Цветовая символика сословий в средневековой Скандинавии (на материале поэмы «Старшая Эдда»)

Иллюстрация к поэме "Старшая Эдда"

Аннотация

В статье рассматривается цветовая символика сословий в скандинавском обществе на материале поэмы «Старшая Эдда» поэтическом сборнике древнеисландских песен о богах и героях германо-скандинавской мифологии и истории, сохранившемся в древнеисландской рукописи второй половины XIII века. Исследуется «Песнь о Риге», входящая в «Старшую Эдду» и повествующая о возникновении в Скандинавии трех сословий: ярлов, карлов и трэллов, каждое из которых обязано своим происхождением богу Ригу-Хеймдаллю и соотнесено с тремя цветами: черным, красным и белым. Черным цветом маркированы трэллы представители низшего сословия, которые в скандинавском обществе рассматривались как рабы. Красным цветом характеризовались карлы или бонды – свободные владевшие хозяйством люди, среди которых имелись как бедные крестьяне, так и богатые землевладельцы и скотоводы. С белым цветом ассоциировались ярлы – представители сословия знати. Каждый из этих цветов характеризуется своей символикой. Так, черный цвет имеет отрицательные значения «нечистоты», «грязи», «уныния», «печали», «мрака». Красный цвет обладает витальными свойствами, является цветом жизни, энергии, здоровья. Белый цвет соотносится с семантикой «божественности», «безгрешности» и «праведности».

Белый, черный, красный цвета, характеризующие три сословия в Скандинавии, упоминаются во многих мифах народов мира, повествующих о создании людей и стремящихся объяснить расовые различия. Распределение сословий по цветовому признаку, художественно представленное в «Старшей Эдде», соотносится с делением общества на сословия-варны, принятом в Индии.

Черный, красный и белый цвета играли важную роль в государственной атрибутике германских народов. Они являлись цветами государственного флага Северо-Германского союза, а затем и Германской империи. Таким образом, цвет является одновременно языковым и экстралингвистическим фактом, в котором заложена историко-культурная информация, накопленная этносом.

Ключевые слова и фразы: цветовая символика, черный, красный, белый, «Песнь о Риге», «Старшая Эдда».

Annotation

Symbolism of colors of different social classes in the middle ages of Scandinavia (according to the poem «Elder Edda»).

The article deals with the color symbolism of the classes in Scandinavian society based on the poem «The Elder Edda». «The Elder Edda» is a collection of Old Norse poems about the gods and heroes, composed in the second half of the XIII century.The author explores the poem «Rígsmál», which is included in «The Elder Edda». «Rígsmál» is an Eddic poem in which a Norse god named, fathers the classes of mankind (thrall, churl, earl). Each class has its own color.Thrall (slave) is described as black.Churl (freeman) is described as red. Earl (noble) is described as white.Each of these colors has its own symbolic. The colorblack symbolizes the dirt, depression, sadness, darkness. The colorred symbolizes life, energy, health. The color white symbolizes divinity, sanctity and righteousness.

White, black, red colors that characterize three classes of Scandinavia are mentioned in many myths of the world, which tell of the creation of humans and seek to explain racial differences.The color symbolism of the classes presented in «The Elder Edda» relates to the caste system in India.

Black, red and white colors played an important role in the attributes of a state of the Germanic peoples.They were the colors of the national flag of the North German Union and of the German Empire. Thus, color is a linguistic and extralinguistic phenomenon, which has historical and cultural information accumulated by ethnos.

Key words and phrases: color symbolism, black, red, white, Rígsmál, «The Elder Edda».

О публикации

Авторы: .
УДК 398.22.
Опубликовано 24 марта года в .
Количество просмотров: 387.

Свет играет концептуально важную роль в «Старшей Эдде» – поэтическом сборнике древнеисландских песен о богах и героях скандинавской мифологии и истории, сохранившемся в древнеисландской рукописи второй половины XIII века. Авторство «Старшей Эдды» многими исследователями приписывается Сэмунду Мудрому, поэтому ее еще называют «Эддой Сэмунда». Художественное пространство «Старшей Эдды» насыщено цветом, причем мир, изображенный в ней, предстает перед читателем преимущественно как мир чистых, ярких, несмешанных красок. В поэме очень часто встречаются устойчивые словосочетания с именами цвета. Так, травы и тропы в «Эдде» непременно названы зелеными, волны – синими, быки – черными, а кольца – красными. Подобные постоянные эпитеты, характерные для средневековой литературы, не окрашивали изображаемую действительность, а представляли собой некие синкретические представления, где цветообозначения уже чувственно не воспринимались как цвет.

Цвет имеет большое значение в «Песне о Риге», входящей в «Старшую Эдду» и рассказывающей о возникновении в Скандинавии трех сословий: ярлов, карлов и трэллов. Своим появлением эти сословия обязаны асу Ригу, настоящее имя которого Хеймдалль, названный в «Прорицании вёльвы» прародителем человечества. Белый цвет является колористическим атрибутом Хеймдалля, рожденного в начале времен. Его называют белым асом, Белым или Светлым Богом, настолько он велик и свят. Предвидящий будущее Хеймдалль – страж богов и мирового древа. Благодаря Хеймдаллю-Ригу возникли три сословия, каждое из которых соотнесено с тремя цветами: черным, красным и белым.

С черным цветом связано появление трэллов – представителей низшего сословия, которые в скандинавском обществе рассматривались как рабы. Красным характеризовались карлы или бонды – свободные владевшие хозяйством люди, среди которых имелись как бедные крестьяне, так и богатые землевладельцы и скотоводы. С белым цветом ассоциировались ярлы – представители сословия знати.

Песнь начинается с того, как странствующий «по дорогам зеленым» Риг забрел в дом, где жила чета стариков. Прадед и прабабка, как они названы в тексте, встретили странника гостеприимно, накормили, напоили, обогрели. Ночью уснул он «посредине постели, с обеих сторон улеглись хозяева» [4, с. 382]. Проведя трое суток в их жилище, отправился он вновь странствовать. По прошествии же девяти месяцев родила «прабабка» сына, который «темен лицом был и назван был Трэллем». В древнеисландском варианте цвет его обозначен как «svartan» – черный. В немецком переводе с древнеисландского К. Зимрока написано: «Weil schwarz von Haut geheißen Thräl» [9,с. 375] (Потому что черную кожу имел названный Трэлл).

Имя Трэлл, восходящее к древнескандинавскому слову þræll «раб», вырос сильным, но сутулым и безобразным. Он женился на Тир (др.-сканд. þír – рабыня), которая описана как чрезвычайно непривлекательная особа: «С кривыми ногами, / Грязь на подошвах, / Загар на руках, / Нос приплюснут» [4, с. 383].

Родилось у них двенадцать сыновей и девять дочерей, все имена которых, так или иначе, ассоциировались с уродством. «Отсюда весь род рабов начался» [4, с. 383], – констатируется в «Старшей Эдде».

Человек мог стать трэллом несколькими путями: добровольно из-за голода; в результате неоплаченного долга; попав в плен и оказавшись проданным; и родившись в семье трэлла.

Скандинавы не обращали внимания на национальность или религиозную принадлежность раба, которого, согласно закону, не рассматривали как личность, а лишь как имущество господина, распоряжающегося по собственному усмотрению жизнью трэлла. Трэллов, чья жизнь оценивалась стоимостью коровы или свиньи, могли принести в жертву на похоронах вождя. Трэллам не разрешалось вступать в брак, свидетельствовать на суде, носить оружие. Впрочем, хозяину трэлла предписывалось заботиться о рабе, предоставлять ему медицинскую помощь, если он получал травму при выполнении своих обязанностей. Трэлл не имел собственного имущества, однако иногда хозяин выделял трэллу земельный участок, плодами которого мог распоряжаться сам трэлл, имеющий право продавать их на ярмарках. Главной целью трэлла было выкупить себя.

Итак, трэллы характеризуются в «Старшей Эдде» цветообозначением svartr, входящим в состав слова «hörund-svartr» (темнокожий), информирующего о цвете кожи раба. Цветонаименование svartr восходит к индоевропейскому *swortos «черный», «грязный», сопоставимо с латинским sordes «грязь», sordidus «грязный», sordeo «пачкаться». Поскольку древнеисландское слово svartr связано с семантикой «испачканности» и «грязи», то оно указывает на нечистоту рабского сословия.

Одним из самых любопытных производных от svartr является мифологическое имя подземного великана Сурта (Surtr), обладающего властью над стихией огня. Имя «Сурт» буквально означает «Черный». Сурт охраняет вход в огненное царство Муспелльхейм, где живут огненные великаны, чьим повелителем он и является. Сурт во время битвы перед концом света выступает противником асов. Вместе с сынами Муспелля он скачет через Мюрквид (Темный лес) к Биврёсту – трехцветному соединяющему небо и землю мосту-радуге, который в результате скачки окажется разрушенным. В поединке он убивает бога плодородия Фрейра, срубает мировое древо Иггдрасиль, а затем сжигает мир. По мнению некоторых исследователей, чернота Сурта, отличающая его от «светящихся» (ljóss, heiðr) сущностей и объектов Муспелльхейма (солнце, луна, Сыны Муспелля), может объясняться положением Сурта в мифологическом пространстве. «Сурт «черен» оттого, что предстает в мифологическом сознании покрытым «черным порошкообразным веществом», сажей. Таким образом, семантика имени Surtr изначально связана с измаранностью субъекта сажей, золой как продуктами горения» [2, с. 84].

Примечательно, что в «Хелианде» – эпической поэме на древнесаксонском языке, записанной в IX веке и повествующей о жизни Иисуса Христа – «др.-сакс. swart выступает как регулярный эпитет преисподней (ада) – др.-сакс. hell, hellia < о.-герм. *haljdn- ‘мир мертвых, Хель’: anhelliu, tharishetendisuart’ в аду, что жарок и чёрен (Hel. 1179); besinkodun is siole an thene suarton hel’ погрузил и его душу в черный ад’ (Hel. 3357), причем примечателен контекст hard helleo gethuing, het endi thiustri, swart sinnahti sundea te lone’ тяжкая адова мука, жаркая и мрачная, черная вечная ночь грехам в воздаяние’ (Hel. 2145)» [1, с. 90].

Черный цвет в германо-скандинавской мифологии соотносился также с подземным миром Нифльхель и его обитателями. Обитель мертвых Нифльхель, или Хель, дословно означает «владение тьмы». Наряду с этим унылым местом упокоения умерших, в мифологической географии германских народов имелся Нифльхейм – существовавший до начала творения мир мрака и холода, переводимый с древнеисландского языка как «темный мир». Черным цветом маркирован дракон Нидхёгг, грызущий один из корней мирового древа ясеня Иггдрасиля, уходящих в подземный мир. В «Прорицании вёльвы» из «Старшей Эдды» черный Нидхёгг мучает в подземном мире согрешивших людей, а в последней битве, во время которой гибнут боги, Нидхёгг покидает свое место в подземном мире и летает над полем боя, неся под крыльями умерших.

С черным цветом ассоциируются обитающие в земле цверги, называемые в мифах черными или темными альвами, в отличие от светлых альвов – духов плодородия, живущих в Асгарде. Цверги – карлики, искусные мастера, создавшие много сокровищ богам. Они боятся солнечного цвета, поскольку лучи солнца превращают их в камень. Родина цвергов – Свартальфхейм – в переводе с древнескандинавского означает «Дом черных альвов». Черные альвы обязаны своим происхождением червям, появившимся в мясе Имира – первого живого существа, великана, из которого создан мир.

Таким образом, не случайно трэллы, произошедшие от Рига-Хеймдалля, отмечены черным цветом, обладавшим негативной семантикой «грязи», «нечистоты», «мрака», «уныния», «страдания».

После посещения дома прабабки и прадеда Риг отправился в другое место, где «бабка и дед были дома хозяева» [4, с. 384]. Здесь к нему также отнеслись гостеприимно. Пробыл он там три ночи подряд, а через девять месяцев родился мальчик рыжий, румяный, с глазами живыми, назван был Карлом (др.-сканд. Karl – муж, то есть свободный человек). В тексте оригинала употреблено цветообозначение rauðan, передающее один из оттенков красного цвета. В немецком переводе с древнеисландского К. Зимрока цвет родившегося мальчика «rot» – красный, алый, рыжий: «Roth wars und frisch mit funkelnden Augen» (Был он красный и свежий со сверкающими глазами). В браке со Снёр у него родились двенадцать сыновей и десять дочерей, все имена которых в основном соотносились с опрятностью и хорошими качествами. Так появились бонды (свободные люди), занимающиеся земледелием и скотоводством.

Бонды (карлы) считались лично свободными на протяжении всего Средневековья, не находившимися даже в подчинении феодала. Бонды в основном были фермерами и занимались разведением скота и выращиванием зерна. Хотя некоторые бонды становились моряками, викингами, торговцами, охотниками. Каждый бонд владел собственной фермой, но даже если молодые люди жили с родителями и не имели своего хозяйства, они все равно сохраняли статус бонда. Бонды обладали различными правами свободных граждан: подавать судебные иски, свидетельствовать в суде, выносить вердикты, участвовать в различных религиозных церемониях и правительственных собраниях тингах, голосовать по всем обсуждаемым вопросам, носить оружие.

Бонды маркированы в «Старшей Эдде» красным цветом, который у скандинавов наделялся витальными свойствами. Он использовался при окраске рун, являясь своеобразной магической заменой крови. Цветонаименования rauðr, rauðan этимологически связаны с древнеисландскими наименованиями железной руды (rauði) и ржавчины (ryð, ryðr), а также с названиями железа и меди в некоторых индоевропейских языках. В «Старшей Эдде» rauðr служит в основном эпитетом золота, что обусловлено цепью ассоциаций, на которую указывают некоторые исследователи: цвет железной руды, из которой изготавливают оружие, – цвет крови, проливаемой орудием, – цвет металла, являющегося причиной кровопролития.

Цветообозначение rauðr, имеющее значение красного цвета, входит в состав некоторых сложных слов, придавая им семантический оттенок тревоги, кровопролития, гибели. Например, fagrrauðr hani – ярко-красный петух Фьялар и sótrauðr hani – «грязно-красный петух» у Хель-чертога. В «Прорицании Вёльвы» об этих красных птицах говорится как о вестниках приближающейся гибели мира. Цветообозначение rauðr соотносилось со значениями «кровавый» и «свирепый». Наряду с rauðr, существовало слово rjóðr, соотносимое с цветом лица и свидетельствовавшее о хорошем здоровье. Красный цвет, соотносимый с бондами, символизирует, прежде всего, жизненную энергию, бодрость, физическое здоровье.

Итак, Риг, дав жизнь представителю сословия бондов, отправился странствовать дальше. Он пришел еще в один дом, «там двое сидели, смотря друг на друга, пальцы сплетая, – Мать и Отец» [4, с. 384-385]. Во внешности хозяйки и в предметах быта доминирует белый цвет. Так, упоминается, что ее шея «белее снега чистейшего», а пшеничный хлеб, которым потчуют гостя, – «тонкий и белый». Здесь он пробыл три дня, в течение которых его хорошо потчевали. Через девять месяцев родился Ярл (др.-сканд. Jarl) со светлыми волосами. Риг явился к повзрослевшему Ярлу, научил его рунам, обеспечил состоянием, назвал его сыном и сделал наследником. Ярл женился на Эрне (др.-сканд. Erna, умелая, проворная), которая родила ему одиннадцать сыновей, чьи имена в основном означали сына или наследника. Так появилась военная знать, правящая верхушка общества.

В раннем Средневековье одни ярлы, подобно конунгам, владели землей, другие плавали на кораблях и занимались грабежом. В Англии, государственная система которой была заимствована у скандинавов, ярлы назывались эрлами (англ. earl) и первоначально обладали теми же функциями, что и ярлы, но постепенно утратили власть. В настоящее время этот титул переводится на русский язык как «граф».

Хотя все три сословия были зачаты при содействии аса Рига и являлись по сути братьями, каждый из них унаследовал черты своих родителей и никто, кроме младшего брата, не обладал сверхъестественными особенностями Рига-Хеймдалля – «светлейшего из асов», белого бога.

Белый цвет в представлениях германских народов, нашедших отражение в «Старшей Эдде», обладает значениями святости и божественности. Белый цвет в «Старшей Эдде» доминирует в изображении германских богинь и некоторых богов, валькирий, а также отличающихся праведностью смертных. Так, в «Речах Альвиса» дочь Тора Труд, за которую сватается всезнающий цверг Альвис, у А. Корсуна названа «белоснежною девою», что соответствует слову mjallhvíta в тексте оригинала, а в немецкой версии К. Зимрока – «das mehlweiße Mädchen» (буквально «девушка белая, как мука»). В «Песне о Вёлунде» упоминаются три валькирии, ставшие женами простых смертных воинов. Все они характеризуются белым цветом, причем этот цвет запечатлен даже в имени одной из дев-воительниц – Лебяжьебелая – Swanhwit – Schwanweiß. Все валькирии соотносятся с белым цветом, их часто называют «белыми девами». Они «скачут по воздуху на конях, с грив которых падает роса на долины и сыплется град на высокие леса. Имена их иногда связаны с войной, иногда с облаками, дождем и ветром» [6, с. 108].

Благодаря коннотации «святости» и «безгрешности», белый цвет являлся колористическим атрибутом жрецов и различных священных ритуалов. Так, в «Песне о Хюмире» упоминается гадательная практика, заключающаяся в кидании прутьев, – «Sie schüttelten Stäbe» («Прутья кидали») [4, с. 254]. На предназначенных для гадания прутиках или палочках вырезались руны – древнегерманские письмена. Публий Корнелий Тацит в сочинении «О происхождении германцев и местоположении Германии» подробно описывал этот обычай, в соответствии с которым срубленную с плодового дерева ветку жрецы «…нарезают плашками и, нанеся на них особые знаки, высыпают затем, как придется, на белоснежную ткань. После этого, если гадание производится в общественных целях, жрец племени, если частным образом, – глава семьи, вознеся молитвы богам и устремив взор в небо, трижды вынимает по одной плашке и толкует предрекаемое в соответствии с выскобленными на них заранее знаками» [5, с. 357]. Здесь, как мы видим, белоснежная ткань является необходимым элементом практики предсказания.

Белый цвет также имел большое значение в таком священнодействии, как принесение торжественной клятвы на белом священном камне. Данный обычай зафиксирован в «Третьей Песне о Гудрун», главная героиня которой, жена вождя Атли Гудрун, дабы отвести от себя подозрения в супружеской неверности, поклясться «готова клятвой на белом священном камне: с сыном Тьодмара … не совершала дел, недостойных мужчины и женщины» [4, с. 350]. Белые фаллической формы камни действительно были найдены в большом количестве на западном побережье Норвегии. Бесспорно, что эти белые камни считались священными и на них в древности приносили клятвы.

Таким образом, «Песнь о Риге» описывает возникновение трех сословий: слуг, фермеров и правителей, каждое из которых обладает определенными чертами, выражаемыми цветовой символикой: слуги – черные, карлы (бонды) – красные, правители – белоснежные.

Те же самые цвета (белый, красный и черный) упоминаются во многих мифах народов мира, повествующих о создании людей. Более того, некоторые предания содержат попытку объяснить расовые различия. Так, легенда африканского племени шиллук «…остроумно объясняет различный цвет кожи у разных рас неодинаковым цветом глины, из которой они были сотворены. Создатель Джуок вылепил всех людей из земли и все время, пока продолжалось дело творения, странствовал по миру. В стране белых он нашел совершенно белую землю и создал из нее белых людей. Потом он пришел в египетскую страну и здесь из нильского ила произвел красных и коричневых людей. Наконец, он пришел в страну племени шиллук и, найдя здесь черную землю, сотворил из нее черных людей» [7, с. 24].

Распределение сословий по цветовому признаку, художественно представленное в «Старшей Эдде», напоминает о делении общества на сословия-варны, принятом в Индии. «Слово «варна» на санскрите означает «цвет», так что можно предположить, что речь шла о племенных различиях трех классов древнего арийского племени, совершившего вторжение в северные и северо-западные районы Индии и поглотившие в своем завоевательном стремлении местные дравидические народности и племена – темнокожего народа дизов или дазиев, с которыми чистокровным ариям (арийцам) пришлось вести длительную и упорную борьбу за обладание страной» [3, с. 126–127]. С каждой из четырех варн соотносился определенный цвет: с брахманами (жрецами) – белый, с кшатриями (воинами) – красный, с вайшья (земледельцами, скотоводами, ремесленниками, торговцами) – желтый; шудры (неполноправные и рабы) своего цвета не имели.

Стоит отметить, что черный, красный и белый цвета играли важную роль в государственной атрибутике германских народов. Так, именно черный, красный и белый являлись цветами государственного флага Северо-Германского союза, а затем и Германской империи. Флаг оставался черно-бело-красным до 1919 г., когда в Германии была провозглашена республика. Новое государство отказалось от прежнего флага и утвердило черный, красный, золотой цвета, которые еще со времен Священной Римской империи являлись официальными цветами Германии, в период же борьбы против Наполеона ставшие национальными германскими цветами.

Таким образом, цветовая символика сословий в «Песне о Риге» в целом соотносится с общеиндоевропейской традицией. Цвет является одновременно языковым и экстралингвистическим фактом, в котором заложена историко-культурная информация, накопленная этносом. Связь цвета с определенными культурно-закрепленными эмоциональными состояниями и ситуациями позволяет рассматривать цвет как своеобразный концепт мировидения, онтологический и аксиологический феномен. Цветообозначения в «Старшей Эдде» обладают глубинным подтекстом, являясь емким символом, несущим важную мифологическую информацию о предметах и явлениях. На колористическом уровне раскрываются архаичные смыслы, которые без упоминания цвета остались бы непонятыми и необъясненными.


Список литературы / References

На русском

  1. Ганина Н.А. Система цветообозначений в древневерхненемецком и древнесаксонском языках // Наименования цвета в индоевропейских языках: Системный и исторический анализ / Отв. ред. А.П. Василевич. М.: КомКнига, 2007. С. 101–112
  2. Данилов А.С. Мифологическое имя Surtr «Черный» в «Старшей Эдде», «Младшей Эдде» и сагах об исландцах // Вестник МГПУ. Сер. Филология. Теория языка. Языковое образование. М.: МГПУ, 2008. Вып. 2. С. 65–68
  3. Богомолов А.И. Религии мира. Новейший словарь. Ростов н/Д.: Феникс, 2005. 672 с.
  4. Старшая Эдда // Беовульф; Старшая Эдда; Песнь о нибелунгах. М.: Эксмо, 2014. С. 205–405
  5. Тацит. О происхождении германцев и местоположении Германии //Тацит. Сочинения в двух томах. Т. 1. Анналы. Малые произведения. Л.: Наука, 1969. С. 353–373
  6. Торп Б. Нордическая мифология. М.: Вече, 2008. 560 с.
  7. Фрэзер Д.Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. М.: Политиздат, 1983. 703 с.
  8. Фрэзер Д.Д. Фольклор в Верхом Завете. М.: Политиздат, 1990. 546 с.
  9. Simrock K. Die Edda. – Stuttgart und Tübingen: Gotta Verlag, 1851. 435 S.

English

  1. Ganina N.A. Sistema tsvetooboznacheniy v drevneverkhnenemetskom I drevnesaksonskom yazykakh. Naimenovaniya tsveta v indoyevropeyskikh yazykakh: Sistemnyy I istoricheskiy analiz. Otv. red. A.P.Vasilevich. Moscow: Publ. KomKniga. 2007. P. 101–112
  2. Danilov A.S. Mifologicheskoye imya Surtr «Chernyy» v «Starshey Edde». «Mladshey Edde» i sagakh ob islandtsakh. Vestnik MGPU. Ser. Filologiya. Teoriya yazyka. Yazykovoye obrazovaniye. Moscow: Publ. MGPU. 2008. Vyp. 2. P. 65–68
  3. Bogomolov A.I. Religii mira. Noveyshiy slovar. Rostov n/D.: Publ. Feniks. 2005. 672 p.
  4. Starshaya Edda. Beovulf; Starshaya Edda; Pesn o nibelungakh. Moscow: Publ. Eksmo. 2014. 205-405.
  5. O proiskhozhdenii germantsev i mestopolozhenii Germanii. Tatsit. Sochineniya v dvukh tomakh. T. 1. Annaly. Malyye proizvedeniya. Leningrad: Publ. Nauka. 1969. P. 353–373.
  6. Torp B. Nordicheskaya mifologiya. Moscow: Publ. Veche. 2008. 560 p.
  7. Frezer D.D. Zolotaya vetv: Issledovaniye magii i religii. Moscow: Publ. Politizdat. 1983. 703 p.
  8. Frezer D.D. Folklor v Verkhom Zavete. Moscow: Publ. Politizdat. 1990. 546 p.
  9. Simrock K. Die Edda. – Stuttgart und Tübingen: Gotta Verlag, 1851. 435 S.

Оставить комментарий