Нижегородский служилый «город» как часть военно-служилой системы государства в XVI – XVII веках

Служилые люди русского войска XVI-XVII веков

Аннотация

Статья посвящена эволюции нижегородской служилой корпорации в XVI-XVII вв. На основе широкого круга исследованных автором источников рассмотрена история корпорации как части военно-служилой системы государства.

Впервые выделены пять этапов эволюции. Первый – это период начального формирования корпорации с конца XV в. до 1556 г. Нижний Новгород к середине XVI в. был форпостом и центром сосредоточения войск для борьбы с Казанским и Астраханским ханствами. Именно этим обстоятельством также объясняется и активность раздачи земель в поместья служилым «по отечеству», переписанным из других корпораций. Второй этап – становление «города» как рядовой уездной ячейки служилой системы во второй половине XVI в. – начался после 1556 г. и завершился в 1603 г. (до начала активной фазы Смуты). После принятия «Боярского приговора о станичной и сторожевой службе» 1571 г., Нижний Новгород стал крепостью во второй (внутренней) линии обороны государства с юга и юго-востока, поэтому роль корпорации изменилась. 3 этап – усиление роли корпорации в период Смутного времени,1604-1630 гг., охватывает период от начала активной фазы Смуты и до начала Смоленской войны. Нижегородцы активно участвовали в событиях Смутного времени на стороне законного правительства В. Шуйского, случаи перехода на сторону «тушинского вора» были единичными. Вместе с тем нетчество (неявка на службу) в 1606/07 г. имело существенные масштабы. 4 этап – период кардинальных изменений в структуре корпорации (от Смоленской войны 1632-1634 гг. до большого разбора дворян и детей боярских, проведенного в 1679 г. перед военно-окружной реформой. Во время Смоленской войны 1632-1634 гг. впервые часть нижегородского служилого «города», 57 человек, переходит в рейтарскую службу. Это событие является тем рубежом, после которого кардинально меняется боеготовность нижегородской корпорации. Завершающий этап существования (от военно-окружной реформы 1680 г. до 1700 г.). На этом этапе эволюции нижегородского служилого «города» сохранилось деление корпорации на сотенную и рейтарскую части. Часть «города», постоянно служившая в рейтарских полках, окончательно перешла на службу с денежного жалования. Сосуществование двух форм службы нашло отражение в частичном сохранении верстаний, записи в рейтарские полки в соответствии с принадлежностью к корпорации и частичном сохранении сотенной службы.

Ключевые слова и фразы: служилая корпорация, дворяне и дети боярские, XVI-XVII вв., нижегородцы, сотенная служба, рейтары, Смутное время, Смоленская война, военно-окружная реформа 1680 г.

Annotation

The article is devoted to the evolution of the Nizhny Novgorod military-service corporation in XVI-XVII centuries. On the basis of a wide range of sources studied by the author the history of the corporation as part of a military-service state system is reviewed.

For the first time five stages of evolution were distinguished. The first one was a period of initial formation of the corporation from the end of the XV century to 1556. Nizhny Novgorod in the middle of the XVI century was an outpost and staging center for the fight against Kazan and Astrakhan Khanate. This circumstance also explains the activity of distribution of land in the estate in favor of the serving «by descent» rewritten from other corporations. The second stage was the establishment of «corporation» as a member of the county of the serving cell system in the second half of the XVI century, which began after 1556 and ended in 1603 (prior to the beginning of the active phase of the Time of Troubles). After the «Boyarsky sentence of stanitsa and guard service» in 1571, Nizhny Novgorod became a fortress in the second (inner) state defense line from the south and south-east, so the role of the corporation changed. Stage 3 was the reinforcement of the role of the corporation during the Time of Troubles, 1604-1630. It covers the period from the beginning of the active phase of the Troubles until the beginning of the Smolensk War. Nizhny Novgorod actively participated in the events of the Time of Troubles on the side of the legitimate Government of V. Shuisky, cases of going to the side of the “impostor from Tushino” were very rare to happen. However, netchestvo (absenteeism) in 1606/07 had substantial scale. Stage 4 was the period of major changes in the corporation’s structure (from the Smolensk War 1632-1634 to the large muster of military servicemen conducted in 1679, before the reform of the military district). During the Smolensk War 1632-1634 57 of serving of the Nizhny Novgorod «corporation» turn into Reitar service for the first time. This event is the border, after which the combat readiness of the Nizhny Novgorod Corporation changes a lot. The final stage of existence was from the military district reform in 1680 to 1700. During this stage of evolution of the Nizhny Novgorod corporation remained the division of corporation on sotennaya and Reitar parts. The part of the «corporation» who served continually in Reitar shelves, passed decisively to the service on the basis of a cash salary. The coexistence of the two forms of service is reflected in the partial preservation of musters (verstany), subscription in Reitar shelves in accordance with belonging to corporations and partial preservation of the sotennaya service.

Key words and phrases: the military service corporation, reiter and sotnya parts, Nizhniy Novgorod, the Time of Troubles, Smolensk war, the military reform of 1680, XVI-XVII centuries.

О публикации

УДК 94 (47).
Опубликовано 26 июня года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 216.

Наши постоянные авторы

Нижегородский служилый «город» как часть военно-служилой системы государства в XVI – XVII веках

Nizhny Novgorod servicemen «city» as part of the military service system of the state in XVI – XVII centuries

Нижегородский служилый «город», как и другие уездные корпорации, являлся частью общегосударственной служилой системы Российского государства XVI-XVII вв. Для разных корпораций были характерны как общие тенденции развития, так и особенные, характерные для конкретного «города» черты. Изменения в службе на разных этапах истории зависели не только от общегосударственных изменений, но и от таких факторов, как боеготовность и материальная обеспеченность, географическое расположение, близость или удаленность от столицы, боевые заслуги.

Актуальность темы статьи состоит в том, что впервые делается попытка проследить этапы эволюции нижегородской служилой корпорации и показать в развитии ее историю. Под эволюцией корпорации в данном случае мы понимаем совокупность постепенных взаимосвязанных изменений в структуре «города», материальном положении и боеготовности членов корпорации, характере службы и участия в боевых действиях на протяжении всей истории ее существования. По справедливому замечанию Т.А. Лаптевой, при исследовании дворянства «охват подобным изучением всей территории страны и на протяжении достаточно долгого времени может дать ответ на вопрос об общих тенденциях истории того или иного сословия» [14, с. 95]. Таким образом, изучая частное – всесторонние изменения в жизни одной из уездных корпораций, мы изучаем и общее, если рассматривать корпорацию как одну из территориальных ячеек дворянского сословия.

В последние десятилетия исследования по отдельным проблемам и периодам существования служилых «городов» в XVI-XVII вв. развиваются достаточно активно. Вместе с тем, крупных работ обобщающего характера немного. Наиболее значимые среди них – монографии В.Н. Козлякова и Т.А. Лаптевой, посвященные истории служилого «города» Московского государства первой половины XVII в. и провинциальному дворянству России в XVII в. [12; 14]. В них впервые в исторической науке не только собраны и систематизированы сведения источников по указанным темам, но и поставлены проблемы изучения истории служилых «по отечеству», которые нуждаются в дальнейшем осмыслении, среди которых и эволюция служилых корпораций в целом [12, с. 169; 14, с. 534]. Значительный интерес для исследователей представляют также работы Б.А. Азнабаева по истории служилой корпорации Уфы и Д.А. Ляпина по истории служилого дворянства Ельца [1; 16]. Данные авторы проследили историю существования изучаемых ими служилых «городов» и показали специфику формирования и развития периферийных служилых корпораций.

Нижегородский служилый «город», как и большинство уездных корпораций, до настоящего времени изучен фрагментарно. В основном, внимание уделялось публикации и анализу источников по истории нижегородского дворянства, особенно за период Смутного времени [34, с. 399-408; 15; 19; 3; 18; 17; 4, с. 196-240; 33, с. 157-201]. Вместе с тем значительное накопление фактического материала за счет ввода в научный оборот не использовавшихся ранее документов подошло к такому рубежу, когда стали возможны не только работы, более широко рассматривающие тему, но и исследования, рассматривающие нижегородскую корпорацию в контексте истории служилой системы в целом. Попытавшись до этого в ряде работ выявить характерные черты и особенности развития нижегородского служилого «города» на протяжении истории его существования [5, с. 18-23; 6, с. 104-111; 7, с. 291-302; 8, с. 70-75; 9, с. 404-430; 10, с. 231-236], попробуем в данной статье обобщить накопленные сведения и предложить своё видение этапов эволюции корпорации и их содержания.

Эволюционные процессы, происходившие в нижегородском служилом «городе», были обусловлены причинами общероссийского характера и ходом внутреннего развития корпорации. Они могут быть условно разделены на несколько этапов. В основу деления положена совокупность правовых, организационных, военных событий и фактов и участие в них нижегородских дворян и детей боярских, а также изменения, происходившие в несении службы, материальном положении и боеспособности «города».

1 этап – это период первоначального формирования корпорации с конца XV в. и до принятия в 1556 г. Уложения о службе, регламентировавшего порядок службы дворян и детей боярских с поместий.

В.Н. Козляков отметил, что в первой четверти XVI в. выделение сословной группы уездного дворянства можно считать свершившимся фактом [12, с. 5]. Скудость источников по истории нижегородской корпорации этого периода не позволяет в полной мере изучить структуру «города» и его состав. Вместе с тем имеющиеся сведения дают возможность сделать вывод о том, что в это время шел активный процесс раздачи земель Нижегородского уезда дворянам и детям боярским, переселённым из других уездов. Особенно активным был приток из Новгорода Великого.

Нижний Новгород к середине XVI в. был форпостом и центром сосредоточения войск для борьбы с Казанским и Астраханским ханствами. Участие нижегородского служилого «города» в походах 1552 г. (взятие Казани) и 1556 г. (взятие Астрахани) были важнейшими вехами и, одновременно, завершающими событиями первого этапа эволюции корпорации. Близость нижегородских земель к границе и, следовательно, пограничное положение корпорации во-многом определили особенности этого этапа. Именно этим обстоятельством также объясняется и активность раздачи земель в поместья служилым «по отечеству», переписанным из других корпораций. Рост числа поместий и, соответственно, числа служилых «по отечеству» людей в уезде был призван не только улучшить материальное положение служилых людей, но и объективно позволил укрепить оборону юго-восточной части границы государства.

Сведений о вооружении и боеготовности нижегородского служилого «города» в источниках не выявлено, но, согласно формуле Уложения о службе 1556 г., дворяне и дети боярские должны были являться на службу «со ста четвертей добрые угожей земли человек на коне и в доспехе полном, а в далной поход о дву конь» [20, с. 268-269]. В 1556 г. был произведен разбор служилых «по отечеству» людей, но сведения о его результатах сохранились лишь частично, а о нижегородском «городе» таковые не сохранились совсем.

2 этап начался после 1556 г. и завершился в 1603 г. (до начала активной фазы Смуты). В это время происходит становление «города» как одной из рядовых уездных служилых корпораций. Большую роль в развитии вооруженных сил на этом этапе имел «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе» 1571 г., подготовленный М.И. Воротынским и обсужденный на широком совещании «с детьми боярскими, с станичными головами и с станичники» [2, с. 2]. Документ регламентировал несение пограничной службы и определял задачи по охране государственных границ на южном и юго-восточном направлениях, наиболее страдавших от набегов крымских татар. После принятия этого документа Нижний Новгород стал крепостью во второй (внутренней) линии обороны государства с юга и юго-востока, поэтому роль корпорации изменилась. В основном «город» стали задействовать для службы на вновь присоединенных землях, в том числе под Астраханью. Нижегородцы принимали участие в Черемисских войнах 1571–74 и 1581–85 гг. [21, с. 334; 17, ч. 2, с. 759]. После подавления марийских выступлений нижегородские служилые люди были активно задействованы в освоении присоединенных восточных территорий. Корпорация принимала участие и в таких событиях общерусского масштаба, как Ливонская война 1558-1583 гг. и почти не прекращавшаяся после 1571 г. борьба с Крымским ханством. Судя по изменениям фамильного состава корпорации, продолжилось ее пополнение детьми боярскими из других «городов» [17, ч. 2, с. 763-774].

Указ 1597 г. о пятилетнем сыске беглых крестьян зафиксировал имевшиеся в поместьях и вотчинах проблемы с обеспечением хозяйств крестьянами. Особенно эти проблемы были велики в новых поместьях и у мелкопоместных служилых людей, к которым относилась значительная часть и нижегородских служилых «по отечеству» [3, с. 78-209; 9, с. 415-416]. В связи с тем, что Нижегородский уезд граничил с землями проживания недавно присоединенных поволжских народов, поместья нередко подвергались разорению в ходе военных конфликтов, особенно в ходе Черемисских войн. В документах, касающихся имущественных вопросов, нередко имеется замечание о том, что «дворы пожгла черемиса» [17, ч. 1, с. 337].

Разборы служилых людей в этот период времени проводились регулярно. Это было обусловлено напряженной военной обстановкой и стремлением правительства к упорядочению службы и материального положения уездного дворянства. В течение XVI в. устанавливается средняя численность нижегородской корпорации: от 300 до 400 человек. Близкой к этим значениям она будет оставаться до конца XVII в.

К началу XVII в. нижегородский служилый «город» стал одной из рядовых уездных корпораций, средних по материальному состоянию, численности и боеготовности. Вооружение нижегородцев было характерно для всей русской поместной конницы и состояло, как правило, из саадака (набора конного лучника) и сабли, возможно, в отдельных случаях имелись пищали. В выписках из несохранившихся десятен имеются лишь единичные сведения о вооружении нижегородских дворян и детей боярских в XVI в. В 1568 г. комплект вооружения четверых представителей известного рода Приклонских состоял из доспеха, шлема, саадака, сабли и копья. Все они были на конях и имели 1-2 простых коней (запасных). За ними в войско шли от 1 до 3 конных боевых холопов в доспехах и шлемах, с саадаками, саблями и рогатинами, а также от 1 до 3 холопов на меринках с юками (вьюками с запасами), вооруженных топорками [17, ч. 2, с. 758-760].

3 этап, 1604-1630 гг., охватывает период от начала активной фазы Смуты и до начала Смоленской войны. Это время, когда произошло заметное усиление роли нижегородской корпорации служилых «по отечеству». Нижегородцы активно участвовали в событиях Смутного времени на стороне законного правительства В. Шуйского, случаи перехода на сторону «тушинского вора» были единичными. Вместе с тем «нетчество» (неявка на службу) в 1606/07 г. имело существенные масштабы, что было обусловлено общей неразберихой в государстве после смерти Лжедмитрия I и стремлением дворян защитить свои поместья и семьи. Десятня за этот год содержит сведения, по меньшей мере, о 54 служилых людях, не явившихся на службу [17, ч. 2, с. 677-679]. Однако уже через год нижегородские служилые «по отечеству» приняли активное участие в борьбе с тушинцами и иностранными войсками. Большое значение в общероссийском масштабе имели победы нижегородцев, руководимых воеводой А.С. Алябьевым, над тушинцами в 1608-1609 гг. [7, с. 291-302]. Также значительную роль сыграли победы в Поволжье войска Ф.И. Шереметева, в состав которого входили нижегородские дворяне и дети боярские.

За эти годы, с 1603 по 1622 гг., были проведены 6 сборов «города» для денежных раздач и разбора. В условиях разрухи, постигшей государство в период Смуты, проверялись, прежде всего, наличный состав корпорации и ее боеготовность.

В 20-е гг. XVII в. служебные обязанности нижегородского «города» в основном заключались в охране южной границы государства. Наиболее частым местом прохождения службы была Крапивна. В связи с относительно спокойной обстановкой служба на границах производилась по половинам и третям «города», что давало возможность дворянам и детям боярским больше внимания уделять восстановлению хозяйства в поместьях и вотчинах. Т.А. Лаптева, подробно рассмотревшая порядок несения службы по половинам, среди причин его применения отмечает также увеличение численности дворянства и улучшение его материального состояния [14, с. 146]. Кроме службы по охране южной границы, нижегородская корпорация принимала участие в сопровождении русского посольства 1616 г. на переговоры со Швецией, в службе под Смоленском и усмирении волнений в Поволжье в 1616 г. В составе войска под руководством Б.М. Лыкова нижегородцы участвовали в борьбе с поляками и литовцами в 1617-1618 гг., а также в преодолении выступлений «заворовавших» казаков в 1618 г. в соседних с Нижегородским уездах. В 1619 г. часть служилого «города» встречала из польского плена патриарха Филарета [11, ст. 117-118, 606; 32, д. 3, л. 97-281].

Материальное благосостояние корпорации во время Смуты снизилось, хотя и в меньшей степени, чем у служилых «по отечеству» центральных уездов страны. Боеготовность была невысокой, особенно в части обеспечения огнестрельным оружием и «людности», то есть привода в полк боевых холопов. Вместе с тем, заметная роль нижегородских служилых людей в преодолении Смуты отразилась в росте до 52 человек количества четвертчиков [17, ч. 2, с. 715-724], получавших жалование из финансовых приказов (четвертей), а также в пожалованиях вотчинами особо отличившихся нижегородцев [17, ч. 2, с. 714-753; 4, с. 196-240].

Структура корпорации, по сравнению с началом века, к 1622 году изменилась: численно в 2 раза выросла выборная и в 4,5 раза дворовая категории служилых людей. Следует отметить, что такая тенденция отмечается и в других корпорациях, что связано с общей политикой царя Михаила Романова по укреплению служилой системы. В эти годы происходят заметные изменения и в фамильном составе нижегородской корпорации, что, очевидно, связано с последствиями Смутного времени.

К 20-м гг. XVII в. поместное землевладение в уезде преодолело кризис времен Смуты, началось активное восстановление хозяйства, вследствие чего улучшилось обеспечение служилых людей лошадьми и вооружением.

4 этап, 1631-1679 гг., от Смоленской войны до большого разбора дворян и детей боярских, проведенного в 1679 г. перед военно-окружной реформой, характеризуется кардинальными изменениями в структуре нижегородской корпорации. Сначала происходит значительное увеличение количества служилых людей в выборной и дворовой категориях, но одновременно размывается значение этих категорий, так как оно чаще всего не влечет за собой улучшения материального положения. В корпорации постепенно нарастает количество неверстанных детей боярских, которые служат с денежного жалования.

Во время Смоленской войны 1632–1634 гг. впервые часть нижегородского служилого «города», 57 человек, переходит в рейтарскую службу [27, д. 91]. Хотя переход в рейтары был произведен только на время Смоленской войны, он, несомненно, имел большое значение в развитии «города». Это событие является тем рубежом, после которого кардинально меняется боеготовность нижегородской корпорации, к 1637-38 г. корпорация полностью переходит на рейтарский тип вооружения. Согласно сведениям о вооружении, предоставленным нижегородскими служилыми людьми своему воеводе в 1638 г., все они имели по 1-2 пистоли. У многих имелись карабины, пищали, оборонный доспех. Саадаки заявлены в единичных случаях [24, д. 129, л. 543-788].

На этом этапе, в относительно спокойные периоды времени, нижегородцы несли службу по устройству и охране участков южной оборонной засечной черты. В 1643/44 г. они активно участвовали в военном походе против калмыков, а затем в польской войне 1654-1657 гг., в Чигиринских походах против турок в 1674- 1678 гг. [31, л. 1-22; 23, л. 1-46; 29, л. 323 об. — 324].

К большому разбору 1679 г. корпорация уже была поделена на сотенную часть, включавшую в себя дворян «старой службы», могущих самостоятельно, без денежного жалования, обеспечить свою боеготовность и на рейтарскую часть, включавшую также небольшое число копейщиков [30; 25, л. 93-125 об.]. Рейтары и копейщики, как правило, происходили из мелкопоместного или безземельного слоя нижегородской корпорации и служили полностью с государственного денежного жалования. В разборной книге об этом говорится так: «нижегородцы дворяня и дети боярские написаны в рейтары для того что они скудны и поместья за ними малые и полковая служба з городом служить им не вмочь без государева денежного жалованья» [29, № 16, л. 225]. В документе нашел отражение процесс заметно усилившегося расслоения провинциального дворянства по материальному положению, произошедшего к 1679 г. В сотенную службу, то есть служить «по-старому», в общей сложности был отправлен 71 человек. К ним можно добавить 9 человек отставленных, вместо которых стали служить сыновья или даточные люди, а сами они были направлены на городовую службу. Анализ их материального состояния показал, что среди них имелись как люди действительно обеспеченные, так и те, кто фактически ничем не отличался от своих сослуживцев, попавших в рейтары. Это позволяет предположить, что в значительной степени учитывалось не только материальное положение, но и предпочтение того или иного вида службы самим служилым человеком, а возможно и какие-то иные факторы.

Исследуя материальное положение дворянства на этом этапе, следует обратить внимание на то, что в сохранившихся поместьях происходил рост количества крестьян в хозяйствах [29, № 16, л. 164-250 об.; 9, c. 428-429], что являлось результатом закрепощения крестьянства Соборным Уложением 1649 г., а также результатом относительно спокойного периода развития в истории страны. Характерно, что, несмотря на восстание под руководством С. Разина, прошедшее в том числе и по землям Нижегородского уезда, источники не отмечают особенно значительного количества беглых крестьян.

В этот период времени важные изменения происходили во внутренней структуре нижегородского служилого «города»: происходил рост количества неверстанных служилых людей, не подававших челобитья о верстании поместьем и об определении своего места в корпорации, согласно назначенной статье [29; 30]. Это было обусловлено дальнейшим падением материального стимула к верстанию: испомещение без наличия крестьян на земле давало мало материальных выгод. На этом этапе эволюции денежное жалование становится основой обеспечения службы. К концу этапа существенно изменяется и фамильный состав корпорации. Численно уменьшается или совсем исчезает представительство известных родов Приклонских, Доможировых, Жедринских, Суровцовых, Глядковых и ряда других, что в основном связано с переходом многих членов этих семей в московские чины.

5 этап, 1680-1700 гг., от военно-окружной реформы 1680 г. до массового создания Петром I пехотных полков регулярной армии, укомплектованных рядовым рекрутским составом. На этом, завершающем, этапе эволюции нижегородского служилого «города» сохранилось и организационно стало даже более четким деление корпорации на сотенную и рейтарскую части. Часть «города», постоянно служившая в рейтарских полках, окончательно перешла на службу с денежного жалования.

А.В. Чернов отмечал, что военно-окружная реформа 1680 г., установившая состав и численность разрядных полков, имела как сильные, так и слабые стороны [35, с. 189-190]. Улучшились организация и управление войсками, но вместе с тем до конца XVII века сохранялись две формы службы: старая сотенная и полки нового строя (рейтары, копейщики, драгуны), что создавало трудности в комплектовании полков и управлении войсками. Внутри нижегородской корпорации это сосуществование двух форм службы нашло отражение в частичном сохранении верстаний, записи в рейтарские полки в соответствии с принадлежностью к корпорации и частичном сохранении сотенной службы. Такое сосуществование двух форм службы было характерно и для других уездных корпораций [13, с. 226]. Многие нижегородские служилые люди «по отечеству» стали «начальными людьми» в солдатских полках. Основная же масса была записана рядовыми в рейтарские полки и в копейщики. На этом этапе нижегородцы принимали участие в Крымских (1687 и 1689 гг.) и Азовских (1695, 1696 гг.) походах [28, д. 995, л. 5, 7, 8; 22, д. 572, л. 1, 2, 9, 12, 13].

Важнейшей завершающей вехой этого периода на уровне корпорации является возникновение рейтарского 4-го Нижегородского полка Якова Бара, основой которого стали нижегородские рейтары [26, д. 87].

Массовое создание Петром I к 1700 г. пехотных полков, которые стали основой регулярной армии, поставило точку в эволюции старых форм службы уже в общероссийском масштабе.

Таким образом, нижегородская служилая корпорация прошла двухвековой путь развития. Как составная часть или уездная ячейка общероссийской служилой системы, она постепенно эволюционировала вместе с нею. Особенностями нижегородской корпорации было постоянное несение ею службы на южных и юго-восточных рубежах государства, активность в период Смуты, переход в рейтары части служилого «города» уже в момент возникновения первых полков нового строя перед Смоленской войной 1632-1634 гг., сосуществование сотенной и рейтарской частей в корпорации вплоть до конца XVII в., возникновение рейтарского 4-го Нижегородского полка Я. Бара, основу которого составили нижегородские дворяне и дети боярские.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Азнабаев Б.А. Уфимское дворянство в конце XVI – первой трети XVIII века. – Уфа, 2000.
  2. Акты Московского государства, изданные Императорскою академиею наук / Под рук. Н.А. Попова. – СПб., 1894. – Т. 1.
  3. Анпилогов Г.Н. Нижегородские документы XVI века (1588-1600 гг.). – М., 1977.
  4. Антонов А.В. К начальной истории нижегородского ополчения // Русский дипломатарий. – М., 2000. – Вып. 6.
  5. Балыкина М.И. Нижегородский служилый «город» в последней четверти XVII века: провинциальная корпорация на фоне общероссийских реформ // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов, 2015. – № 4 (54): в 2-х ч. – Ч. I.
  6. Балыкина М.И. Участие нижегородских служилых людей в событиях третьей четверти XVII века (по разборной книге 1675/76 года) // Нижегородские исследования по краеведению и археологии. – Нижний Новгород, 2013.
  7. Балыкина М.И. Нижегородский воевода Андрей Семенович Алябьев и его род // Материалы международной конференции «Смутное время в России в начале XVII в.: поиски выхода. К 400-летию «Совета всея земли в Ярославле». 6-9 июня 2012 г. – М., 2013.
  8. Балыкина М. И. О причинах появления и социальном составе изменников в Нижнем Новгороде времен Смуты // Материалы региональной научной конференции молодых учёных «Образ прошлого: историческое сознание и его эволюция». – Воронеж, 2011. – Вып. 3.
  9. Балыкина М.И., Балыкин В.И. Эволюция экономического положения нижегородского служилого «города» в конце XVI – конце XVII вв. Применение методов эконометрического анализа // История военного дела: исследования и источники. – 2015. – Т. VI. URL: http://www.milhist.info/2015/05/30/ balykina-balykin.
  10. Балыкина М.И., Толстова Н.Н. Нижегородский служилый «город» по материалам десятни 1622 года // Вестник ННГУ. – Нижний Новгород, 2011.
  11. Книги разрядныя, по официальным оных спискам. – СПб., 1855. – Т. 1.
  12. Козляков В.Н. Служилый «город» Московского государства XVII века (От Смуты до Соборного Уложения). – Ярославль, 2000.
  13. Курбатов О.А. Из истории военных реформ в России во 2-ой половине XVII века. Реорганизация конницы на материалах Новгородского разряда 1650-х –– 1660-х гг.: Дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. – М., 2003.
  14. Лаптева Т.А. Провинциальное дворянство России в XVII веке. – М., 2010.
  15. Любомиров П.Г. Очерк истории Нижегородского ополчения 1611- 1613 гг. – М., 1939.
  16. Ляпин Д.А. Дворянство Елецкого уезда в конце XVI-XVII веках. – Елец, 2008.
  17. Материалы по истории Нижегородского края конца XVI – первой четверти XVII века: в 2-х ч. / Сост.: А.В. Антонов [отв. сост.], А.А. Булычев, В.А. Кадик, С.В. Сироткин. – М., 2014.
  18. Нижегородский край в конце XVI – первой половине XVII в. (Акты приказного делопроизводства). Сборник документов / Сост. Б.М. Пудалов. – Нижний Новгород, 2009.
  19. Нижний Новгород в XVII веке: Сборник документов и материалов к истории Н. Новгорода и его округи / Сост. Н.И. Привалова. – Горький, 1961.
  20. Патриаршая летопись // Полное собрание русских летописей. – СПб., 1904. – Т. XIII.
  21. Разрядная книга 1475-1605 гг. Том II. Часть II. Опубл. Буганов В.И. – М., 1982.
  22. РГАДА. Ф.1143. Нижегородская приказная изба. Оп. 1. Д. 572.
  23. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Книги Владимирского стола. Д. 4.
  24. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Московский стол. Д.129.
  25. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Оп. 6б. Д. 15.
  26. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Оп. 7а. Д. 87.
  27. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Оп. 9. Д. 91. Ч. 4.
  28. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Оп.21. Д. 995.
  29. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Оп. 6б. Книги Владимирского стола. № 16.
  30. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Оп.6б. Книги Владимирского стола. № 3.
  31. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Столбцы Московского стола. Д. 186.
  32. РГАДА. Ф.210. Разрядный приказ. Столбцы Новгородского стола. Д. 3.
  33. Сироткин С.В. Крестоприводные книги Нижнего Новгорода XVII века // Творцы и герои. Источники и исследования по нижегородской истории. – Нижний Новгород, 2012.
  34. Сторожев В.Н. Состав нижегородского дворянства по десятням XVII века // Действия нижегородской губернской учёной архивной комиссии. – Нижний Новгород. 1890. – Т. 1. – Вып. 5.
  35. Чернов А.В. Вооруженные силы Русского государства в XV-XVII вв. – М., 1953.

English

  1. Aznabaev B.A. Ufimskoe dvorjanstvo v konce XVI – pervoj treti XVIII veka. – Ufa, 2000.
  2. Akty Moskovskogo gosudarstva, izdannye Imperatorskoju akademieju nauk / Pod ruk. N.A. Popova. – SPb., 1894. – T. 1.
  3. Anpilogov G.N. Nizhegorodskie dokumenty XVI veka (1588-1600 gg.). – M., 1977.
  4. Antonov A.V. K nachal’noj istorii nizhegorodskogo opolchenija // Russkij diplomatarij. – M., 2000. – Vyp. 6.
  5. Balykina M.I. Nizhegorodskij sluzhilyj «gorod» v poslednej chetverti XVII veka: provincial’naja korporacija na fone obshherossijskih reform // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i juridicheskie nauki, kul’turologija i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. – Tambov, 2015. – № 4 (54): v 2-h ch. – Ch. I.
  6. Balykina M.I. Uchastie nizhegorodskih sluzhilyh ljudej v sobytijah tret’ej chetverti XVII veka (po razbornoj knige 1675/76 goda) // Nizhegorodskie issledovanija po kraevedeniju i arheologii. – Nizhnij Novgorod, 2013.
  7. Balykina M.I. NizhegorodskijvoevodaAndrejSemenovichAljab’eviegorod // Materialymezhdunarodnojkonferencii «SmutnoevremjavRossiivnachale XVII v.: poiski vyhoda. K 400-letiju «Soveta vseja zemli v Jaroslavle». 6-9 ijunja 2012g. – M., 2013.
  8. Balykina M.I. O prichinah pojavlenija i social’nom sostave izmennikov v Nizhnem Novgorode vremen Smuty // Materialy regional’noj nauchnoj konferencii molodyh uchjonyh «Obraz proshlogo: istoricheskoe soznanie i ego jevoljucija». – Voronezh, 2011. – Vyp. 3.
  9. Balykina M.I., Balykin V.I. Jevoljucija jekonomicheskogo polozhenija nizhegorodskogo sluzhilogo «goroda» vkonce XVI – konce XVII vv. Primenenie metodov jekonometricheskogо analiza // Istorija voennogo dela: issledovanija i istochniki. – 2015. – T.VI. URL: http://www.milhist.info/2015/05/30/ balykina-balykin.
  10. Balykina M.I., Tolstova N.N. Nizhegorodskij sluzhilyj «gorod» po materialam desjatni 1622 goda // Vestnik NNGU. – Nizhnij Novgorod, 2011.
  11. Knigi razrjadnyja, po оficial’nym onyh spiskam. – SPb., 1855. – T. 1.
  12. Kozljakov V.N. Sluzhilyj «gorod» Moskovskogogosudarstva XVII veka (Ot Smuty do Sobornogo Ulozhenija). – Jaroslavl’, 2000.
  13. Kurbatov O.A. Iz istorii voennyh reform Rossii vo 2-oj polovine XVII veka. Reorganizacija konnicy na materialah Novgorodskogo razrjada 1650-h – 1660-h gg.: Dis. … kand. ist. nauk: 07.00.02. – M., 2003.
  14. Lapteva T.A. Provincial’noe dvorjanstvo Rossiiv XVII veke. – M., 2010.
  15. Ljubomirov P.G. Ocherk istorii Nizhegorodskogo opolchenija 1611-1613 gg. – M., 1939.
  16. Ljapin D.A. Dvorjanstvo Eleckogo uezda v konce XVI-XVII vekah. – Elec, 2008.
  17. Materialy po istorii Nizhegorodskogo kraja konca XVI – pervoj chetverti XVII veka: v 2-h ch. / Sost.: A.V. Antonov [otv. sost.], A.A. Bulychev, V.A. Kadik, S.V. Sirotkin. – M., 2014.
  18. Nizhegorodskij kraj v konce XVI – pervoj polovine XVII v. (Akty prikaznogo deloproizvodstva). Sbornik dokumentov / Sost. B.M. Pudalov. – Nizhnij Novgorod, 2009.
  19. Nizhnij Novgorod v XVII veke: Sbornik dokumentov i materialov k istorii N. Novgoroda i ego okrugi / Sost. N.I. Privalova. – Gor’kij, 1961.
  20. Patriarshaja letopis’ // Polnoe sobranie russkih letopisej. – SPb., 1904. – T. XIII.
  21. Razrjadnaja kniga 1475-1605 gg. Tom II. Chast’ II. Opubl. Buganov V.I. – M., 1982.
  22. RGADA. F.1143. Nizhegorodskaja prikaznaja izba. Op. 1. D. 572.
  23. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Knigi Vladimirskogo stola. D. 4.
  24. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Moskovskij stol. D.129.
  25. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Op. 6b. D. 15.
  26. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Op. 7a. D. 87.
  27. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Op. 9. D. 91. Ch. 4.
  28. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Op.21. D. 995.
  29. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Op.6b. Knigi Vladimirskogo stola. № 16.
  30. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Op.6b. Knigi Vladimirskogo stola. № 3.
  31. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Stolbcy Moskovskogo stola. D. 186.
  32. RGADA. F.210. Razrjadnyj prikaz. Stolbcy Novgorodskogo stola. D. 3.
  33. Sirotkin S.V. Krestoprivodnye knigi Nizhnego Novgoroda XVII veka // Tvorcy i geroi. Istochniki i issledovanija po nizhegorodskoj istorii. – Nizhnij Novgorod, 2012.
  34. Storozhev V.N. Sostav nizhegorodskogo dvorjanstva po esjatnjam XVII veka // Dejstvija nizhegorodskoj gubernskoj uchjonoj arhivnoj komissii. – Nizhnij Novgorod. 1890. – T. 1. – Vyp. 5.
  35. Chernov A.V. Vooruzhennye sily Russkogo gosudarstva v XV-XVII vv. – M., 1953.

Оставить комментарий