Школьные здания во второй половине XIX в.: технические и гигиенические требования (на примере Орловской губернии)

Школа XVII-XIX веков

Аннотация

В данной статье затрагиваются вопросы организации народных школ после отмены крепостного права на примере одной из традиционных провинций Российской империи.

Авторами предпринята попытка рассмотреть один из аспектов реформирования начального образования – создание сельских народных училищ в Орловской губернии во второй половине XIX в. Особое внимание в статье уделяется изучению вопроса  роли Елецкого земства в деле создания школьной системы.

В статье проведен анализ технических и гигиенических требований, предъявляемых к строительству новых школьных зданий. На примере одной из земских школ Елецкого уезда была предпринята попытка изучить степень реализации поставленной правительством задачи создания удобного школьного помещения.

В ходе работы были использованы материалы архивных фондов Липецкой и Орловской областей, что дало возможность детально проанализировать ежегодные отчеты, результаты инспекторских проверок состояния народного образования  пореформенного периода и ввести в научный оборот новые данные.

Результаты исследования позволяют получить представление о процессе реформирования школьной системы как на общегосударственном уровне, так и о степени реализации государственной политики на местах.

Ключевые слова и фразы: школьное здание, технические требования к школьным помещениям, земство, строительство, Елецкий уезд Орловской губернии.

Annotation

The school building in the second half of the nineteenth century: technical and hygienic requirements (the example of the Oryol province).

Тhis article addresses the issues of organization of public schools after the the abolition of serfdom on the example one of the traditional provinces of the Russian Empire.

The authors attempt to consider one aspect of the reform of primary education – establishment of rural public schools in the Orel province in the second half of the XIX century. Special attention in this article is paid to the study of the role zemstvo of Yelets in the establishment of the school system.

The article analyses technical and hygienic requirements for the construction of new school buildings. Оn the example of the provincial school in Yelets an attempt was made to study the degree of implementation of the government’s objectives to create a convenient school room.

In the course of work were used materials of archival funds in Lipetsk and Oryol regions, which gave the opportunity to analyze annual reports, results of inspections of the condition of public education in the postreform period and to introduce into scientific circulation the new data.

The results of the study provide insights about the process of school reform at the state level, and the degree of implementation of the state policy in the field.

Key words and phrases: school building specifications to the school premises, the district Council, construction, inspection Yelets district Orel province.

О публикации

Статья выполнена при финансировании гранта РГНФ, проект № 15-11-48002 и при поддержке администрации Липецкой области.

Авторы: и .
УДК 930:314.
Опубликовано 23 декабря года в .
Количество просмотров: 67.

Вторая половина XIX в. является периодом реформирования всех сфер жизни. Особое внимание в этот период уделяется системе народного образования. Правительство стремилось создать развернутую сеть учебных заведений, предназначенных для различных слоев населения. Первоначально процесс становления народной школы был стихийным. Местное население организовывало учебные классы в местах часто не приспособленных для проведения занятий. Это было характерно для школ грамотности и церковно-приходских школ. Данные учебные заведения организовывались в церковных караулках, наемных помещениях, простых крестьянских избах. В статистических сборниках содержатся упоминания о технических характеристиках школьных помещений, открытых еще в первой половине XIX в. По Орловской губернии есть информация о первых школах, открытых в 1843 г. Их техническое состояние оценивалось как крайне слабое [4].

В 1864 г. было принято решение создать систему местных органов власти и перепоручить им надзор за состоянием больниц, дорог, мостов, а также школ. Новым органом местной власти стало земство. Именно на его плечи легла вся тяжесть организации и решения различных вопросов.

Земские учебные заведения преимущественно располагались в сельской местности. Именно им население отдавало наибольшее предпочтение. Земские школы формально относились к Министерству народного просвещения, но содержались исключительно на средства земств. Правительство не имело возможности оказывать материальную помощь народной школе, и именно по этой причине возложило финансирование на местные органы власти и население.

Земские управы к 1870 г. провели массовые обследования школьных зданий и пришли к неутешительному выводу, что основная часть народных школ была малопригодной для проведения занятий и они «не соответствовали желаемому назначению» [5, л. 8]. Сформировалось общее мнение – необходимо в кротчайший срок начать массовое строительство удобных, качественных школьных зданий.

В 70-е гг. XIX в. начинается активное сотрудничество врачей-гигиенистов и педагогов. Среди выдающихся работ того времени можно выделить исследования А.П. Доброславина, П.Ф. Лесгафта, Н.П. Гундобина, Ф.Ф. Эрисмана и многих других. В основу гигиенических и планировочных требований к земским школам были положены разработки профессора Э.Э. Эрисмана. В 1869 г. он издал труд «О влиянии школы на происхождение близорукости». В этой работе Эрисман уделил особое внимание техническим характеристикам школьной комнаты.

Основными требованиями были:

– длина классного помещения должна быть не более 9–10 м, так как при большей длине будут плохо видны буквы на доске;

– высота комнаты должна быть не менее 4 м, так как при меньшей высоте расположения окон дневного освещения не будет хватать; превышение указанной высоты влечет за собой появление акустических помех в классе;

– отношение площади окон к площади пола должно составлять 1:5;

– окна должны располагаться слева от учащихся, чтобы тень от руки не мешала писать; при нехватке света небольшие окна могли также располагаться позади учащихся [7, с. 125].

К концу XIX в. состояние школьных помещений продолжало оставаться неудовлетворительным. Основными недостатками являлись ветхость, теснота, холод и недостаточное освещение [9, с. 11]. Многие вновь выстроенные здания для училищ не соответствовали своей цели. Часто новые здания приходили в негодность из-за несвоевременного ремонта. Иногда проблема возникала из-за плохого отопления. В Малоархангельском уезде были зарегистрированы случаи, когда право отапливать школьное помещение получали за взятку. И свои прямые обязанности истопники выполняли крайне плохо [9, с. 9].

Проблемой являлось и то, что большинство строителей плохо разбиралось в требованиях школьной гигиены. При строительстве новых зданий архитекторы больше руководствовались не техническими нормами, а экономическими соображениями. От рекомендаций Эрисмана приходилось отступать. Так, например, по мнению Эрисмана, на одного ученика должно выходить порядка 3 кв. аршин площади. Но, анализируя данные таблиц вновь открываемых сельских земских школ на территории Орловской губернии, мы видим, что данная норма существенно занижалась. Ни одна новая школа, построенная в губернии, не имела возможности соответствовать техническим требованиям. Наименьшая площадь пола, приходящаяся на одного ученика, была в Подхорошенской школе Становлянской волости Елецкого уезда (на площади в 52 кв. аршина ежедневно находилось 78 учеников) и Мишковской школе Ивановской волости Малоархангельского уезда (общая площадь классной комнаты составляла 72 аршина для 97 учеников). Таким образом, на одного ученика приходилось порядка 0,7 кв. аршина общей площади пола [9, с. 108-113]. Эти показатели значительно отставали от технических требований по строительству школ.

Правительство активно стремилось решить данную проблему. Постепенно разрабатывались определенные технические требования, которым должны были соответствовать новые строящиеся здания, предназначенные для занятий. Московское губернское земское собрание 28 ноября 1895 г. утвердило «Обязательные правила для постройки школьных зданий с пособием и ссудою губернского земства». Губернским управам было поручено подготовить нормативные планы школьных зданий в соответствии с утвержденными правилами и разослать их по уездным управам [8, с. 1].

В 1898 г. Московская губернская земская управа опубликовала итоговый вариант «Примерных планов школьных зданий на 40–60 и 60–100 человек», составленный в соответствии с обязательными правилами Московского губернского собрания для постройки школ с пособием и ссудой губернского земства. Теперь при проектировании необходимо было первоначально учитывать количество учеников, которых планировалось обучать в данной школе. Причем они были составлены так, что чисто математически можно было рассчитать площадь будущей школы, в которой планировалось обучить определенное число учеников. Таким образом, земская управа сама выбирала тип здания из расчета определенного количества детей и могла четко рассчитать смету расходов на строительство необходимой школы.

Уездная управа выбирала проект будущей школы из расчета количества детей школьного возраста, которые желали учиться. Если после завершения строительства число детей школьного возраста резко увеличивалось, то прием в школу свыше установленной нормы прекращался до момента расширения классных комнат [8, с. 9–10].

Финансирование строительства школьных зданий возлагалось на губернское земство. Ему надлежало выделить пособия уездным земствам, волостным и сельским обществам. Деньги в размере 500 руб. на безвозвратных условиях выдавались в том случае, если в содержании школ принимало участие местное население. Еще одним требованием оказания безвозмездной помощи являлось наличие минимального количества учеников – не менее 40 человек. Новое школьное здание должно быть застраховано. Страховая сумма должна быть не ниже выделенной субсидии [6, с. 11].

Размер ссуды составлял 1000 руб. для здания, рассчитанного на 40–60 чел., 1500 руб. – для школ с контингентом учащихся в количестве от 61 до 80 учеников. Для школ с числом детей от 81 до 100 человек полагалась суда в 2000 руб., а если более 101 человека, то выделяли 2500 руб. Ссуды выдавались крестьянским обществам беспроцентно на 10 лет. Для выдачи ссуды крестьянскому обществу необходимо было подать ходатайство об учреждении школы в Губернскую управу. Именно здесь решался вопрос о будущем строительстве. Денежные средства не выдавались сразу. Деньги поступали по ходу стройки. После окончания строительства крестьянское общество не позднее 1 октября ежегодно уплачивало 1/10 части полученной ссуды. В случае просрочки обществу надлежало уплатить уездному земству 6% от суммы ежегодного взноса. Через 10 лет после строительства школы и после окончания уплаты долга по ссуде крестьянскому обществу выдались деньги на осуществление ремонта школьного здания [8, с. 13–14].

В соответствии с «Примерными планами» в школьных помещениях применялись следующие нормы. В здании при строительстве необходимо предусматривать вентиляцию, а в случае невозможности ее организовать – должна быть предумотрена естественная вентиляция классных комнат посредством оконных форточек. Обязательным требованием являлось наличие естественного освещения классных комнат. Именно поэтому высота окна составляла 3 аршина (или 2,13 м), а ширина – 1 ¾ аршина (или 0,5 м) [8, с. 6].

Освещение осуществлялось только с левой южной стороны. Такое расположение способствовало большему объему проникновения солнечного света. Отношение световой площади к площади пола должно быть не менее 1 ½ аршина (или 1,06 м). На окнах предусматривались раздвижные или подъемные занавески [8, с. 10].

При строительстве новых школ даже учитывали тот факт, чтобы естественному освещению ничто не препятствовало. Так, например, в новом двухклассном училище в селе Чернава Елецкого уезда по левой стороне от стен здания запрещалось разводить сад с целью предотвращения затемнения (Приложение № 1). Окна левой стороны класса были большего размера, чем правой. А для улучшения вентиляции классных комнат в смету расходов на строительство была заложена графа о производстве летних и зимних деревянных окон с форточками [2, л. 26].

Существовали четкие требования к объему воздуха, приходящегося на одного ученика. Они составляли от 0,44 до 0,45 куб. сажени. Высота класса должна составлять 5 аршин (или 3,55 м). На одного ученика должно приходиться 2 кв. аршина (около 1 м кв.) в помещении [3, л. 1].

В соответствии с требованиями, предъявляемыми к школьным зданиям, полы делали из сухих досок, окрашенных масляною краской, или, в крайнем случае, промазанных маслом [1, с. 27]. В Чернавской школе пол на двух этажах был покрашен светлой охрой с подмазкой. Немногие школы могли себе позволить такую роскошь. Красящие материалы были дорогими. Такое окрашивание и ежедневная уборка помещения позволяли предотвратить загрязнение пола и сохранить чистый воздух в классе.

В разработанном проекте строительства одноклассных школ, рассчитанных на 40–60 учеников, предусматривалось около пяти планов школьных зданий. Их объединяло одно: школа состояла из одной классной комнаты общей площадью от 94 до 100 кв. аршин с четырьмя окнами, из раздевалки (от 31 до 45 кв. аршин), из квартиры учителя (от 40 до 43 кв. аршин) и кухни (от 30 до 34 кв. аршин). Таким образом, минимальная площадь одноклассной школы составляла 216 кв. аршин (или 109 кв. м), а максимальная – порядка 256 кв. аршин (или 130 кв. м).

Отхожие места следовало располагать не напротив классных комнат или в сенях, а в отдельной пристройки к коридору [8, с. 3]. Пристройка к коридору имела длину не менее 2 саженей (или 2,13 м). В соответствии с санитарными нормами выгребная яма располагалась не ближе 1 сажени и обкладывалась камнем или хорошо просмоленными досками [8, с. 10].

В двухклассных школах к классным комнатам предъявлялись следующие требования. Одна из комнат должна быть на одну треть меньше другой. Такие нормативы были связаны с тем, что в основном среднем отделении занималось значительно меньше учеников, чем в младшем. Двуклассные школы необходимо было строить так, чтобы два помещения, отводимые для занятий, имели между собой перегородку с удобной дверью. Это было предусмотрено, когда один учитель работал на два класса. Межкомнатная перегородка должна быть легко раздвижной на случай публичных чтений. С помощью легко подвижной перегородки две классные комнаты можно быстро преобразовать в свободное большое помещение.

Школьное здание как минимум должно состоять из 4 помещений: класса, раздевалки, комнаты учителя и кухни. Если в школе трудились два учителя, то и комнат должно быть две. Классная комната в соответствии с новыми правилами не должна превышать 13 аршин длины и 9 1/5 ширины, а высота – не менее 4 ½ аршин. Если данные показатели выразить в метрах, то длина составляла – 9,25, ширина – 6,5, а высота – 3,2. Таким образом, площадь комнаты приблизительно равнялась 60 кв. м [8, с. 1].

Правительство при строительстве школ определило нормы по охране здоровья учеников. Согласно им длина класса не должна была превышать 12 аршин (или 8,53 м). Только в таком случае дети на последних партах могли прочитать то, что написано на доске. Высота классной комнаты должна быть не менее 4 аршин (или 2,84 м) [1, с. 25].

Школьные здания условно можно было разделить на три типа: собственные здания, наемные и даровые (в смысле подаренные меценатами). Собственные здания подразделялись на здания, специально построенные для школы и на общественные, а также помещения при волостных правлениях. Самыми удобными являлись специально построенные здания. Их возводили в соответствии с нормами школьного строительства. Здания общественные принадлежали обществу. Часто в них могли располагать дополнительные учреждения [6, с. 41].

Самими неудобными являлись училища при волостных правлениях. Их часто отбирали, устраивали складские помещения. Так, например, в Казьевском училище Ольховецкой волости Елецкого уезда школа располагалась при волостном правлении в двух комнатах. В одной из них проводились занятия, а во второй жил местный учитель П. Афонасьев. Но волостной старшина со своим помощником отобрали вторую комнату под свои нужды, и учителю пришлось устраивать свой ночлег в учебном кабинете [2, л. 20].

Встречались случаи, когда школа соседствовала с волостным судом. Здесь постоянно было шумно, наблюдалась скученность народа. В такой ситуации говорить об успешности преподавания не приходилось. Наемные здания крайне редко признавались удовлетворительными. В городах еще можно было найти приемлемое здание, но вот в сельской местности изобилием хороших наемных зданий нельзя было похвастаться. Именно поэтому правительство не рекомендовала использовать наемные здания для сельской школы.

Еще одним типом зданий являлись даровые помещения. Они часто не уступали по качеству специально построенным, а иногда и превосходили их. К очень удобным дарованным зданиям в Болховском уезде относилась школа Кривцова-Лавровская, в Елецком уезде – Варгунинская школа [6, с. 43].

Церковно-приходские школы, предназначенные в основном для сельского населения, располагались в церковных зданиях, караулках. Эти помещения были практически не приспособленными к занятиям.

К концу XIX в. преобладающим типом школьного здания стало специально выстроенное под училище помещение. Использование в качестве учебных классов церковных помещений постепенно свелось к нулю. Некоторые уезды разработали специальные планы, в которых старались предусмотреть каждую мелочь и сделать помещения наиболее комфортными [6, с. 42]. Но, несмотря на предпринятые меры, ситуация с народными школами оставалась крайне сложной. Так, в Елецком уезде к концу века насчитывалось 72 собственных здания, из них 12 были признаны неудовлетворительными. Некоторые школы, а именно 39, находились в наемных помещениях, из них 8 были признаны плохими. В Ливенском уезде собственных школьных помещений было 89. Тесными и грязными признано 10. Встречались и качественные здания. В основном они строились на средства меценатов. Такими являлись здания Нижне-Большовского училища и Космодамиановского училища. Первое спонсировал училищный совет, попечителем второго здания стала госпожа Адамова. На нужды школе она подарила строительный материал на общую сумму 1500 руб. В Малоархангельском уезде около 10 училищ требовали капитального ремонта, в 12 были обнаружены недостатки: плохое освещение, холод и теснота.

Таким образом, анализируя данные проведенных обследований всех школьных помещений в губернии в конце XIX в., можно сделать выводы: крайне неудобными были признаны в Орловском уезде из 47 – 8 зданий, в Болховском уезде – 22 помещения, в Кромском из 49 – 4 школы, в Карачевском уезде – 7, в Дмитровском крайне ветхими считались 5 зданий, в Севском уезде – 2, в Брянском уезде – 14 помещений. В Мценском уезде также большая часть помещений была признана неудобной для проведения уроков.


Приложение № 1. План фасада Чернавского двуклассного училища (ГАЛО. Ф. Ф-138. О. 1. Д. 44. Л. 48 об.)

Чернавское двухклассное училище

Список литературы / References

На русском

  1. Беседы о гигиене. В применении к народной школе. – Воронеж, 1890. – 95 с. http://library.kr.ua.
  2. Государственный архив Липецкой области. (ГАЛО) Ф. Ф-138. О. 1. Д. 7.
  3. ГАЛО. Ф. Ф-138. О. 1. Д. 44.
  4. Государственный архив Орловской области. (ГАОО) Ф.78. Оп.1. Д. 1912.
  5. ГАОО.Ф.78. Оп.1. Д. 2183.
  6. История начальной школы в Орловской губернии. Очерки деятельности уездных земств по народному образованию. – Орел, 1897. – 58 с.
  7. Комлев А.А. Типологические аспекты архитектурного проектирования сельских земских школ в Саратовской губернии в конце XIX – начале ХХ в. // Вестник Саратовского государственного технического университета, 2007. № 2 (23). – С 124–128.
  8. Примерные планы школьных зданий на 40–60 и 60–-100 учеников. – М., 1898. – 20 с.
  9. Сборник статистических сведений по начальному народному образованию в Орловской губернии за 1899–1900 уч.гг. – Орел, 1900. – 203 с.

English

  1. Besedy o gigiene. V primenenii k narodnoj shkole. – Voronezh, 1890. – 95 s. http://library.kr.ua.
  2. Gosudarstvennyj arhiv Lipeckoj oblasti. (GALO) F. F-138. O. 1. D. 7.
  3. GALO. F. F-138. O. 1. D. 44.
  4. Gosudarstvennyj arhiv Orlovskoj oblasti. (GAOO) F.78. Op.1. D. 1912.
  5. GAOO.F.78. Op.1. D. 2183.
  6. Istorija nachal’noj shkoly v Orlovskoj gubernii. Ocherki dejatel’nosti uezdnyh zemstv po narodnomu obrazovaniju. – Orel, 1897. – 58 p.
  7. Komlev A.A. Tipologicheskie aspekty arhitekturnogo proektirovanija sel’skih zemskih shkol v Saratovskoj gubernii v konce XIX – nachale HH v. //Vestnik Saratovskogo gosudarstvennogo tehnicheskogo universiteta, 2007. № 2 (23). – S 124-128.
  8. Primernye plany shkol’nyh zdanij na 40-60 i 60-100 uchenikov. – M, 1898. – 20 p.
  9. Sbornik statisticheskih svedenij po nachal’nomu narodnomu obrazovaniju v Orlovskoj gubernii za 1899 -1900 uch.gg. – Orel, 1900. – 203 p.

Оставить комментарий