О евразийских критериях цивилизованности (на примере Монголии)

Поселение монгольских оленеводов

Аннотация

Статья посвящена анализу критериев цивилизованности на примере Монголии. Автором показано, что по целому ряду объективных критериев Монголия оказывается более цивилизованной страной, чем многие страны Запада. Это касается знания истории и культуры других народов, сохранения биосферного потенциала страны, неприятия идеологии потребительства, почитания природных и культурных святынь.

По мнению автора, сегодня «цивилизованный дикарь» − весьмараспространенное явление в развитых странах Запада. «Цивилизованные дикари» набиты социальными, этническими и религиозными предрассудками. Они живут ради комфорта и удовольствий. Их кругозор не выходит за пределы личного мирка и профессиональных интересов. Они – завсегдатаи пабов, футбольных матчей и рок-концертов, но вы редко увидите их в музеях или на серьезных спектаклях. Основной источник их информации – Интернет и СМИ. Если, к примеру, сопоставить, что знают русские и монголы о США с тем, что знает средний американец о русских и монголах, то по результатам многочисленных социологических исследований сравнение будет явно не в пользу американца. При этом объективное знание культуры и истории других народов и, самое главное, уважение к ним − одни из важнейших критериев образованности и цивилизованности человека.

В статье делается принципиальный вывод, что двумя фундаментальными критериями цивилизованности являются вклад страны (или цивилизации) в сбережение природы, а также в сохранение и развитие духовной культуры. Автор пытается сформулировать универсальный и объективный критерий цивилизованности страны (или локальной цивилизации) и приходит к выводу, что мера цивилизованности зависит от того, какой вклад люди вносят в сбережение природы, в сохранение и развитие духовной культуры человечества.

Ключевые слова и фразы: Монголия, Запад, Евразия, критерии цивилизованности, экология, духовная культура.

Annotation

The article analyzes the criteria of civilization on the example of Mongolia. It is shown that for a number of objective criteria, Mongolia is much more civilized country than many Western countries.It concerns knowledge of the history and culture of the other nations, the preservation of biosphere potential of the country, rejection of the ideology of consumerism, the worship of natural and cultural shrines. It concludes that there are two fundamental criteria of civilization: the contribution of the country (or of the civilization ) in the conservation of nature and the preservation and development of spiritual culture.

According to the author, today, alas, «civilized savage» is a very common phenomenon in the developed countries of the West. «Civilized savages» is full of social, ethnic and religious prejudices. They live for the sake of comfort and pleasure. Their horizon does not extend beyond the microcosm of personal and professional interests. They are frequenters of pubs, football matches and rock concerts, but you rarely see them in museums or on serious performances. The main source of information the Internet and media. If, for example, to compare what I know the Russians and the Mongols on the U.S. that the average American knows about the Russians and the Mongols, according to the results of numerous sociological researches, the comparison will be obvious not in favour of the American. But objective knowledge of the culture and history of other peoples and, most importantly, respect for them is one of the most important criteria of education and civility of man.

Key words and phrases: Mongolia, West, Eurasia, criteria of civilization, ecology, spiritual culture.

О публикации

УДК 316.72
Опубликовано 18 марта года в .
Авторы работы: .

Статья подготовлена в рамках международного гранта РГНФ – Министерства образования, науки и культуры Монголии №14-23-03002/14 «Культурно-исторические особенности психологии личности современных студентов России и Монголии и социальные факторы их формирования».

Ознакомиться с авторами подробнее

О евразийских критериях цивилизованности (на примере Монголии)

Criteria of the eurasian civilization (the example of Mongolia)

Расхожим является представление, согласно которому европейские страны и США воплощают эталон цивилизованности (бытовой, экономической, технологической, политико-правовой, образовательной, культурной), на который в качестве идеала должны ориентироваться все остальные страны. Эта явная или неявная европоцентристская установка присутствует не только в идеологии и политике западных государств, но и у огромной массы рядовых граждан других регионов Земли.

Подобная позиция − типичная идеологическая мифологема, блестящую теоретическую критику которой дали еще славянофилы и евразийцы, а нынешняя историческая ситуация опровергает ее, что называется практически. Есть основания утверждать, что по мере углубления системного мирового кризиса, который вовсе не закончился, а продолжает обостряться, на первый план будут выходить именно евразийские критерии цивилизованности, приобретающие все более объективный и универсальный характер. В этом плане Монголия − один из самых наглядных евразийских примеров опровержения европоцентристских мифологем. Может, конечно, возникнуть вопрос о том, насколько можно считать евразийской страной Монголию? На наш взгляд, этот факт можно считать на данный момент достаточно хорошо эмпирически и теоретически обоснованным. Отсылаем читателей к трем коллективным монографиям, изданным в Сибири, где можно найти соответствующий фактический и теоретический материал [1; 3; 4]. Что касается объективных критериев цивилизованности, то к ним относятся в первую очередь индивидуальные человеческие качества, которые формирует данная культурная традиция и где важнейшую роль играют именно качества моральные, а также гуманность политики, проводимой правящими элитами данной страны.

Отсюда, во-первых, следует, что между уровнем технологического, экономического и политического развития страны и уровнем ее культурного развития нет однозначного соответствия. Высокий материальный уровень жизни может вполне соседствовать с культурной и духовной деградацией, утратой идеалов и нравственных ориентиров. Подобные примеры история поставляет нам в избытке. Таков был Рим времен Калигулы и Нерона; таковой была колониальная Англия второй половины XIX века, что так остро почувствовал и выразил Томас Карлейль в своем знаменитом произведении «Герои, почитание героев и героическое в истории». И, наоборот, достаточно скромный уровень материального достатка и политического развития вполне может соседствовать с выдающимися культурными и духовными взлетами, как это было в Германии конца XVIII – первой половине XIX века или в период так называемого «серебряного века» русской культуры, давшего плеяду философских и научных гениев – В.С. Соловьева и П.А. Флоренского, Д.И. Менделеева и В.И. Вернадского. Н.К. Рерих еще в тридцатые годы прошлого века писал: «Продовольствие и промышленность – тело и брюхо. Но стоит лишь временно устремиться к вопросам тела и брюха, как интеллект неизбежно падает. Весь уровень культуры народа понижается. Во всей истории человечества ни продовольствие, ни промышленность не строили истинной культуры. И надлежит особенно бережно обойтись со всем, что еще может повысить уровень духа» [5, c.39-40].

Сегодня, увы, «цивилизованный дикарь» − весьма распространенное явление в развитых странах Запада. «Цивилизованные дикари» набиты социальными, этническими и религиозными предрассудками. Они живут ради комфорта и удовольствий. Их кругозор не выходит за пределы личного мирка и профессиональных интересов. Они – завсегдатаи пабов, футбольных матчей и рок-концертов, но вы редко увидите их в музеях или на серьезных спектаклях. Основной источник их информации – Интернет и СМИ. Если, к примеру, сопоставить, что знают русские и монголы о США с тем, что знает средний американец о русских и монголах, то по результатам многочисленных социологических исследований сравнение будет явно не в пользу американца. А ведь объективное знание культуры и истории других народов и, самое главное, уважение к ним − один из важнейших критериев образованности и цивилизованности человека.

Что касается проводимой политики, то именно Запад был источником двух мировых войн, и именно западные страны во главе с США превратились ныне в главных мировых агрессоров, если вспомнить войны НАТО против Югославии, Ирака, Афганистана и Ливии, их нынешнюю провокационную деятельность на Украине и в Сирии. Массовая химическая обработка джунглей для борьбы с партизанами осуществлялась США во Вьетнаме в 60-х годы прошлого века. Приоритет в сбрасывании бомб с наконечниками из обедненного урана на головы мирных жителей (сербов, иракцев и афганцев) также принадлежит американцам. Резкий рост раковых заболеваний в этих странах – общеизвестный факт. Однако эти преступления не осуждены мировым сообществом, ущерб объективно не оценен, и уж тем более его никто не собирается компенсировать.

С этих позиций Монголия двух последних веков – это мирная пастушеская страна, которая один только раз объявляла войну другой стране – фашистской Германии в июне 1941 года сразу после ее нападения на Советский Союз. Все военные годы Монголия оказывала нам братскую помощь. Выносливые монгольские лошадки, сами добывающие себе корм из-под снега, без устали тащили наши пушки по дорогам войны; русские солдаты одевались в монгольские шерсть и кожу. Известен героический переход в 1942 году монгольского каравана из 1200 верблюдов по алтайским зимним перевалам из г. Ховда, столицы Западной Монголии, в г. Бийск. Миролюбие и миротворчество – важнейшие объективные критерии цивилизованности, заложенные еще индийским императором Ашокой в III в. до н.э.[2, с.98-111].

Во-вторых, один из краеугольных критериев цивилизованности – вклад в сохранение окружающей среды, традиционных культурных ландшафтов и рекреационного потенциала биосферы. Но именно развитые страны Запада, особенно США, являются главными ее загрязнителями (свыше 60% выбросов углекислоты). В Европе уже не осталось девственных лесов. В тех же Соединенных Штатах и Канаде огромное количество пахотных площадей засеяно генетически модифицированными продуктами, представляющими опасность для здоровья человека и биологических видов, возникших естественным эволюционным путем. Что касается выдающихся успехов Запада в развитии так называемой «зеленой экономики» и охране окружающей среды в собственных странах, то они носят локальный характер и достигнуты во многом за счет выноса вредных добывающих и промышленных производств в страны Азии, Африки, Латинской Америки и бывшего СССР. Соответственно, высокий материальный и экологический уровень жизни в них в значительной степени поддерживается за счет эксплуатации сырьевых и экологических ресурсов других регионов Земли. Знаменитый Киотский протокол по выбросам углекислого газа – лишь первая попытка хоть как-то узаконить и компенсировать сложившееся несправедливое положение дел в мире. Показательно, что именно США являлись и являются его наиболее упорными противниками.

Рассматриваемая с этих позиций, Монголия пока еще не только сохраняет свои традиционные экологические ландшафты и рекреационный потенциал биосферы (чистые воду, воздух, продукты питания, элитный генофонд, не изуродованный пока ГМО-объектами), но и готова делиться своими природными сокровищами с жителями развитых стран. Так, овцы и яки из сурового региона Западной Монголии способны приносить приплод в сорокаградусные морозы, а корм себе добывать из-под снега. Не случайно живых монгольских овечек самолетами вывозят к себе некоторые богатые страны Ближнего Востока, вкладывая доходы от продажи нефти в элитный генофонд.

По критерию вклада в сохранность биосферного потенциала планеты (как он используется – это уже другой вопрос) Монголия, как, впрочем, и Россия, являются более цивилизованными странами, нежели США и Европа. Без машин и компьютеров человечество худо-бедно проживет, а вот без здоровой окружающей среды и экологически чистых продуктов питания – никогда. К сожалению, в последние годы природа Монголии подвергается беспощадной техногенной эксплуатации со стороны иностранных сырьевых компаний. Особый ущерб наносит добыча золота, в ходе которой уже уничтожено несколько сотен рек и озер. Но эти факты лишь подтверждают хищническую и эгоистическую природу мирового капитала, независимо от его национальной принадлежности.

При этом совсем не факт, что общий уровень экологической культуры у жителей развитых западных стран выше, чем у тех же монголов, смотря что здесь понимать под экологической культурой. Так, ни в одной западной стране вы не найдете государственного обряда поклонения священным горам, на которых запрещена охота и всякая хозяйственная деятельность. В каждом из аймаков Монголии имеется своя священная вершина. Самая почитаемая гора Монголии – Оттонтенгер на срединном монгольском хребте Хангай. Раз в четыре года президент Монголии вместе с правительством совершает обряд поклонения этой горе с участием огромного количества простых людей и детей. Последние, таким образом, приобщаются к экологической культуре своего народа. Любопытно, что по данным научных исследований, священные территории Монголии большей частью совпадают с локальными центрами биологического разнообразия, местами размножения диких животных, наличием уникальных видов флоры и фауны.

Практически безотходным производством является традиционная разделка туши барана тем же монголом. От животного не остается ничего, что не нашло бы применения в традиционном монгольском хозяйстве. Даже рога и копыта подлежат утилизации. Автор статьи был свидетелем собирания юрты монгольской семьей, отъезжающей с летних на зимние пастбища. Удивительно, но после многомесячной стоянки на этой территории не осталось никакого мусора, кроме примятой травы, где стояла юрта.

У монголов сохранилось отношение к природе не как к мертвой, а как к живой целостности, органически связанной с внутренним миром человека, способной отзываться на его добрую или дурную мысль. Там до сих пор поклоняются духам горных перевалов, считают реки живыми существами и никогда не позволят себе плевать в речные воды, громко говорить на берегах или обламывать ветки прибрежных деревьев. Все это неизбежно вызовет гнев «духа места», нарушит складывавшиеся веками формы взаимоотношений между человеком и природой. Сегодня в Монголии возникло мощное экологическое движение «Реки Монголии» по защите своих природных святынь, и оно в последние годы достигло серьезных успехов. Поэтому есть все основания утверждать: не массовый западный атеизм, а пантеистическое благоговение перед природными святынями оказывается сегодня очень важным мерилом цивилизованности.

Монгольская цивилизация за долгие века своего существования сумела выработать хозяйственные и культурные формы, помогающие оптимально вписываться в существующую экологическую нишу. Даже количество единиц домашнего скота на душу населения оставалось в Монголии неизменнойвеличиной в течение столетий. Именно поэтому здесь до сих пор сохранился традиционный культурный ландшафт.

Неслучайно Монголия в летние месяцы переполнена туристами из США и европейских стран, жаждущими прикоснуться к жизни народа, где устойчивое единство культуры и природы сохранялось в течение столетий и дошло вплоть до нашего времени. Фактически идеал коэволюции природы и социума здесь был достигнут уже давно, и для Монголии очень важно сохранить его в нынешних условиях, не поддаваясь соблазнам техногенно-ресурсного развития.

В-третьих, один из фундаментальных критериев цивилизованности в эпоху глобального экологического кризиса − это умеренность в потреблении, даже аскетизм. Конечно, есть аскетизм вынужденный, а есть аскетизм сознательный. Аскетизм большинства монголов – скорее вынужденный, ибо суровы и мало комфортны условия их жизни, которые они хотели бы улучшить. Но стремление к разумному комфорту соседствует у монгола с вполне сознательной умеренностью в отношении еды и вещей. Среди простых людей я не увидел стремления к роскоши − этой отвратительной язвы так называемого «цивилизованного» мира. Естественным продолжением умеренности в потреблении служит стойкость в преодолении материальных лишений и жизненных трудностей. В Монголии, особенно западной ее части, климат едва ли не самый экстремальный (после Тибета и арктических территорий) на всем пространстве Евразии. Перепад среднесуточных температур весной и осенью здесь может достигать сорока градусов, а температура зимой опускаться до -50 при сильном ветре. Особая опасность, впрочем, связана не столько с сильными холодами, сколько с глубоким снегом. В это время скот не может добывать себе пищу. Только одна холодная зима 2009-2010 годов привела к катастрофическому падежу – погибло более 7 млн. голов монгольского скота. Скот − главное богатство кочевника, потеря которого лишает возможности решить множество жизненных проблем – от приобретения техники до образования детей. Но нигде среди монголов и монгольских казахов я не видел в те годы следов уныния или отчаяния. В свое время великий евразиец и знаток монгольской культуры Н.К. Рерих писал: «Если вы припомните законы монгольских ханов, если вспомните героический эпос этого народа, то во всем отразится натура твердая, мужественная, нередко аскетическая, терпеливо переживающая случайности времен» [6, с.479]. Подобному стоическому мужеству перед природными катаклизмами Западу следует учиться уже сегодня. Потребительская умеренность, стойкость в лишениях и исторический оптимизм – это важнейшие человеческие качества, образующие антропологический фундамент цивилизованности.

В-четвертых, отдельного разговора заслуживает многодетность и прочность монгольской семьи, живущей в столь сложных природных условиях. Любовь к детям соседствует здесь с суровостью воспитания. Дети помогают отцу и матери с детства, благо большое хозяйство предоставляет для этого все возможности. В семейных отношениях царят безоговорочное послушание старшим и взаимное уважение. Это как бы та естественная половозрастная иерархия, где невозможен конфликт поколений и резкий разрыв с традицией, хотя, конечно, и здесь в межчеловеческих отношениях случается всякое. На дальних кочевьях монголы любят сниматься семьями – потом такие снимки бережно прикрепляются в сакральном северном углу юрты. Это – элемент памяти рода, наглядное звено, скрепляющее цепь поколений и не дающая распасться на изолированные звенья ни роду, ни племени, ни целой стране. Уважение к старшим и прочность человеческих личных уз − воистину та старая и добрая традиционная мудрость, которая во сто крат лучше глупой инновации. Забота о крепости семьи − еще один объективный критерий цивилизованности, по которому монголы превосходят европейцев.

Напомним, что именно западный мир санкционировал проституцию, массовые аборты, однополые браки и операции по перемене пола. Кстати, пресловутая западная толерантность, сплошь и рядом переходящая в терпимость ко злу, является зримым отрицательным критерием цивилизованности.

Мы, естественно, далеки от того, чтобы идеализировать современное монгольское общество и тем более считать, что ему нечего творчески перенимать у западных стран. Там присутствуют и взяточничество со стороны чиновников, и властноесамодурство, и крайне низкая культура быта и производства. Но это не самые существенные отрицательные черты хозяйствования, политических отношений и образа жизни, которые при желании, конечно, можно трактовать как примеры нецивилизованности. Однако культуры быта и производства можно достичь относительно быстро и легко при соответствующих финансовых средствах и организационных реформах, а порядок в государстве определяется, прежде всего, личным благородным обликом и целенаправленной политикой высших должностных лиц страны. Но вот без чего современной цивилизации обойтись решительно нельзя, так это без национальных героев и святынь; без очагов девственной природы и бережного сохранения национальных традиций за пределами музеев, этнических парков и деревень. Живые традиции национальной культуры и экологического сознания − это фундамент человеческой цивилизации. И надо сказать, что евразийские страны (Монголия, Казахстан и Россия), равно как и Китай с Индией, при всем своем бытовом и научно-техническом отставании сохранили эти атрибуты подлинной цивилизованности гораздо лучше, чем страны Запада.

В этой связи можно попытаться сформулировать универсальный и объективный критерий цивилизованности страны (или локальной цивилизации): мера цивилизованности зависит от того, какой вклад она вносит в сбережение природы, в сохранение и развитие духовной культуры человечества.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Евразийский мир: ценности, константы, самоорганизация / Под ред. Ю.В. Попкова. – Новосибирск, 2010. – 449 с.
  2. Иванов А.В., Фотиева И.В., Шишин М.Ю. Скрижали метаистории: творцы и ступени духовно-экологической цивилизации. – Барнаул, 2006. – 240 с.
  3. Константы культуры России и Монголии: очерки истории и теории / Под ред. М.Ю. Шишина, Е.В. Макаровой. – Барнаул, 2010. – 327 с.
  4. Монгольский мир: между Востоком и Западом / Под ред. Ю.В. Попкова и Ж. Амарсанаа. – Новосибирск, 2014.
  5. Рерих Н.К. Пути благословения. – Минск, 1991. – 456 с.
  6. Рерих Н.К. Держава света. – М., 2007. – 245 с.

English

  1. Evrazijskij mir: cennosti, konstanty, samoorganizacija / Pod red. Ju.V. Popkova. – Novosibirsk, 2010. – 449 s.
  2. Ivanov A.V., Fotieva I.V., Shishin M.Ju. Skrizhali metaistorii: tvorcy i stupeni duhovno-jekologicheskoj civilizacii. – Barnaul, 2006. – 240 s.
  3. Konstanty kul’tury Rossii i Mongolii: ocherki istorii i teorii / Pod red. M.Ju. Shishina, E.V. Makarovoj. –Barnaul, 2010. – 327 s.
  4. Mongol’skij mir: mezhdu Vostokom i Zapadom / Pod red. Ju.V. Popkova i Zh. Amarsanaa.– Novosibirsk, 2014.
  5. Rerih N.K. Puti blagoslovenija. – Minsk, 1991. – 456 s.
  6. Rerih N.K. Derzhava sveta.– M., 2007. – 245 s.

Оставить комментарий