Периодизация древностей с ямочно-гребенчатой керамикой эпохи неолита Восточной Европы

Zdenek Burian - Поселение эпохи неолита

Аннотация

Статья посвящена рассмотрению вариантов периодизаций древностей с ямочно-гребенчатой керамикой эпохи неолита Восточной Европы.

Периодизация ямочно-гребенчатых комплексов впервые была предложена для Украины и Волго-Окского междуречья. В этой связи в работе подробно рассматриваются варианты периодизаций культур с ямочно-гребенчатой керамикой, предложенные В.М. Раушенбах, И.К. Цветковой, В.П. Третьяковым, В.И. Неприной, В.В. Сидоровым, А.В. Энговатовой, Ю.Б. Цетлиным и др. Следует отметить, что в определении количества периодов и их продолжительности единства нет. В.В. Сидоров и А.В. Энговатова выделяют по два этапа, В.И. Неприна, В.М. Раушенбах и И.К. Цветкова – три, а Ю.Б. Цетлин – девять.

Периодизацию древностей ямочно-гребенчатой керамики на Верхнем Дону, объединив их в рязанско-долговскую культуру, разработал В.П. Левенок. Эти материалы он разделил на три этапа: ранний, средний и поздний, соответствующие раннему, развитому и позднему неолиту. Древности первого из них он датировал второй половиной IV – началом III тыс. до н.э., второго – первой половиной III тыс. до н.э., а третьего – второй половиной III тыс. до н.э. В целом согласился с ним и А.Т. Синюк. Исключением стало отнесение ранних ямочно-гребенчатых материалов не к раннему (по В.П. Левенку), а к развитому неолиту. Датировку же финала бытования носителей ямочно-гребенчатой керамики на Верхнем Дону А.Т. Синюк соотносит с первыми веками III тыс. до н.э., удревнив ее более чем на 500 лет. При этом оба автора отмечают близость верхнедонских и Волго-Окских древностей с ямочно-гребенчатой керамикой.

Ключевые слова и фразы: периодизация, хронология, неолит, ямочно-гребенчатая керамика, Верхний Дон.

Annotation

The article considers the options periodization antiquities with pit-comb ceramic Neolithic Eastern Europe.

Periodization pit-comb complexes was first proposed to the Ukraine and the Volga-Oka rivers. In this regard, the report focuses on options periodization of cultures with pit-comb ceramic proposed by V.M. Raushenbah, I.K. Tsvetkova, V.P. Tretyakov, V.I. Neprinoi, V.V. Sidorov, A.V. Engovatovoy, Y.B. Tsetlin and others. It should be noted that in determining the amount and duration periods have unity. V.V. Sidorov and A.V. Engovatova isolated by two steps, V.I. Neprina, V.M. Raushenbah and I.K. Tsvetkova — three, Y.B. Tsetlin — nine.

Periodization of antiquities pit-comb ceramics on the Upper Don, uniting them in the Ryazan-Dolgovskyu culture has developed V.P. Levenok. These materials he divided into three stages: early, middle and late, corresponding to early, developed and late Neolithic. Antiquities of the first of them he dated the second half of IV – beginning of III millennium BC, the second – the first half of the III millennium BC, and the third – the second half of the III millennium BC. On the whole, agreed with him, and A.T. Sinyuk. The exception was an early assignment pit-comb materials is not to early (by V.P. Levenku), and to a developed Neolithic. The dating of the finale of existence of bearers pit-comb ceramics on the Upper Don A.T. Sinyuk relates to the first centuries of the III millennium BC, wear out its more than 500 years. At the same time, both authors point out the proximity of Upper Don and Volga-Oka of antiquities with pit-comb ceramics.

Key words and phrases: .

О публикации

УДК 902/904.
Опубликовано 1 октября года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 151.

Наши постоянные авторы

Периодизация древностей с ямочно-гребенчатой керамикой эпохи неолита Восточной Европы (историографический аспект)

The periodization of antiquities with pit-comb ceramic era-olita of Eastern Europe (historiographic aspect)

Первая попытка разработки периодизации древностей ямочно-гребенчатой керамики была предпринята Б.С. Жуковым после раскопок Льяловской стоянки. По его мнению, эта керамика менялась во времени по двум направлениям: 1) появление геометрических фигур из орнамента, таких как треугольники и др.; 2) появление неорнаментированных зон. Изменяются гребенчатые элементы, которые становятся удлиненными и разнообразными. Также отмечается большая дифференциация формы сосудов, уменьшение значения кругло-ямочного элемента с коническим дном ямок [4; 5].

После Великой Отечественной войны М.Е. Фосс и А.Я. Брюсов, обобщив результаты довоенных исследований, выделили на территории лесной зоны несколько родственных археологических культур, имевших керамику с ямочно-гребенчатой орнаментацией: белевскую, рязанскую, балахнинскую, карельскую, каргопольскую, беломорскую [2; 29].

В результате сравнительного изучения керамики этих культур М.Е. Фосс вслед за Б.С. Жуковым, считала, что льяловская культура являлась той основой, на которой произошло развитие каргопольской, беломорской и карельской культур севера лесной зоны Восточной Европы [29, c. 31]. С этим был не согласен А.Я. Брюсов, по мнению которого, льяловские древности не являлись основой для вариантов северных неолитических культур [2, c. 44]. Им сделаны два предположения относительно ямочно-гребенчатой керамики: «либо этот тип сосудов возник у разных племен лесной зоны Восточной Европы независимо друг от друга как простейшая форма, либо, что вероятнее, он появился у одного из племен при первом освоении им гончарства и чрезвычайно быстро распространился по всей области. И в том, и в другом случаях этот тип сосудов должен был лечь в основу дальнейшего развития их форм вне зависимости от такого фактора, как процесс расселения древних племен» [2, c. 57]. При этом детальной характеристики особенностей ямочно-гребенчатой керамики он не приводит.

В 1960 – 70-е гг. были предложены и другие варианты периодизации культур с ямочно-гребенчатой керамикой Волго-Окского междуречья [14; 26; 27; 28], согласно которым развитие орнамента шло по пути постоянного увеличения доли гребенчатого штампа и усложнения композиций, то есть от ямочного и ямочно-гребенчатого к гребенчато-ямочному.

Особенно долго изучением древностей льяловской культуры занималась В.М. Раушенбах [13; 14; 15]. В результате она выделила три этапа в развитии орнаментации ямочно-гребенчатой керамики: 1) постепенная утрата правильной формы ямок и их шахматного расположения; 2) увеличение числа вариантов гребенчатого орнамента; 3) утрата четкости орнаментального рисунка [13].

Считая льяловскую культуру подосновой всех культур с ямочно-гребенчатой керамикой Волго-Окского бассейна, В.М. Раушенбах указывает на то, что первая встречается в ранних своих проявлениях во всех ранних культурах с ямочно-гребенчатой керамикой и, напротив, не встречается в более поздних. На последующих же этапах, по ее мнению, культуры приобрели свои характерные черты. В частности, для рязанской культуры ею отмечалось появление квадратных и треугольных вдавлений, оттисков перевитого шнура и большого разнообразия элементов гребенчатого штампа. Для белевской – появление ромбических ямок и нанесение ямочных вдавлений зубчатым штампом. В балахнинской часто дно ямок делалось плоским, преобладала овальной формы гребенка и нередки оттиски раковиной [14].

В.М. Раушенбах делит льяловскую культуру на три этапа: ранний, средний и поздний. Сосуды на всех этапах, по ее мнению, лепились из глины с примесью песка или дресвы, реже – с крупными зернами толченого гранита. За время существования племен льяловской культуры форма сосудов не претерпела значительных изменений. Горшки были с округлым или яйцевидным дном. Венчики их прямые либо с легким отгибом наружу и в очень редких случаях загнуты внутрь [14]. Для первого этапа характерна керамика с округлыми небольшими ямками с коническим дном.

Гребенчатые элементы применяются в очень ограниченном количестве и в самых простых вариантах. На втором происходит увеличение разнообразных орнаментальных мотивов. Появляется ромбический элемент узора, значительно возрастает количество гребенчатых отпечатков. Ямка, оставаясь доминирующим элементом орнамента, не всегда при этом остается строго круглой по форме. В рамках периодизации, предложенной В.М. Раушенбах, в конце среднего этапа на Нижней Оке формируется балахнинская культура, в орнаментации керамики которой появляются полуовалы, выполненные гребенчатым штампом, а ямка становится широкой и с плоским дном. На Средней Оке формируется рязанская культура с характерным преобладанием в орнаментации квадратных и треугольных вдавлений, а также оттисков перевитого шнура. На Верхней Оке обособляется белевская культура, в украшении керамики которой развивается ромбический орнамент, где ромбы часто выполнены зубчатым штампом. Появляются зубчатые овалы. В бассейнах рек Москвы, Клязьмы и Верхней Волги (территория собственно льяловской культуры) в основе орнаментации сохраняются старые традиции, имеющие устойчивую тенденцию развиваться по пути некоторого разрежения композиций. На третьем этапе льяловской культуры утрачивается строгость расположения орнаментальных узоров. Ямки не всегда имеют округлую форму, нанесены небрежно, появляется их расположение в виде фигурных композиций. Гребенчатые элементы становятся разнообразнее и применяются шире [15].

И.К. Цветкова достаточно длительное время занималась вопросами, связанными с ямочно-гребенчатой керамикой, первостепенное значение в своих исследованиях она отводила керамическому материалу [27; 28].

Ряд ее работ посвящен рязанской и балахнинской культурам, обе из которых были разделены ею на три этапа. Сосуды первого этапа рязанской культуры характеризуются ей как остродонные, изготовленные из глины с примесью толченой дресвы. В большинстве случаев вся поверхность покрыта ямочным орнаментом, состоящим из крупных, глубоких ямок с коническим дном. Нередко по венчику сосуда наносились оттиски зубчатого штампа в виде наискось поставленных параллельных полос, иногда ими украшена средняя часть сосудов, реже встречаются полулунные вдавления и оттиски перевитой веревочки. И.К. Цветкова отмечала сходство этой группы керамики с раннельяловской. По аналогии со стоянкой Грудино ранний этап датирован первой половиной III тыс. до н.э. [28, c. 100-104].

Характерными чертами второго этапа И.К. Цветковой названы: орнаментация неглубокими ямками с плоским дном и наличие прямых утолщенных венчиков. Кроме того, данная керамика характеризуется присутствием в глиняном тесте примеси мелкой дресвы, днища имеют округлую или яйцевидную форму, плечики и шейки отсутствуют, обе поверхности тщательно заглажены, иногда создается впечатление лощения, что, по ее мнению, могло получиться при вторичном заглаживании мокрой рукой. Орнаментом покрыто все тело сосуда, основным элементом являются ямки округлой или овальной формы, нередко ямки имеют неправильную округлую форму. Оттиски гребенчатых штампов практически не демонстрируют разнообразия и играют второстепенную роль. Чаще встречается нарезной орнамент и оттиски веревочки. Композиции характеризуются геометрической правильностью, ямки располагаются в шахматном порядке или горизонтальными рядами. Наиболее распространенным являются узоры из треугольников, зигзагообразных полос или наискось поставленных рядов ямочных вдавлений. Зубчатый, нарезной и рамчатый элементы использовались в основном для украшения венчиков. Второй этап датирован ею концом III – началом II тыс. до н.э. [28, c. 104-106, 118].

Третий этап, по мнению И.К. Цветковой, характеризуется весьма своеобразной керамикой. Сосуды толстостенные, изготовлены из плотной, хорошо промешанной глины с примесью мелкотолченой дресвы, имеются также включения растительной примеси и шамота. Обе поверхности тщательно заглажены. Тулово сосудов вытянуто, венчик прямой или слегка профилированный, днища разнообразны: среди них имеются яйцевидные, округлые, округлоуплощенные и совсем плоские. Два последних имеют очень маленький диаметр. Ямки, округлые и овальные, нанесены небрежно, часто внутри них прослеживаются отпечатки веревочного узелка. Такие вдавления покрывают всю поверхность сосудов. Иногда они нанесены в виде горизонтальных поясков. Из-за близкого расположения вдавлений они приобретают своеобразную ажурность, которую И.К. Цветкова считает очень характерной именно для рязанской керамики. Бытование населения третьего этапа рязанской культуры автором отнесено к первой половине II тыс. до н.э. [28, c. 118-122].

Керамический материал первого этапа балахнинской культуры, по мнению И.К. Цветковой, характеризуется примесью дресвы. Форма сосудов яйцевидная, дно заостренное. Шейка и плечики отсутствуют, края сосудов прямые, иногда со скошенным внутрь краем. Наружная поверхность хорошо (часто до блеска) заглажена. Все без исключения сосуды покрыты строго зональным ямочно-зубчатым орнаментом. Основной элемент орнамента – глубокая коническая ямка. Орнаментальные рисунки не сложны: полосы, образованные рядами круглых ямок, чередуются с рядами зубчатого штампа [27, c. 63]. Материалы данного этапа отнесены И.К. Цветковой к концу III тыс. до н.э. [27, c. 57].

Ко второму этапу И.К. Цветковой отнесены круглодонные сосуды с примесью дресвы. Края горшков прямые, иногда отогнутые наружу, толщина стенок 4-9 мм, обжиг сравнительно хороший. Внешняя поверхность сглажена до блеска, на внутренней заметны следы штриховки, нанесенной зубчатым штампом. Орнамент покрывает всю поверхность сосудов, включая дно. Основным элементом является круглая неглубокая ямка диаметром 3-8 мм с закругленным дном. Вторым по значимости элементом орнамента является оттиск овального или удлиненного зубчатого штампа. Характерны также полулунные, ногтевые и веревочные вдавления [27, c. 59]. Второй этап балахнинской культуры датируется ею первой половиной II тыс. до н.э. [27, c. 57].

По мнению И.К. Цветковой, керамика третьего этапа значительно отличается от аналогичных материалов предшествующих этапов и ее нельзя назвать ямочно-гребенчатой. Эти сосуды характеризуются округлым и округлоуплощенным дном, слегка выпуклыми стенками толщиной 4-6 мм и отогнутым наружу венчиком. Внешняя поверхность заглажена, на внутренней заметны следы обработки ее зубчатым штампом. Глина, из которой делались горшки, рыхлая, содержит примесь каких-то растительных остатков, выгорание которых при обжиге делало глину пористой. Орнаментировалась не вся поверхность сосудов, а иногда только их верхняя часть. Элементов орнамента не много: это округлые, треугольные, овальные, полулунные и другие вдавления, а также оттиски зубчатого штампа. Орнамент поверхностный затрагивает только внешнюю поверхность, глубоких ямок не встречено. Мотивы его несложные, чаще всего встречаются горизонтальные полосы, расположенные на значительном расстоянии друг от друга. Третий этап датируется ей второй половиной II тыс. до н.э. [27, c. 59, 63].

В 1972 г. В.П. Третьяков, помимо рязанского, балахнинского и верхневолжского вариантов культуры ямочно-гребенчатой керамики, на основании материалов А.Х. Халикова выделяет еще один – средневолжский вариант. Описания керамического материала, приводимые автором, очень кратки, но все же они отражают его представления о ямочно-гребенчатой группе [26].

Для рязанского варианта В.П. Третьяков отмечает, что на раннем этапе керамика характеризуется четкостью нанесения и несложностью узоров. Орнамент состоит из ямок, расположенных в шахматном порядке, линий из насечек или коротких оттисков гребенчатого штампа, опоясывающих сосуд. Им отмечается, что в более позднее время орнаментация керамики на Средней Оке значительно меняется. Исчезает четкость в нанесении узоров, увеличивается роль гребенчатого штампа, появляются композиции из прочерченных линий, «отступающей лопаточки», оттисков перевитого шнура и др. Ямки становятся неглубокими, они нанесены небрежно и покрывают не всю поверхность сосуда, а лишь часть ее, форма их округлая, овальная, ромбическая и треугольная. Композиции из отпечатков гребенчатого штампа представляют собой разнообразные пояски, вертикальные и горизонтальные зигзаги, треугольники и др. Иногда линии отпечатков штампа свободно располагаются по стенкам сосуда, не образуя каких-либо законченных узоров [26, c. 55]. Следует отметить, что с ямочно-гребенчатой керамикой Верхнего Дона на позднем этапе развития происходят аналогичные изменения. Сравнивая керамические материалы Украины с Волго-Окскими, В.П. Третьяков предложил развитый этап неолита среднего течения р. Оки, связанный с бытованием рязанского варианта, датировать IV – началом III тыс. до н.э. [26, c. 56-57].

Керамический материал балахнинского варианта В.П. Третьяковым характеризуется наличием примеси дресвы в тесте. Дно сосудов заостренное, стенки прямые, толщиной около 1 см. Венчики иногда слегка изогнуты. Вся внешняя поверхность горшков орнаментировалась. Среди элементов орнамента им выделены круглые и овальные ямки, вертикальные оттиски гребенчатого штампа, отпечатки в виде полумесяца и овальные оттиски гребенки, образующие пояски, неглубокие отпечатки веревочки, треугольные вдавления, гусеничный штамп, очень нечеткие ромбические вдавления. Среди узоров им выделяются простые и сложные. К простым относятся сочетание ямок с поясками или вертикальными оттисками гребенчатого штампа, чередование ямок с нарезками или вдавлениями в виде полумесяца и т.п. К сложным он относит различные сочетания из овальных вдавлений, образующих зигзаги, горизонтальные ряды, наклонные линии и другие композиции. Кроме того, имеются узоры, состоящие из округлых или овальных ямок и зигзагообразных линий, выполненных нарезками или гребенчатым штампом, а также различные сочетания гусеничного штампа и крупных глубоких ямок. Характерной чертой рассматриваемой керамики он считал наличие фрагментов с полями свободными от орнамента. Финал бытования балахнинского населения с ямочно-гребенчатой керамикой В.П. Третьяков связывает с появлением носителей волосовской культуры и датирует началом II тыс. до н. э. [26, c. 62-67].

Керамический материал верхневолжского варианта В.П. Третьяков делит на два одновременных комплекса с ямочно-гребенчатой керамикой. Первый из них напоминает керамику льяловского типа, хотя и не тождествен ей, а второй имеет ряд особенностей в орнаментации, что дает возможность выделить особый локальный вариант. Керамика первого комплекса изготовлена из светлой глины с примесью крупной и мелкой дресвы. Из-за фрагментарности материала точную форму сосудов установить не удалось, но по аналогии с другими материалами Волго-Окского междуречья он предположил существование яйцевидных горшков открытой формы. Венчики слегка отогнуты наружу. Керамика украшена сочетанием глубоких конических ямок, полулунных вдавлений и оттисками гребенчатого штампа. В.П. Третьяков считал, что она более поздняя по сравнению с льяловской, о чем свидетельствует значительное количество фрагментов с полями, свободными от орнамента, некоторая небрежность композиции и отогнутые наружу венчики. Сосуды второго комплекса более тонкостенны и подчас имеют довольно сложную форму, характеризуемую четко выделенным венчиком и округлыми боками. В орнаментации округлая ямка заменяется овальной, появляются узоры из сочетания очень мелких вдавлений, расположенных с зонами под углом друг к другу. Некоторые рисунки представляют собой имитацию шнура и т.п. Оттисков гребенчатого штампа в целом меньше, чем на посуде первого комплекса [26, c. 68-69].

Керамический материал средневолжского варианта В.П. Третьяков рассматривал без деления на группы или этапы. Сосуды украшались несложными композициями из сочетания ямочных вдавлений и оттисков гребенчатого штампа. Мотивы представлены: двурядными поясками из ямок; опоясывающими сосуд овальными вдавлениями, расположенными в шахматном порядке; сочетанием округлых ямок с горизонтально, вертикально или наклонно расположенными отпечатками штампа, и в отдельных случаях с оттисками шагающей гребенки; сеткой из отпечатков гребенчатого штампа; вертикальными и горизонтальными зигзагами, выполненными гребенчатыми оттисками; горизонтальными рядами из коротких, наклонно нанесенных оттисков штампа. На средневолжской ямочно-гребенчатой керамике не встречены сложные орнаментальные мотивы. Наблюдается явное преобладание гребенчатого элемента над ямочным. Бытование средневолжского населения с ямочно-гребенчатой керамикой В.П. Третьяковым датируется III – началом II тыс. до н.э. [26, c. 71-74].

В.П. Третьяков упоминает и о Долговской стоянке, расположенной на Верхнем Дону. По его мнению, судя по орнаментации сосудов, ее можно отнести к одному из древнейших неолитических памятников Восточной Европы [26, c. 122]. Судя по всему, на эти выводы оказало большое влияние мнение В.П. Левенка, относившего материалы нижнего горизонта Долговской стоянки к раннему неолиту, считая ее древнейшей среди неолитических памятников Верхнего Дона и лесостепной зоны Восточной Европы [10, c. 10].

На основании стратиграфических и палинологических данных, а также новых радио-углеродных дат для стоянок Верхнего Поволжья Д.А. Крайнов определил хронологические рамки культуры с ямочно-гребенчатой керамикой в этом регионе концом IV – началом III тыс. до н.э. Им делается очень важное наблюдение, что над слоями верхневолжской керамики располагается ямочно-гребенчатая керамика с преобладанием гребенчатого элемента орнамента над ямочным [7, c. 59-60]. Ранее считалось, что на ранних этапах ямочный компонент доминировал над гребенчатым, а затем уже возрастало преобладание второго элемента над первым. Мнение автора пошло в разрез с уже устоявшимися представлениями, что положило начало оформлению второго мнения относительно этапности в развитии орнаментальных традиций.

Концепция развития ямочно-гребенчатой керамики, предложенная Д.А. Крайновым, была конкретизирована в 1980-е гг. в работах В.В. Сидорова. В истории развития льяловской культуры им выделяется пять этапов: от происхождения ее на основе верхневолжской до вытеснения волосовским населением. При этом к древностям ямочно-гребенчатой керамики относятся только два этапа (рис. 1). Изменение орнамента от этапа к этапу идет по пути увеличения доли ямочного элемента от 1-2 рядов на архаичном этапе до преобладания сосудов с чисто ямочной орнаментацией на позднем этапе. Развиваются узоры, выполненные только из ямок – спираль, ромбы, треугольники и др. Появляется редкоямочная керамика. Данную схему развития орнаментации В.В. Сидоров прослеживает на верхневолжских стоянках с ямочно-гребенчатой керамикой Варос, Языково I, III [17, c. 17-21, 110] стратифицированное многослойное поселение Воймежное I [32, c. 56-62]. Позднее на основании данных, полученных при исследовании Воймежной I и ряда других памятников (Озерки V, XVII, Окаемово V, XVIII), А.В. Энговатовой была разработана периодизация льяловской культуры, состоящая из четырех этапов: архаичного, раннего, среднего и позднего [33]. Из них древности носителей ямочно-гребенчатой керамики относятся к двум последним (рис. 1).

В орнаменте посуды среднего этапа льяловской культуры поля, украшенные ямками, становятся значительно шире, оттиски штампов выступают в качестве их разделителя, увеличивается доля веревочного элемента. Сосуды орнаментированы полностью, преобладают ямочные вдавления, гребенчатых оттисков меньше. Кроме того, значительно сокращается примесь дресвы и песка в тесте [32, c. 58-59; 31, c. 243]. Для слоя среднего этапа на поселении Воймежное I определения получены по углю и торфу – 5370+50 л.н., 5340+50 л.н., 5300+110 л.н. [32, c. 110]. К ним близки новые радиоуглеродные даты по нагару с керамики среднельяловского облика стоянки Сахтыш I – 5370+70 л.н., 5490+90 л.н., 5490+100 л.н. [6].

На позднем этапе поверхности заглаживались или обрабатывались расчесами. Сосуды из плотного теста, без растительной примеси, с хорошим обжигом, толщина стенок 5-7 мм, диаметр венчиков 15-40 см. Орнаментированы горизонтальными полосами или треугольниками из косопоставленных ямочных небелемнитных вдавлений. Венчики сосудов с наплывом, часто украшены отпечатками гребенчатого штампа, встречаются отпечатки веревочки, намотанной на палочку, оттиски рамчатых штампов и ногтевые вдавления [32, c. 59-62]. Для слоя позднего этапа на поселении Воймежное 1 получена дата 5100±70 л.н., а для аналогичных материалов с Ивановского 3 – 5100±70 л.н. [33, c. 245].

Важный вклад в разработку периодизации внес Ю.Б. Цетлин, разработавший ее с опорой на специфику орнаментальных композиций, в том числе и применительно к керамике с ямочно-гребенчатым орнаментом. Кроме этого, им разработана методика построения периодизации археологических культур, основанная на изучении положения керамических остатков в культурном слое археологических памятников [30]. Результатом многолетней работы Ю.Б. Цетлина стала монография, в которой автором представлена общая периодизация неолита центральной части Русской равнины и определено в ней место культуры с ямочно-гребенчатой керамикой, разработана внутренняя периодизация культуры с ямочно-гребенчатой орнаментацией, в которой выделяется девять этапов развития (рис. 1), определены хронологические и локальные особенности орнаментальной традиции различных групп памятников с ямочно-гребенчатой керамикой Волго-Окского бассейна [31].

В связи с интересом автора данной статьи к материалам бассейна Верхнего Дона наиболее подробно будет рассмотрена периодизация именно этой территории.

Впервые периодизацию для памятников с ямочно-гребенчатой керамикой бассейна Верхнего Дона, объединив их в рязанско-долговскую культуру, предложил В.П. Левенок. Материалы выделенной культуры он разделил на три этапа: ранний, средний и поздний, соответствующие раннему, развитому и позднему неолиту (рис. 1) [10, c. 10]. Аналогии для керамического материала он видел в памятниках Волго-Окского междуречья, а наибольшую близость кремневого инвентаря – в Прибалтике и Северо-Западной части Восточной Европы. При составлении периодизации В.П. Левенок, в первую очередь, оперировал стратиграфией Долговской стоянки [9; 10].

К раннему этапу он отнес нижний горизонт Долговской стоянки, слой, залегавший под рыболовным заколом, найденным на стоянке Подзорово, и несколько других памятников [9; 10; 11]. Он считал, что нижний горизонт культурного слоя Долговской стоянки является древнейшим среди поселений с ямочно-гребенчатой керамикой в лесостепной зоне. В качестве дополнительного подтверждения своего мнения он считает и находку в слое так называемого «жезла» – предмета обычного для инвентаря верхнего палеолита Европы, реже встречающегося в мезолите, но пока неизвестного в неолите. Древнейшая часть сосудов Долговской стоянки представлена двумя типами. Первые из них небольшие и средние по величине остродонные сосуды, сплошь покрытые с внешней стороны глубокими овальными небольшой величины и не очень правильных очертаний ямками. Под обрезом венчика, снаружи и изнутри, сосуды украшены пояском оттисков гребенчатого штампа. Ко второму типу им отнесены большие и более толстостенные сосуды с прямым венчиком. Внешняя поверхность их также сплошь покрыта орнаментом из овальных или округлых ямок, оттиснутых концом белемнита. У обреза венчика, снаружи, они украшены пояском ямок иных очертаний [8, c. 77]. Материалы раннего этапа В.П. Левенок датировал второй половиной IV – началом III тыс. до н.э. [9; 10].

К среднему этапу он отнес находки из нижнего яруса среднего горизонта Долговской стоянки, керамику над заколом Подзоровской стоянки, пункт 9 у с. Воейково, стоянку Глинище, поселение Савицкое, пункт 222 Ярлуковская Протока и др. Он писал, что керамика среднего этапа отличается высокой техникой ее изготовления. В орнаментации сосудов вырабатывается правильный круглоямочный рисунок с шахматным расположением ямок, появляются ямки и других очертаний – «в виде грушевого или подсолнечного семечка», «тополевого листа» и т.д. Наиболее характерным становится сосуд, сплошь покрытый круглыми ямками, поверхность которого делилась посредством узких поясков короткой гребенки или иных отпечатков на несколько горизонтальных зон [9, c. 237-242, 246-247; 10, c. 9-14]. Основываясь на данных С14, полученных для древностей близких материалам нижнего яруса среднего горизонта Долговской стоянки, радиоуглеродной дате древесины из рыболовного закола Подзоровской стоянки, а также на стратиграфических соотношениях со стоянками степной и лесостепной Украины, датировал средний этап первой половиной III тыс. до н.э. [10, c. 18].

К позднему этапу В.П. Левенок отнес верхний ярус среднего горизонта Долговской стоянки, часть материалов с поселения Савицкого, пункта 222 Ярлуковская Протока, стоянки Отрожка, пункта 53 устья р. Красивая Меча и др. Керамический материал этого этапа им охарактеризован как осуществленный по линии перестройки шахматного расположения ямок в строчечное. Большое развитие получают гребенчатые элементы, появляются неорнаментированные участки поверхности в виде треугольников и зигзагообразных фигур [9, c. 237-242, 245-246; 10, c. 9-14]. Этот этап В.П. Левенок датировал второй половиной III тыс. до н.э. [10, c. 18].

Для составления относительной хронологии В.И. Неприна широко использовала материалы Долговской стоянки, считая древности нижнего горизонта близкими нижнему слою Эсмани, что нижний ярус среднего горизонта сопоставим с Погореловкой-Косой и Скуносово, а верхний ярус среднего горизонта – с верхним слоем Эсмани, что соответствует трем этапам развития неолита ямочно-гребенчатой керамики Украины (рис. 1) [12, c. 48-49].

Кроме того, В.И. Неприна вслед за В.Н. Даниленко [3] высказала предположение о том, что древности с ямочно-гребенчатой керамикой в Днепро-Донском междуречье образовывались на базе лисогубовских и днепро-донецких. По ее мнению, ямочно-гребенчатая керамика развивается из керамики с накольчатой орнаментацией, а в дальнейшем носители ее сдвигают свои границы к северу. Таким образом, она является генетической подосновой льяловской культуры Волго-Окского междуречья. В.И. Неприна рассматривала в подтверждении этой гипотезы появление накольчато-ямочной керамики [12].

А.Т. Синюк при составлении периодизации неолита пользовался разработками В.П. Левенка, соглашаясь с ним в большинстве выводов.

Исключением стала датировка финала бытования носителей ямочно-гребенчатой керамики на Верхнем Дону, распад которой А.Т. Синюк относил к первым векам III тыс. до н.э. [20, c. 153]. В целом, характеристика материалов схожа с той, что приводит В.П. Левенок, также отмечается близость к Волго-Окским древностям и, в частности, стоянкам среднего течения Оки. По его мнению, более поздний возраст рязанско-долговской культуры относительно ранней среднедонской для всех районов лесостепного Подонья совершенно очевиден. В отличие от В.Н. Даниленко и В.И. Неприной, А.Т. Синюк утверждал, что возникновение ее на местной ранненеолитической основе исключается по целому ряду признаков. Во-первых, совершенно различен характер каменного производства. Во-вторых, ранние ямочные сосуды не сопоставляются со среднедонскими по самому орнаментальному элементу, технике его нанесения, а также стилю, включая систему размещения ямок. Трудно предположить, чтобы из богатого арсенала орнаментальных традиций накольчатой керамики выделился комплекс признаков, ни один из которых вообще не играл бы существенной роли в предшествующее время, такого выделения не произошло. Не произошло и перерастания культур друг в друга, поскольку в одном слое продолжают встречаться и ямочно-гребенчатая, и накольчатая керамика [19, с. 143-146]. А.Т. Синюк считал, что на втором этапе своего развития среднедонское население вступило в соприкосновение с носителями ранненеолитических древностей долговского типа, а на третьем этапе в результате этих контактов, возник тип накольчато-ямочной керамики. Таким образом, в своих ранних работах А.Т. Синюк подтвердил свою приверженность выводам В.П. Левенка, отнеся раннюю ямочно-гребенчатую керамику Верхнего Дона к раннему неолиту [18, c. 86-87]. Однако в монографии 1986 г. и более поздних работах ямочно-гребенчатая керамика лесостепного Подонья была отнесена им уже к развитому неолиту [19, c. 53-54; 20].

Одним из результатов раскопок А.Н. Бессудновым многослойного поселения Курино 1 в 1991 г. стала статья, в которой он подробно рассматривает находки неолитического времени. Опираясь на стратиграфические наблюдения, к наиболее древним среди рассматриваемой нами группы он относит материалы с ямочно-гребенчатый керамикой, к более поздним – накольчато-ямочные, а самым поздним среди них является ямчатый комплекс [1].

Еще одной важной вехой в понимании генезиса ямочно-гребенчатых комплексов на Верхнем Дону стала статья Р.В. Смольянинова, посвященная памятникам с накольчато-ямочной керамикой описываемого региона [24]. Здесь им, помимо подробной характеристики материала и впервые составленной карты памятников, с опорой на дату полученную для поселения Университетская 3 [19, c. 142-143] приводится датировка данных древностей – последняя четверть IV – первая половина III тыс. до н.э. [24, c. 218].

В 2012 г. А.В. Сурковым и А.М. Скоробогатовым были опубликованы результаты раскопок верхнедонской стоянки Ямное. В работе был описан ряд характеристик сосудов: толщина стенок, типы орнамента, оформление венчиков и др. В рамках данной публикации широкие аналогии и хронологии археологических культур не проводятся. Неолитические древности ими были разделены на две группы: материалы среднедонской культуры и ямочно-гребенчатую керамику они отнесли к первой, а ко второй была отнесена гребенчато-ямочная керамика так называемой рыбноозерской культуры [23], находящая практически полные аналогии с раннельяловскими комплексами Волго-Окского междуречья.

В пользу такого разделения керамики одной культуры, но разных ее этапов высказался В.В. Ставицкий, по его мнению, среднедонская и ямочно-гребенчатая керамика имеют единую технологию изготовления и сходную систему орнаментации. Кроме того, в качестве подтверждения своей точки зрения им используется гибридная накольчато-ямочная керамика. В.В. Ставицкий вслед за В.И. Неприной использует в качестве подтверждающего фактора перерастания накольчатой керамики в ямочную [22, c. 132-134].

Для ямочно-гребенчатой керамики Верхнего Дона в настоящее время имеются четыре радиоуглеродных даты: 1) Университетская 3 – 5130 л.н. [19, c. 142-143]; 2) Подзорово – 4820 л.н. [10, c. 11]; 3) Васильевский Кордон 17 – 5700+80 л.н. [25, c. 128]; 4) Ямное – 5625±105 л.н. [23, c. 40].

Важной проблемой является хронология и периодизация ямочно-гребенчатых комплексов Украины и Волго-Окского междуречья. Этот вопрос принципиально важен при определении хронологии памятников со сходной керамикой бассейна Верхнего Дона. В отношении определения количества периодов и их продолжительности единства нет. В.В. Сидоров и А.В. Энговатова выделяют по 2 этапа, содержащих в себе непосредственно ямочно-гребенчатую керамику [16; 33], В.И. Неприна – три этапа [12], а Ю.Б. Цетлин – девять этапов [31].

Итогом проведенного анализа точек зрения является вывод, что для построения надежной периодизации и понимания процессов, связанных с носителями ямочно-гребенчатой керамики Верхнего Дона, необходимо получение серии радиоуглеродных дат с уже имеющихся стратифицированных памятников, а также выявление и изучение новых. Необходим также более точный поиск аналогий по морфологическим и технологическим признакам с регионами, уже имеющими надежные хронологические маркеры, в частности, с Волго-Окским междуречьем.

Хронологическая таблица основных периодизаций культур с ямочно-гребенчатой керамикой

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Бессуднов А.Н. Материалы эпохи неолита многослойного поселения Курино 1 // Археологические памятники лесостепного Подонья. – Липецк, 1996. – С. 4-29.
  2. Брюсов А.Я. Очерки по истории племен европейской части СССР в неолитическую эпоху. – М., 1952. – 263 с.
  3. Даниленко В.Н. Неолит Украины. – Киев, 1969. – 257 с.
  4. Жуков Б.С. К вопросу о стратиграфии и культуре неолитической стоянки близ с. Льялово Московского уезда // Русский антропологический журнал. – Т. XVI. – Вып. 1-2. – 1927. – С. 58-75.
  5. Жуков Б.С. Теория хронологических и территориальных модификаций некоторых неолитических культур Восточной Европы по данным изучения керамики // Этнография. – 1929. – № 1. – С. 54-77.
  6. Зарецкая Н.Е., Костылева Е.Л. Новые данные по абсолютной хронологии льяловской культуры // Тверской археологический сборник. – Вып. 8. – Тверь, 2011. – С. 175-183.
  7. Крайнов Д.А. Хронологические рамки неолита Верхнего Поволжья // КСИА. – Вып. 153. – 1978. – С. 57-62.
  8. Левенок В.П. Ранненеолитическая стоянка у с. Долгое на Верхнем Дону // КСИА. – Вып. 92. – 1962. – С. 76-82.
  9. Левенок В.П. Долговская стоянка и ее значение для периодизации неолита на Верхнем Дону // МИА. Палеолит и неолит СССР. – Т. 5. – № 131. – М. — Л., 1965. – С. 223-251.
  10. Левенок В.П. Неолит Верхнего Дона и его место среди неолитических культур лесостепной зоны европейской части СССР: Автореф. канд. дис. – Л., 1969. – 19 с.
  11. Левенок В.П. Новые раскопки стоянки Подзорово // КСИА. – Вып. 117. – 1969. –С. 84-90.
  12. Неприна В.И. Неолит ямочно-гребенчатой керамики на Украине. – Киев, 1976. – 151 с.
  13. Раушенбах В.М. Неолитические стоянки Верхней Клязьмы // Археологический сборник. Труды ГИМ. – Вып. XXII. – М., 1953. – С. 7-18.
  14. Раушенбах В.М. Племена льяловской культуры // Окский бассейн в эпоху камня и бронзы. Труды ГИМ. – Вып. 44. – М., 1970. – С. 35-78.
  15. Раушенбах В.М. Неолитические племена бассейнов Верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья // Этнокультурные общности лесной и лесостепной зоны европейской части СССР в эпоху неолита. МИА. – № 172. – Л., 1973. – С. 152-158.
  16. Сидоров В.В. Льяловская культура в западной части Волго-Окского междуречья: Автореф. канд. дис. – М., 1986. – 22 с.
  17. Сидоров В.В. Многослойные стоянки Верхневолжского бассейна Варос и Языково // Многослойные стоянки Верхнего Поволжья. – М., 1992. – С. 4-113.
  18. Синюк А.Т. Неолитические памятники Среднего Дона // Археологические памятники на территории СССР и их изучение в высшей педагогической школе (по материалам Восточно-Европейской лесостепи). – Воронеж, 1978. – С. 63-103.
  19. Синюк А.Т. Население бассейна Дона в эпоху неолита. – Воронеж, 1986. – 179 с.
  20. Синюк А.Т., Клоков А.Ю. Поселение Липецкое озеро. – Липецк, 2000. – 160 с.
  21. Скоробогатов А.М. Энеолит бассейна Верхнего и Среднего Дона в свете новых данных // Тверской археологический сборник. – Вып. 9. – Тверь, 2013. – С. 264-278.
  22. Ставицкий В.В. Несколько слов о ямочно-гребенчатой керамике лесостепного Подонья // Археология Восточноевропейской лесостепи. – Вып. 3. – Пенза, 2013. – С. 132-135.
  23. Сурков А.В., Скоробогатов А.М. Многослойная стоянка Ямное (материалы исследований). – Воронеж, 2012. – 82 с.
  24. Смольянинов Р.В. Памятники эпохи неолита с накольчато-ямочной керамикой на территории лесостепного Подонья // Тверской археологический сборник. – Вып. 7. – Тверь, 2009. – С. 199-218.
  25. Смольянинов Р.В., Яниш Е.Ю., Свиридов А.А. Верхнедонское поселение Васильевский Кордон 17. Сооружение 4 // Неолитические культуры Восточной Европы: хронология, палеоэкология, традиции. – СПб., 2015. – С. 124-128.
  26. Третьяков В.П. Культура ямочно-гребенчатой керамики в лесной полосе Европейской части СССР. – Л., 1972. – 136 с.
  27. Цветкова И.К. Стоянки балахнинской культуры в области нижнего течения Оки // МИА. – № 110. – 1963. – С. 54-84.
  28. Цветкова И.К. Племена рязанской культуры // Окский бассейн в эпоху камня и бронзы. Труды ГИМ. – Вып. 44. – М., 1970. – С. 94-153.
  29. Фосс М.Е. Древнейшая история севера европейской части СССР // МИА. – № 29. – 1952. – 280 с.
  30. Цетлин Ю.Б. Периодизация неолита Верхнего Поволжья. – М., 1991. – 195 с.
  31. Цетлин Ю.Б. Неолит центра Русской равнины: орнаментация керамики и методика периодизации культур. – Тула, 2008. – 352 с.
  32. Энговатова А.В. Древние охотники и рыболовы Подмосковья. По материалам многослойного поселения эпохи камня и бронзы – Воймежное 1. – М., 1997. – 283 с.
  33. Энговатова А.В. Хронология эпохи неолита Волго-Окского междуречья // Тверской археологический сборник. – Вып. 3. – Тверь, 1998. – С. 238-246.

English

  1. Bessudnov A.N. Materiali epohi neolita mnogosloinogo poseleniya Kurino 1 // Arheologicheskie pamyatniki lesostepnogo Podonya. – Lipeck, 1996. – S. 4-29.
  2. Bryusov A.Y. Ocherki po istorii plemen evropeiskoi chasti SSSR v neoliticheskuyu epohu. – M., 1952. – 263 s.
  3. Danilenko V.N. Neolit Ukraini. Kiev, 1969. – 257 s.
  4. Jukov B.S. K voprosu o stratigrafii i kulture neoliticheskoi stoyanki bliz s. Lyalovo Moskovskogo uezda // Russkii antropologicheskii jurnal. – T. XVI. – Vip. 1-2. – 1927. – S. 58-75.
  5. Jukov B.S. Teoriya hronologicheskih i territorialnih modifikacii nekotorih neoliticheskih kultur Vostochnoi Evropi po dannim izucheniya keramiki // Etnografiya. – 1929. – № 1. – S. 54-77.
  6. Zareckaya N.E., Kostileva E.L. Novie dannie po absolyutnoi hronologii lyalovskoi kulturi // Tverskoi arheologicheskii sbornik. – Vip. 8. – Tver, 2011. – S. 175-183.
  7. Krainov D.A. Hronologicheskie ramki neolita Verhnego Povoljya // KSIA. – Vip. 153. – 1978. – S. 57-62.
  8. Levenok V.P. Ranneneoliticheskaya stoyanka u s. Dolgoe na Verhnem Donu // KSIA. – Vip. 92. – 1962. – S. 76-82.
  9. Levenok V.P. Dolgovskaya stoyanka i ee znachenie dlya periodizacii neolita na Verhnem Donu // MIA. Paleolit i neolit SSSR. – T. 5. – № 131. – M. — L., 1965. – S. 223-251.
  10. Levenok V.P. Neolit Verhnego Dona i ego mesto sredi neoliticheskih kultur lesostepnoi zoni evropeiskoi chasti SSSR: Avtoref. kand. dis. – L., 1969. – 19 s.
  11. Levenok V.P. Novie raskopki stoyanki Podzorovo // KSIA. – Vip. 117. – 1969. – S. 84-90.
  12. Neprina V.I. Neolit yamochno-grebenchatoi keramiki na Ukraine. – Kiev, 1976. – 151 s.
  13. Raushenbah V.M. Neoliticheskie stoyanki Verhnei Klyazmi // Arheologicheskii sbornik. Trudi GIM. – Vip. XXII. – M., 1953. – S. 7-18.
  14. Raushenbah V.M. Plemena lyalovskoi kulturi // Okskii bassein v epohu kamnya i bronzi. Trudi GIM. – Vip. 44. – M., 1970. – S. 35-78.
  15. Raushenbah V.M. Neoliticheskie plemena basseinov Verhnego Povoljya i Volgo-Okskogo mejdurechya // Etnokulturnie obschnosti lesnoi i lesostepnoi zoni evropeiskoi chasti SSSR v epohu neolita. MIA. – № 172. – L., 1973. – S. 152-158.
  16. Sidorov V.V. Lyalovskaya kultura v zapadnoi chasti Volgo-Okskogo mejdurechya: Avtoref. kand. dis. – M., 1986. – 22 s.
  17. Sidorov V.V. Mnogosloinie stoyanki Verhnevoljskogo basseina Varos i Yazikovo // Mnogosloinie stoyanki Verhnego Povoljya. – M., 1992. – S. 4-113.
  18. Sinyuk A.T. Neoliticheskie pamyatniki Srednego Dona // Arheologicheskie pamyatniki na territorii SSSR i ih izuchenie v visshei pedagogicheskoi shkole (po materialam Vostochno-Evropeiskoi lesostepi). – Voronej, 1978. – S. 63-103.
  19. Sinyuk A.T. Naselenie basseina Dona v epohu neolita. – Voronej, 1986. – 179 s.
  20. Sinyuk A.T., Klokov A.Y. Poselenie Lipeckoe ozero. – Lipeck, 2000. – 160 s.
  21. Skorobogatov A.M. Eneolit basseina Verhnego i Srednego Dona v svete novih dannih // Tverskoi arheologicheskii sbornik. – Vip. 9. – Tver, 2013. – S. 264-278.
  22. Stavickii V.V. Neskolko slov o yamochno-grebenchatoi keramike lesostepnogo Podonya // Arheologiya Vostochnoevropeiskoi lesostepi. – Vip. 3. – Penza, 2013. – S. 132-135.
  23. Surkov A.V., Skorobogatov A.M. Mnogosloinaya stoyanka Yamnoe (materiali issledovanii). – Voronej, 2012. – 82 s.
  24. Smolyaninov R.V. Pamyatniki epohi neolita s nakolchato-yamochnoi keramikoi na territorii lesostepnogo Podonya // Tverskoi arheologicheskii sbornik. – Vip. 7. – Tver, 2009. – S. 199-218.
  25. Smolyaninov R.V., Yanish E.Y., Sviridov A.A. Verhnedonskoe poselenie Vasilevskii Kordon 17. Soorujenie 4 // Neoliticheskie kulturi Vostochnoi Evropi: hronologiya, paleoekologiya, tradicii. – SPb., 2015. – S. 124-128.
  26. Tretyakov V.P. Kultura yamochno-grebenchatoi keramiki v lesnoi polose Evropeiskoi chasti SSSR. – L., 1972. – 136 s.
  27. Cvetkova I.K. Stoyanki balahninskoi kulturi v oblasti nijnego techeniya Oki // MIA. – № 110. – 1963. – S. 54-84.
  28. Cvetkova I.K. Plemena ryazanskoi kulturi // Okskii bassein v epohu kamnya i bronzi. Trudi GIM. – Vip. 44. – M., 1970. – S. 94-153.
  29. Foss M.E. Drevneishaya istoriya severa evropeiskoi chasti SSSR // MIA. – № 29. – 1952. – 280 s.
  30. Cetlin Y.B. Periodizaciya neolita Verhnego Povoljya. – M., 1991. – 195 s.
  31. Cetlin Y.B. Neolit centra Russkoi ravnini: ornamentaciya keramiki i metodika periodizacii kultur. – Tula, 2008. – 352 s.
  32. Engovatova A.V. Drevnie ohotniki i ribolovi Podmoskovya. Po materialam mnogosloinogo poseleniya epohi kamnya i bronzi – Voimejnoe 1. – M., 1997. – 283 s.
  33. Engovatova A.V. Hronologiya epohi neolita Volgo-Okskogo mejdurechya // Tverskoi arheologicheskii sbornik. – Vip. 3. – Tver, 1998. – S. 238-246.

Оставить комментарий