Истоки революции: духовный кризис российского общества начала ХХ века в произведениях Д.Г. Булгаковского¹

Синема из Парижа в уездном российском городке конца 19 века

Аннотация

В статье рассматриваются произведения священника, писателя, этнографа и просветителя Д.Г. Булгаковского, в которых художественно осмысливаются негативные тенденции и духовный кризис российского общества начала ХХ века, приведшие к революции. Исследуется повесть Д.Г. Булгаковского «В стороне от дороги», опубликованная в 1909 году и написанная под влиянием общественного подъема, имевшего место в годы первой русской революции. Произведение можно назвать автобиографическим, поскольку в нем на основе личных переживаний описана драма священника, снимающего с себя сан. Д.Г. Булгаковский в повести «В стороне от дороги» акцентирует внимание на причинах, по которым священники отказывались от духовного сана. В ней вскрываются порочные, но ставшие вполне обыденными явления в духовной среде, такие как стремление к материальному обогащению, сословная замкнутость, оторванность от жизни, разобщенность пастырей и народа, злоупотребление алкоголем, безразличие священников к социальным проблемам и нуждам народа, формализм пастырского служения.

Большую часть ответственности за многие негативные социальные тенденции и духовный кризис российского общества писатель возлагал на духовенство, которое не в должной мере выполняло возложенные на него задачи. Недобросовестные пастыри подрывают у народа веру. Религиозный кризис, связанный непосредственно с нравственным разложением, неминуемо ведет, по мнению, Д.Г. Булгаковского, к революционным катаклизмам. В статье исследуются также публицистические произведения писателя, в которых он размышляет о народном образовании, вере и неверии, противоречиях между христианскими идеалами и жизнью, духовном кризисе общества.

Ключевые слова и фразы: Д.Г. Булгаковский, революция, духовный кризис, Павел Воскресенский, духовенство.

Annotation

The sources of the revolution: the crisis of russian society of the beginning of the XX century in works of D.G. Bulgakovskiy.

The article deals with the works of priest, writer, ethnographer and educator, D.G. Bulgakovskij, in which negative tendencies and spiritual crisis of Russian society of the early twentieth century are conceptualized. These phenomena led to the revolution. The author explores the story of D. G. Bulgakovskij « In the side of the road», published in 1909 and written under the influence of the social upheaval that took place during the first Russian revolution. The work can be called autobiographical because it is based on personal experiences described the drama of a priest refusing the priesthood. D.G. Bulgakovskij focuses in the novel on the reasons why the priests refused holy orders. It reveals a vicious, but quite ordinary phenomena in the spiritual environment, such as the desire for material enrichment, social class isolation, detachment from life, a dissociation of pastors and people, alcohol abuse, indifference of the priests to social problems and needs of the people, the formalism of pastoral Ministry.

The writer laid responsibility for the many negative social tendencies and spiritual crisis of Russian society on the clergy, which is not adequately performed the tasks assigned to it. Unscrupulous pastors undermine people’s faith. Religious crisis associated directly with the moral decay inevitably leads, according to D.G. Bulgakovskij, to the revolutionary cataclysms. The author explores in the article publicistic works of D.G. Bulgakovskij, in which he reflects on the people’s education, faith and unbelief, the contradiction between Christian ideals and life, the spiritual crisis of society.

Key words and phrases: D.G. Bulgakovskij, revolution, spiritual crisis, Pavel Voskresenskij, clergy.

О публикации

¹ Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и Администрации Липецкой области в рамках проекта №17-14-48001

Авторы: .
УДК 82-3.
DOI 10.24888/2410-4205-2017-13-4-65-71.
Опубликовано 19 декабря года в .
Количество просмотров: 79.

Д.Г. Булгаковский – священник, писатель и просветитель, чьи литературно-просветительские, историко-этнографические, агиографические, религиозно-дидактические, педагогические, антиалкогольные, а также патриотические произведения на военную тематику выходили многотысячными тиражами в конце XIX – начале ХХ века. Уроженец Липецкой земли, волею судьбы оказавшийся в Белоруссии, где в течение многих лет нес пастырское служение, Д.Г. Булгаковский по праву считается как российским, так и белорусским писателем и просветителем. Д.Г. Булгаковский был удостоен при жизни многих наград. В 1873 г. за усердное и добросовестное пастырское служение он был награжден Священным Синодом набедренником и грамотой. В 1888 г. Императорское русское географическое общество наградило его золотой медалью за рукопись этнографического сборника «Пинчуки», ставшего результатом собирательской, фольклорно-этнографической деятельности Д.Г. Булгаковского в бытность его священником в Пинском уезде Минской губернии. В 1900 г. за свой литературно-художественный альбом «Эхо» писатель получил серебряную медаль на Парижской всемирной выставке по отделу социальной экономики. В том же году альбом «Эхо» был выставлен на стенах залы на Международном антиалкогольном конгрессе в Брюсселе. Прослужив несколько десятилетий священнослужителем, он вышел в заштат и поселился в качестве свободного священника в Петербурге, где активно продолжил заниматься литературно-просветительской деятельностью, которая в первую очередь была направлена на борьбу с народным пьянством.

Д.Г. Булгаковский активно и незамедлительно откликался на самые злободневные проблемы современности, будь то вопросы народного просвещения, борьба с пьянством или проблема патриотического и духовно-нравственного воспитания. Наблюдая духовный кризис российского общества, рост общественного движения и революционные события начала ХХ века, он как просветитель и патриот пытался бороться с порочными явлениями общественной жизни посредством печатного слова.

Д.Г. Булгаковский активно выражал свое отношение к негативным социальным тенденциям в своих художественных и публицистических произведениях. Непримиримым борцом с общественными пороками он показал себя еще на заре своей пастырской и литературной деятельности. Работая учителем приготовительного класса в Пинском духовном училище, Д.Г. Булгаковский столкнулся с бесчинством начальства, недобросовестностью подчиненных, лихоимством и круговой порукой. Не желая мириться с подобного рода беззакониями в духовном образовательном учреждении, которое обязано прививать людям нравственность, высокие моральные ценности и добродетели, он написал две заметки: одну – в петербургскую газету «Современность», другую – в газету «Новости». Несмотря на публичную огласку, никаких мер со стороны епархиального начальства не последовало, поскольку у смотрителя училища были сильные епархиальные покровители. Конфликт с училищной администрацией не прошел бесследно для Булгаковского, повлияв на его перевод на новое место службы в город Борисов. Впрочем, этот инцидент не сломал его, не превратил в пассивного наблюдателя порочных общественных явлений.

Стоит отметить, что духовное образовательное учреждение, в котором Д.Г. Булгаковским были выявлены правонарушения, не являлось каким-то уникальным случаем для российской действительности того времени. Священнослужитель Православной Российской церкви, член Святейшего Синода Г.И. Щавельский (1871 — 1951) в своей книге «Русская церковь пред революцией» писал, что консистории имели дурную славу, поскольку в них процветало взяточничество, а правда не уживалась. «Брали там все: и секретарь с чиновниками, и заслуженные протоиреи — члены консисторий; брали и с виновных, и с правых; брали деньгами и натурой: чаем, сахаром, медом, вареньем; всякого рода живностью — индюками, гусями, поросятами и т.д. Поводов к “взиманиям” находилось множество: назначения, увольнения, перемещения, награды, разного рода судные дела, дела бракоразводные, аренды, покупки и продажи, постройки и ремонты и разные иные решавшиеся в консисториях дела тогда проходили гладко и скоро, когда заинтересованными в них ублажались консисторские чины» [7, с. 175].

Теневых сторон в предреволюционном прошлом Русской Православной Церкви было немало. Безусловно, существовали люди, не допускавшие наличия никаких недостатков у Церкви и принимавшие за кощунство всякое критическое отношение к церковной деятельности, но Д.Г. Булгаковский не относился к данной категории верующих.

И хотя Д.Г. Булгаковский уже с 1902 г. не состоял в сане священника, все его творчество выражало идею «За веру, царя и отечество» и утверждало христианские принципы и идеалы. При этом, однако, от его критического взгляда не могли укрыться негативные тенденции в церковной и общественной жизни. Будучи чрезвычайно наблюдательным и аналитически мыслящим человеком, близко к сердцу принимавшим происходящие в стране события, он хорошо видел темные стороны человеческого бытия, и понимал, во что могут вылиться страсти и пороки человека, потерявшего веру. Сам более тридцати лет прослужив священником, Д.Г. Булгаковский большую часть ответственности за многие негативные социальные тенденции возлагал на духовенство, которое не в должной мере выполняло возложенные на него задачи. Об этом он размышлял в повести «В стороне от дороги», вышедшей в свет в 1909 году, написанной под влиянием общественного подъема, имевшего место в годы первой русской революции. «Повесть изображает правдивую картину жизни своего времени. Поэтому интересна она не только в бытовом, но и в историческом плане» [8, с. 167].

Хорошо знавший Д.Г. Булгаковского писатель Борис Глинский в отзыве на книгу «В стороне от дороги» писал: «Повесть написана, как видно, рукой человека, близко знающего вообще жизнь духовенства и испытавшего на себе многое из того, что выпало на долю его героя, почему не будет большой ошибкой предположить, что повесть «В стороне от жизни» есть в значительной мере произведение автобиографическое» [6, с. 1066]. В ней на основе личных переживаний описана драма священника, снимающего с себя сан. В повести вскрываются многие общественные пороки: стремление к материальному обогащению, винопитие, курение, сословная замкнутость, оторванность от жизни, разобщенность пастырей и народа, безразличие священников к социальным проблемам.

Главный герой повести – молодой священник Павел Воскресенский – искренний, пылкий, с юношеским максимализмом и идеализмом, увлеченный социальными идеями, нацеленными на преобразование народной жизни. Он понимает, что духовенство стоит «в стороне от жизни», не интересуется внутренними потребностями людей, исполняет только формальную сторону своего пастырского служения. «Духовенство, – говорит он священнику Евгению Исполатову, страстному конезаводчику, – обычно занято одной религиозно-нравственной стороною своих прихожан. Между тем люди живут далеко не одним религиозным культом. Мы видим, например, как свирепо и неистово врываются в человеческую жизнь стихийные силы природы и приносят людям разного рода бедствия… А всего ужаснее, что пастырь Церкви пытается уверить людей видеть в стихийных бедствиях благо, посылаемое человеку небесным провидением» [1, с. 13-14]. Отца Павла возмущает, когда человеку, столкнувшемуся с трудной проблемой, вместо деятельного участи и помощи священник говорит «мертвые слова» о пользе страдания, о терпении, о кротости. Пастырь, по его мнению, «должен идти рука об руку со светскими борцами, с людьми реальной работы, техники и науки» [1, с. 13-14].

Но, к своему огромному разочарованию и сожалению, вокруг он видит священников, вовсе не разделяющих его взгляды. Большая часть пастырей являются лишь требоисполнителями, у которых душа не болит за простых людей. Один из таких недобросовестных пастырей – молодой священник Дмитрий Троицкий, интересующийся только тем, как бы получше устроиться в жизни, получить подоходнее приход. Еще более безобразный тип представляет собой академист Василий, сын диакона Никодима, который будет служить вместо снимающего с себя сан отца Павла. Этот прагматичный и циничный человек обосновывает свою будущую пастырскую деятельность исключительно на коммерческих интересах. Сам о себе он говорит, что не придерживается никаких взглядов, и Бог избавил его от каких-либо идеалов. Его безнравственные рассуждения сводятся к тому, что народу нужен священник, и он, «восприяв благодать священства», будет предлагать ему услуги и за его счет жить. Причем Василий искренне считает, что Павел Воскресенский ничем от него не отличается. «Только он обслуживает свою должность с разными аксессуарами, а я собираюсь играть свою роль без таковых, и более упрощенным темпом, но результат у меня будет с ним один и тот же» [1, с. 110].

Представленные в повести священнослужители, не достойные своего духовного сана, не выдуманы Д.Г. Булгаковским, а взяты из жизни. О подобных недобросовестных священниках писал Г.И. Щавельский: «Не секрет, что наше духовенство, и в особенности сельское, не было свободно от отрицательных типов: встречались в нем не только «храбрые к питью», но и спившиеся; встречались опустившиеся; встречались ставшие вместо пастырей эксплуататорами своих пасомых, вымогавшие за требы, изобретавшие новые обычаи, обряды и праздники, заискивавшие и низкопоклонные пред богатеями, грубые и небрежные в обращении с бедняками» [7, с. 214].

Д.Г. Булгаковский словами своего героя Павла Воскресенского говорит о том, что практикуемое духовенством двуличное решение вопроса об отношениях Евангельских истин и земных, материальных потребностей и интересов подрывает доверие к Церкви. Д.Г. Булгаковскому представляется вполне очевидным, что народ потерявший доверие к пастырям, может потерять и саму веру в Бога, что приведет к непредсказуемым последствиям и революционным катаклизмам.

Изображенные в повести представители интеллигенции (агроном, доктор, сельские учителя) настроены достаточно революционно, критикуя и обвиняя духовенство во многих пороках. В повести затрагиваются многие актуальные вопросы, один из которых касается народного образования. В период написания книги в обществе активно обсуждался вопрос, оставить ли церковно-приходские школы в ведении духовного ведомства или передать в ведение Министерства народного просвещения. Павел Воскресенский очень категорично говорит об этих школах. Они для него «снотворные этапы, своего рода громоотводы народного самосознания на пути его развития. Они придуманы Победоносцевым в тех целях, чтобы ими заглушить зарождающееся в народе самосознание. Это кадры черносотенцев» [1, с. 86]. Эти школы нужно, если и не закрыть, то передать в ведомство Министерства или земства, считает герой.

Противоречие между христианскими идеалами и реальностью порождает глубокий кризис у Павла Воскресенского, в результате которого он решает отказаться от священнического сана, как это сделал сам Д.Г. Булгаковский. Потеря народом веры, а вместе с ней и нравственности, ярко показана Д.Г. Булгаковским, предчувствующим неминуемую трагедию революции 1917 г., гражданской войны и гонений на Церковь.

Не случайно в 1913 г. Д.Г. Булгаковский выпустил брошюру «Живем ли мы по-христиански», в которой после краткого очерка гонений на христиан первых веков и истории христианства на русской земле задается вопросом, дорожим ли мы своей верой, как предки. Отвечая на этот вопрос, автор представляет печальную картину современной ему русской жизни с ее переоценкой ценностей.

Он делится неутешительными размышлениями, что «началось сначала тайное, а потом открытое гонение на христианство, ранее против обрядов религии, а потом стали высмеивать самое вероучение и даже св. таинства. И стали церкви во время Богослужения пустеть – сначала в городах, а после и по деревням» [2, с. 20]. Д.Г. Булгаковский констатирует, что в результате этого «вдруг людям стало тяжело жить; началось разочарование жизнью, и в томлении духа стали повсюду ощущать пустоту в жизни, чувствовать, что дальше нечем жить, не стало внутреннего содержания. Жизнь потеряла всякую ценность, не стало в ней ничего привлекательного. Отсюда эпидемия самоубийств захватила широким потоком все слои общества» [2, с. 20], участились случаи убийства, мошенничества, обмана, растраты казенных денег и многие другие негативные явления, утратились благочестивые семейные традиции. Наступившее в России время религиозного распада, связанное непосредственно с нравственным разложением, неминуемо ведет, по мнению, Д.Г. Булгаковского, к революционным катаклизмам.

Д.Г. Булгаковский был убежден, что «никакие строгие суды и тяжкие наказания за совершенные преступления общественные или государственные не в состоянии удержать людей от преступления… Только одна вера, вера в Бога, вера в загробную жизнь, вера в страшный суд Божий может направить на путь истинный и влить животворящую силу» [2, с. 23]. Не случайно во всех своих военно-патриотических брошюрах, чрезвычайно востребованных в армии, Д.Г. Булгаковский старался укрепить в новобранцах веру в Бога, в промысел Божий. Обращаясь к солдату, он увещевал: «Люби свою православную Веру с ее обрядами больше всего на свете. Вера твоя – лучший твой друг, это драгоценное, священное сокровище, оно поможет тебе легко перенести все тяжести службы и при встрече с несчастием в ней ты найдешь утешение. Кто соблюдает свою веру, тот соблюдает и царские законы, а стало быть, тот верою и правдою служит Богу и Царю» [3, с. 10]. Именно вера способна укрепить патриотический дух солдат, возбудить в них любовь к родине и желание ее защищать. Эта мысль, высказанная им еще в 1884 г. в своей первой брошюре на армейскую тематику «Напутное молодому русскому солдату», стала лейтмотивом всех его многочисленных военно-патриотических брошюр, многократно переиздаваемых.

В 1916 г. Д.Г. Булгаковский издал брошюру «Русский солдат на войне в прежнее время и теперь в 1914, 1915 и 1916 гг.», первая часть которой полностью повторяла брошюру «Русский солдат на войне», изданную еще в 1892 г. Во второй части были представлены различные истории, произошедшие во время Первой мировой войны, каждая из которых подходила под определенную рубрику: «Верность присяге», «Неустрашимость», «Храбрость и отвага», «Находчивость». Все названия рубрик призваны были внушить основные качества, которыми должен обладать солдат.

Брошюры Д.Г. Булгаковского на армейскую тематику проникнуты патриотическим духом и наивной верой в то, что «беззаветная преданность делу связывает всю русскую армию в одну дружную семью, несмотря на вероисповедание и племенную разницу» [4, с. 10]. Он абсолютно был уверен, что «добрые отношения существуют у нижних чинов не только между собою, но и к начальникам их и вообще офицерам» [4, с. 12]. При этом Д.Г. Булгаковский с убежденностью писал, что дисциплина, «преданность делу, добрые отношения к товарищам, начальникам и старшим, великодушие и сострадательность к побежденному неприятелю русский солдат черпает из религиозного чувства» [4, с. 13]. Однако именно религиозное чувство постепенно утрачивалось у всего народа.

Д.Г. Булгаковский ясно осознавал все негативные тенденции своего времени и старался бороться с ними посредством печатного слова. К сожалению, все его опасения, о которых он предупреждал в своих произведениях, сбылись. Современный русский писатель, поэт, журналист и кинокритик Д.Л. Быков в своем эссе «Блаженный Булгаковский», посвященном Д.Г. Булгаковскому, писал: «Мне хотелось бы верить, что он умер до 1917 года. Ему незачем было бы смотреть на свою аудиторию, бегом бегущую с фронтов и вспарывающую животы офицерам. Ему ни к чему было переживать начало двадцатых годов в голодном Петрограде. Он был человек добрый и сентиментальный, и сердце его обливалось за несчастную Россию, за попранный образ богоносца, за Бога, который не спас, за убитых и убийц. Он молился бы за тех и за других» [5].

Однако, ему все-таки довелось увидеть распад старой России, трагические события гражданской войны, междоусобицу, разруху, пережить голод и житейские тяготы. Существует адресованное церковному историку и археологу С.А. Белокурову и датируемое 1918 г. письмо Д.Г. Булгаковского, свидетельствующее о бедственном положении, в котором оказался известный писатель. «Живу теперь в какой-то деревне Пищалине, где от мародеров-крестьян приходится не только пищать, но прямо стонать» [8, с. 227]. Письмо содержит сетования писателя на дороговизну, отсутствие многих необходимых вещей, среди которых чернила, перья, газеты. «Просто можно с ума сойти. Господи, когда же эти страдания кончатся, и нет никакого просвета», — пишет Д.Г. Булгаковский. [8, с. 227].

Можно представить, как тяжело было Д.Г. Булгаковскому, всю свою жизнь посвятившему делу народного просвещения, видеть моральное разложение народа, наблюдать вырвавшиеся наружу во время общественных беспорядков низменные стороны народной души, породившие абсолютно безобразные явления, совершенно уничтожившие то светлое и доброе начало, прививаемое народу в предшествующее время. «Тяжело, видимо, было Булгаковскому пережить и постыдный Брестский мир с его унизительно-кабальными условиями для России. Можно представить, какой скорбью отозвалось это событие в душе писателя, каким унижением стало для его высоких патриотических чувств» [8, с. 232].

Таким образом, Д.Г. Булгаковский, наблюдая духовный кризис российского общества начала ХХ века, предчувствовал неминуемые трагические события, связанные с революцией, и активно выражал свое отношение к негативным социальным тенденциям в своих литературно-просветительских произведениях.


Список литературы / References

На русском

  1. Булгаковский Д.Г. В стороне от жизни. Повесть из жизни современного духовенства. В 2-х ч. СПб.: Тип. «Народная польза», 1909. — 114 с.
  2. Булгаковский Д.Г. Живем ли мы по-христиански? Апология христианства по поводу 1600-летнего торжества христианской веры. СПб.: Тип. М. Пивоварский и А.Типограф, 1913. — 24 с.
  3. Булгаковский Д.Г. Напутное молодому русскому солдату. СПб.: Тип. Ф. Елеонского и К, 1884. 15 с.
  4. Булгаковский Д.Г. Русский солдат на войне в прежнее время и теперь в 1914, 1915 и 1916 гг. Пг.: Тип. «Т-ва газ. Свет», 1916. — 51 с.
  5. Быков Д.Л. Блаженный Булгаковский // Быков Д.Л. Блуд труда // URL: https://public.wikireading.ru/50196 (Дата обращения: 03.06.2017).
  6. Глинский Б. Отзыв на книгу «В стороне от жизни». Повесть из жизни современного духовенства в 2-х частях Д.Г. Булгаковского. СПб. 1909 г. // Исторический Вестник, 1909. № 6. С. 1066-1068.
  7. Щавельский Г.И. Русская Церковь пред революцией. М.: Артос-Медиа, 2005. — 512 с.
  8. Щеглов Г.Э. Печальник о благе народном. Жизнь и литературные труды Дмитрия Гавриловича Булгаковского. Минск: Белорусский Экзархат, 2009. — 272 с.

English

  1. Bulgakovskii D.G. V storone ot zhizni. Povest’ iz zhizni sovremennogo dukhovenstva. V 2-kh ch. SPb.: Tip. «Narodnaya pol’za», 1909. — 114 s.
  2. Bulgakovskii D.G. Zhivem li my po-khristianski? Apologiya khristianstva po povodu 1600-letnego torzhestva khristianskoi very. SPb.: Tip. M. Pivovarskii i A. Tipograf, 1913. — 24 s.
  3. Bulgakovskii D.G. Naputnoe molodomu russkomu soldatu. SPb.: Tip. F. Eleonskogo i K, 1884. — 15 s.
  4. Bulgakovskii D.G. Russkii soldat na voine v prezhnee vremya i teper’ v 1914, 1915 i 1916 gg. Pg.: Tip. «T-va gaz. Svet», 1916. — 51 s.
  5. Bykov D.L. Blazhennyi Bulgakovskii // Bykov D.L. Blud truda // URL: https://public.wikireading.ru/50196 (Data obrashcheniya: 03.06.2017).
  6. Glinskii B. Otzyv na knigu «V storone ot zhizni». Povest’ iz zhizni sovremennogo dukhovenstva v 2-kh chastyakh D.G. Bulgakovskogo. SPb. 1909 g. // Istoricheskii Vestnik, 1909. № 6. S. 1066-1068.
  7. Shchavel’skii G.I. Russkaya Tserkov’ pred revolyutsiei. M.: Artos-Media, 2005. — 512 s.
  8. Shcheglov G.E. Pechal’nik o blage narodnom. Zhizn’ i literaturnye trudy Dmitriya Gavrilovicha Bulgakovskogo. Minsk: Belorusskii Ekzarkhat, 2009. — 272 s.

Оставить комментарий