К вопросу о настроениях рабочего населения западных территорий Российской империи во время Первой мировой войны

Демонстрация работников Путиловского завода (1917 год)

Аннотация

Статья посвящена анализу настроений рабочего населения западных областей Российской империи (Витебская, Минская, Могилевская и Смоленская губернии) во время Первой мировой войны. В ней продемонстрировано, как на настроениях населения отражались кризисные явления в экономике региона.

На основе анализа источников, показывающих изменения настроений населения, показано, как происходил кризис экономики во время войны и как он отражался на благосостоянии жителей городов.

Основными видами источников, по которым можно отслеживать настроения населения, являются материалы цензуры, акты законодательства, а также документы главных управлений жандармерии Витебской Минской, Могилевской и Смоленской губерний. В статье исследуются причины недовольства, которые вылились в забастовки на заводах и фабриках. Также показано движение фабричного пролетариата (экономическое или политическое) на различных этапах войны: какие протестные явления сохранялись в обществе и как проявляли себя, среди каких групп рабочих протесты были наиболее активными. Исследуются методы подавления протестного движения.

В статье дана характеристика протестов рабочих в разных губерниях Западного региона и доказывается вероятность политической агитации рабочих в связи с постепенным ростом забастовочного движения. Показано влияние экономического кризиса на изменение характера забастовок.

Также говорится о формах протеста, которые существовали в среде промышленных рабочих. Показано, какие формы приняло недовольство населения ко времени двух русских революций. Автор анализирует попытки власти контролировать протестное движение рабочих, методы этого контроля, прослеживает распространение революционных идей.

В исследовании проиллюстрировано, как происходила смена настроений рабочих, как и в каких регионах это происходило. Рассказывается, как менялось содержание жалоб рабочих в период от начала войны и до ее окончания. Показаны попытки рабочих улучшить условия своего труда, особенности менталитета рабочих, постепенная и необратимая смена патриотических настроений на революционные, т.е. изменение социального сознания рабочих за все время войны.

Ключевые слова и фразы: забастовочное движение, протесты, профсоюзы, промышленность, рост цен.

Annotation

The article is devoted to the reflection in the attitudes of the population of the state of development of the industry during the First World War on the territory of the Western region (Vitebsk, Minsk, Mogilev and Smolensk provinces). It is shown how the mood of the population reflected the effects of the crisis in a weak economy of the region.

Based on the analysis of sources, showing us the changing moods of the population, it is seen how the economic crisis in time of war, and how the crisis has affected the welfare of the urban population.

The main source on which it is possible to track attitudes of the population of cities, are the materials of censorship as well as materials legislation. Also the press reports and documents of major departments of the gendarmerie Vitebsk, Minsk, Mogilev and Smolensk provinces. Investigates the causes of dissatisfaction, causes of strikes in the factories.

It is shown, what color is at various stages of the war was the protest movement factory of the proletariat (economic or political). Shows what the protest phenomenon persisted in the society and how he showed himself. It is shown, among which groups of workers the protests were most active. Investigates methods to suppress the protest movement.

Described, as was proved to the workers ‘ protests in different provinces of the Western region. Shows whether there has been political agitation of workers in connection with the gradual growth of the strike movement. Given a picture of how the economic crisis influenced the changing nature of strikes.

In the article, among other things, also tells you what sources of protest existed in the environment of industrial workers. It is shown what form the discontent took the time two Russian revolutions. The article shows how authorities tried to control the protest movement of the workers, what methods they tried it. It is shown how the spread of revolutionary ideas.

Shows how changing attitudes of workers. Shows how and in which regions this has happened. This article describes how to change the content of the complaints of workers from the beginning of the war until its end. Shows how workers tried to improve the conditions of their labor, as it occurred during the war of the methods. Shows the mentality of the workers, the gradual and irreversible change of Patriotic sentiment in a revolutionary. Explains how changing class consciousness of the workers for the time of war.

Key words and phrases: …

О публикации

УДК 94 (470).
Опубликовано 6 июля года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 142.

Наши постоянные авторы

К вопросу о настроениях рабочего населения западных территорий Российской империи во время Первой мировой войны

To the question about the mood of the working population of the western territories of the Russian Empire during the First World war

Анализ настроений рабочего населения позволит понять причины успеха революционного движения в России в годы Первой мировой войны и того политического кризиса, который произошел в стране в 1917 г. Однако анализ этих настроений часто описывается поверхностно, основываясь на воспоминаниях, мемуарах и прочем. Между тем подобного рода источники не всегда объективно отражают реальную картину. Значительную помощь в анализе настроений рабочих могут оказать архивные материалы, которые содержат информацию о цензуре печати. Они отражают политическую обстановку и рост революционной пропаганды.

Существует мнение, что настроения населения в годы Первой мировой войны можно охарактеризовать как «молчаливое глухое и покорное недовольство» [2, с. 45]. Однако в 1914 г. рабочая общественность была полна патриотических настроений и воодушевления. Со временем недовольство людей недостатком продовольствия и предметов первой необходимости усиливалось [1, с. 59]. Этому способствовали и экономические проблемы на промышленных предприятиях.

Рост числа недовольных отразился в документах, связанных с запретом некоторых печатных изданий. Сведения о том, какие печатные издания были арестованы позволяют нам делать выводы о том, какие явления социально-экономической обстановки нашли отклик у населения. Меры по аресту тиража той или иной газеты практиковались и до 1914 г. Например, в декабре 1913 г. было начато дело по обвинению редактора журнала «Курьер Вроцлавский» И. Бортницкого в опубликовании в журнале статьи антиправительственного содержания. На тираж этой газеты был наложен арест [16, л. 6].

С началом военных действий число забастовок неуклонно росло, хотя динамика этого процесса была невелика. Следует отметить, что число политических забастовок при этом росло быстрее, чем экономических, хотя количественно преобладали экономические забастовки. В качестве причин политических забастовок указывались преследования представителей рабочих организаций [20, л. 3-4].

Кстати, из опасений существования у населения симпатии к революционным идеям, идеям классовой борьбы или вообще идеям бунта был наложен цензурой арест и на книгу о немецком писателе Георге Бюхнере, где излагались революционные идеи. Как известно, в своих книгах Г. Бюхнер изображал социальный гнет и пробуждение классового сознания у рабочих. Он также увлекался идеями Великой французской революции и утопического социализма. Являясь участником революционного «Общества прав человека», Г. Бюхнер привлек в него крестьян и ремесленников. Начальные слова известного лозунга «Мир хижинам! Война дворцам!» принадлежат ему [16, л. 8].

В настроениях заводских рабочих находило отражение и отсутствие социальной защиты. Например, фабричным инспекторам поступали жалобы на нерегулярные выплаты компенсаций за несчастные случаи на производстве. Также рабочие были недовольны замедленным рассмотрением жалоб, несвоевременным их исполнением, некачественным медицинским обслуживанием. Часто недовольство рабочих было вызвано добровольным характером уплаты компенсаций рабочим за увечья [21, л. 1,9]. Кроме этого, рабочие подавали жалобы в связи с неправильным, заниженным расчетом суточных выплат и выполнением работ, не предусмотренных договорами [23, л. 1-3].

Примечательно, что номера газет, запрещенных в это время, часто уничтожались по статье 192 уголовного уложения 1903 г., которая предусматривала наказание за распространение сочинений, призывающих к разжиганию беспорядков и свержению существующего строя [30, с. 53-54].

Экономическими предпосылками появления кооперативов и союзов работников стало развитие товарно-денежных отношений, образование капиталистической кредитно-банковской системы. Как известно, в это время в России существовала многоукладная экономика (в начале ХХ века – ремесленное производство и мелкая кустарная промышленность), кабальные виды эксплуатации и внеэкономическое принуждение, не присущие развитым капиталистическим странам.

Необходимо заметить, что развитие промышленности на территории Западного региона в это время было слабым, а промышленные предприятия немногочисленны по количеству работников. Кроме того, к образованию кооперативов рабочих подтолкнули длинный рабочий день, отсутствие законов об охране труда, антисанитария в рабочих общежитиях. Это, в общей своей совокупности, и вызывало в обществе интерес к истории и вопросам кооперативного движения и социалистическим идеям внутри него. В этой связи цензурой был запрещен № 1 газеты «Верная мысль» под заголовком «Кооперативы и социализм» [16, л. 44].

Несмотря на ограниченные хронологические рамки приведенного издания, можно сказать, что такие же настроения в рабочей среде царили в начале Первой мировой войны, поскольку все рабочие газеты по-прежнему находились под огромным прессингом цензуры. Так, на Смоленщине была запрещена «Новая рабочая газета» с заголовком «Обращение обуховцев». Подобные настроения присутствовали во всех газетах схожей тематики и направленности и дали властям основания опасаться подъема забастовочного и стачечного движения [16, л. 39].

Массовые профсоюзы в России появились в обстановке революционного подъема 1905-1906 гг. вследствие перерастания отвергнутых правительством экономических требований в политические. Как известно, у профсоюзов в Российской империи не было юридических основ для того, чтобы стать равными партнерами с работодательскими союзами. Добиться чего-либо они могли только нелегальной борьбой или противозаконными действиями (например, проведением забастовки, что преследовалось по закону). Эти обстоятельства сближали профсоюзное движение и левые партии, делали профсоюзы массовыми политизированными организациями рабочего класса, а не равными партнерами с работодателями [31, с. 66, 69]. Подобная обстановка сохранялась и во время Первой мировой войны [16, л. 24].

Обстановка на предприятиях ухудшалась также вследствие того, что рабочими на фабриках могли быть и крестьяне, уходившие в город на заработки. Эта была малограмотная часть населения, которая легко поддавалась обману и влиянию революционной пропаганды. Крестьян часто обманывали при выплате заработной платы: вместо заработанных денег, выплачивалась намного меньшая сумма [24, л. 25].

Многие рабочие в своих жалобах к фабричному руководству упоминали о том, что остались безо всяких средств к существованию. Это побуждало начальство выдавать им пособия из штрафного капитала. Пособие составляло примерно 3-10 рублей. Причины для получения пособия указывались различные (похороны родственников, рождение детей и т.д.) [22, л. 1-4].

Неполноправное положение рабочих находило отражение и в появлении людей, занимавшихся просвещением, разъяснением рабочим их положения. Нерешенность рабочего вопроса увеличивала интерес к изучению изданий марксистской направленности, литературы, где доказывалась польза создания кооперативов, профессиональных газет, новых рабочих мест. Этот процесс иллюстрирует дело Ивана Казакова, арестованного жандармерией [26, л. 22-24].

Похожие явления были в это же самое время и в армии. Командование, видя рост интереса к хозяйственным вопросам, решило открыть новые печатные издания, которые были бы подчинены цензуре и отвечали интересам властей [3, с. 28-29]. Например, на Смоленщине до 1914 г. жандармерией не фиксировалось никаких случаев агитации, волнений среди рабочих и крестьян. Несмотря на то, в этом регионе действовало «Общество народных университетов», которым активно возбуждались революционные настроения в обществе, никакого реального отклика подобная пропаганда не приносила. Правда, в 1912 г. отмечалось небольшое волнение среди рабочих-евреев из-за дела Бейлиса. Этот знаменитый судебный процесс был связан с обвинениями еврея Менахема Менделя Бейлиса в ритуальном убийстве ученика приготовительного класса Киево-Софийского духовного училища 12 марта 1911 г. Обвинение было явно надуманным и возбудило волнения среди евреев. Этим, в свою очередь, воспользовались националисты, начавшие разжигать антисемитские настроения. Однако никаких реальных выступлений так и не произошло. Как отмечалось в жандармских донесениях, основную роль в губернии играла интеллигенция с левыми убеждениями, а в органах местного самоуправления (в частности, в Городской думе) стали преобладать политики с левыми убеждениями [7, л. 1-3]. Поэтому большую опасность для властей представляли социалистические учения, нежели националисты или евреи.

Недовольство политикой властей глубоко проникло во все слои общества. Частым явлением стали революционные манифестации учащихся гимназий. Это вызывало серьезное беспокойство органов полицейского надзора. Подъем недовольства списывался руководством учебных заведений на людей без определенного рода занятий. Это вызывало также и рост антисемитских настроений [17, л. 1, 5].

Настроения рабочих в годы Первой мировой войны фиксируют документы, связанные с их жалобами. Частыми были жалобы рабочих на грубое обращение с ними по национальному признаку [5, л. 1-2]. В рабочей среде участились нападения на иностранцев по причине их материального благополучия [5, л. 3]. Один из таких случаев произошел на фабрике «Турнье» в Минске, где рабочие ограбили иностранца [5, л. 10]. Рабочие требовали не увольнять зачинщиков забастовок, поскольку те отстаивали их интересы [5, л. 11-12]. Также недовольство рабочих вызывало неисполнение требований о смене мастеров и поднятии заработной платы [5, л. 13-14, 19].

Ярким примером сказанному выше стала забастовка в портняжной мастерской Русинова. Никто из работников мастерской не приступил к своей работе до выполнения их требований [5, л. 21]. Под влиянием революционных групп различной направленности стали создаваться собрания (где рабочие выбирали своих старшин) и проводиться сходы. Одним из самых крупных было собрание сапожников в Минске [4, л. 3].

В Западном регионе в 1914-1915 гг. были зафиксированы всего несколько забастовок, и только на экономической почве [9, л. 24]. Но затем недовольство рабочих (а вслед за ним и забастовочное движение) стало быстрыми темпами нарастать. В 1916 г. поводом для прекращения работ становились снижение заработной платы, отказ руководства увеличить стоимость продажи продукции, как это и произошло в одной из мастерских в Минской губернии. Также забастовки имели место вследствие неисполнения законных требований рабочих. После их выполнения или повышения заработной платы трудящиеся возвращались к работе [10, л. 1-2, 3, 32-34]. Например, забастовка из-за слишком малых расценок на производимые операции произошла 23 апреля 1914 г. на фабрике Покцинского в Минске [8, л. 18].

Распространение революционных идей происходило и через частные уроки. Часто эти идеи распространялись во время преподавания общественных дисциплин. В подобном был обвинен учитель Янкель Каплан 19-ти лет из г. Витебска. Иногда на квартирах проходили собрания разрозненных революционных групп, на которых обсуждались не только региональные события. Эти группы поддерживали связь с ведущими революционными партиями, координируя с ними основные действия. Часто, поддерживая связь с местными партийными ячейками социал-демократов и эсеров, революционные группы не решались предпринимать какие-либо действия до получения ответа от местных организаций общероссийских левых партий. Одно из таких собраний состоялось 9 июня 1914 г. Многие из местных революционных деятелей замечались в участии в революционных группах неоднократно. Часто в этих группах число купцов и мещан преобладало над числом представителей рабочего класса [12, л. 1-5].

В это время в Витебской губернии были широко распространены призывы к забастовкам, активно распространялись прокламации. Один из таких случаев отмечен жандармерией в Двинске. Профсоюзные активисты отслеживали состояние рабочего движения в губернии, объезжая ее территорию и изучая обстановку. Одним из таких активистов был Арон Фридман из Витебска. Жандармерия пыталась установить наружное наблюдение за активистами, но это помогало далеко не всегда. Из доносов жандармерии видно, что большое влияние на умы рабочих, тем не менее, продолжали оказывать эсеры и социал-демократы.

Причинами забастовок в 1916 г. часто были плохие санитарные условия на производстве, низкая заработная плата, работа в ночное время, которая не включалась в полный рабочий день. Широко было налажено распространение нелегальной литературы. С рабочих собирались деньги на издание революционных газет [13, л. 4, 8, 17].

Иногда на заводах и фабриках проходили собрания в поддержку издания газет. Одно из таких собраний произошло в Могилёвской губернии в городе Копыси. Имели место широкие связи рабочих с группой социал-демократов в Государственной думе [11, л. 22-29]. На Смоленщине для этих целей использовали средства профсоюзов, пытаясь создавать революционные группы без поддержки какой-либо левой партии [15, л. 36, 45]. В 1916 г. усиливается недовольство рабочих несовершенством закона о страховании, ликвидацией правлений рабочих касс, широко распространяется нелегальная литература. Этот факт подтверждает содержание прокламации, распространяемой в то время на Любаво-Роменской железной дороге [14, л. 3-4].

У местных властей не всегда была возможность бороться с революционной активностью рабочего населения. Иногда людей приходилось освобождать из-под полицейского надзора из-за призыва в действующую армию [19, л. 3]. В то же время недовольство некоторых забастовщиков имело сугубо экономический характер. Например, Авраам Колоненков подстрекал своих товарищей к неуплате налогов [18, л. 2].

Интересно отметить, что протестные настроения в деревне с начала 1915 г. несколько пошли на убыль. Отмечалось всего несколько эпизодов революционной агитации среди крестьян. Полицией было зафиксировано лишь несколько фактов распространения воззваний социал-демократической партии [6, л. 1-6].

Ожидая окончания войны, многие зажиточнее крестьяне и рабочие обращались к услугам сберегательных касс, тем самым не веря в возможность серьезных революционных потрясений в стране. Министерство финансов стремилось поощрять интерес к сберкассам среди населения [25, л. 4-5].

В конце 1916 г. в выступлениях рабочих наблюдается новая идея, связанная с экономическим неравенством в обществе: осуждались владельцы фабрик и заводов, которые получали большие доходы, в сравнении с простыми работниками, получавшими маленькие оклады [29, л. 1]. На этом фоне выросло число антиправительственных (в основном, эсеровских) прокламаций, в которых осуждалось обогащение фабрикантов, указывалось на то, что война в первую очередь выгодна именно правительству и элите, но не народу [28, л. 94]. Распространением прокламаций в это время занимались, в основном, студенты гимназий.

В то же самое время среди рабочих намечается рост интереса к марксистским идеям рабочего самоуправления, особенно ярко это проявилось в 1917 г. на фоне начавшегося военного кризиса. Именно экономические трудности, вызванные спецификой военного времени, стали одной из основных причин роста интереса к революционным идеям. При содействии интеллигенции в населенных пунктах активно создавались библиотеки антиправительственной литературы. Об этом наглядно говорят сообщения агентуры жандармского управления Смоленской губернии.

Одно из донесений агентуры рассказывает о наличии тайных марксистских кружков, в числе членов которых были не только представители интеллигенции, но и ремесленники и промышленный пролетариат. В донесениях жандармской агентуры сообщается, что на собраниях кружков обсуждали не только теоретические вопросы, касавшиеся идеологии и партийной организации, но и практические методы политической борьбы [27, л. 116-117].

Таким образом, рост революционных настроений западных губерний Российской империи был связан с экономическим кризисом, начавшимся после затянувшейся войны, и влиянием социалистической пропаганды. Следует отметить, что забастовки носили в основном экономический характер, рабочие не стремились к поддержке радикальных политических преобразований, судя по анализу настроений, рабочий слой не был полностью готов к серьезным политическим переменам.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Белогурова Т.А. Русская периодическая печать и проблемы внутренней жизни страны в годы Первой мировой войны (1914 – фев. 1917). – Смоленск, 2005. – 160 c.
  2. Беларусь в годы Первой мировой войны. Сборник документов. – Минск, 2014. – 408 c.
  3. Врангель Н.Н. Дни скорби. Дневник 1914-1915 гг. – СПб., 2001. – 320 c.
  4. ГАРФ. Ф. 102 ДП ОО. 1914. Д. 6 ч. 44.
  5. ГАРФ. Ф. 102 4-Д. 1914. Д. 40 ч. 2.
  6. ГАРФ. Ф. 102. 4 Д. 1915. Д. 108. ч. 10.
  7. ГАРФ. Ф. 102. ДП. 4-Д. Оп 123. Д. 66 ч. 7.
  8. ГАРФ. Ф. 102. ДП. 4-Д. Оп. 123. Д. 10 ч. 1.
  9. ГАРФ. Ф. 102. ДП. 4-Д. Оп. 123. Д. 10 ч. 9.
  10. ГАРФ. Ф. 102. ДП. 4-Д. Оп. 123. Д. 40 ч. 2.
  11. ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. Оп. 244. Д. 4 ч. 45.
  12. ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. Оп. 244. Д. 5 ч. 12.
  13. ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. Оп. 244. Д. 5 ч. 12 Л.Б.
  14. ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. Оп. 244. Д. 5 ч. 45.Г
  15. ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. Оп. 244. Д. 5 ч. 71. Л.Б.
  16. ГАСО. Ф. 1. Оп. 6. Д. 81.
  17. ГАСО. Ф. 1. Оп. 8. Д. 716.
  18. ГАСО. Ф. 1. Оп. 8. Д. 783.
  19. ГАСО. Ф. 1. Оп 8. Д. 805.
  20. ГАСО. Ф. 573. Оп. 1. Д. 703.
  21. ГАСО. Ф. 573. Оп. 1. Д. 764.
  22. ГАСО. Ф. 573. Оп. 1. Д. 781.
  23. ГАСО. Ф. 573. Оп. 1. Д. 783.
  24. ГАСО. Ф. 573. Оп. 1. Д. 785.
  25. ГАСО. Ф. 573. Оп. 1. Д. 800.
  26. ГАСО. Ф. 1289. Оп. 1. Д. 479.
  27. ГАСО. Ф. 1289. Оп. 1. Д. 502.
  28. ГАСО. Ф. 1289. Оп. 1. Д. 503.
  29. ГАСО. Ф. 1289. Оп. 1. Д. 504.
  30. Новое уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 года. – СПб., 1903.
  31. Цитульский В.Ф. Правовой статус профсоюзов в Российской империи в начале ХХ в. // Вопросы экономики и права. – 2011. – № 4.

English

  1. Belogurova T.A. Russkaya periodicheskaya pechat I problem vnutrenney zhizny strany v gody Pervoy mirovoy voyny (1914 – fev. 1917). – Smolensk, 2005. – 160 s.
  2. Belarus v gody pervoy mirovoy voyny. Sbornik dokumentov – Minsk, 2014. – 408 s.
  3. Vrangel N.N. Dni skorbi. Dnevnik 1914-1915 gg. – SPb., 2001. – 320 s.
  4. GARF. F. 102 DP OO. 1914. D. 6 ch. 44.
  5. GARF. F. 102 4-D. 1914. D. 40 ch. 2.
  6. GARF. F. 102 4-D. 1915. D. 108 ch 10.
  7. GARF. F. 102 4 DP 4-D. Op. 123. D. 66 ch 7.
  8. GARF. F. 102 DP. 4-D. Op. 123. D. 10 ch 1.
  9. GARF. F. 102 DP. 4-D. Op. 123. D. 10 ch 9.
  10. GARF. F. 102 DP. 4-D. Op. 123. D 40 ch 2.
  11. GARF. F. 102 DP OO. Op. 244. D. 4 ch. 45.
  12. GARF. F. 102 DP OO. Op. 244. D. 5 ch. 12.
  13. GARF. F. 102 DP OO. Op. 244. D. 5 ch. 12. LB.
  14. GARF. F. 102 DP OO. Op. 244. D. 5 ch. 45. G.
  15. GARF. F. 102 DP OO. Op. 244. D. 5 ch. 71 LB.
  16. GASO. F. 1. Op. 6. D. 81.
  17. GASO. F. 1. Op. 8. D. 716.
  18. GASO. F. 1. Op. 8. D. 783.
  19. GASO. F. 1. Op. 8. D. 805.
  20. GASO. F. 573. Op. 1. D. 703.
  21. GASO. F. 573. Op. 1. D. 764.
  22. GASO. F. 573. Op. 1. D. 781.
  23. GASO. F. 573. Op. 1. D. 783.
  24. GASO. F. 573. Op. 1. D. 785.
  25. GASO. F. 573. Op. 1. D. 800.
  26. GASO. F. 1289. Op. 1. D. 479.
  27. GASO. F. 1289. Op. 1. D. 502.
  28. GASO. F. 1289. Op. 1. D. 503.
  29. GASO. F. 1289. Op. 1. D. 504.
  30. Novoe ugoloivnoe ulozhenie, Vysochayshe utverzhdennoe 22 marta 1903 goda. – SPb., 1903.
  31. Cytulsky V.F. Pravovoy status profsoyusov v Rossiyskoy imperii v nachale XX v. // Voprosy ekonomiki I prava. – 2011. – № 4.

Оставить комментарий