, и все медики уезда [4].

Обсуждение проекта об усовершенствовании «государственного благоустройства» состоялось 27 августа 1905 г. По его итогам с подачи председателя управы А.Г. Хрущова было принято постановление: «ввиду обнародования положения об учреждении Государственной думы, признать желательным устройство совещаний земских деятелей с крестьянами по поводу предстоящей реформы» [31, с. 87]. Кроме того, по предложению гласного П.Я. Ростовцева собрание выразило сочувствие гласному Константину Хрущову по поводу его ареста и заключения в тюрьму [16, л. 5].

Мы рассмотрели проявление легальных форм протеста в виде постановлений различных общественных собраний. Но параллельно с ними в Землянске зарождалась деятельность и нелегальных общественно-политических организаций.

По воспоминаниям Н.А. Гудкова, первый в Землянске социал-демократический кружок возник в 1904 г. под руководством Н.М. Ростовцевой — племянницы П.Я. Ростовцева [3, л. 44]. Та же дата выбита на мемориальной доске на бывшей усадьбе купцов Ростовцевых. Однако в 1904 г. Ростовцева еще училась в старших классах Воронежской Мариинской гимназии. На самом деле кружок был организован учительницей местной приходской школы В.И. Кузьминой летом 1905 г. Этой точки зрения придерживаются и другие историки [6, с. 220, 221; 11, с. 90].

Первоначально деятельность кружка носила просветительский характер. Его члены (местные мещане А.С. Баев, Н.А. Гудков, И.Т. Кашпаров, М.М. Подтынников и др.) слушали лекции об основах учения К. Маркса, которые читал сельский врач М.Г. Рафес – участник социал-демократического движения с 1899 г. Собрания проходили по вечерам в здании приходской школы, где Кузьмина прожила в каникулярное время [3, л. 46].

Еще один кружок молодежи, сочувствовавшей марксистским идеям, организовал сын земского служащего В.М. Бахметьев. В кружок вошли его жена М.Ф. Бахметьева (Ильина), М. Нагаев, Ф.А. Шатров (брат композитора) и др. [17, л. 3]. Для ведения печатной пропаганды среди крестьян Бахметьев издавал своеобразный нелегальный «журнал» в пять станиц «Красный лапоть». Помимо пропагандистского материала здесь помещались произведения А.В. Кольцова, И.С. Никитина и самого Бахметьева. Вот одно из его обращений к мятежной деревне:

«Когда на клич рабочих –

“Долой царя, долой!” –

Подымут что есть мочи

Крестьяне голос свой,

Враз рухнет царский строй,

А там – ей-ей – и баре

Окажутся на свале» [7, с. 117-118].

Служащая в земской управе МарияБахметьева печатала на машинке прокламации, которые Владимир Бахметьев самолично разбрасывал по Землянску. Старший стражник В.В. Малюгин в одном из донесений за 1905 г. сообщал, что около Пушкарской слободы им было обнаружено шесть экземпляров прокламаций вслед за проходом встретившегося с ним писца уездной земской управы Бахметьева – местного жителя [9]. Известно также, что Бахметьева хранила в шкафах земской библиотеки нелегальные листовки и брошюры, предназначенные для ее подруги — земского врача с. Поганец Е.В. Городянской [17, л. 3].

Члены этих двух марксистских кружков, безусловно, знали о существовании друг друга. По крайней мере, В.М. Бахметьев входил и в тот, и в другой [23].

В мемуарной литературе среди популяризаторов в Землянске марксистских идей называется также приехавший на лето из Петербурга гимназист Попов. Объединившиеся вокруг него молодые люди (Анна Лимбах, Василий Михайлов, Иван Кашпаров и др.) читали «Искру» и прочую социал-демократическую литературу [33, с. 49].

Аграрный вопрос был главным для вовлеченных в русскую революцию крестьянских масс. Поэтому, даже после поражения декабрьского вооруженного восстания в Москве, когда стачки и забастовки в городах пошли на спад, деревня продолжала волноваться и бунтовать.

Чувствуя нарастание напряжения в уезде, в январе 1906 г. Землянское земское собрание продолжает дебаты по вопросу о крестьянском малоземелье и необходимости ускоренной подготовки радикальной аграрной реформы. Не был оставлен без внимания и волнующий всех собравшихся вопрос о прекращении репрессий против земских служащих, обвиняемых властями в провоцировании беспорядков [31, с. 66].

Одним из главных завоеваний первой русской революции по праву считается знаменитый октябрьский манифест 1905 г., даровавший Государственной думе законодательные права. По итогам весенней избирательной кампании в Первую думу из 12 воронежских депутатов четверо принадлежали к партии Народной свободы (конституционных демократов). В их число вошел и председатель Землянской земской управы А.Г. Хрущов. С этого времени на его имя с разных концов Воронежской губернии посыпался поток телеграмм с просьбами о защите от произвола местных властей. В итоге обремененный новыми обязанностями Хрущов 13 июня 1906 г. в телеграмме на имя воронежского губернатора вынужден был отказаться от должности председателя Землянской земской управы. Для местной общественной жизни это была непоправимая потеря, поскольку П.Я. Ростовцев также был избран в думу, а А.И. Шингарев сосредоточил свои усилия на работе воронежского отделения кадетской партии. 7 июля вместо А.Г. Хрущова Землянскую уездную управу возглавил статский советник В. Больман (до окончания в 1907 г. текущего 3-летия) [14, л. 21].

Пик революционной активности землянской молодежи также пришелся на лето 1906 г. К этому времени Надежда Ростовцева заканчивает учебу в Воронеже и возвращается на родину. Здесь она входит в социал-демократический кружок Кузьминой и, благодаря своим связям в революционной среде, выводит его деятельность на новый уровень. Уже в июне члены кружка через Надежду Ростовцеву наладили контакты с Воронежским комитетом РСДРП и в скором времени наводнили Землянск сотнями экземпляров революционных прокламаций, что доставило немало хлопот местной полиции.

В усадьбе купцов Ростовцевых (отец Надежды к тому времени умер) в бане был установлен гектограф, на котором Иваном Кашпаровым размножались листовки революционного содержания. Чтобы заглушить работу гектографа, кружковцы садились за столом рядом с баней и пели песни «погромче» под гитару Федора Шатрова. По ночам листовки разбрасывали по улицам Землянска, в городском саду и пригородных слободах.

В.И. Кузьмина и Н.М. Ростовцева организовывали загородные массовки общеобразовательного характера, приглашая на них местную молодежь. Они же устроили в летнем театре платный любительский спектакль. Летний театр в городском саду был переполнен. Пришли уездные «тузы» с женами, было много молодежи: портных, приказчиков, писцов местной управы. Все деньги, поступившие в кассу, Надежда Ростовцева отвезла в Воронеж и передала подпольщикам.

В июле Н. М. Ростовцева, Н. А. Гудков и М. М. Подтынников ходили в села Поганец и Ливенки, где на другой день были обнаружены разбросанные по улицам прокламации [32, с. 27-28]. Местная полиция пыталась противодействовать «преступникам», но поначалу не очень успешно.

В 1906 г. в должности землянского уездного исправника состоял В.П. Гаврилов. Он имел репутацию самого жесткого исправника в Воронежской губернии. Однако 27 июня по приказу губернатора был уволен «за бездействие» во время беспорядков в Перлевке. На его место временно назначили В.М. Федорова [12, л. 30]. Причиной отставки исправника Гаврилова оказалось письмо с угрозой покушения, которое ему отправили землянские социалисты. Судя по воспоминаниям М.А. Столповского, эта угроза была мнимой. Но Гаврилов тогда так испугался, что перестал показываться в полицейском управлении. По его приказу городовые выкопали уличные фонари возле тюрьмы и поставили у его дома [23].

Когда спустя два месяца Гаврилов возвратился в Землянск, ему была приготовлена пышная встреча, преподнесены три торта: один — от сослуживцев, другой — от купечества, а третий — от «кружка почитателей», с членом земской управы Струковым во главе. Но они, по словам корреспондента газеты «Воронежское слово» Н. Гудкова, об этом глубоко сожалеют, т.к. «нет положительно в Землянске человека, которому он не причинил бы неприятностей, или который был бы уверен, что он этого не сделает со временем» [18, л. 43].

С 3 по 10 сентября 1906 г. по приказу Гаврилова в Землянске были проведены повальные обыски и аресты членов социал-демократического кружка (Гудкова, Кашпарова, Подтынникова, Шатрова и др.), давно находившихся под наблюдением полиции. Эти ночные обыски породили среди жителей города настоящую панику, т.к. все думали, что полиция искала «бомбу» [18, л. 42]. В действительности, основные ее усилия были направлены на поиски подпольной типографии.

Долгое время полиция, рыскавшая по Землянску, обходила особняк Ростовцевых стороной. Но молодые люди выдали себя сами. Однажды пачка с только что отпечатанными прокламациями, о чем свидетельствовал свежий запах краски, была переброшена через забор усадьбы Ростовцевых в прилегающий к ней городской сад. После этого за домом было установлено наблюдение. Однажды жаркой августовской ночью Н. Гудков услышал подозрительный шорох в кустах и, отправившись туда, обнаружил «здоровенного верзилу», спасавшегося бегством через забор [3, л. 48].

Когда к Ростовцевым нагрянула полиция, молодой хозяйки на месте не оказалось. Переодевшись монашкой, Надежда Ростовцева уже уехала в Петербург – «учиться». Допрос прислуги показал, что в бане постоянно что-то печали и занимались этим Кашпаров и Подтынников (их руки частенько были запачканы краской, и они просили у кухарки горячей воды, чтобы ее смыть). При обыске удалось обнаружить куски сожженных прокламаций, губку с лиловой краской и подписной лист Воронежского комитета РСДРП для сбора пожертвований на революционную работу среди войск [2, с. 369].

В доме В.М. и М.Ф. Бахметьевых, которые в списке политически неблагонадежных числились под № 22, также проводились ночные обыски. Один раз по чьему-то доносу искали оружие. В корзине с грязным бельем действительно лежал револьвер, но молодая хозяйка ловко подсунула ее полицейскому – «ищите», на что тот ответил, что он «не дурак» и отбросил корзину в сторону. Понятно, что никакого оружия полиция у Бахметьевых тогда не нашла [29, л. 26].

В конце декабря арестованных полицией землянских социал-демократов перевели в Воронежскую губернскую тюрьму, а в феврале следующего года всех члены кружка, за исключением Н.М. Ростовцевой, в административном порядке сослали в г. Елец. Арестованную 7 сентября в Петербурге Ростовцеву передали на поруки матери с тем, чтобы ее дочь добровольно отправилась в Елец. Но она сбежала и только после повторного ареста была выслана сначала в Тверь, а потом за границу [32, с. 28-30].

Кроме социал-демократов в Землянске в 1906-1907 гг. существовала группа эсеров, но о ней мало что известно [31, с. 149]. Землянские эсеры, в основном, действовали в уезде, где они призывали крестьян к бунтам против помещиков. Наиболее громкий их теракт – убийство урядника с. Перлевка П.Л. Бородина 27 мая 1907 г. [22, с. 69].

Обычно в провинции марксисты и эсеры неплохо ладили между собой, оставляя идейные споры для своих идеологов. Но в Землянске, видимо, они не очень поддерживали друг друга. Иначе Владимир Бахметьев не написал бы в своем «Красном лапте» обидные для неонародников строки:

«Ой, эсеры – это тараканы!

Те ж в опасности профаны,

Также прячутся в обои,

А при случае… герои» [7, с. 118].

В связи с началом в январе 1907 г. аграрной реформы П.А. Столыпина в Землянске активизироваласвои действия уездная землеустроительная комиссия под председательством предводителя дворянства [27, с. 92]. Крестьяне, конечно, приветствовали прекращение выплат выкупных платежей. Но решение аграрного вопроса они видели не в создании в деревне класса «новых помещиков», а в разорение помещичьих имений и конфискации их имущества, наивно полагая, что старые хозяева с земли уйдут и она отойдет к ним. Одна из таких акций, совершенная в декабре 1907 г. членами Туровского крестьянского братства партии социалистов-революционеров, завершилась военным судом в Землянске и казнью девяти крестьян.

Неспокойно было и в самом городе. Так, в марте 1907 г. ночью к священнику Преображенской церкви Н.Н. Скрябину явился грабитель и потребовал от него 50 руб., угрожая в случае отказа бросить «бомбу». На крики Скрябина сбежались соседи, и злоумышленник скрылся [20]. Раньше такое бесчинство нельзя было себе представить, поэтому этот случай запомнился надолго. Автор статьи узнал о нем в конце 1970-х гг. от своего деда.

До 1905 г. в городе проживало около полусотни евреев. У них была синагога и собственное кладбище. Из-за угрозы погромов со стороны местных черносотенцев еврейское население начинает покидать Землянск, сократившись к 1910 г. до 9 чел. [28, с. 128].

1 мая 1907 г. в Спасском лесу в окрестностях Землянска прошла первая в истории города маевка. Чтобы отвлечь внимание властей, ее участники отправились в лес, кто с топорами, кто с веревками, якобы набрать дров. На следующий день организаторы маевки А.С. Баев, М.В. Чернышов и Я. Жарких были арестованы жандармами [30].

В конце мая землянский исправник Гаврилов направил рапорт воронежскому губернатору о необходимости немедленной высылки в административном порядке за пределы губернии писца Землянской уездной управы В.М. Бахметьева и его жены. Слежка за ними была установлена по распоряжению начальника жандармского управления в начале 1906 г. [1, с. 41]. По агентурным сведениям, супруги поддерживали связь со всеми «неблагонадежными элементами» в Землянске и уезде. Как стало известно полиции, в середине мая 1907 г. Владимир Бахметьев ездил в Елец, где жили почти все высланные из Землянска социал-демократы. Оттуда он вернулся «грустный и печальный», на что обратил внимание даже председатель земской управы Больман. Между тем сведения о том, что Бахметьев привез из Ельца оружие и взрывчатые вещества, при обыске подтверждены не были [15, л. 3-4].

Первая народная революция в России завершилась в 1907 г. третьеиюньским государственным переворотом, после чего началась расправа над ее активными участниками. Не миновала эта участь и землянцев.

Осенью 1907 г., по воспоминаниям Владимира Бахметьева, в уезде начались аресты и обыски «у подозреваемых» и увольнения «по неблагонадежности», в том числе и с земской службы [7, с. 118]. Сам писатель был арестован в феврале 1908 г. и в административном порядке выслан в Сибирь, в Новониколаевск (ныне Новосибирск), где в 1909 г. станет членом РСДРП. В 1909 г. в Сибирь к мужу уехала и М.Ф. Бахметьева [9].

В феврале 1908 г. в Землянске открылось заседание прибывшего из Москвы военно-окружного суда. Слушалось дело по обвинению 25 крестьян села Турово и окрестных деревень в том, что они образовали революционное сообщество, назвавшееся «крестьянский союз», и поставили целью поголовное истребление помещиков. Сообщество располагало оружием, взрывчатыми веществами, устраивало революционные собрания. Первой жертвой был намечен помещик А.А. Русанов, который в конце 1907 года был убит в собственном имении Борисовка. Имение было разгромлено, а семья помещика спаслась чудом [10].

Процесс продолжался несколько дней. Суд был практически закрытым, в зал допустили лишь нескольких человек. Девять подсудимых приговорили к смертной казни через повешение [25, с. 43]. Поскольку семь из них отрицали свою вину, один из защитников обратился к А.И. Шингареву, депутату Третьей государственной думы, с просьбой добиться пересмотра этого процесса гражданскими властями. Тот отправился к П.А. Столыпину и заявил ему: «я не понимаю, как уважающая себя власть может казнить невинных людей». Но Столыпин отказался отменить смертный приговор. «Вы не понимаете, за кого вы заступаетесь, — ответил он Шингареву, — это обезумевшие звери, которых можно держать только ужасом. Если их выпустить на свободу, они перережут всех: и меня, и вас, и всех, кто носит пиджак» [26, с. 3-4].

Однако власти карали не только взбунтовавшихся крестьян, но и представителей образованного общества, которые в период революции посмели встать в ряды оппозиции. Так, в мае 1908 г. аресту и трехмесячному заключению в Землянской тюрьме был подвергнут депутат Первой думы Александр Хрущов. Это была месть за его подпись под Выборгским воззванием «Народу от народных представителей» от 10 июля 1906 г. с призывом к гражданскому неповиновению (до созыва Думы не давать «ни копейки в казну, ни одного солдата в армию»).

24 июля 1908 г. заключенный в одиночную камеру бывший председатель Землянской уездной земской управы пишет в письме к жене: «Сегодня исполнилось ровно два месяца, как я сижу в Землянской тюрьме, остался еще один месяц, самый томительный, т.к. напряженные нервы сильно поистрепались за это время…

“Ваше Высокоблагородие, люди готовы” – лаконичная фраза, с которой в 7.30 вечера является каждый день старший надзиратель к начальнику тюрьмы. Это значит, что мы все арестанты, заперты на замок по своим камерам. Раздается тюремный звонок, начинается поверка арестантов, камеры обходит начальник тюрьмы со своими смотрителями, происходит «счет людям», в подозрительных случаях – обыски по камерам. Поверка окончена – все благополучно, никто не убежал, все 120 налицо» [4].

Таким образом, после окончания революции все «возбудители спокойствия» были посажены в тюрьму или удалены из Землянска и его жизнь вернулась в привычное русло. По свидетельству корреспондента «Воронежского телеграфа», «политикой у нас теперь мало занимаются» [19].

Как повлияла первая русская революция на развитие землянского общества? Прежде всего, оно получило опыт активного участия в обсуждении внутренней политики страны, а через своих наиболее выдающихся представителей, избранных в государственную думу, и влияния на ее ход. Были апробированы новые для местной общественности способы консолидации: от профсоюзных объединений до легальных и подпольных партий и организаций, причем всех основных идеологических направлений (от радикальных до консервативных). В общественную жизнь города оказались вовлечены представители всех социальных групп: от дворян до мещан, мужчины и женщины и, что особенно важно – представители разночинной молодежи.

Нельзя сказать, что после революции в положении провинциального общества произошли какие-то существенные изменения. Но бурные события 1905-1907 гг., несомненно, способствовали пробуждению в нем духа свободы и сознания своих прав, подготовив тем самым почву для его активного участия в будущих российских революциях.


Список литературы / References

На русском

  1. 1905 год в Воронеже. Вып. 3. М.: Воронежская коммуна, 1925. 96 с.
  2. 1906 г. декабря 28. Сообщение начальника Воронежского губернского жандармского управления В.З. Тархова воронежскому губернатору М.М. Бибикову о существовании социал-демократической организации в Землянске //Революционное движение в Воронежской губернии 1905–1907 гг. Воронеж: Воронежское книжное издательство, 1955.С. 368-370.
  3. Автобиография Гудкова Н.А. // Анохина Г.Р. Летопись села Землянска. [Рукопись]. Л. 44-53.
  4. Акиньшин А., Попов П. Две тюрьмы для двух братьев [А.Г. и К.Г. Хрущовы] // Воронежский курьер /газета. 2001. 31 марта.
  5. Артамонов А. Писатель-революционер В.М. Бахметьев // Молодой коммунар /газета. 1956. 12 декабря.
  6. Баранова Н.О. Социал-демократические организации Воронежской губернии (90-е гг. ХIХ в. – февраль 1917 г.): дис. … канд. ист. наук. Воронеж, 2010. 296 с.
  7. Бахметьев В.М. От зари до зари (Автобиография) //Советские писатели: Автобиографии. Т. 1. М.: ГИХЛ, 1959. С. 116-121.
  8. Бахметьев В.М. Преступление Мартына. Рассказы. М.: Правда, 1989. С. 359-365.
  9. Бригиневич В. Писатель-большевик. Новые документы о революционной деятельности Владимира Матвеевича Бахметьева // Землянская правда. 1960. 7 ноября.
  10. В судах. Землянск. 28.II // Русское слово. 1908. 13 марта.
  11. Воронков И.Г. Первые социал-демократические организации в Воронежской губернии. – Воронеж: Воронежское книжное издательство, 1954. 116 с.
  12. Государственный архив Воронежской области (ГАВО). Ф. И-1. Оп. 2. Д. 276. 48 л.
  13. ГАВО. Ф. И-1. Оп. 2. Д. 312. 85 л.
  14. ГАВО. Ф. И-6. Оп. 1. Д. 628. 35 л.
  15. ГАВО. Ф. И-6. Оп. 1. Д. 1069. 5 л.
  16. ГАВО. Ф. И-21. Оп. 1. Д. 1627. 6 л.
  17. Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области (ГАОПИ ВО). Ф. 5297. Оп. 4. Д. 47. 31 л.
  18. Гудков Н. Арест социал-демократической организации в г. Землянске Воронежской губернии // Анохина Г.Р. Летопись села Землянска. [Рукопись].Л. 42-43.
  19. Из уездов. Землянск // Воронежский телеграф. 1907. 10 июня.
  20. Из уездов. Землянск // Воронежский телеграф. 1907. 22 марта.
  21. Карпачев М.Д., Мокшин Г.Н., Попов П.А. Общественно-политическая деятельность П.Я. Ростовцева // Исторические записки: науч. тр. ист. ф-та ВГУ. Вып. 17. Воронеж: Истоки, 2015. С. 42-59.
  22. Куцеволов А.А. Партия социалистов-революционеров в Воронежской губернии от истоков до 1908 г. Воронеж: Истоки, 2005. 136 с.
  23. Ласунский О. «Братья крестьяне!..» // Землянская правда /газета. 1958. 12 ноября.
  24. Мокшин Г.Н. Летопись города Землянска (1661-1923). Воронеж: ЦЧКИ, 2012. 303 с.
  25. Новичихин Е. Верхнее Турово. Воронеж: Подъем, 1994. 159 с.
  26. Падение царского режима. Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычайной Следственной Комиссии Временного Правительства. Т. VII. М.; Л.: Государственное издательство, 1927. 477 с.
  27. Памятная книжка Воронежской губернии на 1907 г. Воронеж: Тип. губерн. правления, 1907. 526 с.
  28. Памятная книжка Воронежской губернии на 1910 г. Воронеж: Тип. губерн. правления, 1910. 606 с.
  29. Писатель-революционер В.М. Бахметьев //Анохина Г.Р. Летопись села Землянска. [Рукопись]. Л. 25-29.
  30. Поляков И. Первая маевка в Землянске // Землянская правда /газета. 1958. 1 мая.
  31. Разиньков М.Е., Рылов В.Ю., Михалев О.Ю. Воронежская губерния в первой российской революции (1905–1907 гг.). Воронеж: Истоки, 2006. 312 с.
  32. Ростовцева Н.М. Записки о революционной работе //Мы с тобой с рождения землянцы… Воронеж: ВГПУ, 1999. С. 27-30.
  33. Рыбакова А.В. Учительница из Землянска. Воронеж: Альбом, 2008. 104 с.
  34. Уварова А. Землянские листовки // За коммунизм /газета. 1985. № 16, 17–18, 21, 26, 27–28.

English

  1. 905 godvVoronezhe. Vyp. 3. M.: Voronezhskaja kommuna, 1925. 96 s.
  2. 1906 g. dekabrja 28. Soobshhenie nachal’nika Voronezhskogo gubernskogo zhandarmskogo upravlenija V.Z. Tarhova voronezhskomu gubernatoru M.M. Bibikovu o sushhestvovanii soci-al-demokraticheskoj organizacii v Zemljanske // Revoljucionnoe dvizhenie v Voronezhskoj gubernii 1905–1907 gg. Voronezh: Voronezhskoe knizhnoe izdatel’stvo, 1955. S. 368-370.
  3. Avtobiografija Gudkova N.A. // Anohina G.R. Letopis’ sela Zemljanska. [Rukopis’]. L. 44-53.
  4. Akin’shin A., Popov P. Dve tjur’my dlja dvuh brat’ev [A.G. i K.G. Hrushhovy] // Voronezhskij kur’er. 2001. 31 marta.
  5. Artamonov A. Pisatel’-revoljucioner V.M. Bahmet’ev // Molodoj kommunar. 1956. 12 dekabrja.
  6. Baranova N.O. Social-demokraticheskie organizacii Voronezhskoj gubernii (90-e gg. HIH v. – fevral’ 1917 g.): dis. … kand. ist. nauk. Voronezh, 2010. 296 s.
  7. Bahmet’ev V.M. Ot zari do zari (Avtobiografija) // Sovetskie pisateli: Avtobiografii. T. 1. M.: GIHL, 1959. S. 116-121.
  8. Bahmet’ev V.M. Prestuplenie Martyna. Rasskazy. M.: Pravda, 1989. S. 359-365.
  9. Briginevich V. Pisatel’-bol’shevik. Novye dokumenty o revoljucionnoj dejatel’nosti Vladimira Matveevicha Bahmet’eva // Zemljanskaja pravda. 1960. 7 nojabrja.
  10. V sudah. Zemljansk. 28.II // Russkoe slovo. 1908. 13 marta.
  11. Voronkov I.G. Pervye social-demokraticheskie organizacii v Voronezhskoj gubernii. Voronezh: Voronezhskoe knizhnoe izdatel’stvo, 1954. 116 s.
  12. Gosudarstvennyj arhiv Voronezhskoj oblasti (GAVO ). F. I-1. Op. 2. D. 276. 48 l.
  13. GAVO. F. I-1. Op. 2. D. 312. 85 l.
  14. GAVO. F. I-6. Op. 1. D. 628. 35 l.
  15. GAVO. F. I-6. Op. 1. D. 1069. 5 l.
  16. GAVO. F. I-21. Op. 1. D. 1627. 6 l.
  17. Gosudarstvennyj arhiv obshhestvenno-politicheskoj istorii Voronezhskoj oblast (GAOPI VO). F. 5297. Op. 4. D. 47. 31 l.
  18. Gudkov N. Arest social-demokraticheskoj organizacii v g. Zemljanske Voronezhskoj gu-bernii // Anohina G.R. Letopis’ sela Zemljanska. [Rukopis’].L. 42-43.
  19. Iz uezdov. Zemljansk // Voronezhskij telegraf. 1907. 10 ijunja.
  20. Iz uezdov. Zemljansk // Voronezhskij telegraf. 1907. 22 marta.
  21. Karpachev M.D., Mokshin G.N., Popov P.A. Obshhestvenno-politicheskaja dejatel’nost’ P.Ja. Rostovceva //Istoricheskie zapiski: nauch. tr. ist. f-ta VGU. Vyp. 17. Voronezh: Istoki, 2015. S. 42-59.
  22. Kucevolov A.A. Partija socialistov-revoljucionerov v Voronezhskoj gubernii ot istokov do 1908 g. Voronezh: Istoki, 2005. 136 s.
  23. Lasunskij O. «Brat’ja krest’jane!..» // Zemljanskaja pravda. 1958. 12 nojabrja.
  24. Mokshin G.N. Letopis’ goroda Zemljanska (1661-1923). Voronezh: CChKI, 2012. 303 s.
  25. Novichihin E. Verhnee Turovo. Voronezh: Pod#em, 1994. 159 s.
  26. Padenie carskogo rezhima. Stenograficheskie otchety doprosov i pokazanij, dannyh v 1917 g. v Chrezvychajnoj Sledstvennoj Komissii Vremennogo Pravitel’stva. T. VII. M.; L.: Gosudarstvennoe izdatel’stvo, 1927. 477 s.
  27. Pamjatnaja knizhka Voronezhskoj gubernii na 1907 g. Voronezh: Tip. gubern. pravlenija, 1907. 526 s.
  28. Pamjatnaja knizhka Voronezhskoj gubernii na 1910 g. Voronezh: Tip. gubern. pravlenija, 1910. 606 s.
  29. Pisatel’-revoljucioner V.M. Bahmet’ev // Anohina G.R. Letopis’ sela Zemljanska. [Ru-kopis’]. L. 25-29.
  30. Poljakov I. Pervaja maevka v Zemljanske // Zemljanskaja pravda. 1958. 1 maja.
  31. Razin’kovM.E., RylovV.Ju., MihalevO.Ju. Voronezhskajagubernijavpervojrossijskojrevoljucii (1905–1907 gg.). Voronezh: Istoki, 2006. 312 s.
  32. Rostovceva N.M. Zapiski o revoljucionnoj rabote //My s toboj s rozhdenija zem-ljancy… Voronezh: VGPU, 1999. S. 27-30.
  33. Rybakova A.V. Uchitel’nica iz Zemljanska. Voronezh: Al’bom, 2008. 104 s.
  34. Uvarova A. Zemljanskie listovki // Za kommunizm. 1985. № 16, 17–18, 21, 26, 27–28.

Оставить комментарий