Микроморфологическое исследование лепной керамики среднедонских памятников скифского времени

Лепная керамика скифского времени

Аннотация

Статья посвящена микроморфологическому исследованию серии образцов лепной керамики среднедонской культуры скифского времени. Современный подход к изучению керамики предполагает применение, наряду с традиционными археологическими, естественнонаучных методов. Использование данных петрографического и геохимического анализа дает возможность количественно установить минеральный и химический составы формовочной массы, определить состав и рецептуру теста, идентифицировать источники сырья; показатели температур и условий обжига позволяют определить некоторые технологические приемы, использованные при изготовлении керамики. В работе анализируется керамика, происходящая с восьми памятников, расположенных в правобережье Дона и относящихся к двум хронологическим периодам. В выборку попали образцы с поселений, расположенных на правом берегу реки Дон, относящихся к V–III вв. до н.э., городища Большое Сторожевое, где имеются напластования как V в. до н.э., так и IV–III вв. до н.э. а также из курганного могильника у хутора Дубовой, который датируется IV в. до н.э. Результаты микроморфологического исследования позволяют распределить керамические фрагменты по трем группам по композиционному составу керамического теста, набору отощителей и режиму обжига. Керамика изготавливалась из глин гидрослюдистого или смектитового состава, в качестве отощителей применялся песок, дробленая дресва, шамот, а также органика. Обжиг был высокотемпературным, чаще всего кратковременным, производился в невыдержанной среде и был окислительным. Проведенное исследование продемонстрировало в целом единство сырьевой базы и технологии керамического производства в скифское время на Среднем Дону.

Ключевые слова и фразы: скифское время, керамика, поселения, городища, лесостепное Подонье.

Annotation

Micromorphological study sculpture ceramics monuments of the Middle Don in scythian time.

The article presents the results that are basically the first micromorphological studying of a series of molded ceramics’ thirteen samples of Srednedonskaya culture of the Scythian period. Modern approach to ceramics study involves the use of natural science methods along with traditional archaeological methods.The usage of petrographic and geochemical analysis’ data makes it possible to establish quantitatively mineral and chemical composition of the molding paste, determine the composition and formulation of the dough, identify the sources of raw materials. The indicators of temperature and firing conditions help us to determine some technological methods used in the manufacture of ceramics. The research analyzes the fragments of pots from eight sites located within the Voronezh region and belonging to two chronological periods Scythian epoch. The selection included samples from unfortified settlements and villages located on the right bank of the Don and dating V-III BC, the settlement Bolshoe Storozevoe, where there are strata as V BC and the IV-III BC, as well as the burial mound of the IV. BC. at Dubovoy farm. Micromorphological analysis allowed to distribute ceramic fragments into three groups which are differ in the composition of the ceramic composite mixtures and set of admixture. Pottery was made of hydramicaceous or smectit clay and sand, crushed gruss, fire clay and organic matter used as admixture. Firing was high temperature, often short-lived, and it was carried out in unrestrained environment and was oxidative. In general the study showed the similarity of the resource base and the unity of technological methods for ceramic production in area of Srednedonskaya culture of the Scythian period.

Key words and phrases: Scythian times, pottery, settlements, forest-steppe Don.

О публикации

Работа подготовлена при финансовой поддержке РФФИ (отделение гуманитарных и общественных наук), проект № 15–01–00103а

Авторы: , и .
УДК 903.02.
DOI 10.24888 / 2410-4205-2017-11-2-57-63.
Опубликовано 29 июня года в .
Количество просмотров: 15.

Лепная керамика является основной категорией находок на поселениях VI–III вв. до н.э. Среднего Дона и изредка встречается в синхронных курганных могильниках. Она стала объектом целенаправленного исследования полвека назад, когда П.Д. Либеров и А.И. Пузикова разработали классификацию глиняной посуды изученных ими памятников [10, с. 19–22; 15, с. 51–66]. Исследователи учитывали форму сосудов, технологические же характеристики приводили обобщенно, на уровне описания визуально определимых показателей, таких как наличие и состав примесей в глиняном тесте, внешний облик черепков. В последующем еще несколько специалистов анализировали лепную посуду отдельных городищ региона [1, с. 199–200; 2, с. 255–260; 11, с. 68–69; 16, с. 142–154; 18, с. 128–131]. Но и предложенные ими типологии обобщали лишь данные о профилировке, пропорциях и орнаментации сосудов.

Исключением стало проведенное В.И. Бесединым эпизодическое исследование формовочных масс отдельных групп керамики скифского времени [6, с. 41–42]. Методом бинокулярной микроскопии им было изучено и сопоставлено некоторое количество фрагментов посуды различной этнокультурной принадлежности. Эта работа, хотя и ограниченная по объему, привела к интересным наблюдениям, однако само исследовательское направление, к сожалению, не получило дальнейшего развития.

Между тем в современной науке накоплен некоторый опыт комплексного изучения древней керамики, в котором наряду с традиционными археологическими применяются и естественнонаучные методы [9, с. 201–219].

Благодаря петрографическому и геохимическому анализу удается определить состав и рецептуру приготовления формовочной массы, идентифицировать источники сырья, проследить некоторые технологические приемы изготовления посуды. Практическое отсутствие такого рода информации крайне затрудняет исследование керамических традиций среднедонского населения скифской эпохи. Это обстоятельство и побудило авторов провести микроморфологическое исследование небольшой серии фрагментов лепной кухонной посуды. Целью работы было выяснение перспектив данного направления научного поиска и получение некоей суммы конкретных данных применительно к местным материалам.

Для анализа было взято 13 образцов лепных сосудов кухонного назначения (Табл. 1). Сознательно отбирались фрагменты с разных памятников, расположенных в пределах Воронежской области в правобережье Дона и относящихся к двум хронологическим периодам.


Табл. Результаты микроморфологического исследования керамики

Результаты микроморфологического исследования керамики


Одним венчиком горшка представлена керамика городища V в. до н.э. у с. Петино Хохольского р-на [17, с. 77–82]. Два подобных черепка найдены на расположенном неподалеку городище-1 у с. Устье, датирующемся V–IV вв. до н.э. [12, с. 359–364; 13, с. 80–83].Четыре образца (венчики горшков) происходят с Большого Сторожевого городища, где имеются напластования как V в. до н.э., так и IV–III вв. до н.э. [7, с. 102–106; 15, с. 45-46]. По одному черепку отобраны на двух поселенияхV–IV вв. до н.э. в округе городища около того же с. Сторожевое Первое Отрогожского р-на [3, с. 15–18].

Еще два фрагмента венчиков горшков взяты из коллекций, расположенных ниже по течению Дона поселения 2 у хут. Титчиха [14, с. 77–82], один – поселения 1 у с.Урыв-Покровка [4, с. 22–23], датируемых IV–III и V–IV вв. до н.э. Наконец, обломок сосуда баночной формы происходит из кургана № 9 могильника IV в. до н.э. у хут. Дубовой Отрогожского р-на [5, с. 138–147].

Изучение керамических фрагментов проводилось в РЦ «Геомодель» СПбГУ. Пришлифованные образцы исследовались с использованием бинокуляра МБС–1 при увеличении в 16, 24 и 140 раз. Петрографический анализ выполнялся в шлифах под поляризационным микроскопом ПОЛАМ–11 при увеличении в 65,7 раз. Фотографии были выполнены с помощью поляризационного микроскопа Leica.

Анализируемая керамика тонкостенная (5–8 мм), пористая (7–18%) вследствие выгорания органических включений в глине. Результаты микроморфологического исследования демонстрируют значительное сходство образцов керамики по композиционному составу глин с отощителями и по режиму обжига. Тем не менее состав керамического теста позволяет распределить керамические фрагменты по трем группам.

Первая группа (7 экз.) представлена керамикой, изготовленной из тощих глин гидрослюдистого (Большое Сторожевое – 2 экз., Устье – 2 экз., Дубовой) или смектитового (Титчиха, Первое Сторожевое-2) состава с содержанием кластического материала от 15 до 35%. В качестве отощителя в этой группе использовалась смесь кварцевого песка (7–25%), шамота (дробленая керамика отличного от черепка состава, 7–25%) и дресвы (дробленые сиенитовые породы, 5%). Лишь в одном случае (Большое Сторожевое) дресва представляла собой дробленый известняк и составляла 15% керамического теста. В образцах первой группы органические примеси обычно отсутствовали. Лишь в черепках с поселения-2 у с. Сторожевое Первое и городища Устье отмечены включения выгоревшей васкулярной растительности. Кроме того, в порах последнего обнаружены споры гриба Glomus, которые развиваются на корнях многих сельскохозяйственных культур. Они могли изначально входить в глинистую составляющую керамического теста, либо попасть туда в результате ее хранения в земле.

Во вторую группу (5 экз.) входит керамика, изготовленная из тощих глин гидрослюдистого (Петино, Большое Сторожевое, Первое Сторожевое-1, Урыв-Покровка) или смектитового (Титчиха) состава с содержанием кластического материала от 15 до 35%. В качестве отощителя в этой группе использовалась смесь кварцевого песка (5–32%) и шамота (дробленая керамика отличного от черепка состава, 5–15%). В четырех из пяти образцов отмечено присутствие выгоревшей водной растительности.

Третья группа представлена единственным черепком, происходящим с городища Большое Сторожевое. Для изготовления этого образца была использована жирная глина карбонат-гидрослюдистого состава с низким (7%) содержанием кластического материала. В состав теста входит шамот (15%), который представлял собой дробленую керамику и растертую высушенную глину, а также дробленую дресву кристаллических пород (сиенит, 5%). Встречены выгоревшие остатки васкулярной органики. Нередко отмеченное в образцах наличие в глине водной растительности само по себе показательно. Надо полагать, что сырье для гончарного производства зачастую добывалось в речной пойме.

Набор отощающих примесей в тесте двух первых керамических групп типичен для среднедонской посуды скифского времени [15, с. 51], широко представлен в керамике днепровской лесостепи [8, с. 69–71].

В проанализированных нами образцах отмечено и присутствие растительной органики, также активно применявшейся гончарами скифской эпохи [8, с. 71–73]. Необычным представляется образец третьей группы. К сожалению, то обстоятельство, что это пока единичный экземпляр, затрудняет какие-либо выводы. Хотя хронологическая разнородность представленных на Большом Сторожевом городище материалов позволяет предполагать, что на одном из двух этапов (скорее, раннем) функционирования этого поселения могла использоваться особая рецептура приготовления формовочной массы, не получившая, возможно, широкого распространения.

Обжиг исследованных керамических образцов производился при температуре 650–8000С в невыдержанной среде и был окислительным. Этот факт противоречит данным А.В. Гейко о меньшем температурном диапазоне обжига посуды скифской эпохи [8, с. 120]. Чаще всего обжиг был кратковременным, только для некоторых образцов второй и третьей групп (Большое Сторожевое, Урыв-Покровка, Петино) – долговременным. Считается, что среднедонская керамика обжигалась в открытых очагах [15, с. 51]. В днепровской лесостепи известны и специализированные гончарные печи [8, с. 109–113]. К сожалению, наш анализ не привел к однозначному выводу о способе обжига образцов.

Проведенное исследование продемонстрировало в целом единство сырьевой базы и технологии керамического производства в регионе. Однако следует учитывать, что пока изучались образцы с памятников, относящихся в основном к одному этнокультурному пласту и сравнительно узкому хронологическому периоду. Любопытно в этой связи отметить, что происходящий из кургана черепок полностью идентичен поселенческой керамике. Однако по единичному факту, разумеется, невозможно делать какие-либо заключения относительно соотношения этих двух категорий археологических памятников.

Этнокультурная ситуация скифской эпохи в лесостепном Подонье была достаточно сложной. Для ее прояснения углубленное изучение любого вида источника представляется весьма перспективным. В полной мере это касается и древней керамики, дальнейший микроморфологический анализ которой несомненно приведет к новым важным наблюдениям.


Список литературы / References

На русском

  1. Белая Н.Н. Новые исследования городища Большое Сторожевое на Среднем Дону // Археологические памятники Восточной Европы / Отв. ред. И.В. Федюнин. Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2011. Вып. 14. С. 12–22
  2. Белая Н.Н. Керамический комплекс городища Россошки I // Археологические памятники Восточной Европы. Воронеж: Научная книга, 2013. Вып. 15. С. 23–34
  3. Белая Н.Н. Отчет о разведке в Воронежской области на правом берегу р.Дон от с. 1-е Сторожевое Острогожского района до с. Селявное Лискинского района в 2015 г. // Архив ИА РАН.
  4. Белая Н.Н. Отчет об археологической разведке по правому берегу р. Дон в Острогожском районе Воронежской области в 2015 г. // Архив ИА РАН.
  5. Березуцкий В.Д. Курганы скифского времени у хут. Дубовой на Среднем Дону (раскопки 2004 г.) // Археологические памятники Восточной Европы / Отв. ред. А.Т. Синюк. Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2006. Вып. 12. С. 23-33
  6. Беседин В.И. Формовочные массы керамики и изучение этнокультурных процессов в лесостепном Подонье // Теория и методика исследований археологических памятников лесостепной зоны. Тезисы докл. науч. конф. Липецк: ЛГПУ, 1992. С. 11–28
  7. Воропаева Н. Н. Культовые комплексы городища Большое Сторожевое на Среднем Дону // Археология, этнография и антропология Евразии. 2011. № 1. С. 55–62
  8. Гейко А. Гончарство населення скiфського часу Днiпровського Лiсостепового Лiвобережжя. Полтава: АСМI, 2011. С. 12–22
  9. Кулькова М.А., Юшкова М.А. Анализ состава и технологии изготовления керамики эпохи бронзы – раннего железного века из Юго-Восточного Приладожья, Поволховья и Приильменья // Хронология, периодизация и кросскультурные связи в каменном веке // Замятнинский сборник / Отв. ред. Г.А. Хлопачев. СПб: Наука, 2008. Вып. 1. С. 22–39
  10. Либеров П.Д. Памятники скифского времени на Среднем Дону // Средне-донксие археологические исследования. Вып. Д1-31. М.: Наука, 1965. С. 22-30
  11. Медведев А.П. Ранний железный век лесостепного Подонья. Археология и этнокультурная история I тысячелетия до н.э. М.: Наука, 1999. С. 12–32
  12. Меркулов А.Н. Городище скифского времени у с. Устье на Верхнем Дону (исследования 2013 г.) // Верхнедонской археологический сборник / Отв. ред. А.Н. Бессуднов. Липецк: Липецкий госпедуниверситет, 2014. Вып. 6. С. 4–15
  13. Меркулов А.Н., Родионов А.М. Городище скифского времени у с.Устье на Верхнем Дону (исследования 2014 г.) // Известия Воронежского государственного. педагогического университета. 2015. № 3 (268). С. 20–31
  14. Меркулов А.Н., Яниш Е.Ю. Раскопки поселения 2 у хутора Титчиха в 2015 г. // Археология восточноевропейской лесостепи: Мат-лы II-ой междунар. науч. конф. Воронеж, 18–20 декабря 2015 года /Отв. ред. А.М. Скоробогатов. Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2016. С. 12–21
  15. Пузикова А.И. Поселения Среднего Дона // Население Среднего Дона в скифское время (МИА. № 151). М.: Наука, 1969. С. 19–49
  16. Разуваев Ю. Д. Керамика из бытовых и погребальных комплексов Семилукского городища скифского времени // Древности Днепровского Левобережья от каменного века до позднего средневековья (к 80-летию со дня рождения А.И. Пузиковой) (Материалы и исследования по археологии Днепровского левобережья. Вып.IV). Курск, 2012. С. 23–34
  17. Разуваев Ю.Д. Городище V века до н.э. у с. Петино на Верхнем Дону // Вестник ВГУ. Серия: История. Политология. Социология. 2016. № 1. С. 12-22
  18. Синюк А.Т., Березуцкий В.Д. Мостищенский комплекс древних памятников (эпоха бронзы – ранний железный век). Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2001. С. 23–41

English

  1. Belaja N.N. Novye issledovanija gorodishha Bol’shoe Storozhevoe na Srednem Donu. Arheologicheskie pamjatniki Vostochnoj Evropy / Otv. red. I.V. Fedjunin. Voronezh: Publ. Voronezhskij gospeduniversitet, 2011. Issue 14. P. 12-22.
  2. Belaja N.N. Keramicheskij kompleks gorodishha Rossoshki I. Arheologicheskie pamjatniki Vostochnoj Evropy / Otv. red. I.V. Fedjunin. Voronezh: Publ. Nauchnaja kniga, 2013. Issue 15. P. 23-34.
  3. Belaja N.N. Otchet o razvedke v Voronezhskoj oblasti na pravom beregu r.Don ot s. 1-e Storozhevoe Ostrogozhskogo rajona do s. Seljavnoe Liskinskogo rajona v 2015 g./ Arhiv IA RAN.
  4. Belaja N.N. Otchet ob arheologicheskoj razvedke po pravomu beregu r. Don v Ostrogozhskom rajone Voronezhskoj oblasti v 2015 Arhiv IA RAN.
  5. Berezuckij V.D. Kurgany skifskogo vremeni u hut. Dubovoj na Srednem Donu (raskopki 2004 g.). Arheologicheskie pamjatniki Vostochnoj Evropy / Otv. red. A.T. Sinjuk. Voronezh: Publ. Voronezhskij gospeduniversitet, 2006. Issue 12. P. 23-33.
  6. Besedin V.I. Formovochnye massy keramiki i izuchenie jetnokul’turnyh processov v lesostepnom Podon’e. Teorija i metodika issledovanij arheologicheskih pamjatnikov lesostepnoj zony. Tezisy dokl. nauch. konf. Lipeck: Publ. LGPU, 1992. P. 11-28.
  7. Voropaeva N. N. Kul’tovye kompleksy gorodishha Bol’shoe Storozhevoe na Srednem Donu. Arheologija, jetnografija i antropologija Evrazii. 2011. No. 1. P. 55-62.
  8. Gejko A. Goncharstvo naselennja skifs’kogo chasu Dniprovs’kogo Lisostepovogo Livoberezhzhja. Poltava: Publ. ASMI, 2011. P. 12-22.
  9. Kul’kova M.A., Jushkova M.A. Analiz sostava i tehnologii izgotovlenija keramiki jepohi bronzy – rannego zheleznogo veka iz Jugo-Vostochnogo Priladozh’ja, Povolhov’ja i Priil’men’ja, Hronologija, periodizacija i krosskul’turnye svjazi v kamennom veke // Zamjatninskij sbornik / Otv. red. G.A. Hlopachev. St. Peterburg: Publ. Nauka, 2008. Issue 1. P. 22-39.
  10. Liberov P.D. Pamjatniki skifskogo vremeni na Srednem Donu, Sredne-donksie arheologicheskie issledovanija. Issue D1-31. Moscow: Publ. Nauka, 1965. P. 22-30.
  11. Medvedev A.P. Rannij zheleznyj vek lesostepnogo Podon’ja. Arheologija i jetnokul’turnaja istorija I tysjacheletija do n.je. Moscow: Publ. Nauka, 1999. P. 12-32.
  12. Merkulov A.N. Gorodishhe skifskogo vremeni u s.Ust’e na Verhnem Donu (issledovanija 2013 g.) Verhnedonskoj arheologicheskij sbornik / Otv. red. A.N. Bessudnov. Lipeck: Publ. Lipeckij gospeduniversitet, 2014. Issue 6. P. 4-15.
  13. Merkulov A.N., Rodionov A.M. Gorodishhe skifskogo vremeni u s. Ust’e na Verhnem Donu (issledovanija 2014 g.) Izvestija Voronezhskogo gosudarstvennogo. pedagogicheskogo universiteta. 2015. No. 3 (268). P. 20-31.
  14. Merkulov A.N., Janish E.Ju. Raskopki poselenija 2 u hutora Titchiha v 2015 g. Arheologija vostochnoevropejskoj lesostepi: Mat-ly II-oj mezhdunar. nauch. konf. Voronezh, 18–20 dekabrja 2015 / Otv. red. A.M. Skorobogatov. Voronezh: Publ. Voronezhskij gospeduniversitet, 2016. P. 12–21.
  15. Puzikova A.I. Poselenija Srednego Dona, Naselenie Srednego Dona v skifskoe vremja (MIA. No. 151). Moscow: Publ. Nauka, 1969. P. 19–49.
  16. Razuvaev Ju. D. Keramika iz bytovyh i pogrebal’nyh kompleksov Semilukskogo gorodishha skifskogo vremeni. Drevnosti Dneprovskogo Levoberezh’ja ot kamennogo veka do pozdnego srednevekov’ja (k 80-letiju so dnja rozhdenija A.I. Puzikovoj) (Materialy i issledovanija po arheologii Dneprovskogo levoberezh’ja. Issue IV). Kursk: Publ. Kurskaja gorodskaja tipografija», 2012. P. 23–34.
  17. Razuvaev Ju.D. Gorodishhe V veka do n.je. u s. Petino na Verhnem Donu. Publ. Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Istorija. Politologija. Sociologija. 2016. No. 1. P. 12–22.
  18. Sinjuk A.T., Berezuckij V.D. Mostishhenskij kompleks drevnih pamjatnikov (jepoha bronzy – rannij zheleznyj vek). Voronezh: Publ. Voronezhskij gospeduniversitet, 2001. P. 23–41.

Оставить комментарий