Позиция украинских делегатов съездов Партии народной свободы по крестьянскому вопросу (1906 – 1916 гг.)

Малороссийские крестьяне. Фотоснимок начала XX века

Аннотация

Статья посвящена малоизученному аспекту истории партии народной свободы – позиции украинских комитетов по крестьянскому вопросу. Автор рассматривает участие украинских делегатов в съездах и конференциях партии в условиях первой российской революции и в последующий период (до 1916 г.).

Партия народной свободы заняла наиболее радикальную позицию среди либеральных политических сил Российской империи, выступив с инициативой отчуждения земельной собственности в пользу крестьян, и довольно последовательно пыталась отстаивать свою аграрную программу. Ее основные принципы сформировались под влиянием крестьянского движения: принудительное отчуждение как вынужденная и временная мера решения крестьянского вопроса. Обсуждение партийной позиции в аграрном вопросе и отношения к крестьянству происходило на ІІ-ІІІ съездах партии в январе – апреле 1906 г.

Особую активность в дискуссиях на партийных съездах проявлял Харьковский губернский комитет в лице М. Медиша, отмечавший политический характер аграрного вопроса. Региональные особенности решения крестьянского вопроса отстаивали делегаты Подольской, Полтавской, Киевской губерний. Представители Полтавского и частично Таврического комитетов поддержали идею национализации земли, высказанную на ІІІ съезде партии, а противоположную позицию заняли представители Черниговского и Киевского комитетов. Украинские делегаты поддержали и лозунг «земли и воли», одобренный частью партии. В выступлениях украинских делегатов также отразилось влияние Первой мировой войны на положение крестьянского хозяйства.

Таким образом, украинские делегаты на съездах и конференциях партии народной свободы высказывали довольно радикальные взгляды в отношении крестьянского вопроса и анализировали наиболее сложные и актуальные проблемы крестьянской жизни.

Ключевые слова и фразы: партия народной свободы, украинские делегаты, аграрный / крестьянский вопрос, отчуждение, «земля и воля».

Annotation

The article is devoted to an insufficiently studied aspect of the history of Party of People’s Freedom – position of Ukrainian committees towards peasant’s subject. The author considers participation of Ukrainian delegates in congresses and conferences of the party in the conditions of the first Russian revolution and further period (up to 1916).

Party of People’s Freedom took up the most radical position among the liberal political forces of Russian Empire when coming forward with the initiative of parting of land property in favor of peasants and tried to defend their agrarian program rather consistent. Its main principals were formed under the influence of peasants’ movement: forced parting as a desperate and temporary measure of solving the agrarian problem. Discussing the Party’s position as for agrarian question and attitude towards the peasants took place at the second and third Party congresses in January-April, 1906.

Special activity in discussions at Party congresses was shown by Kharkiv provincial committee represented by M. Medish, who mentioned political character of agrarian subject. Regional peculiarities of solving the agrarian problem were sustained by the delegated from Podolsk, Poltava and Kyiv counties. The representatives of Poltava and partly Tavria committees supported the idea of land nationalization, spoken out at the ІІІ Party committee. The opposite side was taken by the representatives of Chernigov and Kyiv committees. Ukrainian delegates supported the slogan of «land and liberty», approved by the part of the Party. The influence of World War I on position of peasant’s farmstead was also reported in Ukrainian delegates speeches.

So, at the congresses and conferences of Party of People’s Freedom Ukrainian delegates told rather radical views as for agrarian subject and analyzed the most complicated and immediate problems of peasants’ life.

Key words and phrases: Party of People’s Freedom, Ukrainian delegates, agrarian/peasants subject, parting, «land and liberty».

О публикации

УДК 94: 329.12.
Опубликовано 6 июля года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 133.

Наши постоянные авторы

Позиция украинских делегатов съездов Партии народной свободы по крестьянскому вопросу (1906 – 1916 гг.)

The position of the ukrainian delegates of Congresses of People’s Freedom party on the peasant question (1906 – 1916)

Наиболее продуманно и последовательно интересы либеральных слоев общества в сочетании с запросами крестьянства в Российской империи пыталась отстаивать партия конституционных демократов (с 1906 г. – партия народной свободы). Она инициировала рассмотрение крестьянского вопроса как в стенах Государственной думы, так и в общественной жизни, выступив с инициативой принудительного отчуждения земли. Проблематика деятельности партии довольно обстоятельно рассмотрена в трудах российского исследователя В.В. Шелохаева [см., напр.: 7]. К малоизученным аспектам истории партии народной свободы принадлежит позиция украинских комитетов по наиболее важным социально-экономическим вопросам. Целью данного исследования является анализ взглядов украинских делегатов съездов партии по крестьянскому вопросу в 1906-1916 гг.

Наиболее важные политические решения, как отмечает В.В. Шелохаев, принимались ограниченным составом ЦК партии [3, с. 153]. При этом центральное руководство вынуждено было считаться с мнением местных партийных комитетов, в частности «особой позицией представителей комитетов из национальных регионов России (Украина, Прибалтика, Поволжье, Кавказ)» [4, с. 7].

В ноябре 1905 г. оформились партийные ячейки кадетов в Киевской, Полтавской, Харьковской, Херсонской, Таврической губерниях, в декабре – в Подольской губернии [4, с. 51]. Городская организация партии возникла также в Чернигове [4, с. 56]. Создана кадетская группа была в Екатеринославской губернии и зарождалась на Волыни [2, с. 148-149].

Связь с местными организациями партия пыталась поддерживать путем созыва съездов и конференций, участниками которых были и украинские делегаты. Однако эта связь имела эпизодический характер – деятельность партии оживала в период избирательных кампаний и после их завершения шла на убыль. Решения руководящих органов с большим опозданием доходили до низовых организаций. Большая их часть не вела систематической организационной и агитационно-пропагандистской работы [7, с. 115].

Главным методом работы в массах являлась печатная пропаганда (листовки распространялись даже на украинском языке). Также организовывались митинги и собрания, беседы и лекции [2, с. 149]. Однако в условиях революции региональные комитеты партии подвергались частым преследованиям со стороны власти. «…Агитация в деревнях встречала непреодолимые препятствия», сообщал делегат ІII съезда от Харьковской губернии М.П. Чубинский [4, с. 274]. В Полтавской губернии введение положения усиленной охраны и карательные меры со стороны администрации оттолкнули от партии крестьян [4, с. 62]. В Подольской губернии кадетская группа (насчитывавшая не менее 300 человек) издала несколько книг на украинском языке с изложением программы партии и манифестов 6 августа и 17 октября [4, с. 62]. В то же время Херсонский уезд одноименной губернии испытывал недостаток популярной партийной литературы [4, с. 54]. В Таврической губернии, по мнению ее представителя Бакуменко (возможно, это был директор Мелитопольского коммерческого училища И.А. Бакуменко), «агитации сильно препятствовали некоторые дефекты партийной программы, главным образом, расплывчатость и неясность аграрной программы» [4, с. 275].

Решению социальных проблем и, прежде всего, аграрного вопроса партия конституционных демократов уделяла значительное место в своей программе. Предполагая эволюционно и поэтапно решить аграрный вопрос, кадеты выступали за частичное принудительное отчуждение помещичьей земли путем выкупа (как за счет государства, так и самих крестьян) [3, с. 156]. По мнению В.В. Шелохаева, это была готовность партии идти на максимальные уступки крестьянам и одновременно тот рубеж в рамках частнособственнических отношений, который не позволял разрушить «систему рационального функционирования народного хозяйства» [7, с. 102]. Днепродзержинская исследовательница С.П. Донченко усматривает в этом близость социальных требований кадетской программы к «практическим» требованиям социалистических партий (социал-демократической и эсеров) [1, с. 109-110].

Больше всего внимания рассмотрению вопроса об аграрной реформе уделили ІІ-ІІІ съезды партии, проходившие в январе – апреле 1906 г. Целью их работы было обсуждение позиции фракции в І Государственной думе. II съезд партии народной свободы состоялся 5-11 января 1906 г. Угроза новой волны аграрного движения заставила ЦК партии, как отметил его докладчик И.В. Гессен, выделить для обсуждения отдельным пунктом аграрный вопрос. «Мы переживаем острый период революции, все больше приобретающей стихийный характер, и она выдвигает настойчиво вопросы, которые так или иначе жизнь разрешает фактически», – охарактеризовал политическую ситуацию И. Гессен [4, с. 72]. Экономист, статистик А.А. Кауфман был убежден, что представителям партии кадетов придется взять на себя инициативу в обсуждении аграрного вопроса в Думе [4, с. 99].

На II съезде партии народной свободы обсуждение аграрного вопроса происходило вечером 7 января 1906 г. От имени аграрной комиссии с докладами выступили князь П.Д. Долгоруков и А.А. Кауфман. Оба докладчика признали необходимость немедленного наделения крестьян землей и вынужденность этой меры для «успокоения» крестьянства [4, с. 131, 137]. По мнению А. Кауфмана, крестьянские наделы следовало бы увеличить в четыре раза, но из-за отсутствия свободных земельных угодий «всякая мысль о наделении является лишь паллиативом» и не решит проблемы. В связи с этим он призвал обратить внимание на повышение интенсивности крестьянского труда [4, с. 129]. После острой критики выступления А. Кауфмана делегатами съезда выяснилось, что от некоторых положений его доклада отказалась аграрная комиссия, да и сам он придерживался несколько других взглядов [4, с. 138].

Обсуждение крестьянской проблематики носило несогласованный характер, к тому же оно характеризовалось узостью поставленных аспектов и ограниченностью во времени. Последнее обстоятельство раскритиковал председатель Харьковского губернского комитета партии народной свободы М.М. Медиш, который считал «странным, что, в то время как съезд социал-демократов посвятил разрешению аграрного вопроса 26 заседаний, съезд партии конституционалистов-демократов желает разрешить этот вопрос всего лишь в один вечер» [4, с. 132].

По определению П.Н. Милюкова, II съезд разделился на сторонников «права» и «пользы» [4, с. 147]. Чтобы избежать новых аграрных беспорядков и достичь «успокоения» страны, большинство участников партийной дискуссии выступили за немедленное наделение крестьян землей. Харьковский губернский комитет партии в лице М. Медиша считал это вынужденным мероприятием, чтобы «выиграть несколько лет, до тех пор, пока государство поднятием производительности земли успеет дать более рациональный выход» [4, с. 134]. «…Принять самые энергичные меры для успокоения аграрных волнений» призвал другой представитель этого комитета А.В. Десятов [4, с. 145]. За «успокоение» страны ратовал В.Е. Якушкин (историк и землевладелец, депутат І Думы, сторонник национализации земли и лозунга «земли и воли») [4, с. 135-136]. С призывом ограничения частной собственности весьма эмоционально выступил князь Е. Трубецкой. Сравнив Государственную думу с «маленьким дырявым насосом», он призвал «тушить пожар» революции «всеми возможными средствами». Такими он считал отчуждение земли и учреждение комиссий на местах [4, с. 141]. Однако немедленное уничтожение собственности Е. Трубецкой отрицал, учитывая его последствие – «варваризацию хозяйства» [4, с. 142].

Наиболее конструктивной на II съезде партии народной свободы оказалась позиция проф. Л.И. Петражицкого. Он поддержал идею о необходимости наделения землей как средство «потушить пожар недовольства» [4, с. 136], предупредив при этом, что игнорирование национального и крестьянского вопроса приведет к их самовольному решению народом: «…Угнетенные национальности и голодные крестьяне – «народ скверный и нетерпеливый»» [4, с. 137]. Наделение землей, по его мнению, не будет способствовать решению аграрного вопроса, поскольку через несколько лет вследствие увеличения населения ситуация повторится. Пути решения аграрного вопроса он видел в развитии промышленности и переходе крестьянства в другие отрасли экономики. «… Очень печально, что крестьянский и рабочий вопросы столкнулись одновременно», – резюмировал Л. Петражицкий [4, с. 136].

Сторонники «права» пытались отстоять интересы законности. Отчуждение земли и отнятие имущества землевладельцев, по мнению Ф.И. Родичева, нарушало правовые основы: таким образом вводилась «неблагонадежность экономическая», «отнятие у одного для другого» грозило разрушением экономического строя. «Крестьяне жаждут частной земельной собственности, земельного надела», в частности в Малороссии и западных губерниях, еще нужно уменьшить арендную плату и ввести прогрессивный поземельный налог, – подчеркивал он [4, с. 140].

Украинские делегаты в своих выступлениях указывали на региональные особенности аграрного вопроса: представитель Подольской губернии (фамилии не указано – Н.К.) отмечал, что «Малороссия стоит за право частной собственности» и аграрный вопрос в ней может быть решен только на месте. Отчуждение земель, арендованных сахарными заводами, повлечет обнищание крестьян, занятых в производственном процессе [4, с. 144-145]. Большей ясности относительно уплаты за отчуждаемые земли и их “потребное” количество пытался добиться делегат Полтавской губернии [4, с. 145]. На «украинских» особенностях (преобладании индивидуального землевладения) настаивал председатель Киевского областного комитета партии И.В. Лучицкий [4, с. 146].

Политический характер аграрного вопроса отметил председатель Харьковского губернского комитета М. Медиш: «Обострение же аграрного вопроса можно видеть лишь в том, что он сделался вопросом политическим». По его мнению, вследствие уменьшения земельного надела почти вдвое «народ стал более политически восприимчив». Поэтому в работе с крестьянами М. Медиш считал необходимым напоминать им о зависимости благосостояния от политической свободы в стране [4, с. 134]. Крестьянских делегатов на съезде было очень мало. А. Кауфман пытался поставить вопрос: «Что мы знаем о крестьянах?» [4, с. 99], однако дальнейшего обсуждения он не получил.

Новые аспекты дискуссии по аграрно-крестьянскому вопросу прозвучали на III съезде конституционно-демократической партии 21-25 апреля 1906 г., названном в литературе «съездом победителей» [7, с. 166]. Участники ІІІ съезда кадетской партии проявили чрезвычайную активность в дискуссии по аграрному вопросу, предложив около 50 проектов резолюций [4, с. 331]. Делегаты съезда, впервые проведенного легально, разрабатывая тактический курс партийной фракции в І Думе, остро раскритиковали предлагаемую аграрной комиссией партии реформу и разделились на сторонников национализации земли и ее противников.

Идею национализации земли поддержали представители Самарской группы (А.А. Васильев [4, с. 292], А.Н. Хардин [4, с. 294]), Томска (Жемчужников) [4, с. 297], Полтавы (Я.К. Имшенецкий [4, с. 309], П.И. Чижевский, Лукьянович [4, с. 326-327]), Таврической группы (Бакуменко, Александров) [4, с. 321-323]. Не столь однозначной была позиция их коллеги Некрасова: право решать такие вопросы он признавал «только за Думой, избранной правильно» [4, с. 320]. Лично сторонником национализации выступал докладчик аграрной комиссии В.Е. Якушкин [4, с. 332].

Их оппоненты, в частности проф. Л.И. Петражицкий (на примере украинских крестьян), пытались отстоять право крестьянства на частную собственность на землю [4, с. 304-305]. Преждевременной «полную национализацию земли» считал землевладелец, представитель Харьковского комитета партии и депутат І Думы от Черниговской губернии Н.Н. Миклашевский [4, с. 327]. «Теоретическим», искусственным считал вопрос национализации земли представитель Киевской кадетской группы Гольденвейзер: «Его решить возможно лишь путем плебисцита, узнав мнение всего народа» [4, с. 328]. От имени крестьян Полтавской губернии выступил казак, депутат Думы Н.С. Онацкий, заявив, что они желают получить землю «мирным путем, за плату, в потомственное владение» [4, с. 331].

Делегаты ІІІ съезда сделали попытку конкретизировать отношение партии к крестьянскому лозунгу «земли и воли». Партийная фракция в Государственной думе, отметил член ЦК, представитель от Новгорода А.М. Колюбакин, должна поддержать народные требования «земли и воли» [4, с. 228]. Такой же позиции придерживался делегат от Казани Котелов [4, с. 291]. Член областного комитета Киевской группы С.Г. Крупнов уточнил, что лозунг «Земли и воли!» предусматривает проведение «стройных правовых реформ», а заодно и учет региональных особенностей при решении земельного вопроса [4, с. 311]. Политическую реформу и наделение крестьян землей считал «главными моментами аграрного вопроса» делегат от Одессы, профессор Новороссийского университета В.А. Косинский. По его мнению, решается эта проблема путем поднятия интенсивности земледельческой культуры, созданием школ, предоставлением свободы союзам, развитием самодеятельности [4, с. 313].

После поражения революции партия пыталась проанализировать отношения с крестьянством (в том числе в Государственной думе) и выяснить влияние на село мероприятий Столыпинской аграрной реформы. 20-21 октября 1908 г. на конференции думская фракция партии кадетов изучала настроения на местах. М. Медиш от Харьковского комитета констатировал невозможность получения информации о деятельности землеустроительных комиссий через ее утаивание властью и препятствование деятельности местных партийных групп со стороны администрации [5, с. 61]. Более оптимистичную картину положения партии в Полтавской губернии в условиях политического террора нарисовал А.И. Смагин: крестьяне, которые разочаровались в революционных иллюзиях, начали сочувствовать партии народной свободы, выступая ее пропагандистами [5, с. 70]. А.А. Свечин, ссылаясь на материалы Черниговской губернии, спрогнозировал после первой революционной волны «потоп, который смоет всех без разбора», поскольку в деревне «растет беспредельная злоба», а крестьянин политически «вырос» и говорит о своих правах [5, с. 70]. Суть дискуссии подытожил А.И. Шингарев: фракция чувствует нарастание «страшного протеста» в массах и должна быть его выразительницей [5, с. 72].

К обсуждению аграрного вопроса руководство конституционно-демократической партии вернулось через значительный промежуток времени – на конференции 6-8 июня 1915 г. С объемным докладом выступил профессор А.А. Мануйлов, а поводом стала правительственная инициатива обеспечения землей участников Первой мировой войны [6, с. 23]. Докладчик раскритиковал планы правительства через их нереальность: планировалось обеспечить землей около 3 млн. семей, но из необходимых 12 млн. дес. Земли были в наличии около 5 млн. [6, с. 24].

Вопрос определения круга лиц – претендентов на такое наделение землей – вызвал острую дискуссию. Харьковский делегат Н.Н. Ковалевский обратил внимание на «справедливость» выделения правительством из общего числа нуждающихся только воинов с их семьями, а екатеринославский представитель А.Я. Ефимович назвал такой подход «узким» [6, с. 29]. Делегат из Елисаветграда (полная фамилия не указана – Н. К.) Предсказал реакцию помещиков, которые могли заявить: «И мы были на войне!» [6, с. 37].

Как и почти десять лет назад, ведущие деятели партии народной свободы обратились к лозунгу «земли и воли». Его поставил А.Ф. Бабянський (землевладелец, депутат III Думы от Пермской губернии): «Что нужнее народу – земля или воля?» По его мнению, первоочередной задачей было получение политических прав, а государство в условиях войны вряд ли будет иметь средства для принудительного отчуждения земли [6, с. 31]. Удачным момент для «постановки лозунга: земля и воля!» считал и А.И. Шингарев. При этом он обращал внимание, что понятие «воли» население «всегда очень плохо понимало, и это тормозило наше политическое развитие». Под получением «воли» А. Шингарев предусматривал «достижение известного минимума политических прав», что повлияло бы и на преодоление экономических трудностей, а крестьянство могло понять и иначе (как «господа ищут воли для себя») [6, с. 34]. Мнение о взаимосвязи лозунгов «земли» и «воли», необходимость закрепления политических свобод («лучше закрепить внизу: земля этому поможет»), – поддержал Н.А. Гредескул [6, с. 40].

Влияние Первой мировой войны на положение деревни и крестьянства анализировалось на VI партийном съезде партии кадетов 18-21 февраля 1916 г. Украинские делегаты были настроены решительно. Представитель Киева Н.П. Василенко указал на наиболее острые проблемы: окопные работы, беженцы, мобилизации. «Деревня оголена. Страдает от недостатка рук и крупное землевладение», – делал он неутешительный вывод [6, с. 248]. Необходимость бороться с экономической разрухой отмечал другой киевский представитель В.А. Косинский: уменьшились посевные площади и, соответственно, хлебные запасы. «В некоторых местах, как, например, в Черниговской губернии, полное отсутствие рабочих рук». Увеличение денежных средств не приводило к обогащению крестьянства, которое не могло использовать их для развития хозяйства [6, с. 248]. Такого же мнения придерживался и представитель Полтавской губернии (Лубны) Д.М. Дьяченко: «Крестьянский мир разрушается» [6, с. 292]. После завершения войны, чтобы противодействовать влиянию левых, которые пропагандировали насильственную экспроприацию, партия, по предложению В.И. Долженкова (от имени Курской партийной группы), должна выступить с собственными проектами решения земельного вопроса (путем издания популярных брошюр, прессы, чтения публичных лекций) [6, с. 311].

Украинские делегаты съездов и конференций партии народной свободы в сравнении с другими членами политических партий и организаций (особенно социалистов-революционеров, Объединенного дворянства) отличались активностью в дискуссиях и отстаиванием региональных особенностей решения аграрного / крестьянского вопроса. Наиболее последовательную и политически осознанную позицию занимал Харьковский губернский комитет в лице М. Медиша. Противоречивые взгляды украинских комитетов проявились в отношении национализации земли: представители Полтавского и частично Таврического комитетов ее поддержали, а Черниговского и Киевского комитетов заняли противоположную позицию. Украинские делегаты поддержали и лозунг «земли и воли», одобренный частью партии. Позиция украинских делегатов хоть и не отличалась единодушием, вынуждала партийное руководство обсуждать наиболее острые проблемы социально-экономического развития украинских губерний.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Донченко С.П. Ставлення різних політичних партій до власності і земельного питання (початок ХХ століття) // Вісник Дніпропетровського університету. Історія та археологія. – Вип. 11. – Дніпропетровськ, 2003. – С. 100-110.
  2. Михайлова В.И. Наказы и приговоры сельских сходов Первой Государственной думе (на материалах украинских губерний): Дис. … канд. ист. наук. – Днепропетровск, 1976. – 192 с.
  3. Политические партии России: история и современность / Отв. ред.: А.И. Зевелев и др. – М., 2000. – 631 с.
  4. Съезды и конференции конституционно-демократической партии: В 3-х т. – М., 1997. – Т. 1. 1905-1907 гг. – 744 с.
  5. Съезды и конференции конституционно-демократической партии: В 3-х т. – М., 2000. – Т. 2. 1908-1914 гг. – 655 с.
  6. Съезды и конференции конституционно-демократической партии: В 3-х т. – М., 2000. – Т. 3. Кн. 1. 1915-1917 гг. – 831 с.
  7. Шелохаев В.В. Конституционно-демократическая партия в России и эмиграции. – М., 2015. – 863 с.

English

  1. Donchenko S.P. Stavlennja rіznih polіtichnih partіj do vlasnostі і zemel’nogo pitannja (pochatok ХХ stolіttja) // Vіsnik Dnіpropetrovs’kogo unіversitetu. Іstorіja ta arheologіja. – Vip. 11. – Dnіpropetrovs’k, 2003. – S. 100-110.
  2. Mihajlova V.I. Nakazy i prigovory sel’skih shodov Pervoj Gosudarstvennoj dume (na materialah ukrainskih gubernij): Dis. … kand. ist. nauk. – Dnepropetrovsk, 1976. – 192 s.
  3. Politicheskie partii Rossii: istorija i sovremennost’ / Otv. red.: A.I. Zevelev i dr. – M., 2000. – 631 s.
  4. S’ezdy i konferencii konstitucionno-demokraticheskoj partii: V 3-h t. – M., 1997. – T. 1. 1905-1907 gg. – 744 s.
  5. S’ezdy i konferencii konstitucionno-demokraticheskoj partii: V 3-h t. – M., 2000. – T. 2. 1908-1914 gg. – 655 s.
  6. S’ezdy i konferencii konstitucionno-demokraticheskoj partii: V 3-h t. – M., 2000. – T. 3. Kn. 1. 1915-1917 gg. – 831 s.
  7. Shelohaev V.V. Konstitucionno-demokraticheskaja partija v Rossii i jemigracii. – M., 2015. – 863 s.

Оставить комментарий