Новые остеологические материалы с поселений скифского времени на верхнем и среднем Дону

Аннотация

Раскопки бытовых памятников дают ценную информацию о разных аспектах жизни древних людей. Материалы, происходящие с поселений, прежде всего важны для реконструкции хозяйственной деятельности оставившего их населения. Одной из наиболее частых находок на городищах и селищах являются кости животных, однако анализ этого материала проводится далеко не всегда. В свою очередь, подобного рода исследования крайне важны для характеристики палеоэкономики среднедонского населения скифского времени.

Данная статья посвящена анализу остеологических материалов, происходящих с городищ скифской эпохи у сёл Петино и Устье, а также поселения 2 у хутора Титчиха на Верхнем и Среднем Дону.

Проанализированная коллекция происходит с поселений, содержащих, за редким исключением, материалы скифского времени, что делает эти выборки особенно интересными ввиду их точной культурно-хронологической интерпретации. В результате работ был определён видовой состав стада и его возрастная структура, выяснены основные объекты промысла. На одном памятнике зафиксирован неоспоримый факт употребления собаки в пищу, ещё на двух обнаружены патологии на фалангах быка и лошади, возникшие от их использования в качестве тягловой силы. Полученные результаты позволили сделать вывод о важной роли животноводства в экономике населения, оставившего данные памятники. В материалах практически полностью отсутствуют кости диких животных. Возможно, в хозяйстве обитателей указанных поселений охота являлась второстепенным занятием, существенно уступающим по своему значению скотоводству.

Ключевые слова и фразы: скифское время, палеоэкономика, животноводство, охота, рыбная ловля, поселения, лесостепное Подонье.

Annotation

The new osteological materials from the settlement of the scythian period in the upper and middle Don.

This article is devoted to the analysis of osteological material originating from the hill forts of the Scythian epoch in villages Petino and Ust’e and settlements 2 in Titchiha farm on the Upper and Middle Don.

Excavation of residential sites provide valuable information on different aspects of the life of ancient people. Materials originating in the settlements, especially important for the reconstruction of the economic activity of the population has left. One of the most frequent findings at the hill forts and settlements are animal bones, but this material analysis is carried out not always. In turn, such research is crucial to characterize ancient economy of population of the Middle Don area of the Scythian age.

The analyzed collection happens to the settlements, containing, with rare exception, the ma-terials of the Scythian period, making these samples are of particular interest because of their precise cultural and chronological interpretation. As a result of the work was determined the species composition of the herd and its age structure, elucidated the main objects of fishery. At a monument recorded the indisputable fact of the dog eating, another two were found pathology phalanxes bull and horse arising from their use as draft animals. The results led to the conclusion about the im-portance of livestock in the economy, has left monuments of data. In turn, in their submissions on this point are practically no bones of wild animals. Perhaps, in the economy of these settlements dwellers hunting was a secondary occupation, significantly inferior in importance pastoralism.

Key words and phrases: scythian times, ancient economy, pastoralism, hunting, fishing, set-tlements, forest-steppe Don.

О публикации

Работа подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 14-31-01-218

Авторы: и .
УДК 903.
Опубликовано 23 декабря года в .
Количество просмотров: 74.

Первостепенным источником для реконструкции животноводства у среднедонского населения скифского времени являются остеологические материалы, происходящие из культурных напластований поселенческих памятников. В данной работе публикуются результаты анализа остеологических коллекций с двух городищ и одного селища скифской эпохи, исследованных археологической экспедицией Воронежского госпедуниверситета в 2012–2015 гг. Остатки млекопитающих определены путем сравнения костных фрагментов с экземплярами современных и субфоссильных видов из коллекции Национального научно-природоведческого музея НАНУ, а также путем сопоставления с экземплярами из сравнительной остеологической коллекции Е.Ю. Яниш. Обнаруженные кости относятся к категории кухонных остатков. Сохранность материала в среднем составляет 3–4 балла по пятибалльной шкале [1]. Соотношение основных видов сельскохозяйственных животных проанализировано по методике Е.Е. Антипиной с использованием предложенных ею коэффициентов [2].

Городище у с. Петино. Памятник находится на правом берегу реки Дон на южной окраине с. Петино Хохольского района Воронежской области. На городище раскопано 276 м2. Выполнен разрез укреплений, исследована незначительная часть городищенской площадки. Обнаруженные здесь материалы позволили датировать укреплённый поселок в рамках V в. до н.э. [3, с. 82]. Объем происходящей с него остеологической коллекции незначителен и составил 128 фрагментов. 19 костей млекопитающих (14,9% от общего количества) в связи с их существенной фрагментированностью определить не удалось.

На памятнике встречены остатки семи видов млекопитающих: бык, лошадь, свинья, овца и коза, собака, а также бобр обыкновенный. По абсолютному количеству определимых костей (табл. 1) бык и лошадь представлены почти в равном количестве, затем идут свинья и МРС.

Дикие млекопитающие представлены единственным видом – бобр обыкновенный. Данный вид добывался ради мяса и шкурок [4]. Среди остеологического материала, для которого возможно корректное определение возраста, встречаются остатки как взрослых, так и молодых особей (табл. 2). При этом взрослые животные (старше 18 месяцев) преобладают, но из-за малой выборки высчитать достоверные возрастные соотношения для видов невозможно. Наличие молодых животных, а также особей возраста 22–26 месяцев указывает на их гибель весной-осенью. Вероятнее всего, охота и возможный забой скота проводились круглогодично.

В двух случаях на костях лошади (I фалангах) обнаружены паталогические разрастания, что является косвенным свидетельством воспалительных процессов, которые могли возникнуть в результате интенсивного использования животных как тягловой силы. На поверхности ещё двух костей МРС обнаружены следы от рубящих орудий.

Анализ частоты встречаемости элементов скелета млекопитающих показал, что наиболее часто в материалах данного памятника встречаются кости черепа (включая две находки рогов), на втором месте по количеству – кости задних конечностей, на третьем – передних. Если объединить кости по частям тела, на которые, как правило, идет разделка туши, получаем, что наиболее часто встречаются голова, задние ноги (в основном менее мясные части ноги ниже бедренной кости) и передние ноги. Рёбра и кости таза представлены в незначительном количестве, позвонки отсутствуют.

Городище у с. Устье. Памятник расположен на правом берегу р. Дон севернее с. Устье Хохольского района Воронежской области. На городище двумя раскопами исследован участок, примыкающий к валу на площади 252 м2. Полученная в ходе работ керамическая коллекция даёт основание датировать поселок V–IV вв. до н.э. [5, 6]. Объем проанализированной выборки крайне мал и составил всего 20 костей, из которых две определить не удалось.

В коллекции присутствуют пять видов млекопитающих (табл. 1): бык, лошадь, овца и коза домашняя, а также собака. В материалах данного памятника обнаружены фрагменты черепа, рёбра, а также кости передних и задних конечностей. Среди костей, для которых возможно корректное определение возраста, имеются остатки как молодых, так и взрослых особей быка (табл. 2) (для двух возраст – до 24 месяцев, по одной особи ≤ 27, 24–30 и ≥ 36–43 месяцев). Кроме того, найденные кости собаки, которые судя по размеру, анатомическому спектру, тафономическим характеристикам и контексту обнаружения, принадлежали одной особи. Состояние зубного ряда и степень прирастания эпифизов указывают на то, что животное было взрослым. Его возраст больше или равен 18 месяцам. По остальным костям определить возраст не удалось. Возраст быка домашнего, высчитанный по стадии прорезывания зубов, указывает на гибель животного в летне-осенний период.

В двух случаях на костях собаки зафиксированы следы разделки – на плечевой кости (на эпифизе, следы от режущего инструмента) и на бедренной кости (след от режущего орудия на диафизе). В одном случае на неопределимой кости животного крупного размера обнаружены следы от погрызов собакой.

Очень важна находка двух костей собаки со следами разделки. Как указано выше, вероятнее всего, мы имеем дело с остатками одной особи, разделанной для приготовления в пищу. Следы от режущего орудия проходят через плечевой сустав (наиболее удобное для отделения передней конечности место) и по диафизу бедренной кости. Если на бедренной кости искусственное происхождение повреждения надкостницы еще может быть оспорено, след на плечевой кости не вызывает сомнений.

Поселение 2 у хут. Титчиха. Селище расположено на правом берегу р. Дон на северной окраине хутора Титчиха Лискинского района Воронежской области. На памятнике исследовано 98 м2, его материалы относятся к IV в. до н.э. [7]. Объем проанализированной выборки составил 280 остатков животных, из которых 274 кости принадлежали млекопитающим, две – птицам; одна – рыбе, также встречено три раковины моллюсков. 110 фрагментов костей млекопитающих (40,1% от всех остатков млекопитающих) не удалось определить ввиду их значительной фрагментированности. Обе кости птиц также неопределимы, так как представлены небольшими фрагментами диафизов.

В коллекции присутствуют кости быка домашнего, лошади домашней, свиньи домашней, собаки домашней, овцы и, возможно, козы домашней (табл. 1). В коллекции имеются как кости молодых, так и взрослых особей (табл. 2).

В одном случае возраст быка 6–8 месяцев, в двух – 7–10, что указывает на забой этих животных в октябре-феврале (условно считаем, что в среднем отел происходил в апреле).

Возраст МРС 6–8 месяцев также указывает на гибель животного в начале осени. В одном случае возраст лошади был 9–12 месяцев, что указывает на смерть животного в конце зимы – начале весны. Не исключено, жеребенок был забит для использования в пищу, что также косвенно подтверждают следы огня на ребре лошади, хотя следов разделки на костях не обнаружено. Также в пользу этой гипотезы говорит время забоя – конец зимы, когда запасы продовольствия, как правило, подходят к концу, – возможно, в своём рационе жители поселения чаще стали использовать конину. Следов разделки на костях собаки мы не обнаружили, поэтому в данном случае не рассматриваем их как кухонные остатки.

Исходя из обнаруженных материалов, можно предположить, что основной забой скота происходил в осенний период.

В остеологической коллекции поселения наиболее часто встречаются кости черепа (68 ед.), затем следуют кости задних (38 ед.) и передних конечностей (22 ед.). Также в материале присутствуют позвонки, ребра, лопатки и кости таза. Таким образом, анатомический набор соответствует кухонным остаткам.

Следы огня на костях обнаружены в шести случаях. Цвет обгоревшей кости позволяет узнать температуру, при которой она обжигалась. Так, черный цвет имеют три экземпляра: плечевая кость свиньи, частично обгоревшая; неопределимая кость животного крупного размера и ребро МРС. Черный цвет кость приобретает при температуре около 600° С, что характерно для открытого огня. Частичная обожженность кости свиньи также свидетельствует в пользу того, что кость обгорела в костре или открытом очаге. Еще три кости имеют черный внутри и палевый снаружи цвет: ребро лошади; неопределимые кости животных крупного размера. Температура, воздействовавшая на кости, в данном случае была около 800° С, что возможно при обжиге кости в очаге или печи.

Следы разделки режущими или рубящими орудиями на костях не обнаружены. В одном случае на плечевой кости свиньи встречены следы от погрызов мелкими грызунами и собакой. В одном случае встречены следы обработки на роге благородного оленя – край фрагмента срезан. Кроме того, найдена II фаланга быка домашнего с патологическими разрастаниями, которые являются результатом воспалительного процесса, вероятнее всего, от нагрузок. Подобные патологии у быка домашнего могут косвенно указывать на его использование в качестве тягловой силы.

Как отмечалось выше, помимо остатков млекопитающих, в слое поселения встречены позвонок сома и три раковины речной перловицы. Длина сома, реконструированная по единственному позвонку, приблизительно составляла 75 см, вес 1,5 кг (возраст 10 лет).


Таблица 1. Видовой состав млекопитающих и рыб

Видовой состав млекопитающих и рыб донского городища Устье


Таблица 2. Возрастная структура сельскохозяйственных животных

Возрастная структура сельскохозяйственных животных донского хутора Титчиха


Несмотря на малые объемы выборок с данных поселений, результаты их анализа достаточно важны хотя бы потому, что культурные слои этих памятников содержат преимущественно находки скифского времени и лишь единичные артефакты других эпох. Следовательно, и происходящие с них остеологические коллекции имеют довольно узкую и относительно надежную культурно-хронологическую атрибуцию. Стоит отметить, что для окончательных выводов относительно особенностей животноводства на каком-либо из перечисленных поселений недостаточно информации, поскольку проанализированные выборки нельзя считать репрезентативными, однако полученные данные позволяют сделать ряд любопытных замечаний.

В целом, видовой состав стада на исследованных памятниках типичен для бытовых памятников лесостепного Подонья. Однако обращает на себя внимание соотношение видов сельскохозяйственных животных в материалах с поселения 2 у хутора Титчиха. Обычно в более-менее репрезентативных выборках со среднедонских поселений прослеживается преобладание остатков лошади, либо их относительный паритет с крупным рогатым скотом [8, с. 117]. Здесь же кости КРС доминируют над остатками всех остальных животных, превышая количество МРС в три, а лошади практически в шесть раз, но и в мясном потреблении преобладает говядина (табл. 3). Подобная ситуация к настоящему моменту зафиксирована на Среднем Дону лишь на городище Мостище, где были в совокупности учтены результаты анализов, проведённых в разные годы [8, 9]. Преобладание крупного рогатого скота в стаде считается характерным для земледельческих племён, у которых волы использовались для распашки земли [10, с. 229]. Ввиду этого интерес представляют и обнаруженные патологии на фаланге одного быка, возникшие от его использования в качестве тягловой силы. Кости с аналогичными патологиями выявлены и на Мостищенском городище [9, с. 109]. Подобные свидетельства крайне важны для реконструкции типа земледелия у среднедонских племён. К настоящему моменту вопрос о применении местным населением тягловых животных для возделывания почвы является одним из ключевых [11, с. 179].

Для исследованных памятников нами предпринята попытка реконструкции состава стада, в которое входило как маточное поголовье, так и элиминированные особи. Для КРС мы принимаем, что для стойкого воспроизведения вида на одно забитое животное необходимо было восемь особей маточного поголовья. Для лошади эта цифра вырастает до десяти, поскольку данное животное имело важное значение в первую очередь как средство передвижения, и лишь во вторую – использовалось в качестве пищи. В вязи с этим часть костей не попала в кухонные остатки. Для МРС, с учетом использования мясной и прижизненной продукции, было необходимо шесть маточных особей, количество же маточного поголовья свиней было меньше, чем число забитых животных.


Таблица 3. Соотношение видов по абсолютному количеству костей и в мясном потреблении

Соотношение видов по абсолютному количеству костей и в мясном потреблении

* — получены умножением данных по остеологическим спектрам на кратность веса с/х животных


Таблица 4. Реконструированный состав стада с учетом маточного поголовья для каждого вида

Реконструированный состав стада с учетом маточного поголовья для каждого вида


Полученные данные позволяют сделать вывод о примерном составе стада за весь период существования памятника. Получается, что на городище у с. Петино первое место в стаде занимала лошадь, второе – КРС, третье – МРС, свинья играла наименьшую роль из основных сельскохозяйственных видов (табл. 4).

С городища у с. Устье для достоверных выводов выборка недостаточна. На поселение 2 у хутора Титчиха первое место в общем стаде занимал КРС, второе – МРС, третье – лошадь, свинья находилась на четвертом месте.

Интересным является и засвидетельствованный на городище Устье факт использования собак в пищу. Остатки этих животных встречались на поселенческих памятниках Среднего Дона и ранее, но не имели каких-либо признаков кухонного происхождения. Здесь же следы разделки на нескольких костях являются неопровержимым доказательством употребления собаки в пищу. Свидетельства потребления мяса этих животных на юге Восточной Европы не часты, хотя и регулярны. Так, кости собак со следами кухонной разделки зафиксированы как на поселениях скифского времени, так и в материалах греческих колоний [1, 10, 12, 13].

Обращает на себя внимание практически полное отсутствие в проанализированных остеологических коллекциях продуктов охотничьего и рыболовного промысла. Небольшое количество костей диких животных в целом характерно для большинства поселений Среднего Дона [14, с. 68]. По-видимому, к этому времени охота уже перестает играть какую-либо значимую роль в хозяйстве среднедонского населения. Единичные же свидетельства рыбной ловли могут быть связаны не столько с незначительной ролью этого вида промысла в экономике местных племён, сколько со сложностью их фиксирования, поскольку без просеивания или промывки грунта обнаружить рыбьи кости и чешую достаточно сложно.

Список литературы / References

На русском

  1. Антипина Е.Е. Археозоологические исследования: задачи, потенциальные возможности и реальные результаты // Новейшие археозоологические исследования в России / Отв. ред. Е.Е. Антипина, Е.Н. Черных. – М., 2003.
  2. Антипина Е.Е. Состав древнего стада домашних животных: логические аппрок-симации // OPUS: Междисциплинарные исследования в археологии / Под ред. А.П. Бужило-вой. — М., 2008.
  3. Разуваев Ю.Д. Городище V века до н.э. у с. Петино на Верхнем Дону // Вестник ВГУ. Серия: История, политология, социология. – Воронеж, 2016. – № 1.
  4. Антипина Е.Е. Переяславль Рязанский, кремль, XVII век: остеологическая коллекция // Аналитические исследования лаборатории естественнонаучных методов / Отв. ред. Е.Н. Черных. – М., 2011. – Вып. 2.
  5. Меркулов А.Н. Городище скифского времени у с. Устье на Верхнем Дону (исследования 2013 г.) // Верхнедонской археологический сборник / Отв. ред. А.Н. Бессуднов. – Липецк, 2014. – Вып. 6.
  6. Меркулов А.Н., Родионов А.М. Городище скифского времени у с. Устье на Верхнем Дону (исследования 2014 г.) // Известия ВГПУ. – Воронеж, 2015. — № 3 (268).
  7. Меркулов А.Н. Раскопки поселения 2 у хутора Титчиха в 2015 г. // Археология восточноевропейской лесостепи: материалы II-ой Международной научной конференции. Воронеж, 18–20 декабря 2015 года / Отв. ред. А.М. Скоробогатов. – Воронеж, 2016.
  8. Антипина Е.Е. Остеологические материалы из скифских памятников на Среднем Дону // Археология Среднего Дона в скифскую эпоху (Труды Донской (Потуданской) археологической экспедиции ИА РАН, 2001-2003 гг.) / Под ред. В.И. Гуляева. – М., 2004.
  9. Яниш Е.Ю., Меркулов А.Н. Остеологическая коллекция скифского времени с городища у хутора Мостище // Известия ВГПУ. – Воронеж: ВГПУ, 2015. — № 2 (267).
  10. Шрамко И.Б., Бондаренко В.Л., Задников С. А. Археозоологические материалы с поселения скифского времени у с. Барчаны // Археологическое изучение центральной России. Тезисы Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения В.П. Левенка (13–16 ноября 2006 г.) / Отв. ред. А.Н. Бессуднов – Липецк, 2006.
  11. Меркулов А.Н. О системе земледелия у населения Лесостепной Скифии: историографический аспект // Восточноевропейские древности / Отв. ред. А.Н. Ворошилов. – Воронеж, 2013. – Вып. 3.
  12. Журавлев О.П. Фауна поселения Черноморка-II (на материалах костных остатков) // Использование методов естественных наук в археологии. Киев: Наукова думка, 1981. С. 130–159.
  13. Шрамко Б.А. Люботинское городище // Люботинское городище / Отв. ред. Ю.В. Буйнов. – Харьков, 1998.
  14. Цалкин В.И. Фауна из раскопок городищ скифского времени на Среднем Дону // МИА. – № 151. – 1969.

English

  1. Antipina E.E. Arheozoologicheskie issledovanija: zadachi, potencial’nye vozmozhnosti i real’nye rezul’taty // Novejshie arheozoologicheskie issledovanija v Rossii / Otv. red. E.E. Antipina, E.N. Chernyh. – M., 2003.
  2. Antipina E.E. Sostav drevnego stada domashnih zhivotnyh: logicheskie approksimacii // OPUS: Mezhdisciplinarnye issledovanija v arheologii / Pod red. A.P. Buzhilovoj. — M., 2008.
  3. Razuvaev Ju.D. Gorodishhe V veka do n.je. u s. Petino na Verhnem Donu // Vestnik VGU. Serija: Istorija, politologija, sociologija. – Voronezh, 2016. – № 1.
  4. Antipina E.E. Perejaslavl’ Rjazanskij, kreml’, XVII vek: osteologicheskaja kollekcija // Analiticheskie issledovanija laboratorii estestvennonauchnyh metodov / Otv. red. E.N. Chernyh. – M., 2011. – Vyp. 2.
  5. Merkulov A.N. Gorodishhe skifskogo vremeni u s. Ust’e na Verhnem Donu (issledovanija 2013 g.) // Verhnedonskoj arheologicheskij sbornik / Otv. red. A.N. Bessudnov. – Lipeck, 2014. – Vyp. 6.
  6. Merkulov A.N., Rodionov A.M. Gorodishhe skifskogo vremeni u s. Ust’e na Verhnem Donu (issledovanija 2014 g.) // Izvestija VGPU. – Voronezh, 2015. ? № 3 (268).
  7. Merkulov A.N. Raskopki poselenija 2 u hutora Titchiha v 2015 g. // Arheologija vostochnoevropejskoj lesostepi: materialy II-oj Mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii. Voronezh, 18-20 dekabrja 2015 goda / Otv. red. A.M. Skorobogatov. – Voronezh, 2016.
  8. Antipina E.E. Osteologicheskie materialy iz skifskih pamjatnikov na Srednem Donu // Arheologija Srednego Dona v skifskuju jepohu (Trudy Donskoj (Potudanskoj) arheologicheskoj jekspedicii IA RAN, 2001-2003 gg.) / Pod red. V.I. Guljaeva. – M., 2004.
  9. Janish E.Ju., Merkulov A.N. Osteologicheskaja kollekcija skifskogo vremeni s gorodishha u hutora Mostishhe // Izvestija VGPU. – Voronezh: VGPU, 2015. ? № 2 (267).
  10. Shramko I.B., Bondarenko V.L., Zadnikov S. A. Arheozoologicheskie materialy s poselenija skifskogo vremeni u s. Barchany // Arheologicheskoe izuchenie central’noj Rossii. Tezisy Mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii, posvjashhennoj 100-letiju so dnja rozhdenija V.P. Levenka (13-16 nojabrja 2006 g.) / Otv. red. A.N. Bessudnov – Lipeck, 2006.
  11. Merkulov A.N. O sisteme zemledelija u naselenija Lesostepnoj Skifii: istoriograficheskij aspekt // Vostochnoevropejskie drevnosti / Otv. red. A.N. Voroshilov. – Voronezh, 2013. – Vyp. 3.
  12. Zhuravlev O.P. Fauna poselenija Chernomorka-II (na materialah kostnyh ostatkov) // Ispol’zovanie metodov estestvennyh nauk v arheologii. Kiev: «Naukova dumka», 1981. S. 130–159.
  13. Shramko B.A. Ljubotinskoe gorodishhe // Ljubotinskoe gorodishhe / Otv. red. Ju.V. Bujnov. – Har’kov, 1998.
  14. Calkin V.I. Fauna iz raskopok gorodishh skifskogo vremeni na Srednem Donu // MIA. – № 151. – 1969.

Оставить комментарий