Кадетские организации Вологодской губернии в 1917 году

Набережная в Вологде. Конец 19 века

Аннотация

Статья посвящена анализу деятельности кадетских организаций Вологодской губернии в условиях революционных потрясений 1917 г. Рассмотрены особенности организации кадетских групп, роль в этом процессе Центрального Комитета Партии народной свободы, проанализированы уставы Вологодской и Великоустюгской партийных организаций. На основании разнообразных источников предпринята попытка определить численность вологодских кадетов (около 700 человек). На основании партийных списков кандидатов в гласные, составленных при выборах в городские думы, приведены данные о социальном составе кадетских организаций. Показана роль либералов в губернских и уездных органах власти Временного правительства. Рассмотрены взаимоотношения вологодских кадетов с местными Советами рабочих и солдатских депутатов и с различными партиями социалистической ориентации. Отмечается тесное взаимодействие кадетов с правыми социалистами (группой «Единство» и Трудовой народно-социалистической партией). Проанализировано участие кадетов в муниципальных выборах лета 1917 г. и в выборах в Учредительное собрание. Сопоставление итогов избирательных кампаний показывает постепенный рост влияния либералов в городах, но численное преобладание крестьянского населения в Вологодской губернии не позволило кадетам провести своего делегата в Учредительное собрание. Отмечается негативное отношение провинциальных кадетов к выступлению генерала Л.Г. Корнилова, нанесшего серьезный вред либералам. После взятия власти большевиками возможности для легальной деятельности кадетской партии резко сократились, а с июля 1918 г. отдельные случаи арестов и преследований либералов сменились массовыми репрессиями. В итоге деятельность кадетских организаций была пресечена насильственными методами.

Ключевые слова и фразы: Вологодская губерния, кадетские организации, партийные уставы, пресса, избирательные кампании, городские думы, Учредительное собрание.

Annotation

Cadettie organizations Vologda government in 1917.

The article analyzes the activities of the cadet organizations of the Vologda province in the conditions of revolutionary upheaval in 1917. The peculiarities of the organization of the cadet groups, the role of the Central Committee of the Party of people’s freedom in this process are studied. The statutes of Vologda and Veliky Ustyug party organizations are analysed. On the basis of various sources an attempt was made to determine the number of Vologda cadets – about 700 people. On the basis of party lists of candidates to councillors made during the elections to the city Duma, the data on the social structure of the cadet organizations is revealed. The role of the liberals in the provincial and local authorities of the Provisional government. The relations of the Vologda cadet with the local Soviets of workers and soldiers deputies and with the various parties of socialist orientation are studied. The close interaction of cadets with the right-wing socialists: a group of «Unity» and Labour popular socialist party is marked. The participation of cadets in the municipal elections of the summer of 1917and in the elections to the Constituent Assembly is analysed. A comparison of the outcomes of the election campaigns shows a gradual increase in the influence of the liberals in the cities, but the numerical preponderance of the peasant population in the Vologda province did not allow the cadets to elect their delegate to the Constituent Assembly. The negative attitude of the provincial cadets to the presentation of General L. G. Kornilov, who inflicted serious damage to the liberals, is noted. After the seizure of power by the Bolsheviks opportunities for legal activities of the cadet party declined dramaticaly, and since July 1918 individual cases of arrests and persecution of the liberals were replaced with massive repression. In the end, the activities of the cadet organizations were suppressed by violent means.

Key words and phrases: Vologda province, the cadet organization, party charters, media, election campaign, city Council, Constituent Assembly.

О публикации

Авторы: .
УДК 930.2.
DOI 10.24888/2410-4205-2017-13-4-52-64.
Опубликовано 19 декабря года в .
Количество просмотров: 98.

Кадетские организации возникли в Вологодской губернии в бурной обстановке Первой российской революции 1905 – 1907 гг. Учредительное собрание Вологодской кадетской группы состоялось 21 ноября 1917 г., всего через месяц после образования самой партии. Первоначально в состав группы вошло 35 человек, затем это число выросло до 100 [12, л. 1]. Председателем городского комитета Партии народной свободы (ПНС) (официальное название кадетской партии) стал председатель губернской земской управы В.А. Кудрявый. Кадетская группа формировалась на основе местного отделения «Союза освобождения» и разделявших либеральные идеи земских деятелей. Вслед за Вологдой кадетские группы возникли и в других городах губернии: Грязовце, Никольске, Тотьме, Великом Устюге, Кадникове, а также в трех крупных селах. Для координации деятельности уездных организаций и выработке единой тактики действий 30 августа 1906 г. в Вологде прошел первый общегубернский партийный съезд, выбравший губернский комитет ПНС и его председателя – В.А. Кудрявого [10, л. 17].

Поражение Первой российской революции нанесло серьезный удар по кадетской партии. Большинство провинциальных партийных организаций распалось и прекратило всякую партийную деятельность, а уцелевшие кадетские комитеты существовали в основном чисто номинально. Секретарь Вологодского комитета ПНС А. Васильев в письме члену ЦК ПНС А.М. Колюбакину в марте 1908 г. писал: «Наша кадетская группа мертва, но мертва летаргически. Существует только комитет, но и он существует только по названию, так как деятельность его сокращена до минимума, никто ничего не вносит в кассу группы» [10, л. 21]. Февральская революция пробудила провинциальных кадетов от «летаргического сна» и резко изменила ситуацию.

1 марта 1917 г. в Вологде получили телеграмму Председателя IV Государственной думы М.В. Родзянко, обращенную к городскому самоуправлению с призывом образовать правительственный комитет. В здании городской думы состоялось экстренное собрание гласных с представителями местных общественных организаций, кооперативов, рабочих, крестьян и «просто обывателей» — всего более тысячи человек. Собрание вел гласный городской думы Н.В. Сигорский. После выступления эсера С.С. Маслова, говорившего от имени представителей имеющихся в тот момент в городе партий: эсеров, социал-демократов и кадетов Было решено отстранить от власти губернатора и местную администрацию, образовать Вологодский губернский Временный комитет и передать ему всю власть [9, л. 9].

На первом заседании комитета 2 марта 1917 г. приняли решение о разоружении полиции и взятии под контроль всех административных учреждений губернии. 4 марта председателем комитета избрали кадетского лидера В.А. Кудрявого, а уже 6 марта Временное правительство утвердило его в качестве губернского комиссара [3].

Вологодский губернский временный комитет, взявший на себя функции новой власти, включал в себя представителей различных политических партий: 5 кадетов, 4 эсера, 4 социал-демократа, 1 представитель плехановской группы «Единство» [7, л. 1]. Кадеты играли в нем серьезную роль. Одним из заместителей В.А. Кудрявого стал кадет Н.Я. Масленников, кадет А.М. Виноградов готовил целый ряд обращений от имени новой власти к населению губернии. Однако было бы ошибочно считать, что власть в губернии перешла к кадетам. Позиции эсеров и социал-демократов в губернском комитете были довольно прочными. Эсер С.С. Маслов стал секретарем комитета, помощниками председателя являлись эсер В.Ф. Макеев и социал-демократ К.П. Хлюстов. Кроме того, 15 марта 1917 г. в Вологде прошло первое заседание Совета рабочих и солдатских депутатов, в котором ведущую роль играли левые партии.

В первых числах марта сложились уездные органы власти Временного правительства, в которых существенную роль играли представители кадетской партии. Они входили в уездные комитеты Тотьмы, Кадникова, Великого Устюга, Грязовца, Никольска и др. Комиссаром Кадниковского уезда стал кадет В.Ю. Зубов [8, л. 34]. Однако, в целом, влияние политических партий в уездах Вологодской губернии весной 1917 г. оставалось незначительным, большинство уездных комиссаров были беспартийными.

С начала марта 1917 г. вологодские кадеты возобновили свою деятельность, начав с организационной работы. Председателем губкома ПНС стал инженер-технолог Н.Я. Масленников, состав комитета увеличился до 7 человек. Основы партийного строительства в 1917 г. оставались такими же, как и в годы Первой российской революции. Общий для всей партии устав был принят еще на учредительном съезде ПНС в октябре 1905 г., но он не регламентировал деятельность местных групп, поэтому многие кадетские организации, включая крупнейшие (Москва, С.-Петербург), приняли свои уставы, регламентирующие их внутреннюю деятельность. До нас дошли уставы Вологодской и Великоустюгской групп, принятые в момент их образования в годы Первой российской революции, на основании чего мы можем судить о принципах партийного строительства в провинции.

Согласно уставу Вологодской группы членом партии мог быть любой человек, принимающий программу партии, устав и достигший совершеннолетия. В общепартийном уставе члены партии должны, помимо этого, «подчинятся партийной дисциплине, установленной уставом партии и партийными съездами» [18, с. 22]. Никаких ограничений, связанных с национальностью, вероисповеданием или имущественным положением, не было. Высшим органом группы являлось общее собрание, которое решало все принципиальные вопросы организации и деятельности, выбирало губернский комитет, утверждало его отчеты и сметы доходов и расходов. Равными правами с общим собранием пользовались и делегатские собрания, состоящие из лиц, выбранных местными отделениями пропорционально их численности. Губернский комитет избирался общим или делегатским собранием на год в количестве, определенном собранием, осуществлял текущее руководство, публиковал заявления от имени группы, вел избирательную и агитационную деятельность, ведал бюджетом, вел списки членов. Внутренняя организация губкома определялась им самим. При достижении численности 10 человек членов партии в уезде образовывалось отделение Вологодской группы. В обязанности местного отдела входили вербовка в члены партии и прием, ведение списков членов, избирательная и агитационная деятельность. Собрание кадетской группы считалось действительным при любом числе присутствующих, если только все они получили извещение о собрании. Партийные взносы составляли 1% с дохода в месяц для доходов свыше 500 руб. в год. Для доходов не более 500 руб. взносы были в пределах 10 коп. в месяц [10, л. 34].

Устав Великоустюгской группы во всех принципиальных положениях совпадал с Вологодским, но были и небольшие отличия. Так собрание группы считалось действительным, если присутствовало не менее 1/3 членов, взносы в полтора-два раза больше [11, л. 5]. В уставе подчеркивалось, что вступление и выход из партии свободные, денежные взносы при выходе не возвращаются (сказывалась купеческая жилка старинного русского торгового города).

Кадетские уставы имели как свои достоинства, так и недостатки. К несомненным достоинствам надо отнести демократизм, поощрение самостоятельности, разнообразие мнений. Кадетам был неведом жесткий принцип демократического централизма, даже член ЦК ПНС имел на их собраниях только совещательный голос. Эти достоинства уставов вытекали из самих принципов партии, во главу угла ставившей задачу создания гражданского общества, основанного на уважении прав каждого человека, к какому бы классу или социальной группе он ни относился. Однако в условиях революционных потрясений эти достоинства оборачивались недостатками. Отсутствие строгой дисциплины, аморфность, недостаточное внимание к оргработе крайне отрицательно сказывались на ПНС. Чем больше радикализировалась обстановка в стране, тем яснее становилось : победит не тот, за кем разум и логика, а тот, за кем громкие обещания и «железная дисциплина и организация». А в этом кадеты явно уступали левым партиям. После Февральской революции кадеты оставили свои уставы 1905 г. без изменений, но предприняли некоторые шаги по укреплению дисциплины. С этой целью в ряде организаций (например, в Великом Устюге) были приняты дополнения к уставу, требовавшие «неотступно выполнять партийную дисциплину» и «подчиняться директивам и указаниям центрального органа» [13, л. 10].

Об организационных слабостях кадетов говорит тот факт, что устав Вологодской группы вообще не регламентировал прием в партию. Вместе с тем отметим, что этот вопрос недостаточно ясно трактовал даже общепартийный устав партии Народной Свободы (кадетов). Так в его §. 3. значилось следующее: «Принятие в число членов партии производится Центральным и губернскими комитетами, а также лицами, уполномоченными Центральным комитетом». [40, с. 41]. В связи с этим прием в партию в провинциальных организациях не был одинаков. В Вологде для этого требовалось устное или письменное заявление в городской (губернский) комитет или одному из его членов. Нежелательные кандидатуры комитет отклонял, составленные списки утверждались общим собранием группы [10, л. 3]. В Авнегской волости Грязовецкого уезда крестьяне на своем сходе решили войти в партию, а губком ПНС санкционировал это. В Великом Устюге для вступления в ПНС была необходима рекомендация двух членов партии [36]. В подавляющем большинстве случаев в партию просто записывали на митингах и собраниях всех желающих.

Весной 1917 г. в Вологодской губернии началось восстановление распавшихся после Первой российской революции кадетских групп. В марте возобновили свою деятельность великоустюгские кадеты под руководством частного поверенного Н.Л. Снурницина [36]. С помощью губкома ПНС партийные отделения возникли в апреле в Тотьме, в мае – в Грязовце, в июле – в Кадникове, в августе – в Никольске [2, № 21/22, с. 38]. Существенную помощь вологодским кадетам в организации уездных групп оказал ЦК ПНС. Так в первой половине августа 1917 г. представитель ЦК профессор А.П. Нечаев посетил губернию с циклом лекций, каждая из которых заканчивалась кадетским митингом. Вместе с ним уездные города посещали его помощники – студенты П.А. Ушаков (командирован ЦК) и член Вологодского кадетского Союза молодежи П.И. Ворокин. Пока Нечаев был в Великом Устюге, его помощники самостоятельно объехали несколько уездных городов, в трех из которых (Устьсысольск, Сольвычегодск, Яренск) их агитационная деятельность привела к успеху: там оформились кадетские группы. Все происходило по отработанной схеме: митинг или лекция о деятельности партии, запись в члены ПНС и организационное собрание после митинга. Выбирался партийный комитет, устанавливались формы связи, после чего партийные представители уезжали, а новоявленные кадетские группы почти ничем себя не проявляли. Например, при оформлении Устьсысольской группы в начале августа 1917 г. были избраны делегаты на агитационные курсы в Вологде, но на них они так и не поехали, объяснив это «недостатком времени» [39].

В целом к сентябрю 1917 г. кадетские организации существовали в 9 из 10 городов Вологодской губернии. В отечественной историографии отмечалось, что летом 1917 г. кадетские организации в уездах и волостях в большинстве своем были созданы «путем искусственного насаждения сверху» [41, с. 118]. Данная характеристика вполне соответствует Устьсысольской, Сольвычегодской и Яренской группам, оказавшимся нежизнеспособными. Однако другие уездные кадетские организации Вологодской губернии действовали активно, сохраняли преемственность с либеральными группами периода Первой российской революции и внесли серьезный вклад в общественно политические процессы региона.

Вопрос о численности кадетских организаций довольно сложный, поскольку официальных данных об общей численности ПНС в 1917 г. нет. По нашим весьма приблизительным подсчетам, основанным на архивных документах и материалах местной прессы, в Вологодской губернии к осени 1917 г. насчитывалось порядка 600 – 700 кадетов. Это чуть меньше социал-демократов губернии – примерно, 850 чел., но значительно меньше, чем эсеров (1800 чел). [1, с. 116] Отметим, что абстрактные данные о численности групп мало что дают. Анализ деятельности кадетских организаций показывает их яркое разделение на «актив» и «пассив». Участие последних, а их в любой организации было большинство, в деятельности партии ограничивалось посещением партийных собраний, митингов и иных публичных мероприятий. Все остальные партийные функции концентрировались в руках кадетских активистов, которые, как правило, и составляли партийные комитеты.

Социальный состав провинциальных организаций можно проследить по спискам кандидатов в гласные от ПНС при выборах в городские думы. В Вологде в этом списке 57 человек: 9 учителей, 5 врачей, 5 инженеров, 4 юриста, литератор и кандидат юридических наук – так представлены различные группы интеллигенции (43,9 %). Следующую значительную категорию составляют чиновники и служащие, деятели местного самоуправления – 17 чел. (29,8 %), из которых трое занимали довольно высокое положение (директор городского банка и т.п.) Предпринимательские круги представлены 4 купцами, 3 управляющими и 3 торгово-промышленными служащими (17,5 %). В списках числятся 2 офицера, 2 мелких ремесленника и 1 священник [28]. Аналогичная картина наблюдается и по другим городам Вологодской губернии. Бросается в глаза полное отсутствие рабочих и крестьян. Нами не выявлено ни одного факта наличия рабочих в какой-либо провинциальной кадетской организации. Крестьяне входили в некоторые уездные организации, но, как правило, это были уже не земледельцы в классическом понимании этого слова, а лица, имевшие начальное образование и связанные с волостным правлением и занимавшиеся мелкой торговлей. Некоторые из них участвовали в избирательных кампаниях в Государственные думы, что дало им определенный политический опыт [16, с. 88]. Отметим наличие в кадетских организациях небольшого количества офицеров и прапорщиков, чего не наблюдалось в 1905 – 1907 гг. Прапорщик П.З. Фель являлся даже одним из трех кандидатом в члены Вологодского губкома ПНС. Кадровое офицерство не поддерживало либералов, но в годы Первой мировой войны многие представители интеллигенции, воевавшие на фронтах, получили низшие офицерские звания. Некоторые из них и поддерживали ПНС. Сын председателя губкома ПНС Б.В. Беккера – Сергей — получил звание прапорщика на фронте. Вернувшись в Вологду летом 1917 г., он с помощью отца организовал кадетский Союз молодежи [30].

Как и любая партия, большое внимание кадеты уделяли агитационно-издательской деятельности. Вопрос о своей типографии и газете встал уже в марте 1917 г. На издание своей газеты вологодские кадеты взяли в городском банке 50 тыс. руб. в виде беспроцентной и безвозвратной (в случае необходимости) ссуды. Такие выгодные условия объяснялись тем, что директор городского банка И.Ф. Клушин являлся членом губкома ПНС. Без проблем нашли и подходящую типографию. В 1913 г. в Вологде издатель и редактор И.П. Пошешулин основал газету «Северное эхо», вскоре переименованную в «Эхо». Это была обычная городская газета, печатавшая новости, объявления, рекламу. Определенного политического направления газета не имела, хотя и симпатизировала либеральным идеям. В первом же номере от 8 февраля 1913 г. был опубликован запрос кадетской фракции в Государственной думе о незаконных действиях администрации во время выборов [19]. В апреле 1917 г. губком ПНС приобрел у И.П. Пошешулина его газету, типографию и запас бумаги. «Эхо» вновь переименовали в «Северное эхо», и 16 апреля вышел первый номер с подзаголовком: «Орган Губернского комитета Партии Народной Свободы». Редактировал газету присяжный поверенный А.М. Виноградов.

В редакционной статье первого номера кадеты объявили свои основные принципы: «Старый, насквозь прогнивший строй рухнул. Нужно создавать и укреплять новый строй. Эта работа не разрушительная, а созидательная, она гораздо труднее… Объединение всех сил необходимо. Всякая борьба между общественными силами есть угроза свободе. Не время для партийных распрей и классовой борьбы». На каких же идеях должно происходить объединение всех «общественных сил». Кадеты выдвигали «три великих лозунга»: 1. «Деятельная и живая поддержка нового народного правительства», поскольку «анархия и безвластие страшны». 2. Продолжение войны до победного и достойного конца, что «требуют от нас те жертвы, которые положены русским народом в мировую войну. Поражение России означает гибель русской свободы». 3. Построение демократической республики, поскольку «низложенная династия Романовых настолько опорочила монархический принцип, что возврат к нему сделался психологически невозможным. Единственно приемлемая форма управления – демократическая республика. Решающий голос в этом вопросе должен принадлежать всенародному Учредительному Собранию» [20].

Газета выходила 3 раза в неделю. На ее страницах освещались с либеральной точки зрения основные события в России, в губернии, в Вологде. В финансовых целях много места отводилось рекламе. Газета стала пользоваться успехом, постепенно расширялся круг читателей. К августу 1917 г. тираж издания достиг 5 тыс. экз. Газета самоокупалась, выплачивала гонорары, в агитационных целях рассылалась бесплатно во все школы и волостные комитеты губернии. ЦК ПНС контролировал провинциальную печать через журнал «Вестник Партии Народной свободы» (издавался в Петрограде с мая 1917 г.). Перед VIII съездом ПНС (9-11 мая 1917 г.) ЦК обратился к местным организациям с просьбой присылать в редакцию журнала по одному экземпляру издаваемых партийными организациями воззваний, брошюр, газет, листовок [21]. Редакция «Северного эха» поддерживала постоянные контакты с «Вестником Партии Народной свободы», во многих его номерах использовались материалы вологодских кадетов. В Великом Устюге с 25 мая 1917 г. местный комитет ПНС издавал газету «Северодвинский край» под редакцией Д.Н. Картыкова. В Тотьме под кадетским влиянием находилась газета «Тотьмич».

В начале июля 1917 г. в Вологде прошел губернский съезд кадетской партии. На нем обсуждались вопросы организации предвыборной кампании в Учредительное собрание и доклады с мест. Важнейшей задачей съезда было «организационное дело партии, его развитие и расширение» [24]. На съезд прибыли делегаты от 5 уездов губернии: 3 – из Великого Устюга, 3 – из Тотьмы, 1 – из Грязовца, 1 – из Кадникова, хотя там кадетская организация еще не оформилась. Делегатами являлись все члены губкома ПНС, они же представляли и вологодскую организацию. Демократизм либералов проявился в том, что вход на съезд был свободен для любого члена партии, не являвшегося делегатом.

Съезд открыл председатель губкома ПНС Н.Я. Масленников. Он осветил историю деятельности партии с 1905 г., обозначил текущие задачи, отметив, что «партийная жизнь оживляется, идеи партии имеют успех». Кадеты завоевали немало сторонников в городах губернии, в основном в цензовых слоях, но в деревне оставалось сильным влияние эсеров. «Идеи партии, полагал докладчик, могут иметь успех и в селе, для чего необходимо развивать партийную агитацию» [26]. Однако для проведения агитационной работы нужны были немалые деньги. Был сделан подсчет стоимости объезда волостей по Тотемскому уезду. Получалась довольно приличная сумма в 5-6 тыс. руб. на уезд. Поскольку таких денег у либералов не было, решили ограничиться объездом только уездных городов и наиболее крупных сел, расположенных по рекам и около железных дорог.

На съезде были заслушаны доклады А.М. Виноградова о текущем политическом моменте, Б.В. Беккера – о положении на фронте и др. Существенное внимание уделили сообщениям с мест. В выступлении делегата от Велико Устюга Л.И. Трипецкого выявились существенные расхождения между вологодскими и великоустюгскими кадетами. Суть их заключалась в том, что вологодские кадеты стояли на левых позициях в ПНС, выступали за союз с правыми социалистами, в то время как их коллеги из Великого Устюга, поддерживая правое крыло в ПНС, выступили инициаторами создания местного отдела Торгово-промышленного союза, стоявшего правее кадетской партии. Споры дошли до того, что часть делегатов предложила выделить великоустюгскую группу из общегубернской кадетской организации [25]. Однако идея раскола не нашла поддержки у делегатов. Кадетам требовалось единство как для борьбы с набирающими силу левыми революционными партиями, так и для проведения своих делегатов в Учредительное собрание. Партийный раскол в условиях революционных потрясений был непозволительной роскошью, поэтому решили не выносить партийных разногласий на страницы прессы. Во всех последующих действиях вологодские и великоустюгские кадеты выступали в полном единстве.

В конце работы съезда избрали нового председателя губкома ПНС – инженера Б.В. Беккера. Отставка Н.Я. Масленникова не была случайной. Он занимал важную должность помощника губернского комиссара Временного правительства, а на предстоящих городских выборах кадеты собирались выставить его кандидатуру на должность председателя городской думы. В этой ситуации Б.В. Беккер как более молодой и опытный в организационных вопросах, хороший оратор и публицист больше соответствовал должности председателя губкома ПНС. И хотя в кадетскую партию он вступил совсем недавно – после Февральской революции, он успел завоевать в ней серьезный авторитет.

Взаимоотношения вологодских кадетов с местным Советом рабочих и солдатских депутатов прошли сложную эволюцию. В первые дни после Февральской революции, когда эйфория от быстрого и бескровного падения монархии и надежда на скорое построение демократического общества охватила всю страну, кадеты положительно отнеслись к возникновению Советов, увидев в них придаток Временного правительства, способствующий организации рабочего класса и крестьянства. На кадетском собрании 7 апреля 1917 г. Б.В. Беккер говорил о вполне нормальном отношении ПНС к Советам, призывал подойти к местному Совету «без всякой боязни, терпимо к его ошибкам и с должным уважением к его роли в момент революции» [20]. Многие близкие к кадетам городские общественные организации даже направили своих представителей в Совет. Так от Союза служащих в правительственных учреждениях в Совет вошло 7 человек, двое из которых были кадетами (М.Л. Загускин и В.Н. Сомов).

Однако Советы стали развиваться совсем не так, как хотелось бы либералам. В ответ на ноту П.Н. Милюкова от 18 апреля 1917 г. о продолжении войны до победного конца Вологодский Совет выразил протест и призвал всех трудящихся к сплочению вокруг социалистических партий для защиты революции [17]. Заявление Совета вызвало резко негативную реакцию со стороны либералов. На кадетском митинге 6 мая Б.В. Беккер в своем докладе «О тактике Совета рабочих и солдатских депутатов» в течение полутора часов критиковал позицию Совета. После этого отношения кадетов с Советами стали быстро ухудшаться. Уже в мае кадеты вышли из Вологодского Совета, а к концу лета 1917 г. все близкие к кадетам общественные организации отозвали своих представителей из Советов.

В редакционной статье «Северного эха» от 23 июля кадеты четко определили свое отношение к Советам: «В том-то и ошибка Совета, что, будучи представителем одного только класса, он все время старается самочинно присвоить себе право говорить от имени всей страны и в этом качестве воздействовать на Временное правительство». Кадеты полагали, что Советы не выражают мнение всего народа, а значит, не могут претендовать на государственную власть: «Мы никогда и нигде не высказывались против Совета, как органа рабочего класса. В этой области его существование законно и нельзя отрицать крупной организующей роли этого классового органа. Но когда Совет выходит из этих его нормальных рамок, когда он претендует на руководство государственной жизнью страны, когда хочет стать рядом или даже над правительством, мы решительно возражаем и говорим: руки прочь. Государственная власть не может быть и особенно в такое тяжелое и грозное время узкоклассовой, а должна быть национальной. И с этой точки зрения мы всегда будем возражать против современной политики Совета» [28]. Исходя из этих взглядов, кадеты оценивали политику Советов как «опасное расшатывание власти, нарушение ее единства, создание в стране многовластия, гибельного для свободы».

Радикализация общественных настроений в ходе развития революции неизбежно привела к ослаблению позиции либералов в Вологодском губернском временном комитете. С лета 1917 г. кадетов в нем осталось только четверо: В.А. Кудрявый – губернский комиссар Временного правительства, Н.Я. Масленников – его помощник, Б.В. Беккер и П.А. Кадников. В то же время усиливалось влияние Советов. Под их давлением одним из заместителей В.А. Кудрявого поставили большевика И.А. Саммера. Совет стал отменять те решения Временного комитета, которые считал не соответствующими интересам революции. Саммер отвечал за проведение в жизнь политики Совета. Когда Кудрявый болел или отсутствовал, Саммер заменял него, будучи одновременно одним из руководителей Вологодского Совета. Предложения кадетов часто отклонялись Временным комитетом. Так в мае 1917 г. представители Совета при обсуждении вопроса о создании народной милиции предлагали уволить всех старых служащих и заменить их новыми. Кадет А.М. Виноградов резонно возражал, доказывая, что их устранение грозит развалом всего дела. Однако, представители Совета, пользуясь большинством, отстояли свою точку зрения [4].

Большое значение кадеты придавали работе в городских думах, роль которых в условиях революционных потрясений резко возросла. Кадеты хотели поднять авторитет органов городского самоуправления, превратив их в противовес Советам. Вологодские кадеты стали готовится к муниципальным выборам сразу после издания закона о городском самоуправлении в апреле 1917 г. На партийном собрании 15 июня 1917 г. в Вологде решили сформировать список гласных, который «не может и не должен быть строго партийным. Этот список будет деловым, заключающим в себе как организованных партийных людей, так и беспартийных, примыкающих по своим воззрениям к партии и принимающих ее муниципальную программу» [2].

Кадетская муниципальная программа поднимала основные политические вопросы, исходя из того, что революция закончилась и необходимо укреплять новый строй. Кадеты, считавшие себя внеклассовой партией, выступали за справедливое удовлетворение интересов всех слоев населения. Они отдавали предпочтение охране интересов широких и экономически слабейших слоев населения. Кадеты выступали за охрану труда, особенно женского и детского, уничтожение безработицы, устройство бирж труда и примирительных камер, в которых «могли бы получить справедливое и правомерное разрешение противоположные и сталкивающиеся интересы трудящихся и работодателей». Подчеркивалось, что «во главу своей программы» партия ставит задачу примирения, правового разрешения разнообразных и часто противоположных интересов. Большое значение кадеты придавали укреплению финансового и правового положения городских дум, развитию здравоохранения и народного образования, решению продовольственного вопроса [23].

С весны 1917 г. в городах Вологодской губернии, как и по всей России, стали возникать разнообразные общественные организации, объединенные обычно по профессиональному признаку: Союз медицинских врачей, Союз служащих уездного земства, Союз служащих в правительственных учреждениях и т.п. В одной только Вологде таких организаций насчитывалось свыше 20, причем некоторые были довольно многочисленными. В вологодском Союзе квартиронанимателей числилось более 600 человек, в Союзе служащих земских и городских учреждений – примерно 400, в Союзе служащих в правительственных учреждениях – около 1400.

Все политические партии придавали большое значение работе в этих союзах, однако наиболее серьезным влиянием в них пользовались кадеты. Некоторые из них они сами и организовали. В Вологде при активном участии ПНС были созданы союзы домовладельцев, квартиронанимателей, медицинских врачей и пр. В руководство Союза домовладельцев входили члены губкома ПНС И.Ф. Клушин и А.М. Виноградов. В правлении Союза квартиронанимателей заметную роль играл председатель губкома ПНС Б.В. Беккер, а во главе Союза медицинских врачей стоял член губкома П.А. Кадников [6, л. 2]. В Великом Устюге кадеты создали Торгово-промышленный союз, в Грязовце – Мещанское общество, в Тотьме – Союз домовладельцев и т.д. Многие либералы являлись членами того или иного общества, играя в нем, как правило, далеко не последнюю роль.

Поэтому совершенно естественно встал вопрос о блоке кадетов с союзами на предстоящих городских выборах. В Вологде в такой блок вошли союзы служащих в правительственных учреждениях, квартиронанимателей, Лига равноправия женщин; в Великом Устюге – Торгово-промышленный союз; в Грязовце – Мещанское общество. Некоторые близкие к кадетам организации решили выставить свои списки гласных: в Вологде – Союз домовладельцев, в Тотьме – Союзы домовладельцев и квартиронанимателей, в Великом Устюге – Мещанское общество. Тем самым, эти организации подчеркивали свой профессиональный, а не политический характер. Следует учитывать, что в состав союзов входило немало людей, сочувствующих другим партиям, в основном правым социалистам (так в правлении вологодского Союза квартиронанимателей работал руководитель местной группы «Единство» В.Н. Трапезников) [22]. Понятно, что они вряд ли одобрили бы блок с кадетской партией.

В поддержку своих кандидатов в гласные кадеты начали широкую агитационную кампанию в прессе, а также стали проводить митинги и собрания. Главная идея либералов заключалась в обосновании надклассового характера своей муниципальной программы. На кадетские митинги приходили и представители других партий: эсеров, меньшевиков, большевиков. Как правило, споры политических противников принимали весьма резкий характер, и попытки кадетов ограничиться обсуждением лишь внутригородских дел не приводили к успеху. Начиналось широкое обсуждение ситуации в стране. Как писалоа газета «Северное эхо», «слишком сложно, запутано и тревожно состояние народа, такая разноголосица по каждому вопросу, что немыслимо удержаться в рамках местных вопросов» [28].

В июле 1917 г. кадеты выдвинули списки своих кандидатов в гласные в 4 городах Вологодской губернии: Вологде, Великом Устюге, Тотьме, Грязовце. В остальных 6 уездных городах списки кандидатов в гласные были непартийными, что показывало слабое влияние в провинции различных политических партий. В Грязовце кадетский список был единственным партийным. Часть кадетов избиралась по спискам близких общественных организаций (немало кадетов фигурировало в списке вологодского Союза домовладельцев).

В Вологодской губернии муниципальные выборы состоялись в июле – августе 1917 г. В Вологде за список ПНС проголосовало 2345 человек (18%), что позволило либералам получить в городской думе 11 мест из 60. К этому можно добавить 1739 голосов (13%), отданных за близкий к кадетам Союз домовладельцев – 8 мест. Блок эсеров, социал-демократов и Бунд завоевал 6861 голос (55%) [5, л. 8]. В Грязовце либералы получили 12 мест из 21, что позволило им выбрать своего лидера П.А. Бронникова председателем городской думы [27]. В Тотьме по кадетскому списку выбрали 4 гласных, но по спискам прокадетских общественных организаций (Союз домовладельцев, Союз квартиронанимателей) избрали еще 6 либералов. В итоге в городской думе Тотьмы кадеты получили 10 мест из 20, а левые партии – всего 5 мест. Председателем городской думы избрали заместителя председателя Тотемской кадетской организации П.А. Мужикова [38]. В Великом Устюге кадеты завоевали 11 мест из 33, левые партии – 16 мест [37]. В Никольске не было партийных списков, но некоторые местные кадеты прошли по спискам близких общественных организаций, и во главе Никольской городской думы встал кадет Н.Н. Аруев [32]. Таким образом, муниципальные выборы показали довольно существенное влияние либералов на городских избирателей.

Вологодская губерния постоянно находилась в поле зрения П.Н. Милюкова. Первый раз он посетил Вологду еще в 1905 г. с лекцией по рабочему вопросу. В августе 1917 г. кадетский лидер наметил ряд поездок по стране с целью ознакомления с положением дел на местах и подготовки к выборам в Учредительное собрание. Первая его поездка состоялась в Вологду [15, л. 1]. Вечером 22 августа Милюков прочитал в городском театре доклад о политическом положении в стране. Когда по окончании доклада предложили выступить оппонентам, ни один из представителей других политических партий не решился вступить в полемику с Милюковым, что дало повод Б.В. Беккеру остроумно заметить, что «оппоненты блистают своим отсутствием» [29]. На следующий день перед отъездом Милюков с большим успехом прочитал еще две лекции, способствовавшие поднятию авторитета кадетов в глазах обывателей.

Ознакомившись с партийными делами в губернии, Милюков предложил начать подготовку к выборам в Учредительное собрание и включить в состав кандидатов от кадетской партии по Вологодскому избирательному округу члена ЦК ПНС, министра исповеданий Временного правительства, обер-прокурора Синода А.В. Карташева, неоднократно приезжавшего в Вологду с лекциями по религиозным и национальным вопросам.

Выступление генерала Л.Г. Корнилова в конце августа 1917 г. встревожило вологодских кадетов. «Те силы, на которые опирается генерал Корнилов, не могут не вызывать опасений и тревоги за будущее. Революция перешагнула предел возможного», — утверждали кадеты в одной из статей «Северного эха» [30]. В другой статье говорилось: «Избранный генералом Корниловым путь (путь военного переворота) грозил России братоубийственным кровопролитием и еще большим падением дисциплины в армии» [31].

Связь кадетского руководства с выступлением Л.Г. Корнилова нанесло большой вред либералам. В глазах обывателей кадеты оказались скомпрометированными участием в заговоре, газеты левого толка резко критиковали ПНС. Особенно отличалась большевистская печать, обвиняя во всех бедах России буржуазию и кадетов. Все это негативно отразилось на вологодских кадетах. В сентябре 1917 г. в Вологде не было ни одного публичного мероприятия ПНС, что особенно заметно на фоне предшествующих месяцев: в июле кадеты провели 3 митинга и одно общее собрание, в августе – 3 лекции, 2 собрания, недельные агитационные курсы. После подавления Корниловского выступления вологодские кадеты уже не смогли достичь того размаха деятельности, который был у них летом 1917 г.

Отношение вологодских кадетов к большевизму было резко отрицательным. На страницах «Северного эха» можно встретить такие выражения, как «преступная и гибельная для государства деятельность большевиков», «большевизм и его тлетворное учение» и т.п. Эсеров и меньшевиков кадеты критиковали гораздо более серьезно и взвешенно, работали с ними в Вологодском губернском временном комитете и органах городского самоуправления, стремились находить компромиссные решения. Довольно хорошие отношения у кадетов сложились с местными группами «Единства» и Трудовой народно-социалистической партией. Эти организации не имели в Вологде своей печати, и кадеты нередко предоставляли им свою газету, если речь шла о борьбе с большевиками. В преддверии выборов в Учредительное собрание газета «Северное эхо» напечатала список кандидатов от «Единства», а в разделе «Обзор печати» либералы часто представляли выдержки из правосоциалистической прессы. По мере обострения ситуации в стране сотрудничество либералов с правыми социалистами нарастало, что объяснялось необходимостью совместной борьбы с левыми радикалами.

Осенью 1917 г. главным делом для либералов стали выборы в Учредительное собрание. В конце сентября в Вологде состоялся общегубернский съезд ПНС по утверждению списка кандидатов от партии в Учредительное собрание. Из-за наступившей осенней распутицы на съезд не прибыли делегаты из отдаленных уездных городов, но они прислали телеграммы со своими предложениями. В итоге согласований «на почве взаимного доверия был составлен и утвержден список кандидатов из 10 человек» [14, л. 2]. От ЦК кадетской партии в списке значился А.В. Карташев, от Вологды – В.А. Кудрявый, Б.В. Беккер, Н.Я. Масленников, остальные кадеты представляли различные уездные города губернии. В список входи авторитетные, хорошо известные вологжанам люди.

В октябре – ноябре 1917 г. либералы делали все возможное для успешного проведения выборов в Учредительное собрание. В итоге в Вологде за кадетский список проголосовало 5973 человека (37,5% городских избирателей) [34]. Это значительно больше, чем на летних муниципальных выборах, что показало возросший авторитет кадетской партии. Списки левых партий получили в Вологде меньше голосов. Кроме того, кадеты одержали победу в наиболее крупных городах губернии: Великом Устюге, Тотьме, Кадникове. Однако подавляющее большинство крестьянского населения отдало свои голоса эсерам, и ни один кадет в Учредительное собрание от Вологодской губернии не прошел. Избрали 6 эсеров и одного большевика.

27 октября 1917 г., получив известия о большевистском перевороте в Петрограде, Вологодский Совет попытался взять власть в губернии, создав исполнительный комитет с самыми широкими полномочиями. Эти действия вызвали резкий отпор со стороны кадетов и правых социалистов. По их требованию 31 октября созвали заседание городской думы с участием Советов и всех имеющихся в Вологде общественных организаций для обсуждения происходящих событий. Кадеты внесли резолюцию с резким осуждением «узурпаторского выступления большевиков», названного «преступным и гибельным покушением против родины, ее свободы и революции». Они предлагали создать коалиционный «Комитет спасения родины и революции», который должен был получить всю власть в губернии [33]. Близкие идеи высказали правые социалисты и многие общественные организации. Бурные споры продолжались с 7 часов вечера до 5 утра. В итоге городская дума единогласно осудила захват власти большевиками, но по вопросы о власти в губернии мнения разошлись. Эсеро-меньшевистская часть думы незначительным большинством признала организованный Советами правительственный комитет и даже направила в него городского голову и своего делегата. В знак протеста кадеты и правые социалисты покинули заседание, а затем все служащие государственных и общественных учреждений приняли решение не подчиняться постановлениям советского комитета [2, № 29/30, с. 16].

Столкнувшись с таким сопротивлением, эсеро-меньшевистское большинство советов пошло на компромисс. Губернский комиссариат В.А. Кудрявого был сохранен. Ему подчинялись все учреждения и организации, не признавшие советскую власть. В то же время рабочие и солдатские организации подчинялись исключительно Совету. Такое своеобразное «двоевластие» продолжалось до декабря 1917 г., когда в ходе перевыборов Вологодского Совета большевики одержали победу над меньшевиками и эсерами. 12 декабря Вологодский Совет принял решение о переходе всей власти на местах в руки Советов [42, с. 147]. В январе 1918 г. новая власть принимает решение об устранении губернского комиссариата, который в глазах «цензовых» слоев населения еще оставался формальным органом власти.

После взятия власти большевиками в губернском городе и на местах возможности для легальной деятельности кадетской партии резко сократились. Еще 28 ноября 1917 г. Совнарком принял ленинский декрет о запрещении кадетской партии и аресте ее руководителей. В Вологодской губернии преследования кадетов со стороны большевиков начались с февраля 1918 г., когда красногвардейцы арестовали председателя Вологодского губкома ПНС Б.В. Беккера, захватили помещение кадетского клуба и конфисковали литературу [35]. Тем не менее, до начала лета 1918 г. кадетские организации Вологодской губернии продолжали действовать в полулегальных условиях, а в Вологде даже продолжала издаваться газета ПНС. С июля 1918 г. отдельные случаи арестов и преследований кадетов сменились массовыми репрессиями. Многие либералы, не успевшие скрыться, были арестованы, кадетские организации распались.


Список литературы / References

На русском

  1. Безбережьев С.В. О социальном и численном составе эсеровских организаций в губерниях северной области в 1917 г. // Вопросы истории Европейского Севера (История Великого Октября на Северо-западе России): Межвузовский сборник научных работ / Отв. ред. М.И. Шумилов. Петрозаводск, 1987. С. 108-119.
  2. Вестник Партии Народной Свободы. Пг., 1917.
  3. Вологодские губернские ведомости. Вологда, 1917. 10 марта.
  4. Вологодские губернские ведомости. Вологда, 1917. 19 мая.
  5. ГАВО Ф. 475 Оп. 1. Д. 1549.
  6. ГАВО Ф. 475 Оп. 3. Д. 5.
  7. ГАВО. Ф. 788. Оп. 1. Д. 104.
  8. ГАВО. Ф. 788. Оп. 1. Д. 63.
  9. ГАВО. Ф. 788. Оп. 1. Д. 7.
  10. ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 193.
  11. ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 194.
  12. ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 70.
  13. ГАРФ. Ф. 523. Оп. 2. Д. 43.
  14. ГАРФ. Ф. 579. Оп. 1. Д. 1004а.
  15. ГАРФ. Ф. 579. Оп. 1. Д. 809а.
  16. Егоров А.Н. Выборы в Государственные думы Российской империи в Вологодской губернии: региональные особенности // Таврические чтения 2015. Актуальные проблемы парламентаризма: история и современность. Междун. науч. конф. Сб. науч. статей / Под ред. А.Б. Николаева. СПб., 2016. Ч. 1. С. 85-93.
  17. Известия Вологодского Совета. Вологда, 1917. 27 апреля.
  18. Конституционно-демократическая партия: съезд 12-18 октября 1905 г. СПб., 1905.
  19. Северное эхо. Вологда, 1913. 8 февраля.
  20. Северное эхо. Вологда, 1917. 16 апреля.
  21. Северное эхо. Вологда, 1917. 30 апреля.
  22. Северное эхо. Вологда, 1917. 7 июня.
  23. Северное эхо. Вологда, 1917. 23 июня.
  24. Северное эхо. Вологда, 1917. 28 июня.
  25. Северное эхо. Вологда, 1917. 5 июля.
  26. Северное эхо. Вологда, 1917. 7 июля.
  27. Северное эхо. Вологда, 1917. 16 июля.
  28. Северное эхо. Вологда, 1917. 23 июля.
  29. Северное эхо. Вологда, 1917. 23 августа.
  30. Северное эхо. Вологда, 1917. 29 августа.
  31. Северное эхо. Вологда, 1917. 1 сентября.
  32. Северное эхо. Вологда, 1917. 5 ноября.
  33. Северное эхо. Вологда, 1917. 8 ноября.
  34. Северное эхо. Вологда, 1917. 6 декабря.
  35. Северное эхо. Вологда, 1918. 16 февраля.
  36. Северо-Двинский край. Великий Устюг, 1917. 6 июня.
  37. Северо-Двинский край. Великий Устюг, 1917. 1 августа.
  38. Северо-Двинский край. Великий Устюг, 1917. 29 августа.
  39. Северо-Двинский край. Великий Устюг, 1917. 5 сентября.
  40. Съезды и конференции конституционно-демократической партии. В 3-х т. М., 1997. Т. 1.
  41. Федюк В.П. Конференция кадетской партии в мае 1918 г. // Непролетарские партии России в трех революциях. М.: Наука, С. 117-121.
  42. Шумилов М.И. Октябрьская революция на Севере России. Петрозаводск: Карелия, — 338 с.

English

  1. Bezberezh’ev S.V. O sotsial’nom i chislennom sostave eserovskikh organizatsii v guberniyakh severnoi oblasti v 1917 g. // Voprosy istorii Evropeiskogo Severa (Istoriya Velikogo Oktyabrya na Severo-zapade Rossii): Mezhvuzovskii sbornik nauchnykh rabot / Otv. red. M.I. Shumilov. Petrozavodsk, 1987. S. 108-119.
  2. Vestnik Partii Narodnoi Svobody. Pg., 1917.
  3. Vologodskie gubernskie vedomosti. Vologda, 1917. 10 marta.
  4. Vologodskie gubernskie vedomosti. Vologda, 1917. 19 maya.
  5. GAVO F. 475 Op. 1. D. 1549.
  6. GAVO F. 475 Op. 3. D. 5.
  7. GAVO. F. 788. Op. 1. D. 104.
  8. GAVO. F. 788. Op. 1. D. 63.
  9. GAVO. F. 788. Op. 1. D. 7.
  10. GARF. F. 523. Op. 1. D. 193.
  11. GARF. F. 523. Op. 1. D. 194.
  12. GARF. F. 523. Op. 1. D. 70.
  13. GARF. F. 523. Op. 2. D. 43.
  14. GARF. F. 579. Op. 1. D. 1004a.
  15. GARF. F. 579. Op. 1. D. 809a.
  16. Egorov A.N. Vybory v Gosudarstvennye dumy Rossiiskoi imperii v Vologodskoi gubernii: regional’nye osobennosti // Tavricheskie chteniya 2015. Aktual’nye problemy parlamentarizma: istoriya i sovremennost’. Mezhdun. nauch. konf. Sb. nauch. statei / Pod red. A.B. Nikolaeva. SPb., 2016. Ch. 1. S. 85-93.
  17. Izvestiya Vologodskogo Soveta. Vologda, 1917. 27 aprelya.
  18. Konstitutsionno-demokraticheskaya partiya: s»ezd 12-18 oktyabrya 1905 g. SPb., 1905.
  19. Severnoe ekho. Vologda, 1913. 8 fevralya.
  20. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 16 aprelya.
  21. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 30 aprelya.
  22. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 7 iyunya.
  23. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 23 iyunya.
  24. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 28 iyunya.
  25. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 5 iyulya.
  26. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 7 iyulya.
  27. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 16 iyulya.
  28. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 23 iyulya.
  29. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 23 avgusta.
  30. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 29 avgusta.
  31. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 1 sentyabrya.
  32. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 5 noyabrya.
  33. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 8 noyabrya.
  34. Severnoe ekho. Vologda, 1917. 6 dekabrya.
  35. Severnoe ekho. Vologda, 1918. 16 fevralya.
  36. Severo-Dvinskii krai. Velikii Ustyug, 1917. 6 iyunya.
  37. Severo-Dvinskii krai. Velikii Ustyug, 1917. 1 avgusta.
  38. Severo-Dvinskii krai. Velikii Ustyug, 1917. 29 avgusta.
  39. Severo-Dvinskii krai. Velikii Ustyug, 1917. 5 sentyabrya.
  40. S»ezdy i konferentsii konstitutsionno-demokraticheskoi partii. V 3-kh t. M., 1997. T. 1.
  41. Fedyuk V.P. Konferentsiya kadetskoi partii v mae 1918 g. // Neproletarskie partii Rossii v trekh revolyutsiyakh. M., 1989. S. 117-121.
  42. Shumilov M.I. Oktyabr’skaya revolyutsiya na Severe Rossii. Petrozavodsk, 1973. – 338 s.

Оставить комментарий