Елецкая мужская гимназия и революционные волнения 1905-1906 годов

Гимназисты накануне революции 1917 года

Аннотация

Статья посвящена революционным событиям в России 1905-1906 гг., в гуще которых оказалась Елецкая мужская гимназия. Автор установил, что елецкие гимназисты были втянуты в водоворот революционных событий. Учащиеся трех старших классов гимназии выдвинули требование скорейшей реформы школы на «началах автономности и общедоступности при контроле общества и широкой гласности». На основе ряда фактов впервые показано, что взвешенные действия руководства гимназии, консервативно-патриотическая позиция педагогического коллектива и постепенная смена обстановки в стране позволили довольно быстро и безболезненно погасить революционные волнения и восстановить нормальное течение жизни в Елецкой гимназии. В контрреволюционном движении большую роль сыграли различные монархические объединения («Русское собрание», «Союз русского народа» и пр.). В Ельце консервативная часть общества составляла большинство населения. Более того, в этом провинциальном городе был создан свой отдел «Союза русского народа». Среди его активных членов — учителя гимназии А.Ф. Павловский и И.С. Евсигнеев, а также законоучителя о. Иоанн (Крылов) и о. Василий (Крестовоздвиженский) и др. В статье реконструирован исторический ход событий, произошедших в гимназии в 1905–1906 гг. В научный оборот введен ряд новых исторических фактов (биографические сведения о преподавателях-консерваторах, решения педагогического совета Елецкой гимназии, неоднозначная позиция родителей в конфликте, описание мер по устранению беспорядков и пр.). Достоверность этих фактов подтверждается широким привлечением документов из Государственного архива Липецкой области, Центрального государственного архива города Москвы.

Ключевые слова и фразы: революционные события 1905-1906 гг., история образования в России, Елецкая мужская гимназия, история патриотического движения, «Союз русского народа».

Annotation

Yelets Gymnasium for menand the revolutionary unrest of 1905-1906.

The article deals with the revolutionary events in Russia in 1905-1906, in the thick of which Elets grammar school for boys turned out to be. The author has discovered that the pupils of Elets grammar school were involved in the revolutionary maelstrom of events. The pupils of three senior classes of the school put forward the demand for the rapid school reform «based on the principles of autonomy and general accessibility with the society control and wide publicity». On the basis of a number of facts it has been shown for the first time that the school administration balanced actions, the teachers’ conservative and patriotic position and gradual change of the situation in the country allowed to cancel the revolutionary unrest rather quickly and painlessly and to restore the normal stream of life in Elets grammar school. A great part in the counter-revolutionary movement was played by various monarchic unions («Russian assembly», «The Russian people’s union», etc.). In Elets the conservative part of society included the majority of the population. Moreover, the group of «The Russian people’s union» was created in this provincial town. The teachers of Elets grammar school A.F.Pavlovskiy and I.S.Evsigneev and also the religious teachers Father Joann (Krylov) and Father Vasiliy (Krestovozdvizhenskiy) and others were among its active members. The article reconstructs the historical course of events that took place in the school in 1905-1906. A series of new historical facts is put into scientific circulation (biographic information about the conservative teachers, decisions of the teachers’ council of Elets grammar school, the ambiguous position of the parents in the conflict, the description of measures for cancelling the unrest, etc.). Authenticity of these facts is confirmed by the wide use of the documents from the state archives of Lipetsk region, the Central state archives of Moscow.

Key words and phrases: revolutionary events of 1905-1906, history of education in Russia, Elets grammar school for boys, history of patriotic movement, «The Russian people’s union».

О публикации

Авторы: .
УДК 930.253.
DOI 10.24888 / 2410-4205-2017-12-3-112-121.
Опубликовано 29 сентября года в .
Количество просмотров: 29.

Истории образования в Ельце и Елецком уезде посвящено немало исследований [8; 14;15 и др] . Однако до сих пор вне поля зрения исследователей остаются события, произошедшие в Елецкой гимназии в 1905-1906 гг. Заполнить этот пробел позволяют документы, хранящиеся в разных архивах.

Прокатившиеся по стране революционные волнения 1905 г. нашли отклик и в Елецкой мужской гимназии. В отчете о состоянии гимназии за 1905 г. сказано: «Поведение учеников в отчетном году могло бы быть признано вообще вполне хорошим, если бы не те ненормальные условия, которые переживает теперь общество, не отразились вовсе на учащихся. Но последние, словно какая-нибудь ядовитая интернациональная бацилла, заползли в мозги учащихся и изменили физиономию школьной жизни» [1].

В это время гимназию возглавлял Конрад Конрадович Греве (1848–1915) — человек довольно обстоятельный, обладающий волевым характером, солидным педагогическим опытом и несомненным организаторским талантом. Да и сам педагогический коллектив гимназии был представлен преимущественно зрелыми, преданными своему делу и Отечеству людьми, профессионалами высокого уровня. Это инспектор Я.Б. Маринский, законоучитель Иоанн Махов (умер в 1905 г.) и сменивший его законоучитель Иоанн Крылов, учителя П.П. Недачин, А.В. Назаревский, вышедший в течение 1905 г. в отставку, и сменивший его А.С. Крыжановский, Л.И. Бакулин, А.Ф. Павловский, А.А. Климко, И.Ф. Яхонтов, С.А. Сокольский, Т.П. Покровский, В.А. Кестнер, Х.Х. Цинк, И.И. Токс, Н.Е. Постников. Затем в педагогический коллектив гимназии влились Г.Л. Воздвиженский и И.С.Евсигнев.

И, тем не менее, елецкие гимназисты оказались втянутыми в водоворот революционных событий. Об этом свидетельствуют документы дел «О беспорядках в Елецкоймужской гимназии» Центрального государственного архива города Москвы, «Журналы общего собрания родителей учащихся Елецкой гимназии о рассмотрении петиции учащихся 1906–1907 гг.» Государственного архива Липецкой области и другие материалы.

О беспорядках, произошедших в гимназии 7 ноября 1905 г., сохранилось следующее свидетельство очевидца тех событий: «…Вошел г. директор и стал призывать к благоразумию. Ученики 6-го класса продолжали шуметь и открывать дверь, так что даже разбилось в двери двастекла. Около класса бросили пузырек с раствором кальция карбида. Заниматься далее было невозможно, и ученики были отпущены по домам.Ученики старших классов просили у г. директора разрешения устроить сходку в гимназии. Г. директор не разрешил и сказал, что если ониустроят ее, то это будет с их стороны насилие. Многие ученики разошлись, но часть зашла, уже в пальто, в актовый зал и устроила там сходку. Здесь было разбито еще одно стекло, за разбитые стекла ученики заплатили деньги. Через некоторое время пришли к директору несколько учеников подать петицию. Г. директор не принял ее. Пришедший в это время в гимназию прокурор Шаланин, сын которого учится в 5 классе, просил у г. директора позволения принять петицию. Г. директор сказал ему, что если он находит это для себя возможным, он ничего не имеет против. Г. Шаланин [1*] принял от учеников петицию и ученики разошлись» [17, л.15].


[*1] Шаланин Валентин Михайлович — окончил  Демидовский юридический лицей, работал по судебному ведомству с 1889 г., товарищ прокурора Московского окружного суда с 1900 г., прокурор Елецкого окружного суда в 1905 г. и Владимирского окружного суда в 1906-1907 гг.


В этой петиции, написанной от имени учеников трех старших (6-го, 7-го и 8-го) классов гимназии, говорилось о необходимости скорейшей реформы школы на «началах автономности и общедоступности при контроле общества и широкой гласности». Авторы послания требовали «немедленного проведения» следующих мер:

I. Полное уничтожение внеклассного надзора и предоставление права надзора за учащимися обществу и родителям:

а) отмена ограничений посещать всевозможные публичные собрания, театры и лекции;

b) необязательность посещения богослужений;

с) необязательность формы вне классов;

d) предоставление родителям права выбирать квартиры для детей и отмена официальных ученических квартир.

II. Участие выборных от родителей в педагогическом совете с правом решающего голоса;

III. Учреждение института выборных старост:

a) каждый из трех старших классов выбирает из числа учеников двух старост большинством голосов;

b) личность старосты неприкосновенна.

Права и обязанности старост:

  1. старосты являются посредниками между педагогическим персоналом и учениками;
  2. на обязанности старост — улаживать столкновения между гимназическим начальством и учениками по вопросам о поведении в классе, отметках и т.п.;
  3. старосты участвуют в педагогическом совете с правом совещательного голоса и докладывают классам о тех и других решениях Совета, касающихся учеников;
  4. все старосты составляют комитет, заведующий созывом сходок, как по инициативе комитета, так и по требованию большинства учеников.

IV. Предоставление ученикам права устройства союзов, кружков самообразования и сходок:

a) сходки устраиваются учениками в здании гимназии в неучебное время для обсуждения вопросов школьной жизни без всякого контроля со стороны начальства, о месте и времени сходок заявляется начальству;

b) кружки самообразования устраиваются явочным порядком; о программе кружков заявляется педагогическому совету.

V. Лекционный способ преподавания в трех старших классах:

a) ввиду некоторых практических неудобств метод преподавания языков и математики остается тот же;

b) введение натурального преподавания новых языков в младших классах.

VI. Передача заведывания библиотекой в руки комиссии из выборных от старших классов и из преподавателей словесности и истории:

а) отмена специальной цензуры для гимназических библиотек;

b) выписка книг и надзор за библиотекой лежит на обязанности комиссии;

с) выдачей книг заведуют дежурные от старших классов;

d) плата, предназначаемая библиотекарю, идет на уплату за право учения бедных учеников;

e) устройство читальни при гимназии для учеников, выписка газет, которая зависит от решения комиссии» [3, л.1-2].

Политический пафос текста петиции свидетельствует о том, что в ее подготовке не обошлось без участия взрослых, имена которых установить теперь не представляется возможным.

В этом запутанном деле обращает на себя внимание тот факт, что позиция родителей восставших учеников была половинчатой и даже в некоторой степени расходилась с позицией администрации гимназии. Можно сказать, что родители пошли на поводу своих детей. Вместо того, чтобы провести с ними воспитательные беседы, объяснив им негативные последствия учиненного ими бунта, 10 ноября 1906 г. родители провели собрание, на котором приняли свою петицию. Эта петиция начиналась со слабой критики необоснованности выдвинутого детьми требования построить гимназию на «началах автономности», но затем родители согласились с большинством пунктов петиции своих детей, практически повторив ряд положений с небольшой корректировкой в сторону смягчения жесткости и добавив пункт о том, что забастовка учащихся должна быть немедленно прекращена и «недопустимо наложение каких-либо взысканий на забастовавших учеников». В конце собрания родителей была избрана «временная комиссия из 12-ти лиц, которым поручалось сношение с гимназическим начальством». В эту комиссию были избраны известные в городе люди:

  1. почетный попечитель Елецкой гимназии Александр Борисович Богушевский;
  2. Елецкий городской голова Сергей Александрович Петров;
  3. председатель Елецкой уездной земской управы Павел Яковлевич Бахтеяров

и родители учащихся:

  1. священник Николай Васильевич Брянцев;
  2. Валентин Михайлович Шаланин;
  3. Надежда Федоровна Серебрякова;
  4. Варвара Мелитоновна Бутягина;
  5. Иван Алексеевич Руслов;
  6. Яков Александрович Ростовцев;
  7. Василий Ксенофонтович Барченко;
  8. Александр Павлович Бутягин;
  9. Федор Федорович Гартвиг.

Действия администрации и педагогического совета гимназии были более жесткими и последовательными. После произошедшей сходки занятия в старших классах были прекращены, вход в гимназию ученикам старших классов был воспрещен. Далее администрация сосредоточилась на работе с родителями, подавшими свою петицию, принятую на собрании 10 ноября. После восстановления занятий 12 ноября было проведено новое собрание родителей (13–14 ноября), но уже в присутствии директора и преподавателей [3, л.3]. На этом собрании были выработаны меры по устранению возникших разногласий между требованиями гимназистов, пожеланиями родителей и правилами гимназий. Впоследствии значительная часть требований не получила хода, хотя и не была полностью проигнорирована. Большинство решений педагогического совета гимназии за 1906 г. так или иначе было связано с произошедшими в конце 1905 г. событиями. В течение 1906 г. педагогический совет неоднократно возвращался к рассмотрению требований петиции, о чем говорит, например, решение педагогического совета «вменить в обязанность ученикам не смешивать формы: ходить в гимназию во всем форменном или совершенно без формы и пр.». В другом решении педагогического совета, с одной стороны, принято постановление ходатайствовать перед начальством Московского учебного округа о разрешении временно отменить общую молитву в зале, но, с другой стороны, молитва предполагалась перед началом первого урока в каждом классе отдельно [4].

При этом педагогический совет гимназии постепенно от мягких мер переходил к более жестким. Если в 1905 г. педагогический совет постановил «придать полному забвению проступок всех учеников, нарушивших правильные занятия», то через год было принято решение ходатайствовать перед начальством Московского учебного округа о предоставлении Совету права «увольнять при массовых беспорядках ввиду крайней трудности, а иногда невозможности фактически установить виновность каждого отдельного ученика, — нескольких или удалять на некоторое время не на основании фактических данных, а на основании внутреннего убеждения путем закрытой баллотировки». Причем такая жесткая мера предлагалась с целью «поднятия авторитета гимназии в глазах учеников» [4, л.17]. Всего же по Московскому учебному округу в 1906 г. были исключены из учебных заведений без права поступления в какие-либо другие учебные заведения 157 учащихся за участие в беспорядках и четверо — за политическую неблагонадежность [2]. Среди исключенных были учащиеся нескольких Варшавских гимназий, Вяземской, Херсонской, Елисаветградской, Житомирской, Ломжинской Слуцкой, Николаевской гимназий, Ровенского и Комратского реальных училищ, Рыбинского низшего механико-технического училища, Царицынского городского трехклассного училища и даже одна ученица Николаевской женской гимназии.

Таким образом, педагогический совет скорее делал вид, чем на самом деле удовлетворял требования заявителей петиции. Это стало возможным не только потому, что во главе гимназии стоял человек опытный и преданный государственным интересам, но и вследствие того, что постепенно стабилизировалась обстановка в стране, причем в погашении революционных волнений принимали участие широкие народные массы, получившие название «правых сил».

Современный историк А.Д. Степанов обращает внимание, что с начала 1990-х гг. в России происходит подмена понятия «правых» искаженным смыслом. Не устранено также из публичного и научного дискурса искаженное понимание черносотенцев. И это обстоятельство надо иметь в виду, поскольку в описываемых далее событиях под правыми понимается их исконный смысл. Как пишет А.Д. Степанов, правые появились уже в XIX веке: «это московские славянофилы, почвенники круга Ф.М. Достоевского, это авторы «Русского вестника» М.Н. Каткова, это люди из окружения И.С. Аксакова, последователи Н.Я. Данилевского, ученики и молодые друзья К.Н. Леонтьева. Они не составляли какую-то организованную силу, нередко даже полемизировали между собой, но были по существу людьми одного образа мыслей, одной партии в широком смысле этого слова. Кстати, «партии» XIX века имели специфический характер, они формировались вокруг журналов и газет, через посредство которых влияли на умы соотечественников» [12, c.10].

В правом движении принимали участие тысячи простых русских людей: крестьян, рабочих, купцов, священников и часть интеллигенции. Как пишет В. Острецов, «в 1905–1907 гг. это движение правых было всенародным. В это время народ, брошенный властями, сам организовался и повел беспощадную борьбу с крамолой» [10, с.25]. И это движение, несомненно, внесло определенный вклад в борьбу с революционерами всех мастей (и либералов, и социалистов, и террористов).

Отдел «Союза русского народа» был создан и в Ельце. Среди его активных членов — учителя гимназии А.Ф. Павловский и И.С. Евсигнеев, известные в то время в городе священники о. Иоанн (Крылов) и о. Василий (Крестовоздвиженский), а также А.Н. Михайлов, генерал-майор Н.К. Парамонов, Д.Д. Руднев, купец Д.И. Руднев, мещанин В.М. Хамов, мещанин А.А. Ильин и др. Этот состав отдела не был постоянным, происходило его обновление и перераспределение обязанностей (председатель, его товарищи и пр.). Должность председателя отдела была выборной. В разные годы ее занимали А.Ф. Павловский, Н.К. Парамонов и др.

По архивным документам удалось установить биографические сведения о преподавателях, представляющих консервативную часть тогдашнего елецкого общества.

Андрей Федорович Павловский родился 14 августа 1875 г. в Сергиевом Посаде Московской губернии в семье учителя [14, с.107]. Отец Андрея — Федор Яковлевич Павловский, уроженец Черниговской губернии, происходил из духовного звания, окончил Московскую Духовную академию. Преподавал русский язык с церковно-славянским, историю и географию. Мать Андрея — Анастасия Антоновна, происходила из купеческой семьи. Помимо Андрея, в семье Павловских были дети Борис (родился в 1877 г.) и Владимир (родился в 1879 г.).

Андрею Павловскому, как это часто бывало с детьми учителей в дореволюционный период, пришлось учиться в нескольких гимназиях [14, с.107–108]. Многие учительские семьи в то время вели кочевой образ жизни, поскольку попечитель округа в любой момент мог направить учителя на вакантное место в любом городе, руководствуясь часто интересами просвещения, а не удобствами для командируемых педагогов и их семей. Сначала Андрей Павловский два года учился в Бельской гимназии, затем один год — в Варшавской 2-й гимназии, откуда был переведен в Московскую гимназию, которую окончил с серебряной медалью. В аттестате зрелости по всем предметам, за исключением латинского языка, у него были пятерки.

В 1894 г. А.Ф. Павловский поступил на историко-филологический факультет Императорского Московского университета. Учился он хорошо и, несмотря на небольшие перерывы в учебе из-за болезни, окончил университет с дипломом 1-й степени (сегодня бы мы сказали — с отличием) в 1898 г. Преподавательскую деятельность он начал внештатным учителем древних языков, истории и географии в Московской 2-й гимназии, а также временно исполнял обязанности заболевшего преподавателя в Императорском Лицее в память Цесаревича Николая.

В 1899 г. по собственному прошению получил назначение учителем древних языков в Елецкую гимназию. Будучи учителем в Ельце, он не забывал о матери, которая осталась в Сергиевом Посаде, довольно часто навещал ее. В 1907 г. А.Ф. Павловскому было разрешено открыть частную гимназию в Ельце. Учебное заведение получило среди ельчан добрую славу. Желающих обучаться в ней год от года становилось все больше. К 1913 г. по количеству учащихся эта частная гимназия в городе конкурировала с казенной. После известных революционных событий 1917 г. А.Ф. Павловский переехал из Ельца на свою малую родину, где, по-видимому, и скончался.

А.Ф. Павловский был глубоко верующим человеком. Он не имел семьи и все свои силы и любовь отдавал ученикам. Пытаясь отвлечь гимназистов от «недетских» проблем, он много внимания уделял внеклассной работе, организовывал экскурсии по России и поездки по святым местам.

Иосиф Семенович Евсигнеев родился 7 сентября 1870 г. в мещанской семье. Прослушал курс наук на юридическом факультете Императорского Московского университета с зачетом 8 полугодий, о чем получил свидетельство в 1896 г. [5]. Педагогическую деятельность он начал в 1898 г. воспитателем пансиона при Кутаисской гимназии. Выдержав в 1900 г. испытание на звание учителя немецкого языка, получил место учителя в Кутаисской гимназии в 1901 г. По собственному прошению был уволен в 1904 г., а через год был принят на работу учителем немецкого языка в Нижегородское реальное училище. С 1907 г. преподавал немецкий язык в Елецкой гимназии. Являлся членом поверочного совета Елецкого ремесленного кредитного товарищества в 1912 г.

И.С. Евсигнеев избирался секретарем и заместителем председателя Елецкого отдела «Союза русского народа», был редактором печатного органа этого отдела «Голос Порядка».

Иоанн Алексеевич Крылов родился 22 октября 1865 г. в семье священника [16, л.63]. Окончил Орловскую Духовную семинарию со званием студента в 1886 г. В священники Мценского собора был рукоположен в 1890 г. Затем был депутатом 1-го благочинного округа Мценского уезда (1891–1897), наблюдателем по Мценскому уезду (1896–1903), делопроизводителем Мценского отделения Орловского Епархиального училищного совета, заведующим соборной школой г. Мценска (1897–1903), Орловским Епархиальным наблюдателем (1905–1906). С 1903 г. судьба о. Иоанна была связана с Ельцом. Трудно назвать еще одного елецкого священника, общественная жизнь которого была бы столь насыщенной. О. Иоанн состоял наблюдателем церковно-приходских школ по Елецкому уезду и делопроизводителем уездного отделения Орловского Епархиального училищного совета (с 1903 г.), представлял духовенство в Елецком комитете народной трезвости (с 1903 г.) и в Елецком училищном совете (с 1903 г.), являлся депутатом от духовенства в Елецком земском собрании (с 1906 г.), в попечительстве о детских приютах в Ельце ведомства Императрицы Марии (с 1909 г.) и в 1-м собрании Елецкой Городской думы (с 1910 г.) [15, л.64–67].

Общественную жизнь он удивительным образом совмещал с богослужениями и педагогической деятельностью. Известно, что он преподавал Закон Божий (1907–1916) и служил в домовой церкви Феодоровской иконы Божией Матери, устроенной в частной мужской гимназии А.Ф. Павловского. А также совершал богослужения в домовой церкви во имя св. Николая Чудотворца при детском приюте. В 1906 г. в Елецкой гимназии скончался законоучитель Иоанн Махов, и преподавание Закона Божьего в старших классах (здесь следует напомнить, что петиция была составлена якобы от старшеклассников) было поручено о. Иоанну Крылову, влияние которого сыграло свою положительную роль в стабилизации настроений гимназистов.

О священнике Василии (Крестовоздвиженском) в настоящее время удалось восстановить лишь фрагментарные биографические факты. Он также был законоучителем, но в другом учебном заведении г. Ельца — в частной женской гимназии В.П. Парамоновой.

О. Василий (Крестовоздвиженский) был заведующим библиотекой, устроенной Елецким отделением «Союза русского народа» в память архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия, прославленного в 2005 г. в Лике святых. Комиссия Иннокентьевской библиотеки выписывала и предлагала в своих читальнях консервативные газеты — «Вече», «Русское Знамя», «Русская речь», «Харьковские Ведомости», «Киевлянин», «Русская Земля», «Орловская Речь», «Почаевские Известия».Как утверждалось в газете «Елецкий вестник», к сожалению жертвователей, эти «черносотенные газеты» не пользовались широким спросом и часто оставались неразвернутыми [6].

Елецкая делегация принимала участие от «Союза русского народа» в 1907 г. в заседании Государственной Думы [9, c. 253]. А в июне 1907 г. II Государственная Дума, с трибун которой разда­вались антиправительственные призывы, была распущена. И круг политической жизни замк­нулся — «страна вернулась, — пишет историк С.Б. Павлов, — к стабильности конца ХIХ века. Если тогда любые карательные меры власти возмущали страну и вовлекали в революцию все новые и новые массы людей, то теперь, наоборот, привели к умиротворению. Это означало, что … революция 1905–1907 гг. закончилась» [11, c. 613].

Важно отметить, что недруги России всегда пытались (и пытаются ныне) раздуть конфликт отцов и детей, использовав последних для удовлетворения своих политических амбиций. В петиции гимназистов говорилось: «Попытка наша установить более нормальный ход своей школьной жизни мирным путем не увенчалась успехом. Надежды наши на родителей и на их вмешательство в нашу жизнь кончились полным разочарованием» [1, л.1].

Наш современник о. Александр (Шумский) резонно замечает: «Революция – это массовая одержимость, и молодые люди являются «пушечным мясом» революции… Детей и подростков запугать невозможно: у них нет фермента страха. Такой фермент вырабатывается лишь с опытом лет. Дети и подростки – неиссякаемый революционный ресурс» [18].

К подобным заключениям, видимо, в то время пришла патриотически настроенная часть общества, вовремя указав на западню, в которую пытались вовлечь русское юношество противники традиционного устройства государственной власти в России. Вразумительная работа с родителями стала неотъемлемой частью сопротивления революционным силам в Ельце. И заметную роль в этом сыграло духовенство и педагогический коллектив гимназии. 2 марта 1906 г. в Ельце состоялось многолюдное собрание пастырей и мирян, на котором епископ Орловский и Севский Серафим [2*] обратился с речью, где особое внимание уделил воспитанию детей:

«…Мы видим расслабление духа, упадок сил и энергии. Этот вопрос (о нашем спасении) такой, который должен быть у каждого из нас перед глазами. Мы видим, что наши дети дошли до такого состояния нравственной расшатанности, что не могут учиться, не хотят повиноваться родителям, своим учителям, не хотят повиноваться Церкви, отдаляются от нее, кончают жизнь самоубийством… Надо разобраться, где и в чем причины этого явления, этой нашей болезни? Отступила от нас благодать св. Духа, которая животворит, окрыляет дух наш, дает разум и ясное сознание жизни, созидает в нас любовь к отечеству и ко всему истинно доброму. Откуда же подобное явление, как оно могло произойти? Да разве мы не чувствовали совершающегося вокруг нас развращения, разве мы не видели уклонений от требований Церкви и закона совести? Мы видели, но говорили, что это влияние гнилого Запада, и ничего не делали для предотвращения зла. Живы были отцы наши и матери, которые были несокрушимыми столпами и не допускали нашего развращения, не допускали преступного попустительства, неразумного послабления в соблюдении детьми своего долга. Мы боялись и любили родителей, а потому вредное влияние со стороны не погубило нас. А вот сами, сделавшись родителями, не сумели воспитать своих детей. Мы допустили в школе, дома и на государственной службе забвение своих обязанностей, попрание любви к своей Родине, неуважение к Церкви, у нас не хватило духа остановить детей, спасти их. Мы оставили евангельские заветы и жизнь по-евангельски» [7, с. 334–335]. Один из путейвыхода из сложившегося кризиса в умах Владыка видел в возрождении приходов, чему посвятил много сил.


[*2] Чичагов Л.М. (1856-1937), причисленный к Лику святых в 1997 г., яркий сторонник русской государственности, состоял в «Русском собрании» и духовно окормлял членов «Союза русского народа» в Орле и Кишиневе.


Справедливости ради надо сказать, что в Ельце действовали и противоположные течения. Например, известно, что в доме Стаховичей проходили заседания Елецкого комитета партии народной свободы, в состав которой входили дворянин А.А. Стахович (председатель), барон А.К. Врангель, баронесса Л.П. Врангель, дворянин А.Н. Бибиков, дворянка В.В. Бибикова, мещанин В.М. Плотников, мещанин В.Д. Плеханов, врач М.Л. Гольдберг и др. Многие из них вошли в конституционно-демократическую партию Елецкого уезда. В настоящий момент фактов о причастности учителей гимназии к собраниям этой партии не установлено. Кадеты в Ельце были довольно активны, издавали свой печатный орган «Елецкий край». Баронесса Л.П. Врангель была заведующей народной библиотекой имени Л.Н. Толстого. Таким образом, периодическая печать и библиотеки в то время широко использовались для пропаганды своих идей как правыми (государственниками), так и их противниками.

Как видим, представительство дворян в либеральных объединениях было существенным. Пропасть между дворянством и народом, между интеллигенцией и духовенством приводила к отчуждению интеллигенции от Церкви, поэтому понятно, что консервативное духовенство, в первую очередь, надеялось на поддержку простого народа. И не напрасно. Консервативная часть ельчан представляла собой в то время подавляющее большинство. Ее деятельность сводилась к попечению о возрождении приходов, просвещению через специально устроенные бесплатные библиотеки и читальни, выпуск патриотических печатных изданий и пр. Негативное отношение к идеям о смене государственного устройства у взрослых ельчан ярко характеризует свидетельство о. Иоанна (Крылова) — участника собрания пастырей и мирян, состоявшегося 2 марта 1906 г. О. Иоанн (Крылов) в протоколе этой встречи зафиксировал: «Голос из публики в угле трапезной выражает пожелание, чтобы духовенство шло не к бедным и нищим с проповедью Христовой любви, а к буржуазии, но собрание не дало ему высказаться, узнав в нем по голосу известного мещанина г. Ельца Плотникова, зараженного духом социализма и всем уже надоевшего своими однообразными бреднями» [7, с. 343]. Уместно напомнить, что всем «надоевший своими бреднями» В.М. Плотников был участником собраний либералов в доме Стаховичей.

Вскоре в России воцарилась относительная стабильность, которая еще не привела к устойчивости в университет­ской жизни [13], но в Елецкой гимназии жизнь быстро нормализовалась. Известно, что педагогический совет гимназии обращался к попечителю Московского учебного округа В.Д. Исаенкову с просьбой разрешить отпустить учеников с 12 декабря 1905 г. по 7 января 1906 г. вследствие волнений в городе и окрестностях [17]. Также в связи с революционной обстановкой была отменена поездка гимназистов по святым местам в Саров, но уже констатируется, что «в отчетном году в ученической жизни не было проявления какого-либо крупного беспорядка, занятия ни разу не прекращались». В 1907 г. «под присмотром и руководством» А.Ф. Павловского на летних каникулах гимназисты совершили поездку в Москву, Новый Иерусалим и Троице-Сергиеву Лавру. Смутные события 1905–1907 гг. остались позади, но они стали предтечей катастрофы, произошедшей спустя 10 лет — в феврале 2017 г.


Список литературы / References

На русском

  1. ГАЛО (Государственный архив Липецкой области). Ф.119. Оп.1. Д.428. Отчет о состоянии Елецкой гимназии за 1905 г.
  2. ГАЛО. Ф. 119. Оп.1. Д.440. Копии циркуляров Министерства народного просвещения об исключении политически-неблагонадежных учеников с запрещением продолжать образование в других учебных заведениях и их списки.
  3. ГАЛО. Ф. 119. Оп.1. Д.441. Журналы общего собрания учащихся Елецкой гимназии о рассмотрении петиции учащихся. 1906-1907.
  4. ГАЛО. Ф.119. Оп. 1. Д. 442. Отчет о состоянии Елецкой мужской гимназии за 1906 г.
  5. ГАЛО. Ф. 119. Оп. 1. Д. 659. Формулярные списки. Евсигнеев Иосиф Семенович. 1911 г.
  6. Елецкий вестник /газета. 1907. 19 декабря.
  7. Крылов И. Собрание пастырей и мирян по вопросу о возрождении прихода // Орловские епархиальные ведомости /газета. 1906. № 11 (12 марта). С. 334-335.
  8. Ляпин Д.А. История Елецкого края. Елец: Изд-во «Верстовой», 2014. 240 с.
  9. Орловские епархиальные ведомости /газета. 1907. № 12.
  10. Острецов В.М. Черная сотня и красная сотня: [Правда о Союзе русского народа] М. : Воениздат, 1991. 48 с.
  11. Павлов С.Б. Опыт первой революции: Россия, 1900–1907. М.: Академический проект, 2008. 654 с.
  12. Правая Россия. Жизнеописания русских монархистов начала XX века / Сост. А.А. Иванов, А.Д. Степанов. СПб.: «Царское дело», «Русская народная линия». 2015. 736 с.
  13. Саввина О.А., Колягин Ю.М. Математик Л.К. Лахтин и Московский университет: Житие, события, судьба. М.: Изд-во ПСТГУ. 2012. 248 с.
  14. Саввина О.А., Леонов М.В. История Елецкой мужской гимназии. Люди и факты. Ч. I: Преподаватели. Елец: Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина, 2015. 178 с. 
  15. Тропин Н.А., Ляпин Д.А. Ридингер — елецкий полицмейстер и краевед (1862-1867). Елец: Елецкий государственный университет им. И.А.Бунина, 2015. 184 с.
  16. ЦГА города Москвы (Центральный государственный архив города Москвы). Ф. 459. Оп. 17. Д. 160. Формулярные списки преподавателей и служащих учебных заведений округа на букву «Кры».
  17. ЦГА города Москвы Ф. 459. Оп. 3. Д. 4494. О беспорядках в Елецкой мужской гимназии.
  18. Шумский А. Крестовый поход детей — зловещий знак [электронный ресурс] // http://ruskline.ru/news_rl/2017/03/28/krestovyj_pohod_detej_zlovewij_znak/

English

  1. GALO (Gosudarstvennyj arhiv Lipeckoj oblasti). F.119. Op.1. D.428. Otchet o sostoyanii Eleckoj gimnazii za 1905 g.
  2. GALO. F. 119. Op.1. D.440. Kopii cirkulyarov Ministerstva narodnogo prosveshcheniya ob isklyuchenii politicheski-neblagonadezhnyh uchenikov s zapreshcheniem prodolzhat’ obrazovanie v drugih uchebnyh zavedeniyah i ih spiski.
  3. GALO. F. 119. Op.1. D.441. ZHurnaly obshchego sobraniya uchashchihsya Eleckoj gimnazii o rassmotrenii peticii uchashchihsya. 1906-1907.
  4. GALO. F.119. Op. 1. D. 442. Otchet o sostoyanii Eleckoj muzhskoj gimnazii za 1906 g.
  5. GALO. F. 119. Op. 1. D. 659. Formulyarnye spiski. Evsigneev Iosif Semenovich. 1911 g.
  6. Eleckij vestnik. 19.12.1907 g.
  7. Krylov I. Sobranie pastyrej i miryan po voprosu o vozrozhdenii prihoda // Orlovskie eparhial’nye vedomosti. 1906. № 11 (12 marta). S. 334-335.
  8. Lyapin D.A. Istoriya Eleckogo kraya. Elec: Izd-vo «Verstovoj», 2014. 240 s.
  9. Orlovskie eparhial’nye vedomosti. 1907. № 12.
  10. Ostrecov V. CHernaya sotnya i krasnaya sotnya. M., 1991. 48 s.
  11. Pavlov S.B. Opyt pervoj revolyucii: Rossiya, 1900–1907. M., 2008. 654 s.
  12. Pravaya Rossiya. ZHizneopisaniya russkih monarhistov nachala XX veka / Sost. A.A. Ivanov, A.D. Stepanov. SPb.: «Carskoe delo», «Russkaya narodnaya liniya», 2015. 736 s.
  13. Savvina O.A., Kolyagin YU.M. Matematik L.K. Lahtin i Moskovskij universitet: ZHitie, sobytiya, sud’ba. M.: Izd-vo PSTGU. 2012. 248 s.
  14. Savvina O.A., Leonov M.V. Istoriya Eleckoj muzhskoj gimnazii. Lyudi i fakty. — CH. I: Prepodavateli. Elec, 2015. 178 s.
  15. Tropin N.A., Lyapin D.A. Ridinger — eleckij policmejster i kraeved (1862-1867). Elec: Eleckij gosudarstvennyj universitet im. I.A.Bunina, 2015. 184 s.
  16. CGA Moskvy (Central’nyj gosudarstvennyj arhiv goroda Moskvy). F. 459. Op.17. D. 160. Formulyarnye spiski prepodavatelej i sluzhashchih uchebnyh zavedenij okruga na bukvu «Kry».
  17. CGA Moskvy. F. 459. Op. 3. D. 4494. O besporyadkah v Eleckoj muzhskoj gimnazi
  18. Shumskij A. Krestovyj pohod detej – zloveshchij znak // http://ruskline.ru/news_rl/2017/03/28/krestovyj_pohod_detej_zlovewij_znak/

Оставить комментарий