Национальные традиции хозяйственной деятельности как фактор развития черноморской деревни в первой трети XX в.

Аннотация

В статье рассматривается влияние национальных традиций хозяйственной деятельности на развитие черноморской деревни в первой трети ХХ в.

Черноморское побережье Северного Кавказа (часть территории современного Краснодарского края) вошло в состав Российской империи в 1829 г. В результате переселенческих процессов сложился полиэтнический состав населения, где основными этническими группами были русские, украинцы, армяне, греки, чехи, эстонцы, немцы, грузины, молдаване, черкесы. В рассматриваемый период основой экономики региона являлось сельскохозяйственное производство. Правительство Российской империи, а впоследствии и советская власть видели перспективу развития черноморской деревни в производстве товарных культур: табака, фруктов, винограда, а также в становлении продовольственной базы для городов и курортных учреждений. При этом уникальные природно-климатические условия требовали от сельских производителей определенных знаний и навыков ведения хозяйства.

Автор рассматривает экономическую и социальную дифференциацию основных этнических групп черноморской деревни с целью выяснить влияние традиций хозяйственной деятельности на состояние сельского хозяйства региона. Исследование проведено по следующим критериям: а) уровень грамотности и агрокультуры; б) основные отрасли крестьянского хозяйства; в) социальное расслоение по уровню доходов.

Установлено, что наиболее приспособленными к жизни в горных условиях оказались потомственные табаководы – армяне и греки, переселившиеся из Трапезундского вилайета Османской империи, а также чехи, эстонцы и немцы, обладающие достаточно высокой агрокультурой. Русские и украинские крестьяне, составляющие большинство населения региона, предпочитали традиционное полеводство, которое не обеспечивало высоких урожаев и прибыли в специфических природных условиях.

В процессе исследования были выявлены и другие факторы регресса в аграрном секторе региона: бездорожье; малоземелье; низкий уровень развития производительных сил; просчеты в экономической политике в 1920-е годы. Совокупность этих факторов, включая недостаточные знания и опыт ведения хозяйства в горных условиях у подавляющей части сельского населения, не позволили реализовать возможности развития товарного производства для внутреннего и внешнего рынков.

Ключевые слова и фразы: черноморская деревня, национальные традиции хозяйственной деятельности.

Annotation

National traditions of economic activity as factor of development of the Black Sea village.

The article discusses the impact of the national traditions of economic activities on the development of the Black Sea village in the first third of the twentieth century.

The Black Sea coast of the Northern Caucasus (part of the territory of modern Krasnodar area) became part of the Russian Empire in 1829 as a result of resettlement processes formed the multi-ethnic composition of the population, where the main ethnic groups were Russians, Ukrainians, Armenians, Greeks, Czechs, Estonians, Germans, Georgians, Moldovans, Circassians. During the period under review, the backbone of the economy of the region was agricultural production. The Government of the Russian Empire and later the Soviet authorities saw the development of the Black Sea village in the production of cash crops: tobacco, fruits, grapes, as well as in the formation of the food base for cities and resorts. With these unique natural and climatic conditions demanded by rural producers of certain knowledge and farming skills.

The author examines economic and social differentiation of main ethnic groups of the Black Sea village to determine the influence of traditions of economic activities on the State of agriculture in the region. The study was conducted according to the following criteria:

a). literacy and agriculture

b). the main branches of the farm

c). social stratification by income level

Found that the most adapted to living in mountainous conditions were hereditary farmers – the Armenians and the Greeks, who emigrated from Trebizond filayeta of the Ottoman Empire, as well as the Czechs, Estonians and Germans, possessing a fairly high agriculture. Russian and Ukrainian peasants who make up the majority of the population of the region preferred traditional arable farming, which does not provide high yields and profits in specific natural conditions.

The research identified other factors regress in the agricultural sector in the region: off-road, shortage of arable land, the low level of development of the productive forces, mistakes in economic policy in 1920-ies. The combination of these factors, including insufficient knowledge and experience farming in mountain conditions of the vast majority of the rural population, were not allowed to realize the possibilities of development of commodity production for domestic and export markets.

Key words and phrases: Black Sea village, national traditions of economic activity.

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ и администрации Краснодарского края  (грант № 14-12-23014)

О публикации

Авторы: .
УДК 94.1/9 (470.62).
Опубликовано 24 марта года в .
Количество просмотров: 37.

Северо-восточное Черноморье вошло в состав Российской империи 2 сентября 1829 г. по условиям Адрианопольского договора, заключенного между Россией и Турцией. В годы Кавказской войны местное население – черкесы покинули эту территорию по религиозно-политическим убеждениям и в массовом порядке переселились в Османскую империю. После окончания военных действий опустевшие земли предстояло заново заселить и освоить. На свободные земли переселялись крестьяне центральных губерний России, юга Украины, Кубани, выходцы из национальных окраин империи, подданные Турции и Австро-Венгрии. Представители различных этносов являлись носителями собственных культурных традиций, в том числе навыков и уклада хозяйственной деятельности.

Цель настоящей работы заключается в том, чтобы выяснить влияние традиций хозяйственной деятельности основных этнических групп на состояние сельского хозяйства региона. Мы рассматриваем особенности экономического и социального развития этносов, населяющих сельскую местность Черноморской губернии (округа) в первой трети ХХ в.: русских, украинцев, армян, греков, чехов, эстонцев, немцев, грузин, молдаван, черкесов. Исследование проведено по следующим критериям: а). уровень грамотности и агрокультуры; б). основные отрасли крестьянского хозяйства; в). социальное расслоение по уровню доходов.

В первой трети ХХ в. основой экономики Черноморской губернии (округа) являлось сельское хозяйство. Именно в этой отрасли наиболее отчетливо прослеживаются национальные традиции хозяйственной деятельности, которые оказали влияние на уровень экономического развития региона. Правительство Российской империи, а впоследствии и советская власть, видели перспективу развития черноморской деревни в производстве товарных культур: табака, садовых фруктов, винограда. Курортные учреждения и многочисленные отдыхающие являлись потенциальными потребителями овощной и мясомолочной продукции.

Важнейшую роль в развитии сельскохозяйственного производства играют географические условия местности. Значительная часть рассматриваемой территории имеет сложный рельеф – горные цепи, разделенные узкими долинами небольших рек. Относительно ровная поверхность встречается только в приморской низменности и на севере региона. Поэтому недостаток удобной земли для посевов зерновых культур был существенной проблемой для местного населения.

Климат региона теплый и влажный. Такие климатические условия, с одной стороны, способствовали продолжительному полевому сезону, с другой стороны – являлись одной из причин малярийной лихорадки, которая свирепствовала в прибрежной части, в устье горных рек. В зимний период в районе Новороссийска дует сильный ветер норд-ост, который несет обледенение и вымораживает почву.

Основной характеристикой местных почв является значительное количество извести и глины. Как правило, почвенный покров в Черноморье лежит на скалах, в основном состоящих из мергеля. Черноземы (т.н. «слитые», «деградированные») встречаются лишь в небольшой равнинной полосе на северо-востоке. В такой географической среде целесообразно производство садовых фруктов, виноградарство и табаководство, однако затруднительно выращивание полевых культур [15, с. 4].

В силу особенностей природных условий в пределах Черноморского округа (кроме части Крымского и Анапского районов) не практиковалась общинная форма землепользования, характерная для других районов России. В пользовании каждого хозяйства имелись одна или несколько расчищенных полян, никогда не переделяемых. Чересполосица была серьезной проблемой для крестьян, т.к. земельные участки, составляющие единый надел, часто были разбросаны на значительном расстоянии друг от друга [12, оп.1, д. 375, л. 223]. По данным на 1925 г., количество возделанной удобной земли на душу населения составляло в среднем 0,4 десятины или 0,44 га, т.е. почти в шесть раз меньше, чем в Европейской России [11, д. 531, л. 27].

Средства коммуникации, к которым относятся дороги, являются одним из важнейших условий экономического развития. В рассматриваемый период основными транспортными артериями в регионе являлись Новороссийско-Сухумское шоссе и Черноморская железная дорога. Сельские населенные пункты, расположенные вдоль них, имели выход на рынок для реализации своей продукции. Однако значительная часть крестьянских хозяйств находилась в небольших поселениях, разбросанных в горных районах и связанных между собой проселочными дорогами и узкими «козьими» тропами [15, с. 30]. Сельское население горных районов было лишено возможности не только своевременно сбывать свою продукцию, но и покупать необходимые товары.

Функционирование крестьянского хозяйства напрямую зависит от обеспеченности трудовыми ресурсами. В соответствии с выводами А.В. Чаянова, объем хозяйственной деятельности и, следовательно, возможности удовлетворения потребностей семьи можно определить с помощью формулы е\р – отношения числа едоков к числу работников. Наиболее оптимальным соотношением является единица, когда количество работников и едоков уравнивается [14, c. 221]. По данным крестьянских бюджетов за 1924–1925 гг. в Черноморском округе средний результат соотношения едоков и работников в крестьянских семьях черноморской деревни был 1,20 [7, с. 33].

В рассматриваемый период большинство жителей региона составляли украинцы и русские. В свое время пионерами в освоении Черноморья стали кубанские казаки Шапсугского пешего берегового батальона. Переселенцы, лишенные возможности перенять опыт местных жителей, с трудом адаптировались к новым условиям. Бывшие жители Кубанской области страдали от различных заболеваний, развивающихся у них в непривычном климате, прежде всего от губительного воздействия малярии. В казачьих станицах наблюдался высокий уровень смертности [8, с. 150]. В 1866 г. комиссия, присланная из Тифлиса, исследовала быт переселенцев и пришла к выводу, что «русский человек не способен удовлетворить требованиям культуры рассматриваемого края» [15, с. 28].

По данным Всесоюзной переписи населения 1926 г., в Черноморском округе проживало 96169 человек русских, из них 57866 человек являлись городскими жителями, 38303 человека обосновались в сельской местности. Украинцев – 103922 человека, из них горожане – 25252 человека, сельские жители – 78670 человек [5, c. 1]. Русские и украинцы предпочитали традиционные виды хозяйственной деятельности и были основными производителями зерновых культур в Черноморском округе. Но развитие полеводства значительно затруднял недостаток удобной земли. Большинство русских и украинских селений находилось в горных районах, где сложный рельеф практически исключал введение таких агротехнических приемов, как многополье и разнообразные севообороты. Низкий уровень грамотности русских и украинских крестьян (43,3%), отсутствие необходимых агрономических знаний не позволяли интенсифицировать производство [13, c. 99]. В большинстве хозяйств выращивание полевых культур носило достаточно примитивный характер и было направлено на внутреннее потребление. Урожаи зерновых в Черноморском округе были незначительны. Так, в 1925 г. средняя урожайность в округе составила 4,8 центнеров с гектара [11, д. 543. л. 4.]. Аналогичный показатель по стране был почти в два раза выше – 8,3 центнера с гектара [4, с. 284]. Сочинский, Туапсинский, Геленджикский и Новороссийский районы округа нуждались в привозном хлебе. Исключение составляли Анапский и Крымский районы. Однако полеводческие хозяйства северных районов округа были не в состоянии покрыть весь дефицит хлеба в Черноморье. Несмотря на то, что власти разного уровня призывали сокращать посевы малоценных зерновых культур и переходить на «высокоинтенсивное» производство табака и других товарных культур, значительная часть посевной площади в русских и украинских хозяйствах из-за дефицита хлеба продолжала оставаться под кукурузой, пшеницей, рожью, овсом, ячменем.

Русские и украинцы охотно занимались производством садовых фруктов. Эта отрасль сельского хозяйства была ориентирована как на экспорт, так и на местный рынок, где основную часть потребителей составляли курортные учреждения. Но развитию садоводства как товарной отрасли препятствовало плохое состояние путей сообщения. Жители горных селений округа, расположенных вдали от транспортных магистралей и курортной зоны, не имели возможности своевременно сбывать этот скоропортящийся продукт. Доставка переработанных фруктов была сопряжена с большими трудностями и материальными затратами, что в несколько раз повышало их себестоимость. Поэтому большая часть продукции садоводства оставалась в хозяйствах и не приносила прибыли [3, оп. 1, д. 678, л. 143].

Как следует из отчета уполномоченных, обследовавших поселения округа по заданию Северо-Кавказского земельного управления, русские крестьяне, «не имея сносной дороги на шоссе, оторванные от агрономической помощи и культурных центров… предоставленные сами себе – ведут … в горах то же первобытное зерновое хозяйство, какое вели до переселения на равнине, и, естественно, мечтают не о расширении или культивировании своего землепользования, а о «деколонизации», с возвращением их на равнину…» [3, оп. 5, д. 11, л. 24]. Во второй половине 1920-х гг. развитие русской деревни выражалось, главным образом, «в улучшении как жилых, так и надворных построек, незначительном увеличении площадей расчисток под посевы» и разведении «небольших садов» [3, оп. 5, д. 11, л. 25]. Несмотря на то, что соотношение едоков и работников в украинских и русских семьях было приближено к оптимальному – 0,99, в подавляющем большинстве хозяйств доход не превышал 33 руб. на едока в месяц [11, оп.1. д. 763, л. 19].

Во второй половине XIX – начале ХХ вв. на территорию Черноморской губернии переселяются армяне и греки. Большинство из них были подданными Османской империи и являлись выходцами из Трапезундского вилайета – местности со схожими географическими условиями. В 1920-е гг. армяне были третьим по численности этносом в регионе – 27729 человек, из которых подавляющее большинство проживало в деревне – 21651 человек. Численность греков составляла 15134 человека, из них 9857 являлись сельскими жителями [15, c. 2]. В армянских и греческих селах основой хозяйственной деятельности было производство табака. Несмотря на то, что уровень грамотности среди армян и греков был низким (32,2% и 39,4%соответственно), знание вековых традиций табаководства позволяло довольно успешно вести хозяйство [13, c. 99]. Об этом свидетельствует тот факт, что половина хозяйств имела доход от 30 руб. до 50 руб. на едока, около 35% хозяйств получали доход от 55 руб. до 100 руб. на едока [11, д. 763, л. 19]. Средние показатели социального расслоения армянского и греческого населения были следующими: 60% – середняцких хозяйств, 5% – зажиточных хозяйств, остальные хозяйства – бедняцкие [1, д. 685, л. 78]. Для греков и армян были характерны большие патриархальные семьи, общий показатель соотношения едоков и работников составлял 1,20 [7, c. 33].

В 1920-е годы табаководство являлось ведущей отраслью сельского хозяйства округа. Черноморские табаки имели отличное качество и пользовались большим спросом на внутреннем рынке, являясь одновременно валютным товаром. Производство табака требует большой площади земли под плантации. Значительная часть табаководов – армян и греков – сохраняли иностранное гражданство и не имели права землепользования. В связи с этим они вынуждены были арендовать землю у местного населения под табачные плантации. Производство табака требует значительных трудовых затрат и капиталовложений, поэтому заниматься им можно лишь при условии получения достаточной прибыли.

Со второй половины 1920-х гг. стала осуществляться определенная ценовая политика, сдерживающая развитие капиталистических тенденций в табаководстве. Черноморский табаководческий союз, который имел монопольное право на заготовку и сбыт табака, оплачивал сдаваемую продукцию не по полной стоимости, а на 85%, получая оставшуюся часть в виде кредита от крестьян [2, д. 18, с. 13]. В результате табаководство перестало приносить доход, и в конце 1920-х гг. армяне и греки значительно сократили посевы этой трудоемкой культуры.

Перспективными отраслями сельского хозяйства черноморской деревни являлись садоводство, виноградарство, разведение мясного и молочного скота. Наибольших успехов в этих направлениях достигли чешские, эстонские и немецкие хозяйства, обладающие высокой культурой земледелия и быта. Достаточно высоким по сравнению с другими народностями был и уровень грамотности данных этнических групп – свыше 80% [13, c. 99].

Численность чехов составляла 2728 человек, из них 1997 человек проживало в сельской местности [5, с. 3]. Большинство чешских деревень располагалось в окрестностях Новороссийского и Геленджикского районов. Чехи использовали интенсивные приемы обработки земли, выращивали пшеницу и кукурузу, разводили скот, изготавливали высококачественные молочные продукты. В конце XIX в., благодаря стараниям окружного агронома Ф.И. Гейдука, чеха по происхождению, на Черноморском побережье возродилось виноградарство и виноделие. У чехов имелись сельские училища, где основное внимание уделялось практическим занятиям по виноградарству и виноделию, селекционным опытам [6, с. 19]. В чешских семьях было зафиксировано наиболее оптимальное соотношение едоков и работников – единица [7, c. 33]. Большинство хозяйств имело доход свыше 55 руб. [11, д. 763, л. 19].

Эстонские села находились в горной местности Сочинского района. Здесь проживали почти все эстонцы округа – 1543 человека [5, c. 2]. Переселенцы успешно занимались садоводством, о чем свидетельствует и название одного из эстонских сел – Эсто-садок («эстонский сад»). Значительная часть земли в эстонских хозяйствах была занята фруктовыми деревьями и посевами зерновых культур. В меньшей степени эстонцы практиковали виноградарство и табаководство. Эстонцы использовали в земледелии ряд мелиоративных приемов, различные удобрения, применяли травосеяние. Но горный характер местности не позволял сплошных расчисток, поэтому земельные наделы располагались чересполосно и состояли из 4-8 отрубов на значительном расстоянии друг от друга. Это обстоятельство сильно понижало эффект от грамотного ведения хозяйства [2, д. 89, л. 55]. В эстонской деревне 37,9% жителей имели доход от 55 до 100 руб., 28,5% – свыше 100 руб. [11, д. 763, л. 19].

Немецкая диаспора в Черноморском округе составляла 2968 человек, подавляющее большинство которых – 2066 человек – являлись сельскими жителями [5, с. 3]. В немецких хозяйствах был зафиксирован достаточно высокий показатель соотношения едоков и работников – 1,46 [7, c. 33]. Но это не являлось препятствием для «образцового» ведения хозяйства. Немецкие хозяйства были достаточно обеспечены сельскохозяйственным инвентарем и рабочим скотом, в содержание которого вкладывалось в среднем 300 руб. капиталов. Немцы, также как чехи и эстонцы, отличались довольно высоким уровнем доходов: около 30% хозяйств имели от 55 руб. до 100 руб. дохода на едока, доход половины хозяйств составлял свыше 100 руб. на едока [11, д. 763, л. 19].

В округе проживали грузины – 3479 человек, из которых 1904 человека были сельскими жителями. Уровень грамотности среди грузин составлял 42,5% [11, c. 100]. Молдаван насчитывалось 6158 человек, почти все они – 6053 человека – проживали в деревне. Среди сельских жителей округа молдаване имели один из самых низких показателей грамотности – 20% [5, c. 3]. Основными отраслями в грузинской и молдаванской деревне являлись выращивание зерновых культур (главным образом, кукурузы), садоводство, виноградарство и виноделие. Больше половины крестьянских хозяйств располагали доходом до 55 руб. на едока, около 35% хозяйств имели доход от 55 руб. до 100 руб. [11, д. 763, c. 19].

Представителями коренной национальности были черкесы. В годы Кавказской войны значительная часть черкесских племен эмигрировала в Турцию. В рассматриваемый период черкесов в Черноморском округе насчитывалось 4228 человек, фактически все они – 4157 человек – проживали в сельской местности [5, c. 2]. Только 27,0% черкесов были грамотными [13, с. 99]. Хозяйства специализировались на производстве фруктов, разведении мелкого рогатого скота, пчеловодстве. Однако малоземелье и удаленность от рынков сбыта большинства черкесских поселений препятствовали их развитию. Большинство черкесов проживало в селах Шапсугского района. В лесах района в изобилии росли каштаны, которые являются подножным кормом для свиней. Но, несмотря на благоприятные условия, свиноводство в хозяйствах шапсугов практически отсутствовало. Причина заключалась в религиозных предписаниях ислама, запрещающих употреблять в пищу свинину. Уровень развития черкесских хозяйств был довольно низким. В 1927 г. Шапсугском районе насчитывалось 77,5% хозяйств, имеющих доход до 30 руб. на едока; 16,5% – доход от 30 руб. до 55 руб. [11, д. 763, c. 19].

В период проведения новой экономической политики предпринимались попытки модернизации аграрного сектора Черноморского округа. Основную часть проблем, таких как малоземелье и чересполосица, предполагалось решить в процессе землеустройства. Сложный рельеф местности затруднял проведение землеустроительных работ, которые требовали значительных денежных средств. Руководство окружного земельного управления неоднократно обращалось к краевым и центральным властям с просьбой провести землеустройство за государственный счет. Но выделяемых средств не хватало для решения поставленных задач [9, с. 36]. В конце 1926 г. после проведения землеустроительных работ в среднем по округу приходилось 0,68 десятин земли на едока. Этих площадей было недостаточно для превращения крестьянских хозяйств округа в доходные предприятия, специализирующиеся на «высокоинтенсивных» культурах [10, д. 1003, л. 12]. Со второй половины 1920-х гг. приоритеты землеустройства стали перемещаться с индивидуальных хозяйств на коллективные.

Весомый удар по развитию производства специальных культур – табака, чая, технических культур – нанесло новое положение о едином сельхозналоге на 1928–1929 гг., введенное в действие Постановлением ЦИК СССР от 21 апреля 1928 г. Оно предусматривало повышение ставок налога с дохода от производства специальных культур.

В 1920-е годы в целом по России наблюдался подъем благосостояния крестьянских хозяйств. Но в Черноморском округе шел обратный процесс. По данным краевого земельного управления, здесь в 1923–1924 гг. 60% сельского населения являлись бедняками, в 1924–25 гг. их численность увеличилась до 64%, в 1926 г. – до 65%. Одновременно наблюдалось уменьшение середняцких и зажиточных хозяйств [12, д. 285, л. 5].

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы. Малоземелье и бездорожье являлись значительными препятствиями для эффективного функционирования сельского хозяйства. На доходность хозяйств влияли и национальные хозяйственно-бытовые традиции. Значительную часть сельского населения округа составляли русские и украинцы, которые занимались привычным полеводством, дававшим невысокие урожаи. Армяне и греки – потомственные табаководы – не могли расширить производство из-за необходимости арендовать землю и низких закупочных цен на табак. Грузины и молдаване в большинстве своем были неграмотны и не обладали достаточными агрономическими знаниями для интенсификации хозяйства. Успехи, достигнутые эстонцами, чехами и немцами в садоводстве, виноградарстве и животноводстве, терялись на общем фоне из-за малочисленности данных этнических групп. Просчеты экономической политики государства, в частности налоговый пресс, ставили определенные ограничения для развития основных отраслей сельскохозяйственного производства Черноморского округа. Таким образом, черноморская деревня не могла реализовать возможности развития товарного производства для внутреннего и внешнего рынковм.


Список литературы / References

На русском

  1. Архивный отдел администрации города Новороссийска (АОАГН). Ф. Р9.
  2. Архивный отдел администрации города Сочи (АОАГС). Ф. Р158.
  3. Государственный архив Ростовской области (ГАРО). Ф. Р1390.
  4. Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. М.: Наука, 1977.
  5. Демоскоп [Электронный ресурс]: справочник статистических показателей // Бюллетень Института демографии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Режим доступа: http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus.
  6. Домашек Е.В. История чешских поселений Черноморского побережья Северного Кавказа: вторая половина XIX в. – 1914 г.: Автореферат дис. канд. ист. наук. Краснодар, 2007.
  7. Крестьянские бюджеты Северо-Кавказского края за 192425 гг. Ростов-на-Дону, 1927.
  8. Ленский Н.А. Колонизация Черноморского побережья. Население и хозяйство Кубано-Черноморской области: Статистический сборник за 19221923 гг. / Под ред. проф. В.И. Смирнского. Краснодар, 1924. С. 145–159.
  9. Отчет о работе Черноморского окружного исполнительного комитета 7-го созыва (1926–1927 гг.). Новороссийск, 1927.
  10. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17.
  11. Центр документации новейшей истории Краснодарского края (ЦДНИКК). Ф. 9.
  12. Центр документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИРО). Ф. Р–7.
  13. Центральное Статистическое Управление (ЦСУ) СССР. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. V. М., 1928.
  14. Чаянов А.В. Организация крестьянского хозяйства // Крестьянское хозяйство. Избранные труды. М., 1989.
  15. Черноморский округ и его производительные силы / Под ред. П.И. Неволина и В.М. Четыркина. Т. 1. Новороссийск, 1923Алеппский П. Путешествие антиохийского патриарха Макария в Москву в середине XVII. Т. 3. Москва. М.: Универ. Тип, 1898.

English

  1. Arhivnyj otdel administracii goroda Novorossijska (AOAGN). F. R–9.
  2. Arhivnyj otdel administracii goroda Sochi (AOAGS). F. R–158.
  3. Gosudarstvennyj arhiv Rostovskoj oblasti (GARO). F. R–1390.
  4. Danilov V.P. Sovetskaja dokolhoznaja derevnja: naselenie, zemlepol’zovanie, hozjajstvo. Moscow: Publ. Nauka, 1977.
  5. Demoskop [Jelektronnyj resurs]: spravochnik statisticheskih pokazatelej. Bjulleten’ Instituta demografii Nacional’nogo issledovatel’skogo universiteta «Vysshaja shkola jekonomiki». http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus.
  6. Domashek E.V. Istorija cheshskih poselenij Chernomorskogo poberezh’ja Severnogo Kavkaza: vtoraja polovina XIX v. 1914: Avtoreferat dis. kand. ist. nauk. Krasnodar, 2007.
  7. Krest’janskie bjudzhety Severo-Kavkazskogo kraja za 1924–25. Rostov-na-Donu, 1927.
  8. Lenskij N.A. Kolonizacija Chernomorskogo poberezh’ja. Naselenie i hozjajstvo Kubano-Chernomorskoj oblasti: Statisticheskij sbornik za 1922–1923 / Pod red. prof. V.I. Smirnskogo. Krasnodar, 1924. P. 14 –159.
  9. Otchet o rabote Chernomorskogo okruzhnogo ispolnitel’nogo komiteta 7-go sozyva (1926–1927) Novorossijsk, 1927.
  10. Rossijskij gosudarstvennyj arhiv social’no-politicheskoj istorii (RGASPI). F. 17.
  11. Centr dokumentacii novejshej istorii Krasnodarskogo kraja (CDNIKK). F. 9.
  12. Centr dokumentacii novejshej istorii Rostovskoj oblasti (CDNIRO). F. R–7.
  13. Central’noe Statisticheskoe Upravlenie (CSU) SSSR. Vsesojuznaja perepis’ naselenija 1926. Vol. V. Moscow, 1928.
  14. Chajanov A.V. Organizacija krest’janskogo hozjajstva. Krest’janskoe hozjajstvo. Izbrannye trudy. Moscow, 1989.
  15. Chernomorskij okrug i ego proizvoditel’nye sily /Pod red. P.I. Nevolina i V.M. Chetyrkina. Vol. 1. Novorossijsk, 1923.

Оставить комментарий