Аксиология миротворчества в этнической музыке второй половины XX – начала XXI вв.

Этническая музыка перуанцев

Аннотация

Статья посвящена осмыслению аксиологии миротворчества в этнической музыке второй половины ХХ – начала XXI вв. На основе анализа таких направлений, как «Фольклорное возрождение», «Новая Песня», «Песня протеста», а также «Мировая музыка» автор приходит к следующим выводам. 1. Ведущей идеей для этномузыкантов рубежа веков стало понимание творчества и музыкального инструмента как оружия борьбы и как средства достижения мира. 2. Идея миросозидания нашла отражение в следующих образах и мотивах этномузыкального творчества: образ детей как символа будущего, находящегося под угрозой уничтожения из-за непрекращающихся войн; призыв к осознанию каждым человеком личной ответственности за войны и за то, что происходит в мире; метафора границы, сочетающая мотив объединения друзей, единомышенников и мотив ограждения от хаоса; осмысление ценностей собственной этнокультуры и духовной связи с родиной; пробуждение этноисторической памяти; утверждение любви и живого сердца как главного критерия истины; общинная этика и призыв к братству; мотив примирения и духовного исцеления человечества. 3. Песни о мире, написанные этническими музыкантами, стали своего рода миротворческим манифестом, подхваченным и включенным в собственный репертуар исполнителями других стран. 4. Международные фестивали выявили музыку как средство межкультурного диалога и миросозидания. 5. Обучение и творческое освоение представителями разных стран музыкального языка других народов ведет к развитию культуры мира и межкультурной сензитивности, к осмыслению на новом качественном уровне собственной этнокультурной идентичности и общности традиционной аксиологии. 6. Для этномузыкантов важными средствами распространения миротворческих идей становится использование интернета и современных технических возможностей аудио- и видеозаписи.

Ключевые слова и фразы: аксиология миротворчества, этническая музыка, музыкальное миротворчество, культура мира, Фольклорное возрождение, Новая Песня, Мировая музыка, мир через музыку.

Annotation

Axiology of peacekeeping in ethnic music of the second half of XX – beginning of XXI centuries.

The article is focused on axiology of peacekeeping in ethnic music of the second half of the XX – beginning of the XXI centuries. On the base of analysis of such movements as Folk Revival, Nueva Canción, Protest song and World Music the author comes to the following conclusions. 1. The important idea for ethnic musicians of the turn of the century is the understanding of creativity and of musical instrument as weapon in struggle for peace and as means for peacekeeping. 2. The idea of peacekeeping is reflected in the following images and motives in creative works of ethnic musicians: image of children as symbol of future being under threat because of running wars; call to realize by everyone his own responsibility for wars and for what is going on in the world; the metaphor of the border combining the motive of uniting of friends and likeminded people and the motive of protection from chaos; comprehension of traditional values and of spiritual connections with motherland; raising of ethnic history memory; manifesting of love and of live heart as key criteria of the truth; communal ethics and call to brotherhood; the motive of reconciliation and of spiritual healing of mankind. 3. Songs of peace written by ethnic musicians became a kind of peacekeeping manifest that was accepted by performers of other countries and included in their own repertoire. 4. International musical festivals brought to light music as means of intercultural dialogue and of peacekeeping. 5. Creative study of ethnical music language by representatives of other countries helps to develop culture of peace and intercultural sensitivity, leads to redefining of ethnic cultural identity and to understanding of commonness of traditional axiology. 6.The special aspect of modern ethnic music projects is using of Internet and technical means of audio- and video- recordings for realization of peacekeeping ideas.

Key words and phrases: axiology of peacekeeping, ethnic music, musical creativity for peace, culture of peace, Folk Revival, Nueva canción, World music, peace through music.

О публикации

Авторы: .
УДК 008 (1-6).
Опубликовано 24 марта года в .
Количество просмотров: 85.

Смысл нашего творчества как музыкантов заключается в том, чтобы сказать людям: история не может быть изменена, но будущее может. Я глубоко убежден, что призван сделать все возможное, чтобы вдохновить людей к внутренним изменениям, к созидательному взгляду на мир, к переосмыслению и к переустройству нашей жизни во имя единения, вместо того, чтобы воздвигать новые стены…

Индейский композитор из племени навахо/юта
Р. Карлос Накаи [15]

Одной из ведущих тенденций второй половины ХХ века стало усиление этнокультурной художественности, охватившей практически все основные сферы искусства от Северной и Южной Америки до Африки, Сибири и Океании. Этот мощнейший «историко-культурный импульс мирового значения» [2, c. 11] был обусловлен целым рядом причин. Во-первых, победа над фашизмом привела к обретению независимости множества колониальных стран и территорий, утвердила в сознании людей торжество справедливости, дружбы, взаимопомощи, вдохновила представителей разных этнокультурных традиций к осмыслению ценностей собственной культуры, к борьбе за мир, основанный на справедливости, гармонии, братстве, ненасилии, кооперации. Во-вторых, масштабные миграции привели к встречам и к смешению представителей множества культур, не вступавших ранее в контакт друг с другом в таком масштабе. После войны этот процесс усилился необходимостью объединения усилий в решении целого ряда проблем общепланетарного масштаба, касающихся экологии, последствий применения ядерного оружия, прекращения военных конфликтов и др. Ускоренные темпы глобализации и развития техники привели к интенсификации взаимовлияния этнокультурных общностей, народов и государств. В-третьих, как отмечает А.В. Ващенко, «к тому времени уже стал сказываться предыдущий опыт “подключения” многих традиционных культур к цивилизации… (в США, Латинской Америке, Канаде, Африке и отчасти в России): там в коренной среде стала возникать творческая интеллигенция из числа коренных народов, которая начала проникать в творческие коллективы, студии и университеты» [2, c. 6-7]. Актуальные вопросы, проблемы, образы и мотивы этнокультур, находившиеся до этого преимущественно в контексте своих культурных миров, стали все больше распространяться, в том числе и благодаря СМИ, в единое глобальное пространство межцивилизационного взаимодействия. В-четвертых, усиление этнокультурного фактора в сфере художественности явилось идейно-эстетической реакцией на уже сформировавшуюся к этому времени техногенно-потребительскую цивилизацию с ее целями и тупиками развития, двойными стандартами, противоречиями и последствиями ее распространения на планете. В разных странах и регионах мира начинается поиск альтернативных путей взаимодействия людей, обществ, народов и государств, основанных на подлинно человеческих отношениях, на справедливости и традиционных ценностях.

Особая роль в этих процессах принадлежит творчеству музыкальному, которое со второй половины ХХ века в разных регионах мира на совершенно новом по масштабу уровне стало выявляться как средство защиты своей культуры против ее подавления, как яркое средство этнокультурной идентификации, как живое пространство для дружеского, сердечного общения между представителями разных поколений, стран и культур, как средство политической борьбы «малых» и «больших» народов за свои права, как средство, способное донести их голоса и вести диалог в масштабе не только отдельной страны, но всего человечества. Ведущими императивами этномузыкального творчества представителей Европы, Северной и Южной Америки, Африки, Азии стали единство, братство, равноправие, мир.

Примечательно, что еще в 1933 году английский композитор Сирилл Скотт писал о музыке будущего, которая будет направлена на то, чтобы «прокладывать мосты от нации к нации, инспирируя к гармонии и сотрудничеству и к настоящему миру, который основывается не только на сложении оружия… Будет пробуждена новая форма патриотизма, и если ее выразить словами, то это будет звучать не “Как может доказать моя страна свое преимущество перед другими?”, но “Как может моя страна содействовать интернациональному благу?”. Отсюда на место старой военной (милитаристской) формы придет национальный гимн нового типа, который будет настойчиво призывать нации к осуществлению братства. Люди уже начинают осознавать, что форма разделения (розни), прячущаяся за словом “национализм”, невыгодна… Только тогда, когда будет принято в сердце действительное Братство, этот идеал может быть достигнут» [4, c. 163].

Следует подчеркнуть, что усиление миротворческого фактора происходило прежде всего в пространстве этнической музыки, способной объединить людей вокруг традиционных «вечных» ценностей, в условиях не только сельской, провинциальной среды, но и среды городской, поликультурной. Э. Манро отмечает: «В то время уже во всем западном мире, преимущественно в малых странах, сформировались две основные потребности, которые должны были помочь народам осмыслить свою национальную идентичность… С одной стороны, люди шли к более “демократичному” и реалистичному искусству, искусству народному, к своим культурным корням. С другой стороны…, многие стремились к гармоничной и запоминающейся мелодии в музыке, которую не находили в атональной, додекафонической, классической музыке. Единственный ответ, удовлетворяющий обе потребности, мог быть найден в фольклорной песне, в синтезе народного слова и традиционной мелодики…» [9, c.23]. Так, в этномузыке разных стран примерно к началу 1960-х годов уже достаточно ярко обозначились явления, сходные по своим глубинным корням и имеющие вместе с тем свою специфику: «Фольклорное возрождение» (англ. – Folk Revival) в странах Европы и Северной Америки, «Новая песня» (исп. – Nueva Canción) в странах Латинской Америки, «Песня протеста» (англ. – ProtestSong), частично вбирающая в себя два предыдущих направления и охватившая самые разные культурные миры (США, Австралию, Великобританию, Ирландию, Францию, Германию, Португалия, ЮАР, Алжир, Анголу, Турцию, страны Латинской Америки и др.). Приблизительно к 1980-м гг. в мировом музыкальном пространстве формируется направление «Мировая музыка» («WorldMusic»), связанное с развитием глобальных процессов, коммерческой звукозаписи, интернета и новых возможностей межкультурного взаимодействия в области музыкальной культуры. Все перечисленные выше явления роднит то, что они происходили в пространстве этнической музыки, под которой мы подразумеваем этнокультурное музыкальное творчество, создаваемое на основе освоения автохтонных традиций, при развитии приёмов, но не утрате традиционной аксиологии. Остановимся подробнее на каждом из них.

«Фольклорное возрождение» в США было подготовлено многолетней деятельностью музыкантов, авторов-исполнителей и собирателей народного творчества: с 1930-х годов – таких, как В. Гатри, Д. Диксон, Д. Мак-Корн, трио семьи Картер; в 1940-х и 1950-х – таких, как А. Ломакс, П. Сигер, Г. Каравен, Дж. Силвермэн, С. Роджерс, Г. Белафонте и др. Одним из ярких проявлений этой тенденции стало появление на национальном и международном уровне индивидуальных композиторов-исполнителей народной музыки, творящих на этнокультурной платформе. Среди них особенно ярко выступили коренные американцы Л. Баллард, Ф. Вестерман, Б. Сент-Мари, К. Накаи и др.

В странах кельтского региона у истоков музыкального «Фольклорного возрождения» стояли ансамбли «Ceoltórí Chualann», «The Dubliners», «The Chieftains», «The Bothy Band», «Planxty» и др., исполнители Х. Хендерсон, Фл. МакНил, Дж. Робертсон, Р. Вильямсон, Ж. Серва, Ж.-П. Пишар, А. Стивел и др. Обращение музыкантов к локальным традициям и фольклору помогли ирландцам, шотландцам, бретонцам, галисийцам осмыслить в новых условиях свою локально-специфическую и вместе с тем единую «кельтскую» идентичность, «заявить» о ней на международном уровне.

Движение «Новой Песни» в Латинской Америке возникло на волне активизации борьбы народов за социальную справедливость, за политическую, экономическую и культурную независимость от «северного соседа». Обращение музыкантов (в Чили – В. Пара, В. Хара, С. Ортега; в Аргентине – А. Юпанки, М. Соса; на Кубе – К. Пуэбла; в Никарагуа – К. и Л. Мехиа Годой; в Бразилии – Ш. Буарки дэ Оланда и др.) к креольскому, индейскому, афро-американскому фольклору, к традиционным этническим инструментам позволило представителям творческой интеллигенции возродить и утвердить в сознании своих соотечественников ценность культурного многообразия Латинской Америки, провозгласить значимость труда простого крестьянина и рабочего, объединить и поднять на борьбу широкие массы людей.

В художественном отношении творческое осмысление народных музыкально-поэтических традиций шло не только через собирание, изучение и возрождение фольклора, народных промыслов, одежды, этнических музыкальных инструментов, но и – что немаловажно – через адаптацию фольклорных жанров к современным реалиям жизни, через сближение в исполнительстве музыкантов-композиторов народных песен и песен собственного сочинения, через включение в тексты авторских песен мотивов и образов мифопоэтики, этнопоэтики, этноистории, актуальных политических и социальных проблем.

«Песня протеста» получила свое наименование по характеру и содержанию музыкального творчества, выражавшему чувства протеста против социальной или политической несправедливости, против тех или иных событий как национального, так и международного масштаба. Среди ведущих представителей этого направления следует отметить П. Сигера, Б. Диллана, Дж. Баэз, А. Гатри (США), Дж. Леннона и Донована (Великобритания), ансамбль «Oktoberklub» (Германия), В. Хара (Чили), С. Родригес и П. Миланес (Куба), П. дэ Карвальо и С. Афонсо (Португалия) и др.

Крупные международные музыкальные фестивали, как локального (интеркельтские фестивали во французской Бретани, Шотландии, Ирландии, Испании; фестивали «Новой песни» в странах Латинской Америки и др.), так и международного и межконтинентального масштаба (Всемирный фестиваль молодежи и студентов, Фестивали политической песни и др.), объединявшие в живом общении и творчестве представителей разных стран, можно назвать уникальным историко-культурным феноменом, выявившим этномузыку как средство межкультурного диалога и борьбы за мир. Песни, созданные на народной основе и отразившие в себе актуальные проблемы времени, отличались необычайной искренностью и сердечным посылом, благодаря чему, несмотря на языковой барьер, они с невероятной быстротой подхватывались представителями других стран, переводились на другие языки.

В развитии «Музыки мира» («World Music») важную роль сыграли музыканты Р. Шанкар (Индия), Г. Белафонте (США), М. Макеба (ЮАР), Г. Брегович (бывшая Югославия), О. Фарук (Турция), Дж. Гаспарян (Армения), Б. Марли (Ямайка) и др. Своеобразие этого направления современной музыки связано с творчеством на основе этнических музыкальных инструментов разных традиций (среди них – волынка, ситар, диджериду, калимба, варган, саз, нэй, дудук, джембе, даф, табла, чаранго и др.), а также этнического вокала (горлове пение, шан-нос, мугам, индийское классическое пение, мейхана и др.). На рубеже ХХ–XXI веков развитие широких связей сотрудничества и взаимодействия между представителями разных народов, обмен редкими этнографическими материалами, освоение музыкального многоязычия мира обрели еще больший масштаб благодаря развитию возможностей Интернета, туризма, средств массовой информации. Начиная со второй половины ХХ века в России, в Европе, в Америке, в Китае и Японии мы наблюдаем удивительные по культурологическому содержанию феномены: обучение и творческое освоение музыкального языка народов мира. Только в России сегодня существует огромное количество фолк-групп, изучающих и исполняющих традиционную музыку Индии, Японии, Ирландии, Шотландии, Испании, стран Латинской Америки, североамериканских индейцев и т.д. Среди исполнителей традиционной музыки на парагвайской арфе и перуанском чаранго – представители Китая и Японии, европейцы осваивают индийскую классическую музыку, а жители США, Канады и Латинской Америки – музыку стран кельтского региона. Традиционные танцы – испанское фламенко, ирландский и шотландский степ, аргентинское танго, кубинский сон – все больше становятся особым музыкальным языком, объединяющим представителей самых разных народов и стран. Главным результатом этого музыкального движения является глубинное приобщение молодежи к миру иных культур, о чем свидетельствуют крепкие дружеские связи с их носителями и то, что современная педагогика называет межкультурной компетентностью. Кроме того, через «переживание» и освоение музыкальных традиций других народов происходит на новом уровне осмысление собственной этнокультурной идентичности.

Уникальным феноменом начала XXI века стал международный проект «Игра для перемен» (англ. – «Playingfor Change»). Свои задачи его участники видят в том, чтобы «вдохновить, соединить и принести мир через музыку… Не важно, из каких географических, политических, экономических, духовных или идеологических миров приходят люди. Музыка обладает универсальной силой превосходить границы и объединять нас в единое человечество. И с этой правдой, глубоко укорененной в наших умах, мы стремимся разделить нашу музыку с миром» [11].

Для воплощения своих стремлений исполнители создали переносную видео- и звукозаписывающую студию и, путешествуя по разным уголкам планеты, стали вовлекать в совместное творчество простых, народных, уличных, городских, сельских музыкантов разных этнокультурных традиций – из индейских резерваций Америки, африканских городов и деревень, удаленных селений Гималайских вершин и др. Главным импульсом к развитию этого движения стало стремление музыкантов к созданию единого пространства для со-творчества, в котором можно свободно играть, импровизировать, созидать, преодолевая границы: «Водимые этой энергией и этими устремлениями, где бы мы ни путешествовали, мы получали свободный доступ к музыкантам и местам, которые в обычных условиях недостижимы… Вдохновенное звучание наших совместных песен показывает глубинные связи человечества и стремление к единению. Через музыку мы можем понимать наши различия и создавать лучший мир» [11].

Следующим этапом в развитии этого проекта стало осознание того, что совместное творчество «с миром» ради радости творчества как такового недостаточно: «Мы захотели найти способ отблагодарить музыкантов и их общины, которые с нами столько разделили». Был создан Фонд «Игра для перемен» – некоммерческая организация, целью деятельности которой стало развитие программ детского образования в сфере музыки и искусства в тех общинах, которые нуждаются во вдохновении и поддержке (Гана, Конго, Непал и др.). Одно из направлений этого Фонда – организация благотворительных концертов, объединяющих музыкантов со всего мира для сбора средств на реализацию поставленных целей.

Обобщая различные грани проявления миротворческого фактора в этнической музыке второй половине ХХ – начала XXI вв., можно сделать следующие выводы.

1. Ведущей идеей для этномузыкантов рубежа веков стало понимание творчества и музыкального инструмента как оружия борьбы и как средства достижения мира. В 1964 г. канадская исполнительница и композитор из племени кри Б. Сент-Мари в качестве обложки к своему альбому «Это мой путь!» (It’s My Way!) поместила свою фотографию с индейским музыкальным луком. Основная идея его изображения и включения в качестве аккомпанемента к собственным авторским песням, по мнению Баффи, заключалась в наделении оружия, которое призвано убивать, миросозидающим смыслом в процессе создания и исполнения музыки.

Авторы песни «Пойдем, добиваясь мира» (Vamos ganando la paz) – никарагуанский ансамбль «Кутумай Камонес» (Cutumay Kamones) – подчеркивают, что мир возможен только тогда, когда торжествует справедливость, в борьбе за которую рядом с народом идут рука об руку герои всей Латинской Америки – Боливар, Сандино, Фарабундо Марти:

Пойдем, добиваясь мира,

Который всегда отнимали

У эксплуатируемого народа криминальные диктаторы.

Пойдем, добиваясь мира [6].

В апреле 2016 г. в рамках проекта «Игра для перемен» вышел альбом музыкантов из Кейптауна (ЮАР), получивший название одноименной песни «Музыка – мое военное снаряжение» (Music Is My Ammunition). Один из соавторов альбома Джасон Тамба отмечает: «Когда кто-то слышит о военном снаряжении, то думает о пистолетах и пулях, но мы «выстреливаем» любовью, потому что музыка есть любовь» [5]. Его соратник Мерманс Мосенго продолжает эту мысль: «Сейчас… идет большая битва. Привычные способы не работают. Каждый раз, когда ты стараешься восстать…, поднять свой голос, ты становишься нарушителем порядка… Мы не хотим идти на улицы и приносить смуту, мы используем музыку в качестве снарядов. Военное снаряжение означает для нас то, что мы вкладываем в музыку. Мы используем музыку как способ выразить наши мысли, повлиять на вещи в лучшую сторону» [5]. В песне «Музыка – мое военное снаряжение» авторы взывают к своим корням, к песням предков, утверждающим вечные истины и ценности, которые служат «снарядами», поражающими неправду и «вавилонскую систему» современной цивилизации:

Песни моих предков еще бьют рикошетом в воздухе,

И дым поднимается сквозь слова, которые я пою.

Музыка – мои снаряды. Я стреляю в Вавилон! [5]

2. Ценности миросозидания нашли отражение в следующих образах и мотивах музыкально-поэтического творчества этномузыкантов.

2.1. Образ детей как символ будущего, которое современное человечество ставит под угрозу уничтожения из-за непрекращающихся войн, уносящих невинные жизни. Песня шотландcкого фолксингера Б. Фергюсона «Остановите войны!» (StoptheWars!), написанная 16 марта 2016 г., построена как цепь вопросов к тем, кто ведет войны:

Скажите…, когда вы направляете ваши танки, в чем провинились дети?

Скажите…, когда вы убиваете вашими танками, в чем провинились дети?

Скажите, когда запущены ваши снаряды, в чем провинились дети?

Скажите…, когда снаряды падают, в чем провинились дети? [1*]


[*1] Интервью автора с Б. Фергюсоном 20 марта 2016 г.


Соединяясь в переживаниях о судьбах мира, этномузыканты словами Д. Тамбы и М. Монсего обещают петь свою песню-оружие до тех пор, пока мир не увидит новую жизнь, в которой:

Правда и честность освободят наши сердца и умы,

Так, чтобы наши дети могли жить в единстве до конца времен. [5]

2.2. Призыв к осознанию каждым человеком личной ответственности за войны и за то, что происходит в мире. Б. Сент-Мари выразила это в собирательном образе песни «Универсальный солдат» (The Universal Soldier, 1964 г.), которая была переведена на разные языки: ему не одна тысяча лет, он католик, индус, атеист, джайнист, буддист, баптист или иудей, и он убивает «тебя ради меня… или меня ради тебя». Он воюет за канадцев, за французов, за американцев, за русских или японцев, запутываясь в ловушке рассуждения о том, что таким образом добьется справедливости. Сражаясь за демократию, ради мира на земле, он берет на себя ответственность решать, кому жить, а кому умирать:

Приказы к нему больше не приходят издалека.

Они идут от него самого, от тебя и от меня

И разве вы не видите, братья, –

Так мы не положим конец войнам [1].

2.3. Метафора границы, сочетающая мотив объединениядрузей и единомышенников) и мотив ограждения от хаоса. Песня чилийского ансамбля «Килапаюн» (Quilapayún) на стихи кубинского поэта Н. Гильена «Стена» (La Muralla) стала символом эпохи. Ее сюжет раскрывает стену как метафору границы, которая, с одной стороны, несет в себе мотив объединения (для ее строительства длиной до горизонта объединяются люди разных цветов кожи), и, с другой стороны, мотив ограждения:

Сердцу друга

Откройте стену;

От отравы и кинжала

Закройте стену… [13].

Как отмечает А.В. Ващенко, «с мифологической точки зрения, любая граница, во-первых, по сути своей сакральна, во-вторых, амбивалентна. Если она ограждается стеной, граница служит защите тех, кого в себе замыкает» [2, c.80]. Амбивалентность границы заключается в том, что она может быть как открытой, так и закрытой. Стена выступает образом защиты космоса культуры от вторжения хаоса.

2.4. Осмысление корней собственной этнокультуры и духовной связи с родиной, которая понимается как микрокосм мироздания и ценностная точка отсчета жизненного пути. А.В. Ващенко в исследованиях этнокультурного фактора в художественном пространстве второй половины ХХ в. отмечает: «Родина – не внешний экзотический наряд, который можно накинуть на праздник; она оказывается для ее детища критерием Истины, единственной Итакой, которую можно обрести только путем личных исканий, страданий и откровений» [2, с. 33]. Народные песни обретают особое звучание и новую аранжировку в творчестве этнических музыкантов, как, например, канадской семьи Ранкин (The Rankin Family), для которой связь с далекой шотландской землей посредством устнопоэтического слова гэльской традиции становится одной из главных ценностей сегодняшнего дня:

Горы здесь выше, их склоны красивее,

Люди щедрее, сердца их счастливее.

Легок мой шаг и спешу им навстречу я.

Здесь и останусь душой [2*] [12].


[*2] Перевод М.В. Королевой.


2.5. Пробуждение этноисторической памяти. Одной из ключевых особенностей творчества этнических музыкантов является осмысление в музыкально-поэтических текстах собственной этноистории, которая, как подчеркивает А.В. Ващенко, «возвращает народу космос, выверенный его собственным миропредставлением» [2, c. 49–51]. «Сыграй, Цицанис мой, на бузуки, брось мне сладкого удара по струнам, – поет греческий музыкант и композитор М. Теодоракис. – Сыграй, Тсицанис мой, на бузуки, чтобы вспомнили мы прошлое» [15]. Возрожденный к новой жизни музыкальный инструмент – бузуки, благодаря творчеству М. Теодоракиса, становится национальным символом Греции, соединяющем в своем звучании цепь времен; в его звуках, в интонационных оттенках игры отражаются архетипические психологические черты греческого народа, его печали и радости, голоса предков, единое пространство этноистории.

Актуализация через музыкально-поэтическое творчество ключевых мотивов народных сказаний и легенд, исторических личностей, выражающих главные идеалы и стремления народа, помогает в осмыслении настоящего и будущего, способствует решению общих задач интерпретации бытия. Так, этнокультурным символом Шотландии ХХ века стала песня Р. Вильямсона, сыгравшая роль подлинной духовной «скрепы» народа в его устремлениях в будущее:

О цвет Шотландии,

Увидим ли мы вновь

Подобных вам,

Что стояли насмерть

За каждый малый холм

И узкую долину,

Что дать смогли отпор

Войскам Эдварда Гордого.

О вас все мысли…

Те дни уж в прошлом,

Прошлое пусть былью

Порастет,

Но можем мы восстать, как прежде,

И снова стать Народом,

Что сражался стойко

И отступить заставил

Войска Эдварда Гордого.

О вас все мысли [3].

2.6. Утверждение любви и живого сердца как главного критерия истины. Единый мотив о духовном пробуждении человека звучит в песне аргентинца В. Эредия «Смысл жизни» (Razón de Vivir), в песне Ф. Паэс «Я дарю свое сердце» (Yo vengo a ofrecer mi corazón) в исполнении аргентинской певицы М. Сосы, в песне чилийского поэта В. Хары «Луна всегда очень красива» (La Luna Siempre es Muy Linda), в которой он провозглашает:

Поэтому хочу воскликнуть:

Я ни во что не верю,

Кроме тепла руки твоей

В руке моей.

Поэтому хочу воскликнуть:

Я ни во что не верю,

Только в любовь,

Что делает нас людьми [7, с. 33].

2.7. Общинная этика и призыв к братству и миру составляют важную часть аксиологии музыкантов-выходцев из этнокультурной среды, а соответственно и музыкальной этнопоэтики (песня «Представь себе» («Imagine», 1971 г.) Дж. Леннона, песня чилийской поэтессы В. Парры «Спасибо, жизнь!» («Gracias a la vida», 1966 г.), «Всеобщая песнь» («Canción con Todos») в исполнении М. Сосы). Это обусловлено вызовами современного потребительского общества и распространением «идеалов» эгоизма и индивидуализма, входящих в противоречие с коллективным опытом выживания традиционных социумов по всему миру на протяжении веков. Песня В. Парры «Спасибо, жизнь!» (Gracias a la vida, 1966 г.) провозглашает основополагающие ценности бытия – «Мать, Друг, Брат и Свет, озаряющий путь», соединяя в своем звучании и глубинном внутреннем переживании «все голоса Земли» [10, с. 33].

2.8. Мотив примирения и духовного исцеления человечества. Ирландец Р. Кавана в песне «Примирение» (Reconciliation, 1993 г.) подчеркивает, что в настоящей битве, как и в любом испытании, заложена идея исцеления. Пройти «порывы разъединяющего осеннего ветра» можно только вместе, «рука в руке, друг рядом с другом», и тогда однажды «ярким апрельским утром солнце растопит снег, и мы все обнимемся в сердечном примирении». Проводя параллель с природными циклами, он поет о наступлении весны как символе трансформации, ведущей к преображению как внутреннего, так и внешнего мира [8, с. 33].

Песни о мире, написанные этническими музыкантами («Представь себе» Дж. Леннона, «Универсальный солдат» Б. Сент-Мари, «Спасибо, жизнь!» В. Парра, «Стена» ансамбля «Килапайюн», «Примирение» Р. Каваны и др.), стали своего рода миротворческим манифестом, подхваченным и включенным в собственный репертуар исполнителями других стран.

Крупные международные музыкальные фестивали локального, международного и межконтинентального масштаба, объединявшие в живом общении и творчестве представителей разных этнокультурных традиций, выявили музыку как средство межкультурного диалога и миросозидания.

Обучение и творческое освоение представителями разных стран музыкального языка народов мира в контексте направления «Мировая музыка» (Worldmusic) ведет к развитию культуры мира и межкультурной сензитивности, к осмыслению на новом качественном уровне собственной этнокультурной идентичности и общности традиционной аксиологии.

Для этномузыкантов важными средствами распространения миротворческих идей (как, например, в международном проекте «Игра для Перемен», лозунг которого «Мир через музыку») становится использование интернета и современных технических возможностей аудио- и видеозаписи.

Мотивы миротворчества в сфере этномузыки второй половины ХХ – начала XXI вв. можно рассматривать как своеобразный межкультурный диалог между музыкантами по самым сущностным вопросам выживания человечества. Анализ песенной этнопоэзии разных стран выявляет смысловую взаимосвязь ее ключевых образов и мотивов, создающих многоголосный миротворческий манифест, обращенный сегодня к каждому из нас.


Список литературы / References

На русском

  1. Боулди Дж. Не сдаваться! / Пер. В. Беляева // Первые американцы. Индейцы Америки: прошлое и настоящее. Декабрь 1997, № 1. URL: http://www.firstamericans.spb.ru/n1/win/Buffyhtm (дата обращения: 14.11.2016)
  2. Ващенко А.В. Возвращение на Итаку: Этнокультурный фактор в художественном пространстве второй половины ХХ века. М.: ФИЯР МГУ, 2013.
  3. Писигин В. Очерки об англо-американской музыке пятидесятых и шестидесятых годов ХХ века. М.:Эпицентр, 2004. URL: http://www.collectablerecords.ru/pisigin/vol2/01.htm(дата обращения: 14.11.2016)
  4. Скотт С. Музыка и ее тайное влияние на протяжении веков. Донецк: Институт Культуры ДонНТУ, 2011.
  5. Afro Fiesta. In Cape Town with Mermans and Jason. URL: https://www.youtube. com/watch?v=hgMTFPSscdo (accessed: 14.11.2016).
  6. Cutumay Camones. Vamos ganando la paz. URL: https://www.youtube.com/watch?v =ARq1Lk5xGRs (accessed: 14.11.2016).
  7. Jara La Luna es siempre muy linda. URL: https://www.youtube.com/watch?v =zTYLMryObKA (accessed: 14.11.2016).
  8. Kavana R. Reconciliation. URL: https://www.youtube.com/watch?v=40ZxQCSS5qQ(accessed: 14.11.2016).
  9. Munro A. The Democratic Muse: Folk music revival in Scotland. Aberdeen: Scottish Cultural Press, 1996.
  10. Parra V. Gracias a la vida. URL: https://www.youtube.com/watch?v =PYEw3e5x5Es (accessed: 14.11.2016).
  11. Playing For Change. URL: http://playingforchange.com/journey/introduction (accessed: 14.11.2016)
  12. The Rankin Family. Chi mi na morbheanna. URL: https://www.youtube. com/watch?v=z9wH-NIKJTg (accessed: 14.11.2016).
  13. La muralla. https://www.youtube.com/watch?v=x8sEU-vU4AU (accessed: 14.11.2016).
  14. Carlos Nakai about music. URL: http://www.rcarlosnakai.com/reviews/ (accessed: 14.11.2016)
  15. Teodorakis, M. The moon is walking. URL: http://hellas-songs.ru/song/171/(accessed: 14.11.2016).

English

  1. Bowldy J. Ne sdavat’sja! // First Americans. Indejcy Ameriki: proshloe i nastojashhee. December 1997, No. 1. URL: http://www.first-americans.spb.ru/n1/win/Buffy2.htm (accessed: 14.11.2016)
  2. Vashhenko A.V. VozvrashhenienaItaku: Jetnokul’turnyjfaktorvhudozhestvennomprostranstvevtorojpolovinyXXveka. Moscow: FIJaRMGU, 2013.
  3. Pisigin V. Ocherki ob anglo-amerikanskoj muzyke pjatidesjatyh i shestidesjatyh godov HH veka. Moscow: Jepicentr, 2004. URL: http://www.collectable-records.ru/pisigin/vol2/01.htm (accessed: 14.11.2016)
  4. Scott C. Muzyka i ee tajnoe vlijanie na protjazhenii vekov. Donetsk: Institute of Culture DonNTU, 2011.
  5. Afro Fiesta. In Cape Town with Mermans and Jason. URL: https://www.youtube. com/watch?v=hgMTFPSscdo (accessed: 14.11.2016).
  6. Cutumay Camones. Vamos ganando la paz. URL: https://www.youtube.com/watch?v =ARq1Lk5xGRs (accessed: 14.11.2016).
  7. Jara La Luna es siempre muy linda. URL: https://www.youtube.com/watch?v =zTYLMryObKA (accessed: 14.11.2016).
  8. Kavana R. Reconciliation. URL: https://www.youtube.com/watch?v=40ZxQCSS5qQ(accessed: 14.11.2016).
  9. Munro A. The Democratic Muse: Folk music revival in Scotland. Aberdeen: Scottish Cultural Press, 1996.
  10. Parra V. Gracias a la vida. URL: https://www.youtube.com/watch?v =PYEw3e5x5Es (accessed: 14.11.2016).
  11. Playing For Change. URL: http://playingforchange.com/journey/introduction (accessed: 14.11.2016)
  12. The Rankin Family. Chi mi na morbheanna. URL: https://www.youtube. com/watch?v=z9wH-NIKJTg (accessed: 14.11.2016).
  13. La muralla. https://www.youtube.com/watch?v=x8sEU-vU4AU (accessed: 14.11.2016).
  14. Carlos Nakai about music. URL: http://www.rcarlosnakai.com/reviews/ (accessed: 14.11.2016)
  15. Teodorakis, M. The moon is walking. URL: http://hellas-songs.ru/song/171/(accessed: 14.11.2016).

Оставить комментарий