К вопросу о противодействии преступности в СССР в 1930-е годы (организация обществ содействия милиции и уголовному розыску в ЦЧО)

Оперативная группа Ленинградского губернского уголовного розыска

Аннотация

В статье анализируется центральное и региональное законодательство о создании обществ содействия органам милиции и уголовного розыска. Оcобое внимание уделяется нормативно-правовым актам Центрально-Черноземной области.

Со времени совершения Октябрьской революции новая власть пыталась укрепить свои правовые основы и создать правоохранительный аппарат. Для повышения эффективности своей деятельности органы правопорядка привлекали к сотрудничеству представителей трудящегося населения. Первоначально образованные добровольные отряды и дружины получили централизованное юридическое оформление Постановлением СНК РСФСР от 25 мая 1930 г. «Об обществах содействия органам милиции и уголовного розыска». Примечательно, что региональное законодательство создавалось и ранее. Временное положение об обществах содействия органам милиции и уголовного розыска от 20 декабря 1929 г., принятое Центрально-Черноземным областным исполнительным комитетом, подробно описывало их цели, права и обязанности членов. На его основе была разработана детальная Инструкция по осуществлению деятельности осодмильцами.

Результаты деятельности осодмил по Курскому округу ЦЧО показали неэффективность их существования при предприятиях и учреждениях, колхозах и совхозах (небольшая численность, слабая дисциплина и невысокий процент помощи милиции). Проявление этого факта повсеместно в стране привело к преобразованию обществ содействия милиции и уголовного розыска Постановлением СНК РСФСР 29 апреля 1932 г. «О реорганизации обществ содействия органам милиции и уголовного розыска». Сформированные бригады с этого момента действовали только при Управлениях милиции, а Постановление СНК 25 мая 1930 г. с этого момента утратило юридическую силу.

Ключевые слова и фразы: общество содействия милиции и уголовному розыску, милиция, Центрально-Черноземная область.

Annotation

The article analyzes national and regional legislation on the establishment of societies of assistance to police authorities and criminal investigation. Special attention is given to normative legal acts of the Central black earth region.

Since the October revolution, the new government tried to strengthen its legal framework and create law-enforcement apparatus. To improve the efficiency of their operations, the law enforcement agencies collaborated with the representatives of the working population. Originally formed voluntary detachments and squads received centralized law making by Decree SNK RSFSR from May 25, 1930 «About the societies of assistance to police authorities and criminal investigation». It is noteworthy that regional legislation had been created earlier. Temporary regulations about societies assisting the police and the criminal investigation Department, dated 20 December 1929, adopted by the Central black soil regional Executive Committee, described in detail their objectives, rights and obligations of members. On its basis detailed instructions for the implementation of activities by osodmiltsy were developed.

Results of operations of osodmil in the Kursk district in the Central Chernozem region showed the ineffectiveness of their existence at the enterprises and establishments, collective farms and state farms (small size, poor discipline and little help to the police). The manifestation of this fact throughout the country led to the transformation of societies of assistance to the militia and criminal investigation by the Resolution SNK RSFSR on April 29, 1932 «On the reorganization of societies of assistance to police authorities and criminal investigation». Since then organized teams operated only at the police Department, and the Resolution of Council of people’s Commissars from 25 May 1930 since then became invalid.

Key words and phrases: society for assistance to the militia and criminal investigation Department, police, Central Chernozem region.

О публикации

УДК 93/94.
Опубликовано 7 июля года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 134.

Наши постоянные авторы

К вопросу о противодействии преступности в СССР в 1930-е годы (организация обществ содействия милиции и уголовному розыску в ЦЧО)

To the question of combating crime in the USSR in the 1930-ies

Советская милиция и уголовный розыск выполняли ответственные задачи охраны революционного и общественного порядка и спокойствия, личной и имущественной безопасности трудящихся и проводили в жизнь революционную законность. Их эффективность повышалась, когда органы правопорядка опирались на общественность и получали от нее практическую помощь. Одной из лучших форм связи с населением признавались Общества содействия органам милиции и уголовного розыска (далее осодмил, ОСМ), создание которых предусматривалось Постановлением СНК РСФСР от 25 мая 1930 г. [7, ст. 324] (далее Постановление СНК РСФСР 1930 г.). Научных трудов, специально посвященных исследованию данного института, его значению и эффективности применения в Центральном Черноземье, не существует. Вопрос частично затрагивался в работах о функционировании органов милиции [6, с. 93], но не получил достаточного освещения.

За полгода до издания центрального постановления решением президиума Центрально-Черноземного областного исполнительного комитета от 20 декабря 1929 г. было утверждено Временное положение об обществах содействия органам милиции и уголовного розыска (далее Временное положение ЦЧО 1929 г.), в соответствии с которым «в целях привлечения внимания советской общественности к работе административных органов и организации содействия широких масс трудящихся Советской Рабоче-Крестьянской Милиции и Уголовному Розыску в их работе по борьбе с преступностью, хулиганством и другими видами нарушений общественного порядка и безопасности на территории городов образовывались добровольные общества содействия органам Милиции и Уголовного Розыска» [4, л. 79]. По данному положению они организовывались при административно-правовых секциях городских Советов и осуществляли деятельность под их общим руководством. Осодмил формировались при участии советских, профессиональных и общественных организаций. А на местные органы милиции и уголовного розыска возлагалось оперативное руководство и инструктирование их членов. Устанавливались основные задачи ОСМ:

а) содействие всестороннему укреплению органов милиции и уголовного розыска, улучшение их личного состава, усовершенствование методов работы и поднятие авторитета;

б) помощь органам милиции и уголовного розыска в выполнении возложенных на них обязанностей;

в) содействие органам милиции и уголовного розыска в постановке и проведении отчетности о работе на собраниях в учреждениях и предприятиях;

г) распространение и пропаганда милицейских и уголовно-розыскных знаний и навыков среди рабоче-крестьянских масс и вовлечение их в общества;

д) содействие выполнению мероприятий, проводимых органами советской власти, по охране общественного порядка и безопасности;

е) выработка мер борьбы с нарушителями общественного порядка и безопасности (пьянство, хулиганство) и их применение на предприятиях, учреждениях и в местах общественного пользования [4, л. 79].

Временное положение ЦЧО 1929 г. предусматривало более расширенный перечень задач осодмил, тогда как ст. 3 Положения СНК РСФСР 1930 г. [5] определяла: а) содействие органам милиции и уголовного розыска путем непосредственного выполнения членами общества отдельных поручений в области борьбы с хулиганством, шинкарством, уличными и другими мелкими нарушениями общественного порядка; б) содействие укреплению органов милиции и уголовного розыска и усовершенствованию методов их работы [7, ст. 324].

Временное положение ЦЧО 1929 г. дополнительно предоставляло осодмил право устраивать: конференции и общие собрания всех членов, на которых заслушивались и обсуждались доклады и вопросы, а также публичные лекции, чтения и беседы по своей специальности [4, л. 79 об.].

Действительными членами общества могли стать трудящиеся обоего пола, достигшие 18-летнего возраста, пользовавшиеся избирательными правами в Советы и не состоявшие под судом и следствием. Временное положение ЦЧО 1929 г. уточняло, что членами осодмил не могли быть: 1) инвалиды труда и войны; 2) лица, утратившие трудоспособность вследствие болезни или увечья, в том числе временно; 3) женщины за 8 недель до родов и 8 недель после. Они подавали письменное или устное заявление (центральным законодательством точная форма не определялась) в специальную комиссию, выдвигавшуюся заводским или местным комитетом и утверждавшуюся общим (цеховым) собранием рабочих и служащих предприятия или учреждения. По Положению СНК РСФСР 1930 г. специальной комиссии не назначалось, а заявления подавались в заводские и местные комитеты. Список кандидатов публично вывешивался для сведения и заявления отводов. По истечении 2-х недель (с мая 1930 г. – 15 дней) кандидатуры рассматривались в комиссии и утверждались завкомом (месткомом), если ячейка была не организована, а при ее наличии – общим собранием [4, л. 79 об.], последний вариант в центральном законодательстве не предусматривался. Срок членства в рассматриваемых нормативно-правовых актах не оговаривался.

Члены осодмил снабжались административными отделами соответствующими удостоверениями. Например, 7 мая 1930 г. за подписью начальника курского городского административного отдела (ГорАО) Бочарова и начальника ячейки осодмил № 1 при ГорАО Соболева было выдано удостоверение Звонареву в том, что он действительно являлся членом данного общества по 1 июля 1930 г., а также в удостоверении кратко отмечался круг прав и обязанностей члена осодмил. Более того, указывалось, что Звонарев при исполнении оперативных заданий имел право носить оружие [2, л. 25].

По Временному положению ЦЧО 1929 г. ОСМ состояли из ячеек, включавших не менее трех человек в учреждениях и предприятиях. Руководство осуществлялось организатором ячейки, который избирался на общем собрании. В случае большого количества членов ячейки она разбивалась на звенья, которые возглавлялись старшим звена (помощник организатора ячейки). Для объединения деятельности ячеек одного городского отделения милиции организовывались участковые бюро общества при отделении милиции, которые избирались общим собранием ячеек. Оно включало не менее трех человек, из которых определялись председатель и секретарь. В состав бюро общества входили начальники местных отделений милиции на правах членов бюро. В случае невозможности собрать общее собрание бюро избиралось конференцией делегатов ячеек, количество которых определялось местным Советом. Для объединения деятельности всех ячеек общества города или поселка, руководства и наблюдения за работой участковых бюро при бюро административно-правовой секции образовывался Совет общества, избираемый общим собранием или конференцией представителей от ячеек общества. Члены Совета общества избирались на один год и определяли из своей среды председателя и секретаря. В Состав совета общества в качестве постоянных членов входили: члены бюро административно-правовой секции, представитель от местного объединения профсоюзов и начальник городской милиции и уголовного розыска. Совет общества ведал всей текущей деятельностью осодмил. Общие собрания и конференции делегатов общества созывались Советом общества по мере необходимости, но не реже одного раза в год [4, л. 79 об.–80].

В соответствии с Временным положением ЦЧО 1929 г. каждый член ОСМ пользовался следующими правами:

а) решающего голоса на собраниях и совещаниях, правом выбирать и быть избранным на должности по управлению обществом и быть делегированным на его съезды;

б) участия в конкурсах и соревнованиях, организуемых обществом;

в) пользования на льготных условиях библиотеками, выставками, лекциями, устраивавшимися обществом;

г) составления протоколов по нарушениям обязательных постановлений [4, л. 80].

Члены общества имели право ношения оружия при исполнении оперативной работы, выполняемой по поручению или совместно с органами милиции и уголовного розыска (обходы, несение постовой службы, конвоирование преступников и т.п.). В этих случаях осодмильцы получали оружие от органов милиции и уголовного розыска, которым сдавали его по окончании операции. Право на постоянное ношение личного оружия члены общества получали в порядке, установленном для всех граждан [4, л. 80].

Каждый член осодмил по Временному положению ЦЧО 1929 г. также был обязан:

а) активно работать в своей ячейке;

б) повышать знания по милицейской и уголовно-розыскной службе;

в) вести агитацию за вступление в общество;

г) содействовать охране общественного порядка на территории своего предприятия и вне его;

д) нести дежурство в клубах и других общественных местах предприятия;

е) дежурить в отделениях милиции вместе со штатными работниками милиции по заданиям руководителей ячеек;

ж) участвовать по нарядам старост в обходах с милицией и представителями уголовного розыска мест и притонов, посещаемых преступниками и хулиганами;

з) содействовать работникам милиции и уголовного розыска при задержании пьяных, хулиганов и других нарушителей общественного порядка и безопасности;

и) самостоятельно принимать меры к прекращению нарушений порядка и преступлений, когда он являлся очевидцем, извещать милицию и уголовный розыск и до прибытия охранять следы преступления и принимать меры к задержанию подозреваемых [4, л. 80–80 об.].

Свои обязанности члены ОСМ несли безвозмездно в свободное от работы на предприятиях и учреждениях время.

На основе Временного положения ЦЧО 1929 г. начальник Центрально-Черноземного областного административного отдела Зуев подписал Временную инструкцию о деятельности обществ содействия органам милиции и уголовного розыска [4, л. 83–84]. В соответствии с ней привлечение членов осодмил к специальным заданиям (обходы, облавы, дежурства при отделениях милиции, охрана порядка в общественных местах) производилось через старост и административно-правовые секции городских Советов. При этом осодмильцы руководствовались инструкцией постовому милиционеру.

На территории, входившей в район обслуживания обществ содействия органами милиции и уголовного розыска, Инструкцией на их членов возлагалось:

а) знание местонахождения милицейских постов, пожарных частей и сигналов, органов милиции, ОГПУ, прокуратуры, суда, исполкомов, городских Советов, ЗАГС, аптек, больниц и номеров их телефонов, улиц и нумерации домов, линии трамваев, стоянок извозчиков;

б) знание правил оказания первой помощи пострадавшим от несчастных случаев (угар, ожег, отравление и т.п.);

в) принятие мер к прекращению драк и ссор, нарушающих общественное спокойствие, сообщая об этом в ближайшее отделение милиции;

г) оказание содействия работникам милиции и розыска при задержании и отправке в отделение милиции лиц, находящихся в состоянии опьянения, в случае проявления ими антиобщественных действий;

д) сообщение в отделение милиции об изготовлении и торговле самогоном, о незаконной торговле спиртными напитками (шинкарство);

е) сообщение в отделение милиции о появлении эпидемии и заболевании животных; о вымороченном и бесхозяйственном имуществе;

ж) наблюдение за своевременной пропиской и выпиской граждан;

з) наблюдение в помещениях и дворах за санитарным состоянием помойных и выгребных ям, за состоянием чистоты улиц;

и) охрана жилых помещений, не допуская в них колки дров и угля, установки временных печей без разрешения технического и пожарного персонала, разведения огня в неуказанных местах и т.п.;

к) наблюдение за своевременным уличным освещением и наличием номерных знаков на домах;

л) оказание содействия гражданам, находящихся в тяжелых условиях или в поиске ночлега;

м) принятие мер к предотвращению разрушений исторических памятников, памятников искусства и старины, а также древонасаждений;

н) сообщение ближайшему посту или отделению милиции о появлении бешеных собак и других животных и принятие предупредительных мер по собственной инициативе;

о) недопущение убоя скота в неуказанных местах и наблюдение за своевременной уборкой павших животных;

п) направление в отделение милиции заблудившихся и подкинутых детей, оказание первой помощи больным и пострадавшим от несчастного случая;

р) доставление в отделение милиции душевнобольных, угрожающих своим поведением себе или окружающим;

с) сообщение о пожаре в ближайшую пожарную команду и отделение милиции, до их прибытия принятие мер к прекращению пожара, спасению людей и охране вынесенных вещей;

т) сообщение в отделение милиции и предупреждение жителей о наводнении, грозящем залить жилые помещения, склады и здания.

Члены ОСМ наблюдали за подозрительными лицами, сообщая обо всем ближайшему милицейскому посту или отделению милиции. В случаях, не терпящих отлагательств (например, обнаружение преступника на месте совершения преступления), они задерживали и направляли лиц в отделение милиции. Также осодмильцы сообщали в отделение милиции о найденных трупах, о следах и предметах преступления (взлом помещения, орудия и следы преступников, кровяные пятна и т.п.) и принимали меры к сохранению неприкосновенности обстановки до прибытия работников милиции и уголовного розыска, не допуская сбора толпы, затаптывания следов, рассматривания орудий преступлений, изменения положения трупов, снятия одежды и изъятия документов.

Административные органы по соглашению с административно-правовыми секциями проводили конференции и собрания обществ содействия милиции и уголовного розыска, повышая милицейские и уголовно-розыскные знания осодмильцев.

Члены осодмил ЦЧО были обязаны соблюдать дисциплину, быть вежливыми с населением, строго выполнять распоряжения своих руководителей и органов правопорядка во время выполнения оперативных заданий. За нарушение дисциплины и невыполнение распоряжений они подвергались общественному воздействию со стороны общих собраний ячейки вплоть до исключения из членов общества. Помимо этого выбыть из членов общества можно было по личному заявлению и вследствие потери правоспособности [4, л. 80 об.]. А Постановлением СНК РСФСР 1930 г. устанавливалось, что осодмильцы «за незаконные действия при исполнении своих обязанностей несут ответственность, как должностные лица» [7, ст. 324].

В ЦЧО осодмил могло быть закрыто как по постановлению общего собрания при наличии на нем не менее 2/3 общего числа членов общества, так и по постановлению Городского совета [4, л. 80 об.].

После введения в действие центрального законодательства его нормы имели приоритетное положение. Так, Курское общество содействия органам милиции и уголовного розыска было организовано на основе Постановления СНК РСФСР от 25 мая 1930 г., но фактически существовало и ранее. В г. Курске функционировала дружина по борьбе с хулиганством (начальник Маевский), 7 октября 1929 г. к каждому из трех участковых надзирателей 1-го района милиции было прикреплено по четыре, к агентам уголовного розыска – по три-четыре дружинника. По возрасту половину из них составляли 19 – 20-летние юноши, самому старшему было 27 лет; только 1/5 состава являлись членами ВЛКСМ [1, л. 26, 27].

В г. Курске Общество содействия милиции возникло в марте 1930 г. К сожалению, энтузиазм, с которым рабочие и в особенности молодежь приступили к организации осодмила на фабрично-заводских предприятиях, быстро погас, и почти все ячейки стали бездействующими и близки к распаду. Осодмильцы не посещали занятия, не являлись на дежурства при отделениях милиции, используя пропускные билеты, приходили в увеселительные места лишь погулять, даже были зафиксированы случаи, когда осодмильцы, пользуясь своим служебным положением, совершали различного рода преступления. Со стороны старост ячеек ОСМ проявлялось равнодушие, они не являлись на заседания бюро осодмила и совершенно не интересовались этой работой.

Курский ГорАО настоятельно просил фабрично-заводские комитеты проверить работу старост ячеек и при необходимости поставить на общем собрании вопрос об их перевыборе; провести разъяснительную работу по вовлечению в осодмил активных рабочих из молодежи; при проверке кандидатур в члены общества обратить внимание на личные качества, не допускать хулиганов, пьяниц и т.п.; обеспечить активное участие осодмильцев в работе по оказанию помощи милиции и уголовному розыску, их явку на занятия и дежурства в отделения милиции и увеселительные места [3, л. 6].

Практика создания ячеек ОСМ при фабрично-заводских предприятиях и колхозах показала неэффективность их деятельности (небольшая численность, слабая дисциплина и помощь милиции). Наиболее организованными и полезными оказались осодмил при органах правопорядка. В итоге 29 апреля 1932 г. СНК РСФСР принял Постановление «О реорганизации обществ содействия органам милиции и уголовного розыска» [8, ст. 173], по которому за месяц осодмил преобразовывались в бригады содействия органам милиции. Они создавались исключительно при Управлениях милиции. Ни при предприятиях и учреждениях, ни при колхозах и совхозах теперь таких обществ не было. А Постановление СНК 25 мая 1930 г. с этого момента утратило юридическую силу.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Государственный архив Курской области (далее ГАКО). Ф. Р-2638. Оп. 1. Д. 93.
  2. ГАКО. Ф. Р-2642. Оп. 1. Д. 212.
  3. ГАКО. Ф. Р-2642. Оп. 1. Д. 221.
  4. Государственный архив Орловской области. Ф. Р-483. Оп. 1. Д. 61.
  5. Известия ВЦИК. 1930. № 164.
  6. На страже порядка. Из истории органов внутренних дел Курского края. Сост. Н.А. Постников / Под ред. А.Н. Волкова. – Курск: ФГУИПП «Курск», 2002. – 560 с.
  7. Собрание узаконений РСФСР (далее СУ РСФСР). – 1930. – № 25. – Ст. 324.
  8. СУ РСФСР. – 1932. – № 38. – Ст. 173.

English

  1. Gosudarstvennyj arhiv Kurskoj oblasti (dalee GAKO). F. R-2638. Op. 1. D. 93.
  2. GAKO. F. R-2642. Op. 1. D. 212.
  3. GAKO. F. R-2642. Op. 1. D. 221.
  4. Gosudarstvennyj arhiv Orlovskoj oblasti. F. R-483. Op. 1. D. 61.
  5. Izvestija VCIK. 1930. № 164.
  6. Na strazhe porjadka. Iz istorii organov vnutrennih del Kurskogo kraja. Sost. N.A. Postnikov / Pod red. A.N. Volkova. – Kursk: FGUIPP «Kursk», 2002. – 560 s.
  7. Sobranie uzakonenij RSFSR (dalee SU RSFSR). – 1930. – № 25. – St. 324.
  8. SU RSFSR. – 1932. – № 38. – St. 173.

Оставить комментарий