Проблемы властных отношений центра и региона на примере Сибири времен НЭПа

Группа содействия Советской власти. Ленинград, 1927 год

Аннотация

Настоящая статья представляет собой анализ процесса управления окраинами правительством Союза Советских Социалистических Республик, что всегда было сложным и социальным, и научным вопросом. Центр по разным причинам функционировал не всегда и не совсем эффективно, хотя, с другой стороны, согласно четко выработанной системе административного управления регионами.

Автор отмечает, что новые законы, направленные на реформирование административного строя, принимались без нарушения основ советской власти. Управление окраинами трансформировалось медленно и сопровождалось рядом, как правило, объективных осложнений. Использованы системный подход, традиционные способы диалектического мыслетворчества, принципы историзма и конкретности.

Вниманию читателя предлагается введение в научный оборот новых данных, которые ранее еще не анализировались и не обсуждались в кругах отечественных историков. Статья помогает расширить содержание основных понятий, связанных с характеристикой властных отношений центра и региона на примере Сибири времен НЭПа, используемых современной исторической наукой. Научные выводы влияют на процессы перспективного исследования системы управления сибирскими крестьянами в XIX в., ее коренного преобразования в советское время. Представлен современный анализ политики правительства в крестьянском вопросе в XIX – начале XX века и в различные временные отрезки советской истории XX века.

Полученные результаты качественно дополнят существующие знания в современной исторической науке России и станут полезными при продолжении изучения заявленной автором статьи темы. Она рассчитана на широкую аудиторию, которую составляют научные сотрудники, работники архивов, историки, политологи, аспиранты и студенты исторических факультетов.

Ключевые слова и фразы: властные отношения, формы управления, Сибирь, НЭП, СССР, органы власти, окружные исполкомы.

Annotation

The subject of the study is to analyze the management of the border regions by the Government of the Union of Soviet Socialist Republics, which has always been complex and social, and scientific issues. Centre for various reasons not always functioned and not quite effective, although, on the other hand, according to clearly elaborated system of administrative regions. New laws aimed at reforming the administrative system, taken without disturbing the foundations of Soviet power. Management suburbs was transformed slowly and accompanied by a number, as a rule, the objective of complications.

Methods: The methodology of work is predetermined identity of the material. It became the basis of the analytical method for the study of sources. Specificity grasped the material demanded a kind of approach, associated with the need to attract the history and methods of textual criticism to determine the relationship of scientific ideas, correlated with each other in the context of a confrontation between the studied succession issues. The article used a systematic approach and traditional methods of dialectical mysletvorchestva principles of historicism and specificity.

The novelty of the research lies in the introduction to the scientific revolution of new data that has not previously been analyzed and discussed in the circles of local historians. The article helps to expand the basic concepts related to the characteristics of power relations in the region and the center of the example of Siberia the NEP used modern historical science.

Scientific findings influence the processes of long-term management study Siberian peasants in the XIX century (including a system of self-government), its radical transformation in the Soviet era; modern analysis of the government’s policy towards the peasants in the XIX – early XX century and in different time periods of Soviet history of the XX century. The results are qualitatively complement the existing knowledge in the modern historical science in Russia and will be useful in the continuing study of the appeal by the author topic.

Key words and phrases: power relations, form of government, center, region, Siberia, the NEP, Soviet authorities, district executive committees, administrative and managerial staff.

О публикации

УДК 94 (470).
Опубликовано 6 июля года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 132.

Наши постоянные авторы

Проблемы властных отношений центра и региона на примере Сибири времен НЭПа

Problems of power relations between the center and the region on the example of Siberia, the NEP

Административная система управления России исторически формировалась на основе принципа централизации. В течение длительного времени этот принцип выступал как надежный и незаменимый [17, c. 67].

Окраинные регионы империи отличались по уровню культурного, социально-экономического и политического развития. Поэтому законодательству об административном устройстве требовалась корректировка с учетом местных особенностей. Центральные же власти избегали рассмотрения и решения проблем окраин. Их региональная политика определялась необходимостью контроля территории и обеспечения такой системы управления, которая бы была удобной для центра.

Наиболее рациональным подходом в сложившейся ситуации выступало сочетание централизованного и децентрализованного принципа в административной системе управления. Это явилось бы основой последовательного преобразования политики царской России в условиях децентрализации власти. Тем не менее, все меры властей, направленные на реорганизацию административной системы, показывают, что этот процесс был направлен на дальнейшее усиление центральной власти в регионах.

Перейти к советским формам демократии в Сибири оказалось нелегко, поскольку существовали обстоятельства, оказывающие влияние на процесс советизации региона. Формирование новых органов власти происходило после гражданской войны и интервенции, что предопределило необходимость становления, в первую очередь, законности и порядка. Кроме того, Сибирь находилась в приграничном положении, промышленность отставала, хозяйство было разрушено, действовали банды. Также в результате почти трех лет изоляции Сибири от остальной территории России возникла необходимость ознакомить население с советским законодательством, подготовить кадры, поскольку у сибиряков не было необходимого опыта. В результате после освобождения территории от белогвардейцев возникли не Советы, а ревкомы. Они представляли собой временные органы власти, которые функционировали в особых условиях и должны были быть заменены постоянными органами, когда появится для этого возможность. Иными словами, формировались условия, необходимые для перехода от назначаемых временных органов власти к выборным органам власти, или Советам, которые избирались по нормам, в соответствии с Конституцией РСФСР 1918 г. [3].

Система ревкомов на территории Сибири функционировала с ноября 1919 г. и до марта 1921 г. (кое-где ревкомы сохранились и позже). Сибирские ревкомы формировались в мирной обстановке, в отличие от ревкомов центральной России. Поэтому структура и специфика их деятельности отличались от ревкомов военного времени. Ревкомы Сибири создавались на основе местных управлений. Их формирование проводилось сверху вниз, обеспечивая правильность и планомерность системы управления. Она состояла из губернских, уездных, волостных и сельских ревкомов. Создание и реорганизация сибирских ревкомов осуществлялись под руководством ЦК РКП(б), уездных и губернских комитетов партии [6].

Ревкомы создавались постепенно. Вначале назначался их состав (3-5 членов на всех уровнях). Затем туда включались аппараты бывших управлений, чьи отделы и делопроизводства не подлежали реорганизации, и работники далее выполняли свои функции. Это вызывалось необходимостью избегания задержек и перерывов в работе, так как параллельно с процессом советизации на территории края проводились различные кампании [2, c. 257-262]. Поскольку сотрудники бывших управлений часто не отвечали советским требованиям, в декабре 1919 г. уездными и губернскими ревкомами начали проводиться чистки. Сотрудники, считавшиеся неблагонадежными, увольнялись.

В феврале 1920 г. начался процесс реорганизации ревкомов, разработанный Сибревкомом. Ревкомы создавали отделы и начали строить свою деятельность в соответствии со структурой исполкомов. Это значительно облегчило дальнейший переход к Советам. Реорганизация включала замену членов ревкомов, что привело к увеличению в них коммунистов. Кадровый голод привел к созданию курсов и разрешению совместительства.

Таким образом, ревкомы позволили в сжатые сроки на территории края построить советский аппарат власти. Именно ревкомы под руководством парторганизаций провели организационную и политическую работу по подготовке к выборам в Советы. К июлю 1921 г. они создали единую структуру советского аппарата, которая охватывала население всех губерний. На местах высшие органы власти были представлены уездными, губернскими и волостными съездами Советов, их исполнительными комитетами. В губерниях постоянно действовали сельсоветы, горсоветы, волостные исполкомы, губернские и уездные исполкомы, которые непосредственно подчинялись Сибревкому и заменили соответствующие ревкомы [7].

После ряда реорганизаций к осени 1925 г. закончился переход сельских, волостных и уездных органов власти к новым положениям, которые были нацелены на повышение роли местных Советов и расширение их прав в области руководства культурным и хозяйственным строительством. Сохранялись недостатки, такие, как недостаточный инструктаж, не работали комиссии и секции. Несмотря на это, уже к 1925 г. Сибирь смогла создать работающий аппарат, который позволил осуществить проведение мероприятий и кампаний. Партийные комитеты в процессе налаживания функционирования местных органов власти играли ключевую роль. Партячейки руководили проведением выборов в Советы. После выборов 1924-1925 гг. процент беспартийных членов Советов увеличился [8].

Следовательно, период 1919-1925 гг. для Сибири характеризовался большой работой по строительству властных структур и регулированию их работы. Формирование советского аппарата проходило медленно в соответствии с историческими условиями.

Существенное внимание в 1926 г. в деятельности новых окружных исполкомов было направлено на организационные вопросы, которые были связаны с созданием аппаратов округов. Решали окрисполкомы и практические задачи. Наиболее остро стояли вопросы финансовой, бюджетной и налоговой сфер. Чаще всего заслушивались на заседаниях президиумов окрисполкомов отчеты их отделов. На руководство работой государственных, общественных учреждений, сельсоветов в период 1926-1927 гг. не обращалось достаточного внимания [5].

Период НЭПа для управленческого аппарата Советского государства характеризовался его существенным расширением. Так, на 1 октября 1919 г. в стране было 1320 тыс. советских служащих, а к 1927 г. их стало 3722 тыс. Административно-управленческий аппарат насчитывал около 2 млн. чел. Следует отметить, что XV съезд ВКП (б) в резолюции «О работе ЦКК РКИ» предложил уменьшить административно-управленческие расходы по каждому элементу хозяйствования и управления, отметив при этом необходимость упростить и удешевить властные структуры. Выполняя решения съезда, началась работа по сокращению административно-управленческого аппарата. С начала октября 1927 г. районный и окружной аппараты сократили на 20%. Сокращению подверглись все отделы окружных исполкомов, в том числе отделы здравоохранения и образования, которые сократили с 18 до 10,5 и с 19 до 12,5 единиц соответственно. Наибольшие изменения произошли в финансовых аппаратах, которые к январю 1929 г. насчитывали 97 чел. (до сокращения – 175 сотрудников). В районном аппарате была упразднена должность заместителя председателя райисполкома [16, c. 385].

Экономическое районирование завершилось упразднением волостей и уездов и позволило укрепить городские советы, изменить формы и состав их работы. В конце 1925 г. ВЦИК РСФСР утвердил Положение, в соответствии с которым создание городских Советов производилось не только в городах с численностью населения более 10 тыс. жителей, но и в рабочих поселках. Создавались поселковые Советы. В городах, где коммунальное хозяйство было развитым, горсоветам предоставлялось право создавать коммунальные отделы. Право создавать отделы при горсоветах крупных городов предоставлялось ЦИКам. Создавались отделы народного образования, финансов, здравоохранения. Другие отделы находились под руководством исполкомов, которые включали соответствующие подотделы. Горсоветы Сибири в соответствии с Положением избирали президиумы в составе 7-9 чел. Таким образом, горсоветы получили самостоятельность. Ранее они не имели аппарата управления и пользовались аппаратом исполкомов. Также в ведение горсоветов предусматривалась передача городского транспорта [2, c. 271].

Декретом ВЦИК от 2 августа 1926 г. «О коммунальных предприятиях и сооружениях, подлежащих ведению отделов коммунального (местного) хозяйства местных исполнительных комитетов (городских Советов)» расширялись права городских Советов в сфере коммунального хозяйства и промышленности. Позже с целью расширить имущественные права городских Советов ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление от 23 июля 1927 г. «О пересмотре прав и обязанностей местных органов советского управления» и постановление Президиума ЦИК СССР от 8 февраля 1928 г. «Основные положения об организации в Союзе ССР городских Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов».

Они предписывали обязательное введение самостоятельных городских бюджетов во всех рабочих поселках и городах, а также закрепление за ними строений и зданий, предприятий, которые находились в пределах города. Следовательно, полномочия горсоветов расширялись и теперь охватывали все сферы городского хозяйствования и управления, административно-правовой и социально-культурной сферы. Более всего права городских советов были расширены в управлении коммунальным хозяйством и промышленностью [9].

Реализация постановлений на практике столкнулась с большими трудностями. В городах из-за режима экономии изменения происходили медленно и носили формальный характер. Большинство сибирских поселковых и городских Советов по-прежнему не имели материальной базы. Недостатки имела и организация бюджетного дела, что негативно влияло на выплату зарплат, больничное и школьное строительство. Ускорение организационного становления городских Советов было вызвано Постановлением ЦК ВКП (б) «Об оживлении работы горсоветов» от 11 июля 1927 г. В нем ЦК обязал парткомитеты усилить руководство городскими Советами, принять меры для передачи предприятий и имуществ в их ведение, а также выделить городские бюджеты. Тем не менее, эти задачи по-прежнему решались слабо [15, c. 29].

Значительно расширились права и сельских Советов. Так, Декрет ВЦИК и СНК РСФСР (1926 г.) предоставлял юридические права сельским Советам, что позволяло им заключать договора. К концу 1927 г. сельским Советам были предоставлены права наложения административных взысканий за нарушения обязательных постановлений, изданных райисполкомами, а также право издания постановлений по поручению окружных исполкомов. Согласно Постановлению Президиума ВЦИК и СНК РСФСР от 23 апреля 1928 г., расширялись права сельских Советов в сфере охраны правопорядка. Сельсоветы заведовали регистрацией браков, ранее проводимой волостными органами. В 1929 г. сельсоветы получили право налагать штрафы на хозяев, уклоняющихся от сдачи хлеба [10].

Вместе с тем, проведение хозяйственно-политических кампаний в деревне проводилось уполномоченными края, районов или округов, а не сельсоветами. Большая часть сельсоветов Сибири не имела материальной базы, коммунального хозяйства, а иногда и собственного помещения. В 1928-1929 гг. сельсовет на хозяйственные расходы в месяц получал 1 руб. 25 коп. Лишь 20 сельсоветов Сибири имели собственный бюджет с ключевой статьей расхода на содержание своего аппарата [16, c. 327].

В таких условиях было достаточно сложно организовать секционную работу с населением. Различные кампании проводились на селе под руководством местных парторганов, которые в первую очередь занимались колхозным строительством. В соответствии с решением XV съезда ВКП (б) в селах создавались сельхозартели, товарищества и коммуны, чью работу контролировали райкомы партии. Следовательно, вторая половина 1920-х гг. характеризовалась отсутствием самостоятельности местных органов управления и власти, несмотря на расширение предоставляемых им прав. Материальная база отсутствовала, как и источники доходов, что не позволяло местным органам достичь реальной полноты власти.

ЦК ВКП (б) был нацелен на проведение коллективизации и индустриализации, стремясь при этом оживить работу Советов и улучшить их деятельность. Сформированные в соответствии с решением XII съезда партии объединенные органы партийно-государственного контроля (ЦКК-РКИ) занимались совершенствованием работы государственного аппарата. В первую очередь решался вопрос кадров, путем вовлечения беспартийных рабочих, крестьян, коренного населения и женщин в местные органы власти. Уже в октябре 1929 г. государственный и кооперативный аппарат СССР включал 13,8% выходцев из рабочих среди служащих [11].

Районные органы власти характеризовались незначительным приростом рабочих, поскольку в районах население было крестьянским. В 1928-1929 гг. райисполкомы состояли на 50% из крестьян. Более всего рабочие представлены были в городских Советах Сибири. В конце 20-х гг. они имели в своем составе более половины рабочих. Таким образом, политика оживления Советов позволила увеличить количество трудящихся, что более всего отразилось на составе городских и окружных органов власти.

В этот период государство использовало и старые кадры императорской России. Среди сотрудников кооперативного и государственного аппарата СССР на 1 октября 1929 г. их насчитывалось 10%. Такие специалисты чаще всего работали в наркоматах, ведомственных органах, отделах исполкомов, требующих специальных знаний. Часто царские чиновники ассоциировались с бюрократами. В них многие партийцы видели главную причину недостатков аппарата. Периодически проводились чистки и выдвигались на свободные места рабочие и крестьяне. Необходимо заметить, что в резолюции XVI конференции ВКП (б) (апрель 1929 г.) «Об итогах и ближайших задачах борьбы с бюрократизмом» для улучшения качества работы аппарата Советского государства было предложено РКИ привлекать массы для организации чистки аппарата от «элементов разложившихся, извращающих советские законы… от растратчиков, взяточников, саботажников, вредителей, лентяев» [12].

Важно отметить, что в Сибири до выборов под руководством парторганизаций работали группы содействия Советской власти, оказавшие значительную помощь в победе большевиков. Этого не было в других регионах России. Также в Сибири большая часть населения не имела избирательных прав. В результате такой серьезной подготовки к выборам, которая проводилась непосредственно под руководством органов ЦК РКП (б), а также избирательных норм, которые были установлены Конституцией РСФСР 1918 г., коммунисты в составе органов власти в Сибири представляли большинство. Правда, после кампании по оживлению Советов (1920-е гг.) наблюдался количественный рост исполкомов на каждом уровне. Также увеличилось число беспартийных членов во всех органах власти. Это привело к росту в аппарате Сибири количества малограмотных и лиц с начальным образованием.

Основные формы работы местных органов власти представляли заседания президиумов исполкомов и пленарные заседания. Вначале 20-х гг. они работали нерегулярно, так как постоянно реорганизовывались. Во второй половина 20-х гг. заседания окружных, районных, городских и аймачных органов власти проводилось уже регулярно. На них рассматривались важные вопросы, а посещаемость была высокой. Главным же недостатком работы сельсоветов было недостаточное количество вопросов, решаемых на заседаниях. Чаще всего это было 2-3 вопроса по проведению кампаний в селах. Местная власть в Сибири имела общий недостаток – количество выездных заседаний было недостаточным. Это вызывалось объективными причинами: отсутствием транспорта, средств, плохими дорогами, большими расстояниями [13].

В апреле 1923 г. в Сибири была сформирована судебная система, опиравшаяся на Положение о судоустройстве РСФСР 1922 г. На местах начали работать нарсуды, в центрах – губернские суды из двух отделений: кассационного и судебного. Судебные органы Сибири были ограничены по количеству персонала, но даже в таких условиях с целью устранения бюрократизации и удешевления аппарата их подвергали сокращениям. Изменения административно-территориальной структуры страны вызывали изменения судебной системы. В Сибири с 1926 г. работали уже окружные суды [4].

В работе судебных органов Сибири выделяются два этапа. Первый этап пришелся на 20-е гг., когда шла комплектация и налаживание работы судебной системы. Из-за большого количества дел, связанных с развитием товарно-денежных отношений, ростом преступности, суды не успевали рассматривать все дела в срок. Часто вышестоящие инстанции отменяли вынесенные решения и приговоры. Основные причины: увеличение количества дел, необходимость соблюдать сроки рассмотрения, низкий уровень профессионализма работников судов. Вместе с тем, частая отмена решений судов свидетельствовала об эффективности судебной системы.

Сибирские суды в 20-х гг. были либеральными. В основном назначались штрафы, лишение свободы на небольшие сроки, принудительные работы. Часто выносились условные наказания, а процент оправдательных приговоров был высоким. Позже, с началом коллективизации, началась новая стадия работы судебных органов, ставших более жесткими и карательными. Главные объекты защиты данного периода – это колхозная и государственная собственность, хищение которой предусматривало жесткие меры, такие как лишение свободы на срок до 10 лет, высшую меру, высылку, конфискацию.

Прокуратура же в Сибири продолжала работать, как и ранее. В начале весны 1923 г. ее реорганизовали в соответствии с Положением о прокурорском надзоре от 1922 г. Система прокуратуры стала включать участки помощников прокурора и губернские прокуратуры. Прокуроры проводили надзор за соблюдением законности во всех органах власти, судах, уголовном розыске, милиции и т.п. Штат работников прокуратуры был ограничен, что приводило к совмещению функций надзора. Губернские органы прокуратуры подлежали сокращению, несмотря на незначительный состав работников. В области общего надзора прокурор присутствовал на заседаниях органов власти, отменял незаконные распоряжения местного уровня, предотвращал введение незаконных сборов и налогов, расследовал заметки в газетах и рассматривал жалобы от населения. Работа прокуратуры позволила разгрузить суды, наладить работу органов дознания и следствия, производить контроль за содержанием заключенных. Можно отметить и недостатки работы прокуратуры в 20-е гг. – это невозможность в селах контролировать работу милиции, обследования учреждений часто были формальными. Слабо осуществлялся надзор за органами ОГПУ ввиду их особых полномочий [14, c. 87].

Таким образом, государственный аппарат Сибири в период 1922-1929 гг. был упрощен, причем сокращения производились постоянно. Наблюдался дефицит компетентных специалистов. Сотрудники на всех уровнях характеризовались недостатком культуры, что компенсировалось короткими курсами и директивностью управления. Вместе с тем, была проведена масштабная работа по строительству государственности в Сибири. Новый государственный аппарат строился в сложных условиях без квалифицированных кадров и необходимого финансирования [16, c. 352].

Развитие государственных учреждений в Сибири столкнулось с динамичным формированием чрезвычайных органов и становлением органов власти и управления. Этот период сопровождался поиском оптимальных форм управления, изменениями аппарата для формирования работающего механизма власти. Строился советский аппарат в соответствии с принципами демократического централизма: нижестоящие органы строго подчинялись вышестоящим. В результате работа всех элементов власти осуществлялась согласованно и слаженно. Однако Советы не были реальными хозяевами в стране, не определяли государственную политику. Полной властью обладали только партийные органы. К тому же централизация управления сужала и ограничивала сферы деятельности местных органов власти [1, c. 80].

История формирования советского аппарата Сибири включала общие направления, присущие процессу государственного строительства России периода 20 – 30-х гг., и частные, характерные для развития этого региона. Проведение реформ государственного аппарата – это сложная проблема, требующая комплексного и тщательного изучения, исследования взаимосвязей создания и развития органов власти. В России моделью политического реформирования, которая наиболее подходит к современным условиям, может стать лишь модель, определенная в результате качественного и глубокого изучения особенностей национального и мирового опыта, проведения политики государства в направлении гуманного динамичного реформирования общества.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Агалаков В. О некоторых вопросах борьбы за укрепление Советского государственного аппарата в Восточной Сибири в 1920-1921 гг. // Записки Иркутского областного краеведческого музея. – Иркутск, 1958. – C. 80-100.
  2. Бакшеев А. Проблемы советской государственности в Сибири периода НЭПа. – Красноярск: Сиб. федер. ун-т, 2013. – 346 с.
  3. Восточно-Сибирская правда. – 1920. – 12 декабря, 27 декабря.
  4. Восточно-Сибирская правда. – 1926. – 29 ноября.
  5. Восточно-Сибирская правда. – 1926. – 14 мая.
  6. ГАНО. Ф. Р. 600. Оп. 1. Д. 716. Л. 7-10.
  7. ГАНО. Ф. Р. 600. Оп. 1. Д. 922. Л. 6.
  8. ГАНО. Ф. Р. 600. Оп. 1. Д. 1167. Л. 6а.
  9. ОГУ ГАНИИО. Ф. 123. Оп. 15. Д. 83. Л. 51.
  10. ГАНО. Ф. Р. 600. Оп. 1. Д. 658. Л. 24об.
  11. ГАНО Ф. Р. 474. Оп. 1. Д. 241. Л. 41.
  12. ГАНО. Ф. Р. 474. Оп. 1. Д. 83а. Л. 264; Д. 83. Л. 56.
  13. ГАНО. Ф. Р. 600. Оп. 1. Д. 658. Л. 25.
  14. Игнатов Е. Городские и районные Советы как форма участия рабочих в управлении государством. – М., 1929. – 135 с.
  15. Коржихина Т., Фигатнер Ю.Ю. Советская номенклатура: становление, механизмы действия // Вопросы истории. – 1993. – № 7.
  16. Лепешкин А. Местные органы власти Советского государства (1921-1936 гг.). – М., 1959. – 411 с.
  17. Лебина Н. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920-1930 годы // Вопросы истории. – М.: Издательство «Летний Сад», 1999. – 316 с.

English

  1. Agalakov B. On some questions of the struggle for the strengthening of the Soviet state apparatus in East Siberia in 1920-1921 // Notes of Irkutsk regional museum. – Irkutsk, 1958. – Рр. 80-100.
  2. Baksheev A. Problems of the Soviet state in the Siberian period of NEP. – Krasnoyarsk: Sib. Feder. University Press, 2013. – 346 p.
  3. East-Siberian truth. – 1920. – December 12, December 27.
  4. East-Siberian truth. – 1926. – 29 of November.
  5. East-Siberian truth. – 1926. – 14 of May.
  6. State Archives of the Novgorod region. F. 600. Op. 1. D. 716. L. 7-10.
  7. State Archives of the Novgorod region. F. 600. Op. 1. D. 922. L. 6.
  8. State Archives of the Novgorod region F. 600. Op. 1. D. L. 1167. 6a.
  9. Regional state institution «State Archive of Contemporary History of the Irkutsk Region». F. 123. Op. 15. D. 83. L. 51.
  10. State Archives of the Novgorod region. F. 600. Op. 1. D. 658. L. 24ob.
  11. State Archives of the Novgorod region. F. 474. Op. 1. D. 241. L. 41.
  12. State Archives of the Novgorod region. F. 474. Op. 1. D. 83a. L. 264; D. 83. L. 56.
  13. State Archives of the Novgorod region. F. 600. Op. 1. D. 658. L. 25.
  14. Ignatov E. city and regional councils as a form of workers’ participation in government. – M., 1929. – 135 p.
  15. Korzhihina T., Figatner Y.Y. Soviet nomenclature: formation, mechanisms of action // Questions of history. – 1993. – № 7.
  16. Lepeshkin A. Local authorities of the Soviet state (1921-1936 gg.). – M., 1959. – 411 p.
  17. Lebina N. Soviet daily life of the city: The rules and anomalies. Years 1920-1930 // Questions of history. – M.: Publishing house «Summer Garden», 1999. – 316 p.

Оставить комментарий