«Колониальный вопрос» в Германии (1870-е – 1880-е годы): в поисках национально-государственной идентичности

Германские колонисты в Намибии. Фотоснимок конца XIX века

Аннотация

Во второй половине XIX века постепенно формировалась идеология германского колониализма. В работах немецких ученых всячески доказывалась необходимость перехода Германии к политике колониальных захватов. Провозглашение империи ускорило этот процесс. Статья посвящена рассмотрению так называемого «колониального вопроса» в общественно-политической жизни Германии 1870-х – 1880-х годов. Использованы материалы из российских архивов, ранее недоступные для российских исследователей, а также труды немецких ученых. В отличие от прежних работ, посвященных данной теме, в статье прослеживается преемственность в формировании имперских традиций немецкого государства. Значительное внимание уделяется специфике колониальной пропаганды и идеологии в кайзеровской Германии, а также политике правительства и отношению рейхсканцлера Бисмарка к приобретению заморских владений. С точки зрения автора объединение Германии ускорило формирование колониальной идеологии и политики Второго рейха на Востоке в новых исторических условиях. «Колониальный вопрос» в 1870-е – 1880-е гг. становится постепенно одним из наиболее актуальных и ключевых во внешней политике молодой империи. В поисках его решения постепенно активизируется экспансионистская деятельность Германской империи в различных уголках мира. Вместе с тем, колониальная политика как форма интеграционного взаимодействия оказала огромное и многоплановое воздействие на национально-государственное развитие Германии.

Ключевые слова и фразы: …

Annotation

In the second half of the XIX century, gradually formed the ideology of German colonialism. In the works of German scientists strongly proves the necessity of the transition to the German policy of colonial conquest. The proclamation of Empire accelerated this process. The article is devoted to the so-called «colonial question» in the political life of Germany 1870 – 1880-ies. Used materials from Russian archives, previously unavailable to Russian researchers, as well as the works of German scientists. In contrast to previous works devoted to this subject, the article traced the continuity of the formation of imperial traditions of the German state. Considerable attention is paid to the specifics of colonial propaganda and ideology in the Kaiser’s Germany, as well as government policy and against Chancellor Bismarck to acquire overseas possessions.

Key words and phrases: …

О публикации

УДК 130.2.
Опубликовано 6 июля года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 185.

Наши постоянные авторы

«Колониальный вопрос» в Германии (1870-е – 1880-е годы): в поисках национально-государственной идентичности

«Colonial question» in Germany (1870-s – 1880-s): in search of national-state identity

Создание Германии «железом и кровью» во второй половине XIX столетия привело не только к преодолению немцами многовековой раздробленности, но и к значительным изменениям на политической карте Европы. Процесс объединения германских земель в единое мощное государство, расположенное в центре Европы, воспринимался многими европейскими политиками и дипломатами XIX в. как потенциальная угроза существующему на континенте равновесию. Так, например, лидер британской оппозиции Бенджамин Дизраэли выразил общее беспокойство, царившее в кабинетах Санкт-Петербурга, Парижа и Лондона, сказав, что создание прусско-германской империи представляет собой революцию, бoльшую, нежели Французская революция XVIII в., а связанные с этим опасности для будущего в высшей степени серьезны [13, с. 116]. Кроме того, Б. Дизраэли заявил, что «Бисмарк – это новый Наполеон, который должен быть обуздан…» [3, с. 20].

Беспокойство ведущих держав Европы было обусловлено тем, что они увидели и почувствовали в образовавшейся Германской империи опасного конкурента не только во внутриевропейской политике, но и в борьбе за раздел колоний. В последней трети XIX в. активно происходил передел, казалось бы, уже поделенного колониального мира, и вмешательство в этот процесс еще одной державы могло вызвать значительное осложнение международных отношений по колониальным вопросам. Однако немецкая общественность с каждым годом все настойчивее требовала для своей страны «места под солнцем».

Идеология германского колониализма стала формироваться еще задолго до объединения страны на основе концепций и идей немецких экономистов Ф. Листа и В. Рошера, а также историка и публициста Г. Трейчке. Они пытались доказать, что колонии нужны Германии и без них ее будущее немыслимо, а также то, что успешная колониальная политика по силам государству, которое имеет естественные права на такие приобретения. Подобные взгляды и задачи во многом базировались на знаменитых идеях «Drang nach Osten» («Натиск на Восток») – захватнической военно-феодальной доктрине средневекового немецкого рыцарства XII-XIII вв., включавшей в себя, помимо захвата территорий, насильственную христианизацию народов Прибалтики и Восточной Европы. Не случайно этот термин с середины XIX в. стал историко-юридической и политической концепцией, оправдывавшей агрессивные устремления германского государства.

Необходимо заметить, что вопрос о формировании германской колониальной политики на Востоке имеет очевидные исторические корни. Достаточно вспомнить средневековое прошлое Первого рейха (Священной Римской империи, с 1486 г. – германской нации) и бурную эпоху крестовых походов, чтобы понять предысторию и причины колониальных устремлений немцев на Восток [4]. Имперские традиции, среди первооснов которых можно отметить постоянное стремление к расширению занимаемого географического пространства и формирование силовой морали по отношению к вассальным и прочим (особенно нехристианским) государствам, оказались исторически устойчивыми и стали постепенно возрождаться во внешней политике Германии второй половины XIX в. Сознание приверженцев немецкой национальной идеи, преимущественно либеральной буржуазии, формировалось на протяжении поколений под воздействием образов и мифов романтического, обращенного в прошлое, утопического представления о воссоздании германского имперского величия, якобы существовавшего в средние века [13, с. 112]. Этот миф оказался столь силен, что получил свое дальнейшее развитие в работах многих немецких ученых XIX столетия.

Одним из первых серьезную попытку обосновать притязания немецкой буржуазии на обладание колониями сделал немецкий экономист Фридрих Лист (1789-1846). Он был активным сторонником капиталистической индустриализации Германии и видел решение проблемы рынков сбыта и сырья для немецкой промышленности на путях колониальной экспансии [19, с. 198]. Согласно концепции Ф. Листа, развитие промышленности более характерно для стран умеренного пояса, в зависимость от которых попадают страны с жарким климатом. Путь нации умеренного пояса, по мнению Ф. Листа, лежит через развитие ее промышленности, торгового флота и военно-морских сил к основанию колоний в странах жаркого пояса или к иной гегемонии над этими странами, которые обречены на роль данников, на зависимость от промышленных и торговых наций [19, с. 289-290]. Поэтому важнейшая задача Германии заключается в том, чтобы не допустить сосредоточения всей торговли с экономически отсталыми странами в руках Англии и бороться с попытками установления колониальной монополии какой-либо одной державы. Кроме взаимосвязи индустриального капиталистического развития и колониальной политики, немецкий экономист в своих работах обосновывал также необходимость для Германии континентальной экспансии, в частности, в сторону Турции и других стран Ближнего и Среднего Востока [19, с. 425]. Политику континентальных захватов он рассматривал в виде первоочередной и легко осуществимой задачи. Основание Германской колониальной империи за океаном, по его мнению, должно стать целью дальнейшего развития в направлении достижения все большего международного разделения труда между странами умеренного пояса и странами жаркого пояса. Таким образом, Ф. Лист был одним из идеологических предшественников приверженцев колониальных захватов, ратовавшим как за приобретение колоний за океаном, так и за расширение Германии за счет соседних государств.

После объединения страны взгляды Ф. Листа на колониальную политику по-прежнему играли большую роль в колониальной пропаганде немецкой буржуазии. Немецкий экономист был активным сторонником развития капитализма в тогда еще полуфеодальной Германии. Кроме того, в своих работах Ф. Лист пророчески доказывал экономическую и политическую потребность в строительстве железной дороги Берлин – Багдад. Однако такие сопутствующие капитализму явления, как войны, колониальная политика, борьба из-за рынков сбыта, порабощение экономически отсталых и слабых в военном отношении стран Ф. Лист не отвергал, а включил в свою программу преобразования Германии в великую капиталистическую державу [10, с. 7]. Именно эти идеи, взятые сами по себе и перенесенные в историческую обстановку 1870-х – 1880-х годов, широко использовались германскими политическими и колониальными кругами в пропаганде и выработке колониальной идеологии.

Во второй половине 50-х гг. XIX в. внимание немецкой буржуазии после Крымской войны (1853-1856 гг.) привлекла идея экспансии в сторону Турции, Ближнего и Среднего Востока. Именно там, по убеждению другого немецкого экономиста Вильгельма Георга Фридриха Рошера (1817-1894), «путем мирного развития могла бы возникнуть новая Германия, которая по величине, численности населения и богатству даже превзошла бы старую Германию и одновременно образовала бы надежнейший оплот против русской опасности, панславизма и т.д.» [21, c. 358-359]. Однако В. Рошер в целом скептически относился к заокеанской колонизации, отдавая предпочтение немецкой эмиграции на Восток. Он предлагал путем колонизации превратить немецкую эмиграцию в источник получения выгод для Германии. По его мнению, эмиграция должна осуществляться в форме колонизации. Такова основная мысль В. Рошера, которая наряду с другими его положениями легла в основу идеологии германского колониализма.

Накануне объединения Германии началась деятельность немецкого историка и публициста Генриха Трейчке (1834-1896). В условиях формирования буржуазно-националистических концепций в ходе борьбы за объединение страны под главенством Пруссии Г. Трейчке успешно возродил и использовал традиции феодальной политики «Дранг нах Остен» («Drang nach Osten»), дополнив их идеями заокеанской колониальной экспансии. После коронации Вильгельма I в Версале он утверждал: «С помощью силы и войны создана Германская империя, с помощью силы и войны она укрепила свое положение в Европе, с помощью силы и войны она должна завоевать мировое господство» [23, с. 3]. Следует заметить, что Г. Трейчке ориентировался на ухудшение отношений между Германией и Англией и сам немало содействовал этому. Уже с начала 1870-х годов он страстно ненавидел Англию и видел в ней наиболее упорного противника усиления Германии. По его мнению, на занятое Великобританией место великой державы может претендовать лишь государство с большой и сильной сухопутной армией [24, с. 280-281]. Следовательно, именно от Г. Трейчке идут две противоположные и в то же время взаимодополняющие друг друга линии, присущие германской колониальной идеологии. С одной стороны, ненависть немецкой буржуазии к Великобритании, к ее колониальному могуществу, а с другой – проповедь и практическое использование в заокеанской колониальной экспансии методов и приемов английского колониализма.

Возрождение имперской идеологии и укрепление силовой морали в сознании немцев, несколько утраченных со времен Первого рейха, активизировалось в 60-е годы XIX в. Так, известно, что еще в 1860 г. были образованы первые прусские укрепленные фактории в Африке, на побережье Камеруна. Прибрежная часть этой страны была занята армейскими гарнизонами, а столицей нового колониального владения стал город Дуала [22, с. 17]. В 1867 г. идея колониальной экспансии нашла свое отражение в конституции Северогерманского союза. Затем она перешла уже в конституцию империи в виде особой статьи, предусматривавшей приобретение государством колоний и поддержку активной заграничной торговли и судоходства [8, с. 79].

Образование Второго рейха ускорило процесс формирования идеологии германского экспансионизма и перехода к политике колониальных захватов. В связи с тем, что борьба за окончательный раздел, а затем передел мира велась с экономически передовыми державами, Германская империя мобилизовала для соперничества с ними огромные материальные и духовные ресурсы. Прежде всего, необходимо было идеологически подготовить народ к экспансии и возможным войнам. Поэтому немецкая буржуазия развернула в своей стране активную пропаганду колониально-экспансионистской политики [9, с. 27].

Однако на протяжении первой половины 70-х гг. XIX в. колониальная пропаганда немецкой буржуазии ограничивалась лишь разрозненными выступлениями отдельных лиц и не получила тогда широкого распространения в обществе. Следует заметить, что в 1874 г. у Германии появилась возможность приобрести одно из первых внеевропейских владений – ей был предложен протекторат над островом Занзибар. Но О. Бисмарк, занятый тогда в большей степени внутриполитическими проблемами молодой империи, отклонил сделанное предложение [5, с. 70].

Во второй половине 70-х гг. XIX в., судя по архивным данным, появился даже проект создания «Великой Германии» неизвестного автора [1, л. 1-23]. В его основе лежали идеи о превосходстве немецкого народа, его особой миссии в истории человечества. По мнению автора данного проекта, «Великая Германия» должна возникнуть в результате заключения Германской империей договоров с Великобританией, Францией, Россией и передаче ей ряда территориальных владений этих государств. После этого размеры немецких колоний и протекторатов равнялись бы примерно 23 млн. кв. км. Составитель проекта пришел к выводу, что путем «вышеописанной борьбы и государственных договоров германский народ достигает подобающего ему “места под солнцем”, заслуженного им своими военными доблестями, своим значением в мировой торговле и своей общей культурой» (1, л. 18-19).

Однако в 70-е гг. XIX в. противников и критиков колониальной экспансии в Германии было больше, чем сторонников. Противники создания Германской колониальной империи пользовались поддержкой правительства О. Бисмарка, считавшего, что время для колониальных захватов еще не наступило: государство должно внутренне окрепнуть, обезопасить свои границы в Европе, и только после этого можно вести речь о колониально-экспансионистских планах. По его мнению, в 70-е гг. XIX в. для начала германской колониальной экспансии еще не было благоприятных внешнеполитических условий, а через 8-9 лет ситуация могла бы измениться и вот тогда колониальный вопрос стал бы весьма актуальным [18, с. 34]. Развитие дальнейших событий подтвердило дальновидность рейхсканцлера.

На рубеже 70-80-х годов XIX в. пропаганда колониальной экспансии в Германии приобрела более значительный размах. Она охватила господствующие социальные силы, выражавшие их волю политические партии и фракции в рейх-стаге, прессу и публицистику. Осенью 1883 г. немецкая газета «Кёльнише Цайтунг» («Kolnische Zeitung»), рупор внешнеполитической экспансии, с удовлетворением заявила на своих страницах о том, что прошедшее пятилетие было периодом усиленной и непрерывно ведущейся колониальной пропаганды [6, л. 17]. В отличие от колониальной пропаганды 1870-х годов, которая считала, что колонии в основном должны быть торговыми и переселенческими, в 1880-е годы на страницах различных изданий речь шла уже об использовании сырьевых источников и резервов человеческих ресурсов в колониях, о возможности вывоза капитала наряду с вывозом товаров.

Свидетельством нарастания колониальных претензий германских правящих кругов явилось послание Прусского народнохозяйственного совета О. Бисмарку, в котором предлагалось приобретение Германией колоний и ежегодное выделение 10 млн. марок на нужды колониальной экспансии [17, с. 57]. В немецкой прессе тех лет тоже активно обсуждалась эта тема. «Кёльнише Цайтунг» («Kolnische Zeitung») писала в сентябре 1882 г., что «колониальный вопрос привлекает к себе чрезвычайное внимание. На важность его указывается в программах политических партий и в печати. Значительно возросло количество литературы, посвященной этому вопросу, и мысль о необходимости приобретения колоний вряд ли имеет противников» [6, л. 11]. Через год на страницах той же газеты появилась статья руководителя Рейнского миссионерского общества Ф. Фабри, которого западные историки называют «отцом германского колониального движения» [14, с. 104]. Автор отметил, что «”колониальный вопрос” все больше становится для Германии вопросом существования», и предположил, что кардинальное решение Германией данного вопроса будет делом XX в., но уже сейчас немцы должны использовать всякую, даже малейшую, возможность для заокеанских приобретений [6, л. 19].

Рост колониального движения в Германии привел к возникновению на рубеже 70 – 80-х годов XIX в. различных колониальных организаций, союзов и обществ. Располагая значительными капиталами, влиянием на общественное мнение и правительственные структуры, они получили возможность активно содействовать процессу развития колониальной пропаганды и вступления Германии на путь внешнеполитической экспансии в различных уголках земного шара. Среди таких организаций можно выделить Рейнское миссионерское общество, Центральный союз торговой географии и содействия германским интересам за границей (1878 г.), Западногерманский союз колонизации и экспорта (1881 г.), Германский колониальный союз (1882 г.) – самый влиятельный и наиболее многочисленный, а также Общество германской колонизации, основанное Карлом Петерсом 28 марта 1884 г. [10, с. 22, с. 34]. Их активная деятельность привела к тому, что уже к середине 80-х годов XIX в. немецкое общество идеологически было подготовлено к вступлению страны на путь заокеанских колониальных приобретений.

Пропагандисты колониальной политики и внешнеполитической экспансии стремились доказать, что она является наиболее действенной мерой для преодоления экономического кризиса и смягчения социальных противоречий. Вот что писал, например, один из основателей Германского колониального союза князь Гогенлоэ-Лангенбург крупному промышленнику Штумму: «На мой взгляд, соответствующая колонизация была бы наилучшим громоотводом для социал-демократической опасности, которая грозит нам» [20, с. 51]. К той же точке зрения склонялся в те годы и сам О. Бисмарк, писавший следующее: «Уже исходя из соображений внутренней политики, колониальный вопрос является для нас жизненным вопросом. Общественное мнение придает в последнее время столь большую роль колониальной политике, что положение правительства существенно зависит от ее успеха…» [15, с. 758]. Рейхсканцлер рассчитывал, по мнению германского историка Л. Галла, «путем политики колониальной экспансии укрепить основы и дальше стимулировать политическое и экономическое развитие Германской империи» [16, с. 615].

Таким образом, в начале 1880-х гг. во многом под влиянием внутриполитических событий в стране, а также в результате роста колониальной пропаганды некоторые общественные и политические деятели стали призывать к активному участию Германии в борьбе крупных капиталистических государств за раздел мира. Постепенно из теоретико-пропагандистской плоскости «колониальный вопрос» переместился в сферу реальной политики. Усилия идеологов колониальной пропаганды, деятельность различных колониальных организаций, союзов и обществ, а также основанные на практических расчетах заинтересованность экспансионистских буржуазно-юнкерских кругов и демагогия политиков слились воедино. Настал момент перехода от слов к реальным действиям.

В итоге Германия в 1884-1885 гг. осуществила официальные захваты ряда земель в Африке и Океании, несмотря на попытки противодействия со стороны англичан. Хотя, по мнению восточногерманского историка М. Нуссбаума, официальным началом германской колониальной политики следует считать 14 апреля 1880 г., когда в рейхстаге обсуждался Самоанский законопроект [20, с. 26]. После этого Германия выдвинулась на третье место в мире по размерам своей колониальной империи, а к началу Первой мировой войны ее территориальные владения составляли 2,9 млн. кв. км с населением 12,3 млн. человек [12, c. 457].

Перемена взглядов О. Бисмарка в области колониальной политики, которая произошла на рубеже 70 – 80-х гг. XIX в., была связана со значительным укреплением позиций крупного капитала в Германии, а также с изменением расстановки политических сил в стране и в рейхстаге. Большинство мест там занимали консерваторы, национал-либералы, прогрессисты и депутаты Центра [7, л. 77]. В связи с этими обстоятельствами в стране усилилось общее движение в пользу колониальной экспансии. О. Бисмарк позже писал в своих «Воспоминаниях»: «Я принципиально – человек не колониальный; у меня были основательные сомнения насчет колониальной политики, и лишь давление общественного мнения, давление большинства заставило меня капитулировать и подчиниться. Я был против основания колоний и лишь покорился большинству моих соотечественников, большинству в рейхстаге» [2, с. 533].

Но при этом «колониальный вопрос» в целом был, несомненно, «объектом большой политики» для О. Бисмарка. Несмотря на его заверения о том, что на Востоке нет таких германских интересов, «которые стоили бы… костей хотя бы одного померанского мушкетера» [11, с. 26], рейхсканцлер в 1870-е – 1880-е годы внимательно следил за развитием событий на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Центральной Азии. Учитывая, что в этих регионах к тому времени были традиционно сильны позиции других ведущих европейских держав, германская дипломатия рассчитывала использовать противоречия между ними с максимальной выгодой для себя и поэтому действовала весьма осторожно.

Таким образом, все вышеизложенное позволяет, на наш взгляд, говорить о том, что объединение Германии ускорило формирование колониальной идеологии и политики Второго рейха на Востоке в новых исторических условиях. «Колониальный вопрос» в 1870-е – 1880-е гг. становится постепенно одним из наиболее актуальных и ключевых во внешней политике молодой империи. В поисках его решения постепенно активизируется экспансионистская деятельность Германской империи в различных уголках мира. Вместе с тем, колониальная политика как форма интеграционного взаимодействия оказала огромное и многоплановое воздействие на национально-государственное развитие Германии.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Архив внешней политики Российской империи. Ф. 139. Оп. 476. Д. 270.
  2. Бисмарк О., фон. Воспоминания, мемуары: В 2-х т. – Т. 2 / Пер. с нем. – М.: АСТ; Мн.: Харвест, 2002.
  3. История дипломатии / Под ред. В.П. Потемкина: В 3-х т. Т. 2. Дипломатия в новое время (1872-1919 гг.) / Сост. В.М. Хвостов и И.И. Минц. – М. — Л.: ОГИЗ, 1945.
  4. Колесницкий Н.Ф. «Священная Римская империя»: притязания и действительность. – М.: Наука, 1977.
  5. Майский И.М. От Пруссии к Средней Европе (Внешняя политика Германии). – Пг.: Сотрудничество, 1918.
  6. Российский государственный архив древних актов. Ф. 1385 /Остен-Сакен Ф.Р./. Оп. 1. Д. 315.
  7. Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 432 /Германия/. Оп. 1. Д. 3075.
  8. Ротштейн Ф. Начало германской колониальной политики // Военно-исторический журнал. – 1939. – № 1.
  9. Ряполов В.В. Центральная Азия в политике кайзеровской Германии. – М.: РИОР: ИНФРА-М, 2012.
  10. Троян С.С. Становление и развитие идей немецкого колониализма в 40-х – середине 80-х годов XIX в. – Черновцы, 1993.
  11. Туполев Б.М. Германский империализм в борьбе за «место под солнцем»: Германская экспансия на Ближнем Востоке, в Восточной Африке и в районе Индийского океана в конце XIX – начале ХХ вв. – М.: Наука, 1991.
  12. Чубинский В.В. Бисмарк. Биография. – СПб.: Образование – Культура, 1999.
  13. Шульце Х. Краткая история Германии / Пер. с нем. – М.: Весь Мир, 2004.
  14. Bade K.J. Imperialismus und Kolonialmission: kaiserliches Deutschland und koloniales Imperium. – Wiesbaden, 1982.
  15. Die Große Politik der Europaischen Kabinette 1871-1914. Sammlung der Diplomatischen Akten des Auswartigen Amtes. Im Auftrage des Auswartigen Amtes hrsg. von Johannes Lepsius /u.a./. Bd. 1-40. – Berlin: Verl.-Ges. fur Politik und Geschichte, 1922-1927. – Bd. 4. Die Dreibundmachte und England 1879-1889. – 1922.
  16. Gall L. Bismarck: Der weiße Revolutionar. 4 Aufl. – Frankfurt a/M.: Lang, 1980.
  17. Hagen M., von. Bismarcks Kolonialpolitik. – Stuttgart-Berlin: Deutsche Verl.-Anstalt, 1923.
  18. Herrfurt K. Furst Bismarck und die Kolonialpolitik. – B., 1909.
  19. List F. Schriften. Reden. Briefe. Bd. 6. – B., 1930.
  20. Nussbaum M. Vom «Kolonialenthusiasmus» zur Kolonialpolitik der Monopole. Zur deutschen Kolonialpolitik unter Bismarck, Caprivi, Hohenlohe. – Brl.: Akademie-Verl., 1962.
  21. Roscher W. Kolonien, Kolonialpolitik und Auswanderung. 2 Aufl. – Lpz.-Heidelberg, 1856.
  22. Schoen W., von. Deutschlands Kolonialweg. Die Geschichte unserer Schutzgebiete. – Brl.: Deutscher Verl., 1939.
  23. Treitschke H. Historische und politische Aufsatze: in 3 Bd. Bd. 2. – Lpz., 1913.
  24. Treitschke H. Zehn Jahre deutsche Kampfe. – B., 1913.

English

  1. Аrkhiv vneshnej politiki Rossijskoj imperii. F. 139. Op. 476. D. 270.
  2. Bismark O., fon. Vospominaniya, memuary: V 2-kh t. – T. 2 / Per. s nem. – M.: АST; Mn.: KHarvest, 2002.
  3. Istoriya diplomatii / Pod red. V.P. Potemkina: V 3-kh t. T. 2. Diplomatiya v novoe vremya (1872-1919 gg.) / Sost. V.M. KHvostov i I.I. Mints. – M. — L.: OGIZ, 1945.
  4. Kolesnitskij N.F. «Svyashhennaya Rimskaya imperiya»: prityazaniya i dejstvitel’-nost’. – M.: Nauka, 1977.
  5. Majskij I.M. Ot Prussii k Srednej Evrope (Vneshnyaya politika Germanii). – Pg.: Sotrudnichestvo, 1918.
  6. Rossijskij gosudarstvennyj arkhiv drevnikh aktov. F. 1385 /Osten-Saken F.R./. Op. 1. D. 315.
  7. Rossijskij gosudarstvennyj voenno-istoricheskij arkhiv. F. 432 /Germaniya/. Op. 1. D. 3075.
  8. Rotshtejn F. Nachalo germanskoj kolonial’noj politiki // Voenno-istoricheskij zhurnal. – 1939. – № 1.
  9. Ryapolov V.V. TSentral’naya Аziya v politike kajzerovskoj Germanii. – M.: RI-OR: INFRА-M, 2012.
  10. Troyan S.S. Stanovlenie i razvitie idej nemetskogo kolonializma v 40-kh – seredine 80-kh godov XIX v. – CHernovtsy, 1993.
  11. Tupolev B.M. Germanskij imperializm v bor’be za «mesto pod solntsem»: Germanskaya ehkspansiya na Blizhnem Vostoke, v Vostochnoj Аfrike i v rajone In-dijskogo okeana v kontse XIX – nachale KHKH vv. – M.: Nauka, 1991.
  12. CHubinskij V.V. Bismark. Biografiya. – SPb.: Obrazovanie – Kul’tura, 1999.
  13. SHul’tse KH. Kratkaya istoriya Germanii / Per. s nem. – M.: Ves’ Mir, 2004.
  14. Bade K.J. Imperialismus und Kolonialmission: kaiserliches Deutschland und koloniales Imperium. – Wiesbaden, 1982.
  15. Die Große Politik der Europaischen Kabinette 1871-1914. Sammlung der Diplomatischen Akten des Auswartigen Amtes. Im Auftrage des Auswartigen Amtes hrsg. von Johannes Lepsius /u.a./. Bd. 1-40. – Berlin: Verl.-Ges. fur Politik und Geschichte, 1922-1927. – Bd. 4. Die Dreibundmachte und England 1879-1889. – 1922.
  16. Gall L. Bismarck: Der weiße Revolutionar. 4 Aufl. – Frankfurt a/M.: Lang, 1980.
  17. Hagen M., von. Bismarcks Kolonialpolitik. – Stuttgart-Berlin: Deutsche Verl.-Anstalt, 1923.
  18. Herrfurt K. Furst Bismarck und die Kolonialpolitik. – B., 1909.
  19. List F. Schriften. Reden. Briefe. Bd. 6. – B., 1930.
  20. Nussbaum M. Vom «Kolonialenthusiasmus» zur Kolonialpolitik der Monopole. Zur deutschen Kolonialpolitik unter Bismarck, Caprivi, Hohenlohe. – Brl.: Akademie-Verl., 1962.
  21. Roscher W. Kolonien, Kolonialpolitik und Auswanderung. 2 Aufl. – Lpz.-Heidelberg, 1856.
  22. Schoen W., von. Deutschlands Kolonialweg. Die Geschichte unserer Schutzgebiete. – Brl.: Deutscher Verl., 1939.
  23. Treitschke H. Historische und politische Aufsatze: in 3 Bd. Bd. 2. – Lpz., 1913.
  24. Treitschke H. Zehn Jahre deutsche Kampfe. – B., 1913.

Оставить комментарий