Контроль над моральным обликом членов РКП(б) в 1920-е годы (на примере Москвы)

В.И. Ленин с делегатами съезда РКП(б)

Аннотация

Данная статья посвящена изучению особенностей контроля за деятельностью органов государственного управления в начале 1920-х гг. В ней рассматривается процесс образования контрольных органов в Москве, их цели и задачи, функции, структура и деятельность. Автор отмечает, что в демократическом обществе контроль осуществляется общественными и правозащитными организациями, в то время как советская система формировалась изначально по другому принципу как авторитарно-бюрократическая система, поскольку она опиралась на диктаторские методы управления. Формирование органов партийного контроля было логичным завершением процесса утверждения в стране однопартийной диктатуры коммунистической партии. Институт партийного контроля являлся неотъемлемой частью организационной структуры партии.

Важным элементом партийного контроля в рассматриваемый период стало отсутствие общественного контроля над советской политической системой снизу. Автор подчеркивает, что партийные контрольные органы играли важную роль в осуществлении политического контроля в обществе, напрямую подключались к политическому процессу, пытались вмешиваться в работу государственного аппарата. Основное внимание автор уделяет рассмотрению деятельности Московской контрольной комиссии, проводившихся на ее заседаниях дел на основе архивных материалов. Анализ материалов показал, в описываемый период МКК активно боролась за дисциплину внутри РКП (б), а также с различными нарушениями партийного устава. Борясь с различными проступками, органы партийного контроля защищали политическую систему СССР изнутри и поддерживали её внутреннюю устойчивость. Однако низкий социокультурный уровень новых революционных бюрократов поставил политическую систему молодой Советской республики в крайне сложное положение, поскольку формирующаяся политическая элита страны Советов крайне плохо управляла государством.

Деятельность органов партийного контроля во многом помогла не только уменьшить в партии количество нарушителей партийных и этических норм, но и несколько улучшить низкое качество системы управления.

Ключевые слова и фразы: Партийный контроль, ЦК партии, РКП(б), Московская Партийная Комиссия (МКК), Рабоче-Крестьянская Инспекция (РКИ).

Annotation

This article is devoted to the peculiarities of control over government authorities’ activities in the early 1920s. It examines the process of formation of the supervisory bodies in Moscow, their goals and objectives, functions, structure and activities. The author notes the uniqueness of these structures is that in a democratic society control carried out by public and human rights organizations, while the Soviet system was formed initially on a different principle as the authoritarian-bureaucratic system, since it was based on dictatorial management. Formation of party control authorities was a logical completion of the approval process in the country’s one-party dictatorship of the Communist Party. Institute of party control is an integral part of the organizational structure of the party.

An important element of party control in the period under review was the lack of public control over the Soviet political system below. The author stresses that these bodies played an important role in the implementation of political control in the society, directly connected to the political process, trying to interfere with the work of the state apparatus. Main attention is paid to consideration of the activities of the Moscow Control Commission held its meetings Affairs on the basis of archival materials. Analysis of the data showed, in the period in the ICC is actively fighting for discipline within the RCP (B), as well as various violations of the Party Rules. Struggling with various misdemeanors, party control authorities defended the political system of the Soviet Union from within and maintained its internal stability. However, low socio-cultural level of the new revolutionary bureaucrats put the political system of the young Soviet republic in a very difficult situation, because the emerging political elite Soviet country very poorly managed state.

The result of the activities of the party control authorities in many ways helped to not only reduce the number of offenders in the party and the party of ethics, but also slightly improve the poor quality of the control system associated with the heads of those in power.

Key words and phrases: Party control, the Party Central Committee, RCP (b), the Moscow Party Commission (MPC), Workers’-Peasants’ inspectorate (WPI).

О публикации

УДК 947.07.
Опубликовано 30 сентября года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 82.

Наши постоянные авторы

Контроль над моральным обликом членов РКП(б) в 1920-е годы (на примере Москвы)

Control over the moral character of members of the RCP(b) in the 1920-ies (by the example of Moscow administration)

Процесс образования контрольных органов в Москве происходил чрезвычайно сложно. На IX партконференции РКП(б) в сентябре 1920 г. по инициативе В.И. Ленина была сформирована Центральная Контрольная комиссия (ЦКК) для борьбы с нарушениями дисциплины, партийной этики, с «моральным разложением» коммунистов. В это же время был создан Народный Комиссариат Рабоче-Крестьянской инспекции (РКИ) для осуществления контрольных функций над аппаратом государственного управления. В скором времени были созданы местные контрольные комиссии (КК) в регионах, избиравшиеся местными партийными конференциями. Согласно резолюции Девятой конференции РКП (б): «При всех губкомах должны быть организованы из наиболее беспристрастных, пользующихся всеобщим доверием организации товарищей специальные партийные комиссии, в которые должны поступать соответствующие жалобы» [3, c. 281].

Формирование органов партийного контроля было логичным завершением процесса утверждения в стране однопартийной диктатуры коммунистической партии. Институт партийного контроля являлся неотъемлемой частью организационной структуры партии. Создание органов партийного контроля обуславливалось рядом обстоятельств: отсутствием эффективной связи между центральными и региональными партийными организациями, необходимостью контроля исполнения директив ЦК и Политбюро ЦК РКП (б), моральной деградацией членов низовых партийных организаций, коррупцией, пьянством, шкурничеством, злоупотреблением властью.

Формально контрольные комиссии обладали автономией, но, ввиду согласования их деятельности с президиумами партийных комитетов, члены органов партийного контроля стали превращаться в штатных сотрудников партийных аппаратов. В отчёте ЦК партии большевиков было сказано, что за период с 15 сентября по 15 декабря 1920 года «контрольные комиссии представляют повсеместно возникающие партийные органы» [4, c. 43]. В декабре 1920 года ЦК партии разработало положение о контрольных комиссиях, определявшее порядок их создания, соблюдения сотрудниками норм морали, способы формирования позитивного общественного мнения об их работе, а также организационный механизм применения санкций против нарушителей партийной дисциплины. Состоявшийся 26 января 1921 года пленум ЦК РКП(б) разрешил членам ЦКК присутствовать на заседаниях пленумов и Политбюро ЦК РКП(б) [6, c. 133].

Следует отметить, что контрольные органы большевистской партии были уникальной структурой. В демократическом обществе контроль осуществляется общественными и правозащитными организациями, советская же система формировалась изначально по другому принципу. Данную систему можно определить как авторитарно-бюрократическую, поскольку она опиралась на диктаторские методы управления.

Изначально местные контрольные комиссии, как было упомянуто, образовывались местными партийными организациями. Впоследствии контрольные комиссии стали избираться местными губпартконференциями. Х съезд РКП(б) (8-16 марта 1921 года) завершил процесс конституирования ЦКК и впервые в повестку дня его работы был включен отчет и принята по нему соответствующая резолюция. К 1922 году был окончательно сформирован механизм взаимодействия между ЦК РКП(б) и ЦКК, а также установилась прочная связь между ЦКК и РКИ, осуществлявшие контроль за деятельностью органов государственного управления.

В аппаратной иерархии РКП(б) члены ЦКК были поставлены на верхнюю ступень, их статус приравнивался к статусу членов ЦК. Таким образом, работники органов партийного контроля превращались в привилегированную прослойку социальной структуры советского государства. В.И. Ленин в письме И.В. Сталину указывал, что «…ни малейшего совместительства у членов ЦКК ни с каким народным комиссариатом, ни с каким отдельным ведомством и ни с каким органом Советской власти быть не может. Ясно, что при таких условиях мы имеем максимальную из всех, какие были до сих пор придуманы, гарантию того, что партия создаст небольшую центральную коллегию, способную противостоять бюрократизму и установить единообразное применение законности во всей федерации» [5, c. 459]. Процесс интеграции двух органов контроля был частью тактики объединения партийного и государственного аппаратов, которые в руках сталинской группы постепенно превращались не только в средство социального управления, но и в мощное оружие борьбы с политическими противниками [9, c. 98]. Формирование органов партийного и государственного контроля было попыткой создания органа, который сохранял бы в неприкосновенной чистоте коммунистическую идею, следил бы за социальным поведением руководителей партии и правительства и мирил бы ссорящихся единомышленников. Этот орган должен был выполнять функции коллективного мозга партии и государства, стать воплощением «советской совести» [1, c. 195].

После образования ЦКК начался процесс формирования аналогичных организационных структур в местных партийных организациях, в том числе в Москве. Московская контрольная комиссия (МКК) была образована постановлением Московского комитета партии (МК РКП(б)) от 26 октября 1920 года в количестве 3 членов и 1 кандидата в члены [2, c. 37]. Важной проблемой, которой занималась МКК, было склочничество и борьба группировок в партийных организациях. К примеру, в Волоколамской уездной партийной организации из-за личных амбиций постоянно боролись две группировки. Их противостояние поставило организацию в тяжелое положение – работа МКК была парализована. В результате проверки в апреле 1921 года, осуществлённой МКК, все работники партаппарата были переведены из данного уезда в другую местность [10, ед.хр.1.л.40]. В задачи МКК входило не только урегулирование конфликтов, но и очищение партии от «разложившихся» и «непролетарских» элементов.

Так, например, в марте 1923 года согласно отчёту Московской Контрольной Комиссии РКП(б) было рассмотрено 194 вопроса, из которых 61 был связан с чисткой партии. Из столичной партийной организации было исключено более 100 человек по следующим причинам:

«Пьянство – 28, нарушения партдисциплины – 22, чуждый элемент – 19, преступления по должности – 8, склока – 5, религиозные обряды – 5, уголовные преступления – 11» [10, ед.хр.1.л.94].

В апреле 1923 г. МКК исключила из РКП(б) более 113 человек: «Нарушение партэтики – 10, Склока – 1, Нарушение партдисциплины – 11; преступление по должности – 10; уголовные преступления – 5; пьянство – 29; религиозные обряды – 5; чуждый элемент – 10; нажива, спекуляция, торговля – 1, разные причины – 31» [10, ед.хр.1.л.40].

Стоит отметить, что все уголовные дела органы партийного контроля передавали в милицию, поскольку уголовное преследование не входило в компетенцию МКК.

В ноябре 1923 г. Московским Комитетом партии закреплен состав МКК и процедура её избрания местными партийными конференциями. Согласно данной процедуре МКК избиралась Губпартконференцией в составе 40 человек, в основном из рабочего класса. В январе 1924 г. ответственных секретарей заменили председателями местных контрольных комиссий. К этому моменту процесс сращивания контрольных комиссий и рабоче-крестьянских инспекций в единый орган партийного контроля (МКК-МРКИ) был завершен.

В 1922-1923 гг. происходил процесс слияния ЦКК с РКИ. На XII съезде РКП (б) (17-23 апреля 1923 года) было осуществлено соединение ЦКК с РКИ в единую ЦКК-РКИ. Центральные контрольные органы партии возглавил В.В. Куйбышев. После реорганизации ЦКК-РКИ в 1923-1924 годах началось объединение МКК с МРКИ в единую МКК-МРКИ. Процесс объединения МКК с МРКИ растянулся на несколько месяцев.

В январе 1924 г. на XI Московской губернской партконференции произошло объединение Контрольной комиссии и Рабоче-Крестьянской инспекции. К февралю 1924 г. аппарат МКК-МРКИ приобрел следующую структуру:

1. Общее управление.
2. Оперативный отдел.
3. Бюро по улучшению государственного аппарата.
4. Партколлегия [8, c. 55].

Исходя из вышеизложенного, в 1920 – нач. 1924 г. в СССР окончательно сформировалась система партийного контроля. Контрольные органы превратились в часть авторитарно-бюрократической системы СССР. В описываемый период МКК активно боролась за дисциплину внутри РКП (б), а также с различными нарушениями партийного устава. Борясь с различными проступками, органы партийного контроля защищали политическую систему СССР изнутри и поддерживали её внутреннюю устойчивость. Однако низкий социокультурный уровень новых революционных бюрократов поставил политическую систему молодой Советской республики в крайне сложное положение, поскольку формирующаяся политическая элита страны Советов крайне плохо управляла государством.

Следует отметить, что деятельность органов партийного контроля во многом помогла не только уменьшить в партии количество нарушителей партийных и этических норм, но и несколько улучшить низкое качество системы управления. Важным элементом партийного контроля стало отсутствие общественного контроля над советской политической системой снизу. Выборность органов партийного контроля быстро стало формальной процедурой, которая была под контролем местной партконференции, выдвигавшей кандидатов, не имевших фактически политических конкурентов.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Берёзкина О.С. Коммунистическая элита: сущность, технология власти, 1921-1927. дисс. к.п.н. – М., 1997.
  2. Гарнюк С.Д. Московская власть. Городская организация КПСС и её органы, март 1917 – ноябрь 1991. – М., 2012.
  3. Девятая конференция РКП(б). Протоколы. – М., 1972.
  4. «Известия ЦК РКП(б)». – № 25. – 1920.
  5. Ленин В.И. «О двойном» подчинении и законности». ПСС. Т. 45.
  6. Москаленко И.М. ЦКК в борьбе за единство и чистоту партийных рядов. – М., 1973.
  7. Орлов Е.Н. Ленинский план создания органов партийного контроля и осуществление его в Москве, 1924-1934. – М., 1987.
  8. Трукан Г.А. Путь к тоталитаризму. 1917-1929. – М., 1994.
  9. ЦАОПИМ. Ф.3. Оп.11. Д.91. Л. 94,.202; Ф. П.-2867. Оп. 1. Д. 1. Л. 40.

English

  1. Berezkina O.S. Kommunisticheskaya elita: sushchnost’, tekhnologiya vlasti, 1921-1927. diss. k.p.n. – M., 1997.
  2. Garnyuk S.D. Moskovskaya vlast’. Gorodskaya organizatsiya KPSS i ee organy, mart 1917 – noyabr’ 1991. – M., 2012.
  3. Devyataya konferentsiya RKP (b). Protokoly. – M., 1972.
  4. «Izvestiya TsK RKP(b)». – № 25. – 1920.
  5. Lenin V.I. «O dvoynom» podchinenii i zakonnosti». PSS. T. 45.
  6. Moskalenko I.M. TsKK v bor’be za edinstvo i chistotu partiynykh ryadov. – M., 1973. – S. 133.
  7. Orlov E.N. Leninskiy plan sozdaniya organov partiynogo kontrolya i osushchestvlenie ego v Moskve, 1924-1934. – M., 1987.
  8. Trukan G.A. Put’ k totalitarizmu. 1917-1929. – M., 1994.
  9. TSAOPIM. F.3.OP.11. D.91. L.94, L.202, F.P.-2867.OP.1. ED. KHR.1.L.40.

Оставить комментарий